Воровство в магазине одежды

Кража в магазине – 4 простых правила позволят сократить воровство в 2 раза

Воровство в магазине одежды

Воровство товаров покупателями из торгового зала магазина или супермаркета наносит существенные убытки бизнесу во всем мире.

Технические средства защиты, такие как противокражное оборудование, системы контроля доступа и особенно видеонаблюдение, это основа без которой эффективная борьба с хищениями в магазинах практически невозможна.

Но практика показывает вышеупомянутые технические средства защиты конечно сокращают количество краж, но полностью исключить их не могут.

И конечно не надо забывать что существую граждане совершающие хищения постоянно, и они со временем овладевают способами которыми можно обходить и системы видеонаблюдения и противокражные ситемы.

В основном это касается магазинов с недостаточным количеством и качеством систем видеонаблюдения, потому что несмотря на весь очевидный коммерческий эффект который приносят системы видеонаблюдения на них до сих пор экономят, особенно на этапе проектирования.

Также существуют покупатели, которые похищают товар на небольшие суммы, зная, что грозит им за это, в худшем случае, административная ответственность, и при задержании такого похитителя часто практикуется взять с него трех-пятикратную стоимость похищенного товара и отпустить.

А если еще учесть, что расходы сокращают не только на технические средства охраны но и на физическую охраны, соответственно постоянно падает качество систем безопасности и персонал большинства магазинов считает, что ответственность за сохранность товара не входит в их компетенцию, то получается, что все благоприятные условия для хищений созданы.

Что делать в этих условиях руководству магазина, как бороться с воровством из магазина?

Общаясь с большим количеством владельцев магазинов мы заметили объем воровства может отличаться в несколько раз при почти одинаковых характеристиках магазина и технической оснащенности.

Проведя анализ работы магазинов мы выяснили что в магазинах где воровство сведено практически к нулю персонал работает по другому. Пообщавшись с руководством и персоналом магазинов мы выяснили какие действия приводят столь резкому сокращению воровства.

Чтобы сделать метод сокращения воровства универсальным, мы исходили из того, что в магазине из средств безопасности должна быть тревожная кнопка вызова группы быстрого реагирования (ГБР), которая в принципе имеется практически в каждом магазине.

Методика не требует каких-либо дополнительных материальных вложений и основана на
четком выполнении персоналом внедренных алгоритмов действий, направленных на пресечение хищений из торгового зала.

4 правила правила для сокращения воровства

1. Сотрудники магазина несут ответственность за сохранность товарно-материальных ценностей в магазине.

2. При любой, даже минимальной, угрозе жизни и здоровью сотрудников или сохранности ТМЦ необходимо вызвать ГБР путем нажатия тревожной кнопки.

3. По всем выявленным фактам хищений ТМЦ в обязательном порядке необходимо подавать заявление в полицию.

4. Работникам магазина следует проговаривать покупателям, в случае обнаружения их намерения совершить хищение, что вы видели товар, который был спрятан с целью хищения.

Данная методика зарекомендовала себя как эффективная, она была опробована в действующих магазинах и в 2–3 раза снизила потери по воруемым товарам.

Как внедрить новые правила

Основными действующими лицами означенной методики является административный состав и персонал магазина, и ожидаемый эффект напрямую зависит от четкости их действий. Сотрудникам необходимо беспрекословно выполнять действия, описанные ниже.

Для начала администрации необходимо собрать общее собрание сотрудников магазина и довести до них, что обеспечение сохранности товара – их непосредственная обязанность и им нельзя полагаться на охранников и технические системы безопасности.

Занимаясь своей непосредственной работой, в торговом зале, сотрудники должны быть бдительны и постоянно наблюдать за товаром и посетителями магазина. Особенного внимания персонала требует товар из группы так называемых воруемых товаров, по которым наблюдается максимальная недостача.

Затем попросите поднять руки тех, кто, увидев, что покупатель прячет товар для совершения хищения, сможет в глаза сказать ему об этом. Из практики руку поднимает 20–50 % персонала.

Необходимо, чтобы весь остальной персонал внимательно запомнил этих сотрудников, для удобства впредь будем называть их «дружинники». Не каждый сотрудник магазина сможет открыто обвинить покупателя в хищении, даже если оно совершено у него на глазах.
Поэтому сотрудники должны знать, что в случае, если ими будет замечен покупатель, который прячет товар в одежде или не собирается оплачивать товар, им необходимо обратиться к «дружиннику», который сможет подойти к похитителю и сказать ему о том, что покупателю необходимо оплатить утаенный товар на кассе. Для более эффективной работы «дружинников» их необходимо поощрять, хотя бы одним оплаченным выходным днем в месяц.

Пример действий сотрудников

Работник магазина заметил, как некий гражданин прячет в одежду товар магазина (например, бутылку водки). Работник подходит к злоумышленнику и проговаривает ему следующее: «Я видел(а), как вы положили в карман бутылку водки, предлагаю вам оплатить ее на кассе, в противном случае ваши действия подпадают под действие статьи 161 Уголовного кодекса РФ, то есть грабеж, максимальное наказание по данной статье – 12 лет». Хотя достаточно просто сказать, что вы видели, как гражданин спрятал товар или не оплатил его.

