Возможное выселение пенсионерки из заложенной квартиры

Вс назвал условия, при которых нельзя забрать ипотечное жилье за долги

Возможное выселение пенсионерки из заложенной квартиры

Одно из последних решений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ принесет несомненную пользу многим покупателям ипотечного жилья.

Про опасность покупки жилья по ипотеке знают все. Если в жизни возникнут какие-либо проблемы с такой квартирой, то банк легко может забрать ее и не вернет уже выплаченную часть кредита. Но так ли это во всех случаях? Оказывается, есть варианты: высокая судебная инстанция разъяснила, в каких ситуациях кредитору не удастся забрать ипотечное жилье.

Многим гражданам, попавшим в похожую ситуацию с ипотекой, эти разъяснения Верховного суда могут оказаться крайне полезными.

Молодая семья из Башкирии купила по ипотечному кредиту однокомнатную квартиру.

Практически десять лет супруги аккуратно и вовремя расплачивались с банком, погашая кредит.

Сбербанк снижает ставки по семейной ипотеке

Но за эти десять лет у у должников сменился кредитор. Новый хозяин кредита потребовал от семьи досрочно выплатить оставшуюся задолженность. А еще ему понравилась квартира заемщиков, и он захотел выставить жилье на торги. Причину объяснил просто – просрочка платежей супругами по этой квартире.

С этими требованиями к семье должников кредитор и отправился в районный суд. Но там его не поняли.

Местный районный суд счел, что подобное требование кредитора – необоснованное.

Вышестоящая инстанция, куда кинулись обжаловать это решение коммерсанты, с ними согласилась, решив, что ипотечное жилье выставить на торги вполне законно.

Теперь обжаловать такой вердикт в Верховный суд РФ отправились ответчики. И к их аргументам Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ отнеслась с пониманием. Самые грамотные судьи страны, изучив материалы дела, заявили, что ответчики правильно обжалуют вынесенное решение, а их коллеги в апелляции неправильно применили нормы закона.

Началась эта история почти 11 лет назад, когда одна молодая семья взяла в местном банке кредит на 1,2 миллиона рублей и приобрела однокомнатную квартиру. Кредит, как и положено по закону в подобной ситуации, был обеспечен залогом этого жилья. Семья вселилась в квартиру и начала аккуратно гасить кредит.

По подписанным с банком документам, после погашения кредита они становились хозяевами собственного жилья.

Но с годами у местного банка начались проблемы, и через несколько сделок права по закладной на эту квартиру перешли к некому местному ООО. Случилось это осенью 2015 года.

Ипотечную квартиру нельзя отнять, если задолженность – менее пяти процентов

Дальше история развивалась следующим образом – в течение двух последующих лет должники несколько раз просрочили платежи по кредиту.

Это дало основание коммерческой конторе потребовать назад всю оставшуюся на тот момент задолженность. А именно – 458 379 рублей. И плюс к этому истцы еще захотели, чтобы ответчики выплатили проценты по кредиту, больше 80 тысяч рублей, и за пользование займом в размере 14 процентов годовых.

Что делать семье, если она не справилась с ипотекой и лишилась квартиры

В иске было еще требование выплатить пеню за просрочку – 115 992 рубля. И под конец, перечислив все требуемые суммы, истец попросил забрать у супругов заложенную у него квартиру, чтобы выставить ее на торги. Общество с ограниченной ответственностью определило начальную стоимость однокомнатной квартиры в 1,28 миллиона рублей.

Но Октябрьский районный суд Уфы с такими расчетами истца не согласился. Суд решил, что этому ООО надо присудить с ответчиков только 145 584 рубля. А их почти выплаченную квартиру не трогать.

В своем решении районный суд написал о “несоразмерности” оставшейся части долга по кредиту стоимости заложенной недвижимости. Несогласные с этим решением коммерсанты обжаловали такое решение районного суда в вышестоящую инстанцию.

Апелляция с доводами коммерческой структуры согласилась и отменила вердикт районного суда. Новое решение, которое озвучила апелляция , выглядело следующим образом. С семьи ответчиков было взыскано 298 811 рублей – столько, сколько насчитали сами истцы. Но и это не все.

Республиканский Верховный суд заявил, что у суда вообще нет никаких оснований отказать компании в требовании забрать заложенную у них квартиру, раз случилась просрочка платежа.

