Судья на заседании спрашивает стороны о случившемся или нет?

Снять судью: легендарная Любовь Солдатова уволилась из-за ролика на ?

Судья на заседании спрашивает стороны о случившемся или нет?

Увольнение служительницы Фемиды, четверть века возглавлявшей Кировский райсуд, считает своей победой общественник с видеокамерой

В отставку по собственному желанию ушла судья Любовь Солдатова, известная благодаря сыну — тоже судье Эдуарду Солдатову, который шесть лет назад в пьяном виде насмерть сбил пешехода и избежал заключения.

Незадолго до этого в сеть попало видео с одного из заседаний с ее участием.

Эксперты «БИЗНЕС Online» не склонны преувеличивать роль провокационного ролика, в то время как сам его автор намерен завалить квалификационную коллегию судей РТ подобными жалобами.

«ОНА НАЧАЛА КРИЧАТЬ БЕШЕНЫМ ГОЛОСОМ: «ВЫ ЧЕГО ХОДИТЕ СЮДА?! ВЫ ХОТИТЕ ЖИЛЬЕ ОТОБРАТЬ У БЕДНОЙ ЖЕНЩИНЫ!»

О громкой отставке в среде татарстанской Фемиды стало известно накануне — бывший председатель Кировского районного суда, а до последнего времени просто федеральный судья Любовь Солдатова покинула кресло по собственному желанию. Эту информацию «БИЗНЕС Online» подтвердили в самом райсуде. Как оказалось, Солдатова уволилась еще 30 декабря 2016 года. Однако точную причину «собственного желания» назвать не смогли: «Скорее всего, это связано с возрастом».

Между тем еще в ноябре на просторах появился ролик под названием «Судья из Казани забыла о Кодексе судейской этики», на котором представительница Фемиды в повышенном тоне, периодически срываясь на крик, общается с одним из участников судебного заседания.

Действующие лица — это сама Солдатова, а также небезызвестный общественник из столицы Татарстана Еркен Сарсембаев, к которому за помощью обратилась истица в деле об опекунстве несовершеннолетней дочери.

В ходе трехминутного видео судья объясняет Сарсембаеву, что тот не может принимать участия в процессе вместо истицы, которая не смогла отпроситься с работы: «Устное ходатайство нужно каждый раз заявлять, не с одного раза. Где она сама-то?», «Я не могу без нее рассматривать! Вы что, с ума, сошли, что ли?! После ходатайства… Она что, доверенность не могла…

», «Чем вы думали?! Откладываю сразу. Второй раз не явится, оставим без рассмотрения. Мне не надо голову морочить», «Без юридического образования, без доверенности… Хоть бы доверенность она вам дала, вы бы ей сказали, объяснили. Сама не знает, чего хочет! Голову морочит!»

Все это дало основание автору, которым оказался сам Сарсембаев, направить председателю квалификационной коллегии судей РТ Раису Абдуллину обращение, в котором было указано на «ненадлежащее поведение в судебном заседании судьи Кировского районного суда Казани Солдатовой Л.А.». По мнению самого автора, это и стало причиной «ухода по собственному» федерального судьи.

«Истица обратилась ко мне с просьбой зачитать ее права в суде, процесс был по лишению родительских прав отца-алкоголика, — отметил Сарсембаев в разговоре с „БИЗНЕС Online“.

— Когда мы пришли в суд в октябре прошлого года, Солдатова, не зачитав нам наши права и обязанности, начала кричать бешеным голосом: „Вы чего ходите сюда?! Я вас знаю, вы хотите жилье отобрать у бедной женщины!“ Мы опешили, она потом успокоилась, суд перенесли на 1 ноября, поскольку отец не явился. Я перед процессом вооружился видеокамерой».

По словам бывшего каскадера, спортивного тренера и руководителя движения «За защиту социальных и жилищных прав в Республике Татарстан», попавший на видео процесс закончился плохо как для заявителя, так и для судьи.

«Я больше не пошел на этот судебный процесс, дурак я, что ли, ее хамские выходки выслушивать? — задался риторическим вопросом борец с судебным хамством. — Она мне и так настроение испортила, унизила перед людьми. И истица мне сказала: „Я не пойду в этот проклятый суд“.

Конечно, после такого она боялась туда заходить. Я думаю, что судья в итоге прекратила производство». Однако Сарсембаев решил добиться сатисфакции.