Дело в том, что, если работник магазина увидел хищение, но ничего не сказал злоумышленнику, это квалифицируется как кража, то есть тайное хищение имущества, и для возбуждения уголовного дела сумма ущерба должна быть существенной, в большинстве случаев более 1000 рублей.

Реальный срок получить по данной статье проблематично, и несознательные граждане, зная это, идут на хищения. Другое дело грабеж, то есть открытое хищение имущества, там и ответственность до 12 лет и уголовное дело возбуждается независимо от того, на какую сумму было совершено хищение. Для переквалификации преступного деяния с кражи на грабеж достаточно просто сказать злоумышленнику, что вы видели хищение, и если после этого он сделает попытку скрыться с товаром, то это и есть грабеж.

В большинстве случаев после предупреждения сотрудника магазина злоумышленник оплачивает товар или оставляет его в торговом зале.
В случае если произнесенная фраза не подействует и товар будет украден, сотрудникам – свидетелям хищения необходимо детально записать приметы похитителя и обстоятельства происшествия (время, данные свидетелей, список украденного).

Администрации магазина незамедлительно необходимо подать заявление в местное отделение полиции. В заявлении необходимо указать, что хищение было открытое и похитителю сотрудники проговаривали, что товар необходимо оплатить. После подачи заявления в полиции выдается «талон-уведомление», в котором будет указан номер КУСП (регистрационный номер поданного заявления).

Талон вместе с кратким описанием обстоятельств хищения и приметами похитителя необходимо разместить в общедоступном месте в подсобном помещении магазина, для информирования сотрудников. Персонал необходимо проинструктировать, что, как, только гражданин, совершивший грабеж, появится в магазине (даже просто для совершения покупок), сразу нужно нажать тревожную кнопку для вызова ГБР. По приезду ГБР показать им означенного гражданина с требованием доставить его в местное отделение полиции как подозреваемого в грабеже, по заявлению, номер КУСП такой-то. Гражданина доставляют в РОВД, где устанавливается его личность, его фотографируют, снимают отпечатки пальцев, берут объяснения и после проведения следственных мероприятий возбуждают уголовное дело. Даже если по какой-то причине уголовное дело возбуждено не будет, данный гражданин после всего этого вряд ли появится в означенном магазине. Этот метод особенно подходит в борьбе с преступными личностями и группами, которые многократно совершали хищения в магазине и визуально знакомы персоналу.

Полезные материалы по теме:

  •    Аудит трудового договора службой безопасности или как получить самый выгодный для работодателя договор

Ну, и самое важное — ваше мнение

Ничто так сильно не мотивирует меня писать новые статьи как ваша оценка, если оценка хорошая я пилю статьи дальше, если отрицательная думаю, как улучшить эту статью. Но, без вашей оценки, у меня нет самого ценного для меня – обратной связи от вас. Не сочтите за труд, выберете от 1 до 5 звезд, я старался.

Источник: https://securityrussia.com/blog/kak-snizit-hishhenija-v-magazine-v-3-raza.html

«У меня хорошая работа, но я ворую вещи из магазинов»

Воровство в магазине одежды

В соцсетях набирает популярность движение шоплифтеров — людей, которые превратили воровство из магазинов в хобби. Они создают группы, в которых делятся опытом и соревнуются друг с другом.

Психологи считают это разновидностью клептомании и объясняют такое пристрастие недостатком любви и внимания.

Корреспондент РИАМО пообщалась с жителями Московского региона, которые занимаются шоплифтингом, и выяснила, зачем им это нужно, и почему они не боятся камер и охраны.

«Я получаю 150 тысяч и экономлю на подсолнечном масле» >>

Юлия, 20 лет, студентка филфака (Москва), стаж 5 лет:

«Началось все с того, что я случайно вынесла шоколадку из супермаркета – просто забыла положить ее на ленту, а кассирша не заметила.

https://www.youtube.com/watch?v=T-YAV9UDFWk

Стыдно мне не было, меня накрыла такая эйфория! С тех пор я ворую вещи ради эмоций.

Для шоплифтера очень важен внешний вид. Охранники «пасут» тех, кто бедно одет, но и слишком пафосно выглядеть нельзя. Мой стиль – неприметный опрятный casual, аккуратная прическа. В плюс идет и то, что я девушка, женский пол вызывает меньше подозрений.

Самая дорогая вещь – косметичка за 27 тысяч рублей. Я в брендах не особо разбираюсь, просто попалась на глаза симпатичная вещица. Когда дома посмотрела на ценник, меня прошиб холодный пот. Могла легко попасть на уголовку. Косметичку потом продала на «Авито».

Теперь всегда изучаю ценники, стараюсь брать вещи не дороже 1-2 тысяч рублей.

Однажды я попалась. Прочитала в Интернете, как один парень шляпу стащил: он писал, что рамки не срабатывают, если вещь пронести выше них. Я решила повторить. Надела шляпу на голову – и на выход. Но тут раздался писк, подошел охранник. Пришлось выкручиваться: мол, забыла шляпу снять, недосып из-за сессии, даже в обморок пыталась упасть. Меня в итоге отпустили, а шляпу забрали».