Пересматривая по просьбе ответчиков это решение, Верховный суд РФ сказал, что местная апелляция ошиблась, и перечислил те важные моменты, которые не заметили их башкирские коллеги.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ обратила внимание на то, что апелляция не сказала, по каким основаниям она отвергла важные обстоятельства, которые перечислил районный суд. Под “важными обстоятельствами” Верховный суд РФ понимал соразмерности долга.

По мнению высокой судебной инстанции, в ситуациях, аналогичных нашей, забирать недвижимость не стоит, если должник допустил крайне незначительное нарушение. И если размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного актива. Странно, почему такой серьезный пассаж, как цену просрочки на фоне почти выплаченной квартиры не заметил местный суд.

Какие послабления дает заемщикам закон об ипотечных каникулах

Есть еще важный момент, на который указала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ.

По ее мнению, разрешая этот спор, нижестоящему суду нужно было “точно рассчитать количество просрочек должника по платежам, их период и учесть рыночную стоимость квартиры”.

Но ничего из этого, подчеркнул высокий суд, сделано не было. Суд без слов взял за основу те расчеты, которые сделали заинтересованные коммерсанты.

Поэтому Верховный суд РФ отменил местное решение и отправил дело назад в республику, чтобы его пересмотрели там по новой, но с учетом его разъяснений. А дальше случился редкий казус – пересмотра не было. Истцы, узнав о таком решении по их делу Верховного суда страны просто отказались от своего иска. И семья не потеряла жилье.

Важно: при каких условиях за долги нельзя отнять кредитную квартиру?

– Если задолженность составляет менее пяти процентов.

– Если просрочка платежей по кредиту меньше 3 месяцев.

Источник: //rg.ru/2019/08/12/vs-nazval-usloviia-pri-kotoryh-nelzia-zabrat-ipotechnoe-zhile-za-dolgi.html

Вс о возможности выселения должника из залоговой квартиры

Возможное выселение пенсионерки из заложенной квартиры

Вопрос обращения взыскания на ипотечное имущество не перестает терять своей актуальности, ведь количество кредитов, оформленных под залог недвижимости, меньше не становится. И при этом, несмотря на распространенность ситуации и наличие достаточно весомых наработок судебной практики, количество вопросов, связанных с процессом обращения взыскания на предмет ипотеки также не уменьшается.

Так, например, давайте рассмотрим ситуацию по приобретению квартиры, обремененной ипотекой. Должник, оформив кредит в банке, обеспечил его возврат посредством передачи банку квартиры в ипотеку. Требования по кредиту банк отступил коллекторской компании, в том числе по договору ипотеки.

Должник кредит не выплатил, поэтому вопрос был урегулирован путем обращения взыскания на предмет ипотеки. Коллекторы продали квартиру предприятию, которое уже после заключения договора купли-продажи установило, что не имеет возможности попасть в квартиру, так как в ней проживает должник.

Устранением препятствий в пользовании квартирой в таком случае будет выселение должника.

По сути, в сложившейся ситуации новый владелец, который приобрел квартиру, не может пользоваться своей собственностью, поскольку предыдущий владелец отказывается выселяться из нее.

Но каковы же особенности исполнения требования о выселении должника? Неужели нет никаких гарантий и способов защиты для должника, которого намереваются выселить?

Верховный Суд в постановлении № 754/4727/16-ц рассказал о том, как в таких случаях происходит процесс устранения препятствий в пользовании квартирой, изложив правовую позицию по делу.

В первую очередь ВС очертил круг условий, определенных решением ЕСПЧ, при совокупности которых выселение возможно.

Так, любое вмешательство в права человека (в том числе и право на жилье) предполагает необходимость совокупности следующих условий: вмешательство должно осуществляться “по закону”, оно должно иметь “легитимную цель” и быть “необходимым в демократическом обществе”.

Так же и с ЖК УССР, в котором в первую очередь говорится о том, что выселение допускается исключительно на законных основаниях. Более того, ВС, ссылаясь на ст.

109 ЖК УССР, указал невозможность выселения граждан без предоставления другого жилого помещения.

Но и здесь имеется исключение – выселение без предоставления другого жилья возможно при обращении взыскания на жилое помещение, которое было приобретено за счет кредита, возврат которого обеспечен ипотекой соответствующего жилого помещения.

Кроме того, существует еще и мораторий на взыскание имущества граждан Украины, предоставленного в качестве обеспечения кредитов в иностранной валюте, предусмотренный Законом № 1304-VII.