«Я в начале декабря написал жалобу в коллегию судей, в прокуратуру РТ и РФ, председателю по правам человека в РФ и в другие инстанции, — сказал собеседник издания. — А уже 31 декабря с Солдатовой был решен вопрос — Абдуллин прислал ответ, что она подала в отставку».

По информации «БИЗНЕС Online» в судейских кругах, крутой нрав Солдатовой был известен давно и раздражал многих, так что обращения Сарсембаева могли послужить лишь удобным поводом сплавить ее на пенсию.

Нажмите, чтобы увеличить

КАК СЫН БЫВШЕГО ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СУДА СБИЛ ЧЕЛОВЕКА И ОТДЕЛАЛСЯ ОТ НАКАЗАНИЯ 1,5 МЛН. РУБЛЕЙ

Кировскому райсуду Солдатова посвятила всю свою трудовую биографию: 33 года назад она начинала здесь в качестве стажера судьи, а в 1990 году дослужилась до поста председателя, который занимала почти четверть века.

О ее неожиданном уходе с руководящей должности стало известно из объявления об открывшейся вакансии. 14 апреля 2014 года ее место занял Наиль Булатов — бывший председатель Нижнекамского городского суда.

Понижение Солдатовой в должности многие связали с громкой и трагической историей, в центре которой оказался ее сын — судья Авиастроительного района Казани Эдуард Солдатов, который 6 июня 2010 года, находясь за рулем автомобиля KIA Sorento (М 357 АМ 116 rus), насмерть сбил на проспекте Ямашева, 76 23-летнего Марата Гайнутдинова. Как впоследствии определила судмедэкспретиза, уровень алкоголя в крови судьи составлял 2,71 грамма на литр — выше нормы в 9 раз. ДТП получило широкую огласку. В ту ночь друзья погибшего едва не устроили самосуд прямо на дороге, а позднее вышли на площадь Свободы с требованием немедленной отставки Солдатова.

Квалификационная коллегия судей РТ прекратила полномочия 34-летнего судьи через 12 дней, а уголовное дело было возбуждено лишь 14 марта 2011 года по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст.

264 УК РФ («Нарушение правил дорожного движении и эксплуатации транспортных средств, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека»).

Экс-судья, находившийся под подпиской о невыезде, в сентябре 2011 года признал вину, ему грозило до 7 лет лишения свободы.

Однако в октябре того же года Ново-Савиновский районный суд принял решение о прекращении уголовного дела по ходатайству пострадавшей стороны — родителей Гайнутдинова. Бывший судья в итоге отделался 1,5 млн. рублей компенсации и остался на свободе. Прокуратура обжаловала решение, но Верховный суд оставил его без изменения.

Как и следовало ожидать, после первого ДТП со смертельным исходом бывший судья устроил в Казани еще одну аварию в нетрезвом виде.

Поскольку водительских прав его не лишили, 22 августа 2011 года Солдатов на автомобиле «ВАЗ-2121» около восьми часов вечера врезался в Audi A6, смяв ей дверцу.

Еще одно ДТП Солдатов совершил в мае 2012 года: управляя автомобилем Nissan, на улице Челюскина он врезался в автомобиль Opel.

Понижение Солдатовой в должности многие связали с громкой и трагической историей, в центре которой оказался ее сын — судья Авиастроительного района Казани Эдуард Солдатов «БИЗНЕС Online»

«У СУДЕЙ СОВЕТСКОГО СУДА НЕ ЗАЛ ЗАСЕДАНИЙ, А КОНУРА ДЛЯ СОБАК»

На отставке Солдатовой окрыленный Сарсембаев решил не останавливаться. Собеседник «БИЗНЕС Online» подготовил новую серию заявлений в адрес районного судьи и трех судей Верховного суда РТ.

В основе дела, которое рассматривалось сначала судьей Советского районного суда Ксении Казаковой, лежал иск Гулии и Алии Нугмановых к Казанскому строительному колледжу о признании договоров о дополнительных образовательных услугах недействительными и взыскании денежных средств, уплаченных по договорам. По словам Сарсембаева, студентки должны были обучаться бесплатно, однако руководство колледжа навязало им платные услуги.

«В итоге судья Казакова приняла неправосудное решение, не обратив внимания на то, что руководство колледжа представило в суде сфальсифицированные документы, — пояснил он. — Мы обжаловали это решение в Верховном суде, и 24 октября 2016 года судебная коллегия по гражданским делам ВС РТ в составе председательствующего судьи Д.М.

Насретдиновой, судей А.В. Мелихова и Э.И. Садыковой рассмотрела жалобу и отказала.