«Перед коллегами я светская львица, а на деле – принцесса на бобах» – люди о жизни в долг >>

Жанна, 28 лет, переводчик и репетитор китайского (Москва):

«Я ворую с детства. Выросла в неблагополучной семье, без отца. Мы с матерью шли в магазин, и она прятала в мой школьный портфель бутылку водки. Когда я просила купить мне что-то сладкое – получала подзатыльник. Тогда я украла леденец.

Сначала было ужасно стыдно, но вскоре стыд прошел. Я сообразила, что стащить можно не только сладости, но и другие продукты. Отправляясь за хлебом, я незаметно клала в ранец что-нибудь еще — пакет гречки, сосиски или пачку творога.

Мне удалось получить хорошее образование, устроиться на работу, и денег в принципе хватает. Но привычка осталась. Теперь я ворую одежду.

Первый раз оказался неудачным: я не знала, что в магазинах к вещам прикреплена защита, так как до этого одевалась на рынках. Хорошо, что платье стоило недорого, всего 600 рублей. Чтобы расплатиться, выгребла все из кошелька.

После этого случая я купила на радиорынке мощный магнит за 1000 рублей, с помощью которого снимаю клепки. И всегда тщательно проверяю, нет ли противокражных этикеток.

Я постоянный клиент в магазинах типа «OGGI», «Фамилия», «Твое» и т. п. Сначала оделась сама, а потом стала воровать на заказ. Мне присылают фото вещи и размер, я краду и продаю желающим.

Это нелегкая работа: часто люди отказываются либо просят поработать бесплатным курьером, но я уже привыкла».

Трудоголики, «мигренщики», шизофреники: типы «городских сумасшедших» в Москве >>

Вероника, 22 года, продавец (Звенигород), стаж 2 года:

«Я работаю в продуктовом магазине и эту кухню знаю от и до. Могу определить воришку с первого взгляда. Коллеги не догадываются, откуда у меня такие навыки.

Наверное, у меня клептомания. Но меня это совсем не волнует, поэтому к врачам я не ходила. Для меня это просто увлечение, а сам процесс называю «приобретением».

Беру то, на чем нет защиты – не люблю заморачиваться. Правда, один раз срезала кусачками шнурок с магнитом.

Ворую в основном спортинвентарь – это моя слабость, косметику, аксессуары и товары для дома. Однажды взяла две гантели по 5 кг, так как мои, купленные за деньги, стали слишком легкими.

Купила на кассе энергетический батончик и иду к выходу. И тут сумка у меня из рук выскальзывает и грохается на пол.

Охранник удивленно: у вас кирпичи там, что ли? Я хи-хи, ха-ха, подхватила сумку и не спеша вышла.

Был смешной случай. Мне нужна была блинница, и я ее украла. Оплатила на кассе брелок и пошла к выходу. Рамки запищали. Я ужасно испугалась – думаю, ну все. Охранник взял у меня сумку, провел ею вдоль рамок – тишина. Оказалось, сработала защита на зонтике, который я несколько дней назад в другом магазине стащила. К счастью, в этой торговой точке подобных аксессуаров не было».

Путешественники‑маньяки: на что готовы люди ради отпуска >>

Владимир, 18 лет, безработный (Лыткарино), стаж 4 года:

«Мы с друзьями воруем втроем, за компанию. Такое у нас развлечение. Это адреналин.

У нас есть лидер: может украсть что угодно прямо из-под носа охранников. У меня так пока не получается – мастерства не хватает.

Я ворую не ради денег, а ради азарта. Это круче компьютерных игр: я представляю себя шпионом, который должен достать важную документацию.

Иногда мы соревнуемся друг с другом – кто украдет на большую сумму. Скидываемся по тысяче, выбираем торговых точки, и кто выигрывает, тот и забирает «банк».

Я специалист по супермаркетам. На камеры охрана даже не смотрит, поэтому на них я вниманию не обращаю.

Однажды в продуктовом супермаркете заметил, как девушка банку зеленого горошка в карман запихивает. Увидела меня, покраснела. Я куртку расстегнул – а у меня там упаковка соленой рыбы. Она подмигнула и ушла. Жалею, что не познакомился, может, семейный подряд получился бы».

«За призами, как на работу» — люди, которые постоянно участвуют в конкурсах >>

 Олег, 24 года (Москва), стаж 8 лет:

«Мой дед был карманником. Родители не знают, что я тоже ворую вещи. Но у меня принцип – у людей ничего не брать, только из магазинов. При этом никогда не захожу с магазин с мыслью что-то украсть, иду за покупками и между делом работаю.

Не могу сказать, что фанатею от самого факта обладания вещью, за которую не заплатил ни копейки. К шоплифтингу отношусь прагматично.

Часто ворую на заказ, у меня даже есть своя клиентская база.

Проще всего в холодное время года: я выношу вещи на себе, для этого специально купил куртку на три размера больше.

Захожу в примерочные с кучей вещей, отбираю, что мне нужно, снимаю «защиту»: посмотрел ролик в сети, где показано, как снимать с одежды клепку – расшатываешь ее аккуратно сначала с одной стороны, потом с двух сразу, и она снимается.