То есть не может быть принудительно взыскано недвижимое жилое имущество, которое считается предметом залога, если такое имущество выступает в качестве обеспечения обязательств по кредитам в иностранной валюте.

Должник не может быть выселен из квартиры, если квартира выступала объектом обеспечения выполнения обязательств по валютному кредиту, и в случае, если такая квартира хоть и выступала объектом обеспечения по кредиту, но приобрелась не за счет кредитных средств.

В рассматриваемой ситуации квартира приобреталась как раз не за счет кредита, а всего лишь выступила объектом обеспечения его возврата. Коллекторская компания при продаже квартиры не учла положения ст.

109 ЖК УССР, которая запрещает выселение лиц без предоставления другого жилья.

Соответственно, ВС, пересмотрев решения судов предыдущих инстанций, отказал в удовлетворении иска относительно устранения препятствий в пользовании квартирой путем выселения должника.

В то же время (в результате отказа в удовлетворении иска о выселении) новый владелец несет определенные ограничения.

ВС указал, что новый владелец, приобретая квартиру в бывшего ипотекодержателя, должен быть осведомлен об обременении в виде наличия лиц, зарегистрированных и проживающих в жилом помещении. Но при этом коллекторская компания, нарушая ст.

109 ЖК УССР, при реализации квартиры обошла запрет на выселение без предоставления другого жилого помещения взамен.

В такой ситуации новый владелец может частично возобновить свои права, заявив требование о возмещении вреда к продавцу, если он ненадлежащим образом исполнил свои обязательства о полном информировании возможных покупателей квартиры относительно ее обременения. Также новый владелец может заявить требование к банку относительно выполнения последним обязанности по обеспечению лиц, подлежащих выселению, другим жилым помещением и возмещении убытков.

Таким образом, если должник не может быть выселен из залоговой квартиры, приобретенной новым владельцем, последний вправе обратиться к бывшему ипотекодержателю с требованием о возмещении вреда.

_____________________________________________
© ТОВ “ІАЦ “ЛІГА”, ТОВ “ЛІГА ЗАКОН”, 2019

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ “ЛІГА ЗАКОН” заборонено.

Источник: //uz.ligazakon.ua/magazine_article/EA012373

Одного из долгожителей Головинского района Москвы, ветерана труда, 90-летнюю Людмилу Чинаеву полиция и судебные приставы в любой момент могут выселить из квартиры на улицу вместе с двумя несовершеннолетними правнуками, прописанными вместе с ней.

6 лет назад пенсионерка купила трёхкомнатную квартиру в доме на Флотской улице. На покупку ушли все семейные сбережения и деньги от продажи предыдущего единственного жилья. В 2016 году оказалось, что бывшая собственница отсудила недвижимость снова себе.

Переезжать Людмиле Чинаевой некуда.

Людмила Чинаева часто просит родственников проверить, закрыта ли входная дверь. Она боится каждого шороха. Представители предыдущей собственницы Татьяны Пургиной регулярно приходят, кричат, громко стучат и грозятся выломать двери.

Воевать с 90-летней женщиной приходят крепкие парни: то в камуфляже, то без. Это “группа поддержки” прежней хозяйки квартиры. Травля продолжается уже более двух с половиной лет. Под удар попал и внук пенсионерки с двумя несовершеннолетними детьми.

Они тоже прописаны в квартире.

Пургина продала Людмиле Чинаевой квартиру в 34-м доме на улице Флотской в 2013 году – собственноручно подписала договор купли-продажи и три расписки о получении денег. Но нынешняя владелица ее не видела, оформление сделки происходило без присутствия прежней хозяйки:

– В 2016 году меня вызвали в полицию, сказали, что на меня жалоба, и я должна вернуть квартиру какой-то Татьяне Пургиной. Я вообще такую женщину не знаю и никаких дел с ней не имела, – вспоминает проживающая в квартире 90-летняя Людмила Чинаева.

– В полицию вызывал представитель Пургиной, он требовал, чтобы его пустили внутрь смотреть квартиру. Не пустили. Потом он ходил и кричал в подъезде. Кошмар один. Приезжала полиция, мне сказали: “Вы квартиру незаконно заняли”. Я им говорю, что документы все есть.