А в ходе процесса один из судей чуть ли не спал! Как ты можешь подписывать определение суда, если ты спал во время процесса?» В подтверждение своих слов Сарсембаев опубликовал на сразу две видеозаписи под названием «Судья из Казани мужественно борется со сном».

В ответ на решение суда 9 января этого года на стол Абдуллину легла новая жалоба с просьбой привлечь к строгой дисциплинарной ответственности судей за принятие неправосудного решения.

Причем, по мнению Сарсембаева, судья Советского райсуда совершила преступление, предусмотренное ст. 303 УК РФ («Фальсификация доказательств») и ст. 292 УК РФ («Служебный подлог»), что послужило для него основанием настаивать на привлечении судьи Казаковой к уголовной ответственности.

«Уголовное дело уже возбуждено следственным комитетом РФ по РТ», — заверил собеседник издания.

Однако во всем случившемся Сарсембаева возмущают не только неправомерные, по его мнению, решения суда, но и обстановка, в которой эти решения выносятся. «У судей Советского суда не зал заседаний, а конура для собак.

Приведу пример: в том зале, где рассматривался наш процесс, не было совещательной комнаты, когда судья принимал решение, он просто всех выгонял из кабинета, включая секретаря, которая вместе со всеми ждет в коридоре.

Это хамское отношение к людям: бедные парятся в духоте и тесноте, им даже бумаги негде разложить, тогда как судьи Верховного суда сидят в комфортных условиях! Я пожаловался в правительство РФ и президенту!» — возмутился Сарсембаев.

Он заверил корреспондента «БИЗНЕС Online», что в случае, если к нему поступят новые обращения, он и дальше будет писать жалобы на судей в массовом порядке.

«НЕ СУДЬЯ ОПРЕДЕЛЯЕТ, ГДЕ РАССМАТРИВАТЬ ДЕЛО, КАКОЙ КАБИНЕТ ДАЛИ, В ТОМ ОН И СИДИТ»

Эксперты «БИЗНЕС Online» прокомментировали вчерашнюю новость.

Эмиль Гатауллин — юрист:

— Я не верю, что поводом для увольнения Солдатовой послужила эта жалоба. Не верю, что квалификационная коллегия что-то накопала на судью, что заставило бы Солдатову уйти в отставку. Это может быть каким-то внешним, дополнительным поводом, но не основным. Скорее всего, причина в чем-то другом.

Что касается жалоб Сарсембаева на других судей, то, с одной стороны, его хотелось бы поддержать в этом начинании. Наверное, суды нужно заставлять создавать приемлемые условия для рассмотрения дел в соответствующих условиях, с этим проблема есть.

С другой стороны, «сериальность» данных заявлений обессмысливает сам факт каждого обращения. Оно как бы теряется на фоне многих заявлений. Теряется эффективность принятия решений по такого рода заявлениям.

Обессмысливается обращение в квалификационную коллегию, которая вынуждена рассматривать вопросы, которые объективно от судей не зависят. Не судья же определяет, где он будет рассматривать то или иное уголовное дело. Какой кабинет ему дали, в том кабинете он и сидит.

Из-за этой «сериальности» и обращения в квалификационную коллегию по несерьезным поводам коллегия может начать отмахиваться даже от тех его обращений, которые имеют достаточно серьезные основания для принятия дисциплинарных решений в отношении того или иного судьи.

Вениамин Чубаренко — адвокат:

— Насчет увольнения Солдатовой я ничего сказать не могу. Ведь не всегда информация о том, по какому поводу судья покинул свою должность, доходит до нас, обывателей. Судебное сообщество в силу ряда причин достаточно закрыто, поэтому не всегда такие моменты афиширует. Лично я судью Любовь Солдатову знаю очень много лет.

Я сталкивался с ней и когда работал в правоохранительных органах, и как адвокат. Меня вся эта ситуация, связанная с господином Сарсембаевым, очень удивила. Если это и имело место, то здесь, наверное, нужно говорить о человеческом факторе. Бывает так, что сдают нервы.

А вот насколько правомочно поступила квалификационная коллегия судей, предложив ей уволиться, не могу сказать. Конечно, у них есть определенные полномочия. Но такие факты, когда судьи себе позволяют не совсем корректные высказывания, конечно же, имеют место.

Они тоже люди и в силу своего воспитания, той среды, где они общаются, и своего психологического состояния иногда допускают такие срывы. С этим мы сталкиваемся. Не очень часто, но сталкиваемся.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/335420

Суд абсурда: погибших детей уже не вернуть, а поглумиться можно?