Затем надеваю и спокойно выхожу. Правда, прокатывает это только там, где сотрудники примерочных на выходе не пересчитывают вещи.

Мне не стыдно. Владельцы магазинов делают такую огромную наценку, что не обеднеют точно. Например, за ботинки по закупочной цене 700 рублей дерут 3 тысячи. Им самим должно быть стыдно».  

«Я хожу в одной толстовке круглый год» >>

Источник: https://riamo.ru/article/245574/u-menya-horoshaya-rabota-no-ya-voruyu-veschi-iz-magazinov.xl

МОСКВА, 28 июн — РИА Новости, Анастасия Гнединская. В магазинах они подолгу бродят вдоль прилавков и примеряют одежду, хотя покупать ничего не собираются.

Называют себя шоплифтерами, но по сути это обычные воришки. Крадут не из-за нужды, зачастую эти подростки из обеспеченных семей.

Воруют, чтобы убить время или ради острых ощущений, а украденную вещь потом могут выбросить или пустить на тряпки.

Преступное хобби

В гардеробе у Литова несколько пар джинсов, каждая из которых стоит как обручальное кольцо. Футболки дешевле трех с половиной тысяч рублей он не носит принципиально.

На покупку столь дорогой одежды 18-летнему студенту из Уфы пришлось бы копить несколько месяцев. Впрочем, он и не пытался. Без тени стыда Литов признается, что за свои деньги вещи он не покупал давно.

Все, что есть в его гардеробе, вплоть до носков и нижнего белья, — краденое.

“Началось все два года назад. Нам с другом было скучно, хотелось как-то развлечься. Мы пошли в магазин и вынесли футболку. Если честно, ни ему, ни мне она не была нужна. Ни один из нас ее даже ни разу не надел. Зато мы потом долго вспоминали, как отвлекали консультантов, чтобы не спалиться”, — откровенничает он.

Литов не фамилия, а никнейм, под которым молодого человека знают в группах шоплифтеров. Он из приличной работящей семьи. Крадет не потому, что заставляет нужда. Он это называет хобби. “Мне все это по фану, весело, — невозмутимо объясняет Литов. — Только иногда я беру заказы на ту или иную вещь. Но даже в этом случае неплохо зарабатываю — в месяц получается минимум 50 тысяч рублей”.

Крадет он все без разбору — от копеечных шоколадок до дорогой техники. Рассказывает, что не так давно утащил из магазина игровую приставку последней серии с двумя джойстиками.

“Но своим личным рекордом я считаю поход в магазин **** (известный европейский бренд одежды. — Прим. ред.). Я его обнес на 50 тысяч рублей за раз.

Одна ветровка оттуда стоила больше десяти тысяч”, — хвастает собеседник.

По его словам, в дорогом магазине украсть даже проще, чем в сетевом, ориентированном на средний класс. “Открою маленький секрет: в люксовых магазинах не такая бешеная охрана. Я бы сказал, что там ее нет вообще.

Проходимость настолько низкая, что выставлять охранников просто нет смысла. Зачастую их функции выполняют консультанты. А они, если видят, что ты пришел просто поглазеть на вещи, теряют к тебе всякий интерес”.

Современные воришки уже давно не надеются только на ловкость рук. Даже те, кто крадет исключительно ради забавы, стараются обзавестись специальными гаджетами.

Например, в их “арсенале” есть глушилки, которые гасят сигнал от прикрепленных к одежде датчиков. “Но это дорогие приборы, стоят от 35 до 50 тысяч рублей.

Те, у кого таких денег нет, просто обшивают сумку изнутри специальной тканью, через которую не проходит радиосигнал. Ну а сами алармы (датчики. — Прим. ред.

) мы снимаем не в примерочных, как многие думают, а уже в машине. Для этого возим с собой специальные магниты”.

Все, что не удалось продать, он пускает на тряпки или выкидывает. Вором себя не считает и стыда не испытывает. Наоборот, говорит, что он чуть ли не современный Робин Гуд.

“Магазины накручивают цены в пять, а то и в семь раз. У меня же люди могут купить все по себестоимости. На оставшиеся деньги они приобретают игрушки или сладости для детей”, — оправдывает он свое “хобби”.

Такой нехитрой философией прикрываются многие шоплифтеры. Им почему-то кажется, что, воруя в магазинах, они борются с “торговыми магнатами” и дают рабочие места тысячам охранников по всей России. У них даже есть своя лексика: вместо “украл футболку” они говорят “освободил футболку”.

Кража под заказ

Сейчас в соцсетях больше десяти посвященных шоплифтингу сообществ. В самом многочисленном четыре с половиной тысячи пользователей.

Как и другие деструктивные группы, сообщества шоплифтеров постоянно блокируют, но уже через несколько недель они появляются снова.

Здесь выкладывают видеоуроки из серии “как себя вести, если вас поймали охранники”, учат вычислять “слепую” зону в торговом зале.