Деньги за квартиру мы передавали в кассу, а продавец потом из кассы их получал. Регистрационная палата все проверила. Потом приходил участковый, тоже брал показания. С тех пор идут бесконечные “наезды”.

Потом меня заставили ехать в Озеры давать показания по уголовному делу, к которому я никакого отношения не имею.

Людмила Чинаева

Людмила Чинаева рассказывает, что квартиру купила “убитую”, она больше напоминала приют для кошек, пришлось полностью менять окна, двери, пол. С ремонтом новое жилье обошлось семье примерно в 9 миллионов рублей. Прежняя собственница Татьяна Пургина сначала получила деньги от продажи этой квартиры, а потом еще решила ее вернуть – красивую со свежим ремонтом.

– Приехала группа, в которой были следователи уголовного розыска и два полицейских, – рассказывает внук Людмилы Чинаевой Александр Балашов. – Один из них очень грубо разговаривал с моей бабушкой. Она ему сделала замечание, что так не подобает вести себя человеку в погонах с пожилым человеком. Полицейский начал обзывать бабушку мошенницей.

– Во время войны я работала на заводе имени Чкалова, тогда мне было 14 лет. Рано утром на завод, днем – в школу, вечером в госпиталь помогать, – рассказывает о себе Людмила Чинаева. – Потом я более 30 лет проработала в “Академкниге” и в издательстве “Наука”.

Мы открывали магазины, распространяли литературу Академии наук. Я – ветеран труда, есть еще орден “За трудовое отличие”, который мне вручал Михаил Георгадзе в Кремлевском дворце в 1980 году. А теперь я, считайте, лишена квартиры. Но я все-таки думаю, что справедливость должна быть.

Мы честно купили жилье и никого не обманывали.

Родственники пенсионерки говорят, что сам продавец Татьяна Пургина в данном конфликте почти не участвовала, только несколько раз появлялась в суде. Большую активность проявляет ее представитель Сергей Лукьянов. Он предлагал “по-хорошему” отдать квартиру.

Татьяна Пургина выдала ему генеральную доверенность. По этому документу он вправе распоряжаться ее деньгами, движимым и недвижимым имуществом, включая пенсию и иные выплаты.

Адвокат пенсионерки Иван Бохонько, считает, что Сергей Лукьянов бьется не ради предыдущей собственницы, а действует в своих личных интересах.

– Есть в этой истории удивительные совпадения, – рассказывает Иван Бохонько. – Прокурор Северного округа Москвы – Владимир Владимирович Лукьянов.

У них с представителем бывшей собственницы квартиры Сергеем Владимировичем Лукьяновым одинаковые отчества, фамилии, и они даже родились в одной области. Это не единственное совпадение.

Фамилия судьи, которая принимала первоначально это дело к производству, – Самохина, и следователь, который вел уголовное дело Пургиной, – Самохин.

Благодаря поддержке дочери и внуков пенсионерке пока удается держать оборону. Новые претенденты на квартиру пока на улицу ее выкинуть не смогли, но дверной замок недавно все-таки спилили. В присутствии сотрудников полиции.

– Будем писать на этих сотрудников жалобу, потому что они не имели права вскрывать замок. Скоро у нас будет встреча с представителем Пургиной Сергеем Лукьяновым.

Будем принимать решение, как жить дальше, – говорит Александр Балашов. – С ним жить мы не собираемся. Они предложили нам платить им аренду за проживание в этой квартире, раз юридически она принадлежит им.

Вот такой “рэкет-способ”. По-другому я это не могу назвать. Будем дальше сражаться.

Решение суда неисполнимо

Ветеран труда Людмила Чинаева проиграла почти все суды по квартире. 27 сентября Татьяна Пургина подала иск в Головинский районный суд “Об истребовании имущества из чужого незаконного владения” – о возвращении жилья. Его рассматривал Головинский районный суд.

– При покупке квартиры Татьяна Пургина в течение полугода совершила девять нотариальных действий у разных нотариусов в разных местах.

В 2016 году она подала иск, в котором потребовала признать все эти действия недействительными, – рассказывает адвокат пенсионерки Иван Бохонько. – Суд все нотариальные действия признал недействительными и не представил никакой аргументации.

Согласно Гражданскому процессуальному кодексу, каждый из этих документов имеет безусловную доказательную силу. Их нельзя просто взять и отменить.