Судья на заседании спрашивает стороны о случившемся или нет?

С момента взрыва в Седельниково, когда погибли пятеро детей, уже прошел год и 10 месяцев.

Бурков, исполняющий на тот момент обязанности губернатора, попросил самым тщательным образом разобраться в случившемся, настаивая на том, чтобы наказан был не очередной «стрелочник», а в том числе и собственник.

В январе 2019 документы с грехом пополам переданы в суд. Что с тех пор изменилось? Да вы знаете, практически ничего. Разве что количество смешных, странных, порой доходящих до абсурда заявлений, прошений, свидетельств и экспертиз. Со стороны защиты.

Не суд, а мексиканский сериал какой-то.

Чтобы понять суть происходящего, достаточно просмотреть несколько «серий».

Итак.

СЕРИЯ ПЕРВАЯ

Село Седельниково практически край географии Омской области. Но пропустить суд по делу о взрыве газового баллона, когда погибли 5! детей, мы не могли. Просто хотелось понять, почему простое до прозрачности дело о седельниковском взрыве тянется больше полутора лет, а виновные до сих пор не наказаны.

Путешествие из Омска в Седельниково можно было бы назвать чудесным — погода, природа, а воздух какой! — если бы село было поближе. Все-таки 4 часа в дороге — это слишком. Да еще по таким дорогам. Вернее, по их отсутствию.

И чем ближе к Седельниково, тем ощутимее. В пункт назначение прибыли в 13-35 и сразу ринулись в суд, назначенный на 14-00: хотелось осмотреться, привести себя в порядок с дороги… Зря торопились. Во-первых, нас не хотели пускать.

Охранник у входа:

Журналист? Из Омска? А зачем вы приехали?

На заседание.

Я не могу вас пустить.

Мы в шоке: ехать 4 часа и не попасть в зал суда.

Как? Почему? Заседание же открытое.

Ну не знаю… Вы подождите, а я спрошу у судьи.

Нет, но послушайте, как же так. Мы специально приехали…

Минут через 5 «допущены до тела» — на заседание. Подтянулись потерпевшие с дамой из опеки, представились-познакомились и после очередной порции вопросов «зачем, почему» дама поведала, что «им» — потерпевшим — губернатор денег так и не дал, какие-то жалкие 50 тысяч, хотя и обещал. Собирали всем миром.

Зато «этот» (хозяин АГЗС Скиллер) «совал деньги купленным свидетелям прямо на крыльце суда, не стесняясь». Об этом же, попозже, в перерыве, она рассказала судье, которая присела рядом.

У той на лице ноль эмоций: приняла к сведению, нет ли… Прошлась дама из опеки и по поводу намеков на вину пострадавшего:

— Вы представляете, какие они проходят экспертизы и собеседования до того, как им отдадут детей?

На лицах потерпевших — усталая отрешенность. Как они позже признались: «Устали ждать. Когда же это всё закончится? Просто сил нет, скорей бы приговор.»

Зато местечковый олигарх и владелец АГЗС г-н Скиллер вплыл в зал заседаний в сопровождении трех адвокатов и оператора Сердюкова важно-вальяжной походкой хозяина жизни: грудь колесом, во рту жвачка. Еще и с опозданием на полчаса. Даже не извинился. Зачем? И перед кем? Правда, увидев посторонних в зале, «припух»: сбился с шага, глаза забегали, жевательный процесс замедлился.

Судья, никого не представляя, просто, по-домашнему:

Я вижу, у нас все в сборе, все подсудимые, все защитники, потерпевшие, прокурор и обвинитель. Начнем.

Ей-ей, не суд, а посиделки на лавочке или в палисаднике на завалинке.

Что еще запомнилось?

Два предложения прокурора — передопросить инспекторов Ростехнадзора (в Омске) и приобщить флэшку с видеозаписями с заправки — вызвали словесный фонтан от адвокатов Скиллера. Последовал час словесной эквилибристики, изредка прерываемый репликами судьи. Работали слаженно: не успевал сесть один, как тут же подскакивал второй. Речь лилась непрерывным потоком, просто двое из ларца.

Третий внимательно слушал, изредка вставляя свое «веское слово». Масса аргументов «против»: всё и так видели-слышали-зачем повторять с вариантами.

Жестко прошлись по следователю Чугунову: тут и превышение полномочий, и оказание психологического давления на свидетелей (инспекторов «Ростехнадзора») вплоть до угроз завести уголовное дело.