Почти в каждой группе есть раздел “Покупки подписчиков”. “Вчера купил две толстовки, рубашку, футболку, четыре батона колбасы, штаны, восемь упаковок порошка. Итог — 13 204 рубля, — сообщает один. “Девушка пригласила в гости, с пустыми руками не пойдешь. Пришлось купить вина за две тысячи”, — признается другой.

“Купил” — это эвфемизм, которым шоплифтеры заменяют слово “украл”. Кстати, название движения — тоже эвфемизм, калька с английского. Звучит красиво, но в переводе означает всего лишь “магазинный вор”.

В таких сообществах пользователи не только хвастают успехами, но и ищут покупателей краденого. “Есть три бутылки вермута и 18 энергетиков. Отдам все за полцены. Торг”.

“Текила по 800 рублей, кофе и коньяк — по 300”.

Среди шоплифтеров есть даже молодые мамы. Так, в одном из объявлений сообщается, что “продавец работает исключительно по детскому питанию и средствам ухода за младенцами”. Спрашиваем, может ли “продавец” достать памперсы? “Без проблем.

Напишите, какой размер и сколько упаковок”, — следует моментальный ответ. Уже в личной беседе автор объявления признается, что вещи она выносит, спрятав их в детскую коляску: “Никто не станет обыскивать молодую маму.

А если и заподозрят что-то неладное, достаточно прикинуться, будто ты просто забыла оплатить”.

Пока одни продают краденый товар, другие, наоборот, ищут тех, кто мог бы для них что-то стащить. В объявлениях так и указано: “Ищу исполнителя под обувь, алкоголь, одежду”.

Литов говорит, что вещи заказывают в основном для себя, а вот продукты и бытовую химию приобретают оптом для реализации в мелких магазинах: “Из одного гипермаркета за раз можно вынести с десяток шоколадок.

Некоторые лифтеры за день обходят все магазины в районе, потом сдают товар в мелкие лавочки и на этом неплохо зарабатывают”.

“Среди шоплифтеров встречаются состоятельные”

Официальную статистику магазинных краж собрать сложно главным образом потому, что в большинстве случаев до вызова полиции не доходит. Литов рассказывает, что за два года его ловили четыре раза. И ему всегда удавалось договориться с охранниками.

“Обычно за пойманного вора охране полагается премия в размере двух-трех тысяч рублей. Понятно, что, если я предложу больше, сдавать меня полиции им просто невыгодно.

Правда, в последний раз меня поймали на алкоголе, пришлось отдать порядка ста тысяч рублей, чтобы не было условки”, — откровенничает он. В его окружении есть и те, кого привлекали к ответственности.

В основном по статье 161 УК “Грабеж”. Наказание от двух до четырех лет.

— Но моих знакомых в основном отправляли на принудительные работы, — говорит Литов.

— И что, после этого они не воровали?

— Не все, но многие. Ведь если еще раз поймают, будет рецидив и реальный срок. 

Как объяснил РИА Новости директор ЧОП “Белган” Валерий Ганков, из ста краж, которые фиксируют охранники супермаркетов, до полиции доходит одна-две. “Во всех остальных случаях человек либо возмещает ущерб на месте, либо возвращает украденный товар”, — поясняет он.

По наблюдениям Ганкова, большинство пойманных идут на воровство ради развлечения. Причем среди шоплифтеров встречаются достаточно состоятельные люди. “Некоторое время назад я участвовал в круглом столе, посвященном магазинным кражам.

Во время обсуждения представитель известной сети супермаркетов, ориентированной на людей с достатком выше среднего, признался, что некоторым постоянным покупателям они даже позволяют украсть какую-то безделушку”, — говорит Ганков.

По словам директора охранного предприятия, в известных брендовых магазинах действует четырехступенчатая система защиты от краж. “Например, все дорогие товары, такие как шубы и дубленки, помимо магнитов-клипс, снабжены дублирующим защитным устройством.

Наверняка замечали, что многие вещи нельзя унести от зеркала дальше чем на два-три метра, так как они “привязаны” специальными проводами? Это и есть охранная сигнализация.

Кроме того, в торговых залах подобных магазинов всегда находятся детективы в гражданской одежде, которые под видом покупателей мониторят обстановку”, — объясняет собеседник. 

Успешно работает и программа распознавания лиц. “Если человека поймали на попытке воровства, охрана объекта может сфотографировать его и внести данные в программу.

Впоследствии система будет подавать сигнал всякий раз, когда этот человек переступает порог магазина”, — уточняет Ганков.

Обычно в этой ситуации чоповцы действуют на предупреждение и просто вызывают в торговый зал дополнительного охранника, который ходит по пятам за потенциальным вором.

Правда, как отмечает специалист, в последнее время на должность охранников управляющие магазинов вынуждены набирать людей чуть ли не с улицы. “Почему участились случаи, когда незаконно обыскивают пенсионеров? Или вопреки инструкциям по несколько часов держат в подсобках подростков? Как раз из-за того, что профессионалы отказались работать с торговыми сетями”, — утверждает Ганков.

Сам он в течение двадцати лет сотрудничал с крупными супермаркетами и магазинами одежды. Но решил разорвать все контракты. “Кражи неминуемы, какая бы хорошая охрана ни была.