В квартире, из-за которой ведутся споры

Ответчики ожидали, что прокурор бросится защищать интересы 90-летней Людмилы Чинаевой и двух ее несовершеннолетних правнуков. Однако, как рассказывает их адвокат, прокурор сразу встала на сторону истца. Дала заключение о том, что квартиру суду надо отобрать.

Судья Оксана Мрыхина удовлетворила иск Татьяны Пургиной. При этом судья оставила в силе договор купли-продажи квартиры Людмилы Чинаевой, но одновременно с этим прекратила право собственности Чинаевой на ту же квартиру.

По мнению адвоката Людмилы Чинаевой, такое противоречивое решение суда просто неисполнимо.

Его обжаловали в Мосгорсуде, но и там судьи оказались на стороне тех, кто отбирает квартиру у прежних хозяев: “Прекратить право собственности Чинаевой Людмилы Сергеевны на квартиру и взыскать с пенсионерки судебные издержки”.

В феврале 2019 года в суде решался вопрос о выселении из квартиры ее правнуков. И суд впервые встал на сторону семьи Людмилы Чинаевой – решил, что детей выселить нельзя.

Эта была первая маленькая победа. Сложилась парадоксальная ситуация. По решению суда пристав должен выселить пенсионерку Людмилу Чинаеву.

Но непонятно, что делать с двумя несовершеннолетними детьми, которых суд выселять запретил.

– Возникает мысль о том, что работает организованная преступная группировка, где сидят в доле и сотрудники администрации районов, и прокуратуры, и МВД, – говорит Александр Балашов. – Без влияния, без помощи этих органов сотворить такое решение в суде невозможно.

Мы подали пакет документов в кассационную инстанцию для отмены всех нижестоящих решений Головинского районного суда и Мосгорсуда. Истцы разработали целую детективную историю, чтобы заполучить квартиру обратно. Будто Татьяну Пургину продать квартиру заставили.

– Мы предполагаем, что Сергей Лукашов воспользовался “дружественными” связями в правоохранительных органах, и они возбудили уголовное дело, которое повлияло на решение суда по гражданскому делу о квартире. Это уголовное дело о похищении Татьяны Пургиной. Оно возбуждено, но нет приговора, вступившего в законную силу.

Озерская пленница

Татьяна Пургина, которая претендует на квартиру и признана потерпевшей по уголовному делу, рассказывает всем детективную историю. Татьяна утверждает, что один ее знакомый таксист с сообщником ограбил и похитил ее летом 2013 года.

Злодеи якобы угрожали пистолетом, который полиция не нашла. Татьяна Пургина давала показания в ОМВД по Озерскому району Московской области.

Там она сообщила, что похитители, к которым она села в такси, увезли ее в деревню Емельяновка, завели в квартиру и сказали, что “теперь она будет жить здесь”. Татьяна Пургина рассказала следователю, что “эти люди закрывали дверь в квартиру, никуда ее не выпускали…

с ними она три раза ездила к нотариусам”, где переоформила свою московскую квартиру. Как пояснила Татьяна Пургина, она это сделала, потому что ей угрожали физической расправой.

В материалах Головинского районного суда есть леденящие душу подробности, записанные со слов пострадавшей: “Преступники, воздействуя угрозами убийства, насилием, шантажом, издевательством, причинением вреда здоровью, химическими препаратами, подавили волю и заставили Пургину Т.И. подписать документы… В начале 2015 года потерпевшей удалось сбежать от похитителей и добраться до города Москвы… Насилие, угрозы ее жизни и здоровью не прекратились, но она стала действовать…”

Вот что рассказала следователю о встрече с Татьяной Пургиной Елена Денисова – одна из трех обвиняемых по уголовному делу, которая якобы над ней издевалась: “На станции “Красногвардейская” я увидела пожилую женщину неопрятного вида.

Она подошла и попросила 20 рублей для того, чтобы купить покушать. Татьяна Пургина стала рассказывать мне, что у нее все плохо в жизни, что у нее в больнице лежит брат, что она никому не нужна.

Мне стало ее жалко, и я предложила ей поехать вместе ко мне домой…”

– Судья говорила, что Елена Денисова, у которой была зарегистрирована Пургина, учинила над ней насилие и заставила ее подписать документы о продаже квартиры. Но “пострадавшая” у нее жила свободно, была официально зарегистрирована, ухаживала за ее сыном-инвалидом, спокойно гуляла, курила. А в суде она говорила, что ей угрожали, били палкой.