Вывод парадоксальный: прокуратура препятствует правосудию и затягивает процесс.

Аб-балдеть! И это говорят те, кто на пустопорожние разговоры-протесты-ходатайства и предложения-предположения потратил уйму заседаний?! Сильны.

В итоге записи решено пересмотреть после перерыва.

После перерыва г-н Скиллер вернулся другим человеком: успокоенным и расслабленным, челюсти опять активно молотили жвачку. Фффуууу, узнал, что «посторонние» в зале суда просто журналисты из Омска. А он было подумал….. Пока отсматривали видеоматериал, он резвился, пространно рассуждая о законности вообще и в отношении него в частности.

Плюс на пальцах и калькуляторе пытался мне доказать, что все обвинения против него чушь несусветная. Один из адвокатов, разглядывая меня в упор, пытался то ли смутить, то ли взглядом дырку просверлить. Вольф Мессинг сельского разлива.

Притомившись, при поддержке коллег, продолжил «показательные выступления», поплевывая в следователя Чугунова: к нему, мол, «с Москвы приезжать будут эти, по делу Голунова, учиться».

Поскольку в итоге в записях не нашли никаких различий, «смотрины» было решено закончить. Но у адвокатов осталось еще одно ходатайство. По просьбе доверителя они хотели предоставить суду наполненные газом баллоны — как у потерпевшего — которые с 6–7 февраля подвергали экспериментам, в том числе и нагреву и «с ними ничего не случилось». И они «не побоялись и с ними в багажнике приехали…»

Представитель «Омской областной газовой компании», вместе со мной присутствующий на суде, был фундаментально спокоен. Он ранее, по просьбе СК, выступал экспертом и все перипетии дела прекрасно знал. Но услышав про «эксперименты», он буквально подпрыгнул. Уточнив:

— Это всё записывается, я полагаю?

На реплику адвоката

— Мы все храним дома баллоны…

резонно заметил:

Но не те, которые подверглись термической обработке.

Позже он объяснил, что при нагреве происходят необратимые изменения в металле и взрыв может прогреметь в любую секунду.

Его реплика вызвала дружный хор адвокатов & Скиллера:

— Вы кто?!

— Пришел послушать.

— Тогда молча сидите и слушайте.

Как потом не разливался соловьем уже сам Скиллер, что они «наглядно предоставят», «эксперимент проводила не женщина с пэтэушным образованием, а кандидат или доцент кафедры теплотехники» «они (баллоны) живут и не взрываются», «иначе бы наша промышленность и государство не позволило бы…», патетически закончив:

— Я же тоже хочу жить.

Судья решила всё же не рисковать и в ходатайстве отказала. Крайне раздосадованный, Скиллер пустил последний «залп» по потерпевшему:

— Человек, который боится … при некачественном отношении к баллону… не стал не единожды бы приезжать…

— Судья уточнила:

— Потерпевший заправлял у вас баллоны?

— Да.

От такой наглости мужчина даже рассмеялся.

— Да ноги моей на вашей заправке не было!

— А позаписи в журнале был! Вон и подпись.

Моя?!

А то чья ж!

В итоге кое-как согласовали со всеми тремя адвокатами «совместную» дату присутствия в суде — оказалось не раньше конца сентября — и разошлись. Слава богу, ведь нам предстоял еще долгий путь домой. 

СЕРИЯ ВТОРАЯ

В «серии» от 25 сентября, которая началась с традиционного опоздания ответчика со свитой, хотелось бы отметить несколько моментов.

Во-первых, хм, несколько странное поведение главы омского «Ростехнадзора» Демидовича Олега Александровича и двух прибывших с ним инспекторов. Поскольку хозяин заправки Скиллер уверял, что его пункт заправки бытовых баллонов работал в режиме пусконаладки, основной вопрос к г-ну Демидовичу: имел ли право г-н Скиллер продавать баллоны в этом случае?

Ответы главы «Ростехнадзора» были весьма неопределенны и расплывчаты: не готов, не знаю, надо поднять документы.

Единственное нарушение, в котором был уверен глава «Ростехнадзора» — отсутствие у оператора корочек на налив бытовых баллонов. Всё.

Справка:

Демидович Олег Александрович с 2005 по 2017 года состоял на государственной гражданской службе в должности государственного инспектора Ростехнадзора. Назначен заместителем руководителя Сибирского управления Ростехнадзора приказом Ростехнадзора от 31.05.2017 года № 54/тк.