В магазинах с периодичностью в два-три месяца проводят инвентаризацию. Все недостачи разделяют между продавцами и охранниками.

В итоге львиная доля заработной платы охранника уходит на то, чтобы покрыть убытки от краж”, — добавляет директор ЧОПа.

“А вообще, у каждого магазина уникальная система защиты от воров. Всех нюансов вам никто не откроет. Единственное, что категорически запрещено, — устанавливать камеры в примерочных. За это уголовная ответственность грозит уже руководству магазина”, — подчеркивает Ганков.

“Все идет из семьи”

В психиатрии есть заболевание, которое проявляется в болезненном влечении к совершению краж, — клептомания. Но специалисты говорят, что шоплифтеров к этой категории отнести нельзя.

Как объяснил РИА Новости клинический психолог, специалист по зависимому поведению Иван Алименко, клептоманы крадут тайно. “Их преследует навязчивая идея обладать вещью. Но, совершив противоправное действие, они всегда испытывают чувство вины. Огласка клептоманам только навредит.

Шоплифтеры же, наоборот, стараются рассказать о своем поступке как можно более многочисленной аудитории”, — говорит он.

В основном к этому движению присоединяются подростки с кризисом идентичности, которые ищут себя и способ привлечь интерес общества к своей персоне. “Конечно, кто-то из этих молодых людей потом пойдет по криминальному пути, но большинство перерастут этот период”, — считает психолог.

Однако, если родители понимают, что их ребенок увлекается магазинными кражами, им стоит обратиться к специалистам. “Родителям нужно быть готовыми к тому, что прежде всего врач будет работать с психологическим климатом в семье, ведь такое поведение однозначно представляет собой травматическую реакцию подростка на какие-то семейные проблемы”, — разъясняет Алименко.

Впрочем, к психиатрам или психологам стоит обратиться и взрослым, которые понимают, что их тянет украсть что-то в магазине. “Даже если у человека обнаружат расстройство личности, врач подберет ему более приемлемый способ сублимации”, — резюмирует эксперт.

Источник: https://ria.ru/20180628/1523522076.html

Как устроено воровство в магазинах и борьба с ним

Воровство в магазине одежды

Шоплифтер

Когда мне исполнилось 18 лет, я ушел из дома и начал жить с друзьями. Один парень рассказал мне, что ворует в магазинах, и так все началось: с ним мы ходили покупать муку с молоком, а в сумку клали все остальное. Мы считали на калькуляторе, чтобы взять на сумму до тысячи рублей, потому что так ты попадаешь только под административную ответственность.

На воровство одежды меня подсадил лучший друг. Я работал в магазине Quiksilver, а он заглянул туда и украл футболку. Я узнал об этом, когда он подарил ее мне и показал самодельную коробку из фольги и металлизированного скотча со словами: «С этим можно украсть что хочешь».

Охранники, как собаки, чуют страх. Поэтому приходилось смотреть им в глаза, а иногда специально закатывать скандалы: «Что ты смотришь? Ты на мою девушку смотришь?»

Первый раз я пошел с ним, чтобы посмотреть, как он ворует. Потом мы стали делать это вместе: пользовались одной коробкой и брали все что хотели. Мне нравилась не сама одежда, а процесс, адреналин, который я получал.

Нравилось, что люди зарабатывают по 30 тысяч, копят на бренды, а я просто беру вещь за 2–3 минуты и ощущаю себя лухарименом. Нравилось обманывать систему: я иду в Tommy Hilfiger в брюках Gant, надеваю дорогие часы, обувь Dr.

Martens, при этом у меня 100 рублей в кармане только на бутылку пива.

Из секонд-хендов тоже воровал, но это легко и не так интересно. Продавщицы замечали нас и орали: «Тунеядцы, воры!» Но это не останавливало, а только раззадоривало.

О системе шоплифтинга

Мы шли за обновками, когда появлялось хорошее предчувствие и настроение. Иногда я брал с собой девушку. Она узнала о том, что я шоплифтер, когда я при ней украл свитер.

Ее первой реакцией было: «Даня, Данечка, может, не надо?» Я ответил: «Просто принеси этот свитшот в примерочную». Потом она тоже захотела участвовать. Девушка заходила с сумкой, выбирала одежду, а я воровал. Украшения она сама брала.

Как-то протянула мне руку: «Смотри, что я по дороге успела взять». А в руке целая горсть сережек и цепочек.

Я заметил, что все воры — позитивные собеседники, они относятся к потерям с легкостью

Наша система была четкой. В примерочную мы брали много вещей, а между ними закладывали вещь, которая понравилась, — чаще всего продавец ее не замечал. Потом я клал ее в сундучок. Вот и все. Единственная проблема — охрана.

Нужно было сохранять спокойствие, активно беседовать, выглядеть простыми обывателями.

Охранники, как собаки, чуют страх, поэтому приходилось смотреть им в глаза, а иногда специально закатывать скандалы: «Что ты смотришь? Ты на мою девушку смотришь?» Он тогда сразу: «Извините, молодой человек, я ничего».