За все это время не было представлено никаких свидетельских показаний, которые бы это подтверждали, – говорит Иван Бохонько. – В уголовном деле нет ни одного документа, где бы обвиняемые фигурировали в отношении квартиры на Флотской. Они ни копейки за нее не получили. Вину свою они не признали.

Более того, их привезли на гражданское дело по квартире, судья их опрашивала, и они отказались от всех данных ранее показаний.

По сведениям адвоката, пока Татьяну Пургину якобы удерживали, она пять раз успела побывать в различных медицинских учреждениях. Адвокат лично разговаривал с соседкой Татьяны в Емельяновке, которая сказала: “Что вы! Никто ее не бил. Мы с ней чай пили. Она за моими детьми присматривала”.

Нотариус, у которого Татьяна Пургина подписывала документы о продаже квартиры, это подтвердил: “Мы с ней общались с глазу на глаз. Дверь была закрыта на магнитный замок. Она четко говорила, что ей нужно: “Да, я хочу продать эту квартиру”. Никто ее не принуждал”.

Но суду эта информация не показалась убедительной.

– На основании голословных утверждений Татьяны Пургиной о ее похищении суд в июне 2017 года вынес решение вернуть ей квартиру, – рассказывает дочь Людмилы Чинаевой Марина Балашова. – Через полтора года Мосгорсуд подтвердил это же решение Головинского районного суда.

Дом, в котором находится квартира

Психологическая война

– Сейчас Сергей Лукьянов делает все, чтобы сжить Людмилу Чинаеву со свету, – предупреждает Иван Бохонько. – Той стороне выгодна ее смерть. Как только хозяйка умирает, запускается сложная процедура со вступлением в наследство. Они специально нагнетают обстановку, специально приходят, долбят ночью в двери. Естественно, она нервничает, всю ночь не спит, поднимается давление, вызывают скорую.

Представитель бывшей собственницы квартиры регулярно, методично повторяет эти действия. Приходили и в будни, в выходные, даже в праздники с 31 декабря по 10 января. Последний подобный эпизод был 21 марта. Это не проходит бесследно. Людмила Чинаева серьезно заболела и впервые в жизни лежала в больнице. Ей продолжают угрожать.

– Кричат на весь подъезд: “Мы сейчас тебя выкинем отсюда! На улицу в снег или вынесем туда же прямо в кровати!” – рассказывает Марина Балашова. – Как можно с 90-летним человеком так разговаривать, как с преступником? Приходил участковый, правда не с нашего участка, и настоятельно нам советовал не сопротивляться.

Говорил, что мы не справимся, все равно сил не хватит и придется выселяться. Это было такое мягкое давление. Как только совершили сделку, где-то прошла информация, что квартира оформлена только на маму. Никто сначала там прописан не был, остальные позже прописались.

Думали, что там живет 90-летняя одинокая женщина и никто ее не сможет защитить.

– И на каком основании Чинаева должна съехать? На основании противоречивого решения суда, которое невозможно исполнить? – говорит адвокат Иван Бохонько. – Дети законно прописаны, договор купли-продажи Людмилы Чинаевой не признан судом недействительным, он действует. А это единственный документ, который согласно закону подтверждает право пользования, владения и распоряжения имуществом.

По словам адвоката, Сергей Лукьянов подключил к выселению пенсионерки группу кавказцев, крепких ребят, которые то появляются на Флотской, то пропадают. Сергей Лукьянов присылал также к внуку Людмилы Чинаевой на переговоры “специально обученного человека”, который говорил по-русски с акцентом. Он предлагал выделить Пургиной хотя бы одну комнату.

Родственники пенсионерки считают, что представители Татьяны Пургиной постоянно следят за тем, что происходит в квартире.

– То, что квартиру зарегистрировали на единственного престарелого человека, было главной ошибкой при покупке, – говорит Иван Бохонько. – Это жилье мгновенно попало в зону риска. Видимо есть люди, которые отслеживают такого рода сделки. Одинокий очень старый человек.

Ну, что он может сделать? Это вылилось в то, что с 2016 по 2019 год семья Людмилы Чинаевой бьется за то, чтобы доказать, что она добросовестный приобретатель и не совершала никаких преступлений.

Конституционный суд много раз повторял: нельзя отнимать имущество у добросовестного приобретателя.

Источник: //www.svoboda.org/a/29839136.html

Криминальный мир
Добавить комментарий