О задержаниях, штрафах и тюремной камере

Первый раз меня поймали, когда я был в нетрезвом состоянии и украл в подарок девушке кожаную куртку за тысяч 30. Я решил отметить трофей: положил куртку в камеру хранения, выпил, а потом решил и себе что-нибудь взять. Нашел рубашку и поло, сделал все как обычно.

Вышел, и меня остановил охранник. Я побежал. Людей было много, поэтому я споткнулся и упал. Я попросил откуп, договорился с охранниками о сумме, позвонил другу, но у него не было таких денег. Вызвали полицию.

Пришел мент, и я ему чистосердечное признание сделал: сказал, что мог бы купить, но жалко за такие шмотки платить деньги. Мы с ним поболтали, наладили контакт. Пока шли до участка, я даже пиво себе купил, наручники он мне не надел. Я дал подписку о невыезде и в тот же вечер поехал домой.

Позднее приехал в суд, сказал, что признаю свою вину и не буду так больше делать. Мне выписали штраф, а я продолжил воровать, конечно.

За продукты я до сих пор не плачу. Почему я не могу вкусно поесть, если хочу этого?

Второй раз поймали, когда я решил взять себе куртку Armani. Профольгированного пакета с собой не было, но я знал, что магнит не сработает, если к нему приложить телефон, на который поступает звонок. Мне звонил друг. Я вышел, и меня сразу остановили охранники. Мне заломили руки и отвели ждать полицию. Приехал полицейский — он оказался хорошим человеком.

Я сказал ему, что ничего не помню, что девушка бросила и я напился. Извинился. Он мне ответил: «Дань, но ты понимаешь, что у тебя была уже уголовная статья? Тебе придется сутки сидеть». Я и отсидел. Сосед в камере был тоже вором — интересный такой. Я заметил, что все воры — позитивные собеседники, они относятся к потерям с легкостью.

Я и после этого случая воровал.

Подробности по теме

«Мне нечего жрать, зато шкаф ломится от шмоток»: признания шопоголиков

«Мне нечего жрать, зато шкаф ломится от шмоток»: признания шопоголиков

Сейчас воровать одежду уже неинтересно, нужно серьезное дело. А вот за продукты я до сих пор не плачу. Почему я не могу вкусно поесть, если хочу этого? Особенно удобно весной, осенью и зимой: в большие пуховики все помещается.

Я беру семгу, колбаску, вырезку. С девушкой вместе мы тоже воровали: она обожала мороженое Mövenpick, но оно ужасно дорогое, а платить мы не хотели. Родителям тоже приносили дорогие продукты, а они удивлялись, откуда у нас такие деньги.

Я тогда вообще не работал.

В некоторых магазинах меня уже знают. Часто ходят охранники, переодетые в гражданскую форму, поэтому не всегда получается воровать. Но полицию они не вызывают — просто на входе останавливают.

Я беру что угодно ровно до той суммы, которая у меня есть с собой, чтобы суметь оплатить, если попадусь. В таких случаях я кошу под дурака, хлопаю глазами, говорю, что забыл достать продукты, и оплачиваю их.

Я хороший актер.  

Ежегодно в магазинах по всему миру воруют на 13 миллиардов долларов, то есть на 35 миллионов долларов каждый день

В России учет краж в розничной торговле не ведется. По данным Национальной ассоциации предотвращения краж в магазинах (NASP), ежегодно в магазинах по всему миру воруют на 13 миллиардов долларов, то есть на 35 миллионов долларов каждый день.

Каждый одиннадцатый человек хотя бы раз в жизни занимался шоплифтингом. 55% взрослых магазинных воров начали делать это в подростковом возрасте, и большинство из них не совершают никаких других правонарушений. Только 3% шоплифтеров продают ворованный товар.

Сумма, на которую совершается кража, варьируется от 2 до 200 долларов в зависимости от типа магазина. Большинство шоплифтеров покупают в месте, где украли товар, еще что-то. Британский центр исследований ретейла определил, что пик магазинных краж наступает ближе к выходным и большим праздникам.

Согласно Global Retail Theft Barometer, единственному глобальному исследованию издержек в ретейле, в 2015 году Россия попала на десятое место из 24 стран по сумме издержек.

В общем сумма издержек составила 9,04 миллиарда долларов, из которых 34% составил шоплифтинг, 14% — административные потери, 6% — мошенничество поставщика. Основную часть издержек, то есть 46%, магазины терпят из-за нечестных сотрудников. Этот показатель самый высокий именно в России.

А шоплифтеров, по данным исследования, больше всего в Нидерландах — там потери от магазинного воровства составляют 73%.

Пресс-секретарь сети супермаркетов «Азбука вкуса»

В каждом магазине есть видеонаблюдение — преимущественно оно и помогает предотвратить кражу. В отличие от гипермаркетов, в нашей сети есть возможность следить за каждым покупателем.

Наш контингент — это обеспеченные покупатели, у которых нет нужды красть. Но есть несколько типов людей, которые воруют в любом магазине: профессионалы, клептоманы и те, кто делает это ради интереса. Лица профессионалов известны, у нас есть их фотопортреты.

Когда охранник видит их, он передает информацию службе наблюдения, чтобы за человеком проследили. Для воров самая желанная цель — это дорогие продукты и крепкий алкоголь. Поэтому дорогостоящие напитки находятся под ключом, чтобы не было соблазна их похитить.

Случайные кражи у нас обычно не происходят — чаще всего это очень хорошо спланированная акция. В таких случаях мы понимаем, что в системе найдена брешь, и быстро закрываем ее. Во всех местах, где может случиться кража, есть видеокамеры, запись с которых мы постоянно просматриваем. У нас практически нет слепых зон.

Охранники обычно стоят у выхода из магазина, потому что именно там воры чаще всего начинают нервничать и выдают себя. В магазинах, где мощный трафик, есть смысл нанимать также охранников в гражданской форме. 

Дарья Шкарбан

Сотрудница магазина Zara

Однажды во время моей смены мужчина украл ботинки за 10 тысяч. В магазине не было менеджера, поэтому меня позвали к охране в комнату, где уже сидел пойманный вор и полицейский. Мне сказали, что по камерам было видно, как тот мужчина своровал ботинки, и попросили запомнить его. Я подписала бумаги, а потом этого человека отвезли в участок.

Мы, сотрудники магазина, не знаем, что происходит с пойманными. Наша задача, как продавцов-консультантов, проверять алармы (магниты для защиты от воровства. — Прим.ред.) на одежде, в примерочных и на выходе из примерочных через охранные ворота.

Но за воровством следит только охрана, когда смотрит в камеры. Если человек запищал на выходе, стал убегать или был замечен по камере за воровством, его приводят в специальную комнату, там вызывают полицейских, разбирают дело, смотрят записи и зовут консультанта.

Потом заполняются необходимые документы, и пойманного человека увозят в полицию.

Подробности по теме

Могут ли мошенники украсть деньги с моей карточки, если я покупаю онлайн?

Могут ли мошенники украсть деньги с моей карточки, если я покупаю онлайн?

Сотрудница магазина Springfield

У нас в магазине, к сожалению, нет камер, поэтому главное здесь — наша внимательность. За каждым посетителем наблюдает кто-то из продавцов. В выходные это делать сложно из-за потока — как раз тогда и воруют больше обычного. Мы закрепляем за собой позиции: вход, примерка, касса, зал. В примерочной мы выдаем номерки и считаем, кто сколько принес и сколько отдал. Но это не всегда получается.

Охранник может применять физическую силу в случаях, предусмотренных законом, то есть только в целях защиты имущества собственника от преступлений

Особенно мы должны следить за людьми с большими сумками. Чаще воруют то, что проще всего надеть на себя и уйти, а также то, что висит ближе к примерочной. Обычно снимают защиту с одежды или приносят с собой профольгированную сумку. Мы находим уже снятые алармы в карманах других курток, поэтому не знаем точно, кто и сколько вынес.

Если сработали охранные ворота, а человек ничего у нас не покупал, мы можем его попросить показать вещи. На самом деле мы не имеем права смотреть их, но если посетитель адекватный, он сам показывает. О любых подозрениях мы должны сообщать директору или администратору, а дальше либо они отпускают, либо зовут охрану торгового центра.

Подробности по теме

Что делать, если подростка задержала полиция: наркотики, митинги, драки и прочее

Что делать, если подростка задержала полиция: наркотики, митинги, драки и прочее

Частный юрист в сфере гражданского права

Мелкое хищение на сумму до 2500 рублей — это административное правонарушение. За вторичное административное правонарушение и при воровстве на сумму больше чем 2500 рублей человек привлекается к уголовной ответственности.

Охранник может применять физическую силу в случаях, предусмотренных законом, то есть только в целях защиты имущества собственника от преступлений. А преступление — это то, что указано в Уголовном кодексе РФ, то есть кража на сумму больше 2500 рублей.  

Человек, который берет, например, консервы за 300 рублей, знает, что это не относится к преступлению и что охранник не имеет права применять к нему физическую силу.

Но охранник не знает, на какую сумму украл человек, и в законе не предусмотрена общая механика разрешения таких споров, поэтому в любом случае он будет задерживать.

Единственное, если совершено не преступление, а мелкая кража, считается, что охранник неправомерно произвел досмотр и задержание.

Если он просит показать сумку, человек может отказать ему, так как это его имущество, а у охранника на такое требование должно быть специальное указание закона. Поэтому в рознице так важно устанавливать видеонаблюдение — чтобы всегда можно было определить личность и предотвратить кражу.

Если кража произведена на сумму большую, чем 2500 рублей, составляется протокол, и следователь возбуждает уголовное дело не позднее чем в трехдневный срок, затем передает его прокурору.

В течение 10 дней прокурор рассматривает дело и при его утверждении направляет в суд. Обвинительные приговоры могут быть разные: штраф до восьмидесяти тысяч рублей, обязательные работы до 360 часов, принудительные работы или ограничение свободы на срок до двух лет, а также арест на срок до четырех месяцев.

Источник: https://daily.afisha.ru/relationship/6042-kak-ustroeno-vorovstvo-v-magazine-i-borba-s-nim/

Криминальный мир
Добавить комментарий