И с таким опытом работы ни одного внятного ответа? Простите, уважаемый, зачем тогда вы вообще явились в суд?

Под стать руководителю и инспектора — они просто отказались от своих показаний. Дескать тогда, на месте, они недостаточно изучили проектною документацию, когда в первый раз давали показания, поэтому сейчас от них отказываются.

Всё! То бишь люди расписались в своей некомпетентности? Или, взяли грех на душу — соврали… Хотя любому, мало-мальски грамотному инспектору ясно, что данная колонка не обеспечивает ни весового контроля, ни своевременной отсечки.

Смешно? Было бы, если бы не 5! погибших детей. При этом, согласно поправке к технологической документации, на АГЗС, в пункте налива газа дожна стоять установка для налива бытового газа, а по факту — для налива автомобилей.

Если бы был авторский надзор после строительства — а он обязан быть! — этого бы не произошло.

Сколько еще таких «смешных» моментов было в суде! Например, согласно приказа «Ростехнадзора» «Баллоны после наполнения газом должны подвергаться контрольной проверке путем взвешивания или иным, обеспечивающим контроль за степенью наполнения». Оказывается, г-н Скиллер пользуется исключительно «иным способом» — имеет право! Какое там взвешивание, когда можно просто наклонить баллон. И? И если «булькает», значит заполнен не «под завязку», всё норм.

И судья вроде согласна: а чем не иной способ? Хотя даже не специалисту ясно: хоть занаклоняйся, хоть забулькайся, ни вес, ни объем определить это не поможет. Чтобы опровергнуть очевидный бред, придется делать дополнительный запрос в московский «Ростехнадзор» и в омский «Центр стандартизации и метрологии». Опять украденное время.

Еще момент. Согласно правилу налива газа, на открытом воздухе при температуре -20 и ниже наливать уже нельзя. На что Скиллер «резонно» замечает:

— Так мы же наливали не на открытом воздухе. Стены построены, крыша есть.

Судья:

Но ваше помещение не отапливается?

Нет, не отапливается. Но правило про -20 градусов для открытых площадок, а у нас закрытая.

Действительно, и где взять правило, что на закрытых, но неотапливаемых наливать нельзя? Театр абсурда какой-то! Тем не менее, судья считает, что надо найти либо подтверждение, либо опровержение этому… м-м-м…… заявлению.

Ну что еще? Защита привлекла очередного «эксперта» — некто Фатеев Михаил Михайлович, который таковым не является, хотя достаточно потрудился в газоснабжающих организациях. Он со всей ответсвенностью заявил, что «ничего взорваться было не должно.» Хм, таких «спецов» море и следующий на «голубом глазу» может уверенно заявить, что взорваться должно было всё.

Кстати, по экспертизе. Три независимые организации проводили пожарную экспертизу и все три подтвердили, что эпицентр взрыва был не в районе печки жилого дома. Что полностью опровергает заявление Скиллера, будто потерпевший засунул баллон на печь.

Защита поставила их результаты под сомнеие: якобы ИХ эксперты, в частности из СИБАДИ, заявили, что экспертиза неверная, заинтересованная. А кто заинтересовал и, главное, чем? Неужели те самые потерпевшие, у которых дом сгорел, дети погибли?..

И которые едва сводят сегодня концы с концами?

Намек на ангажированность прокурора… Кто его ангажировал, неважно, главное в другом — теперь придется ждать еще одной, независимой экспертизы от организации, на которую укажет судья.

Абсю-ю-юрд. Ширится и множится. И в него волей-неволей вовлечены все: судья, прокурор, потерпевшие…

Кстати, некоторые из тех, кто давал показания, вроде бы и дельные специалисты, и порядочные люди… Те, кто их знает, думали, что «Они хотя бы отмолчатся, а они защищают Скиллера в три горла». Почему? Остается только догадываться.

Зато не осталось никаких сомнений ПОЧЕМУ казалось бы такое простое и ясное дело «мусолят», по сути, почти два года: НИКТО НЕ ХОЧЕТ ОТВЕЧАТЬ. И если дело пойдет ТАК и дальше — и не будет. Кроме несчастной семьи, потерявшей всё: детей, дом, надежду.

На справедливость.

Ульяна Нескорова

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Источник: https://bk55.ru/news/article/159339/

Позицию по обстоятельствам дела можно менять бесконечно и безнаказанно

Судья на заседании спрашивает стороны о случившемся или нет?

Никто не может противоречить своему собственному предыдущему поведению (venire contra factum proprium) – принцип римского права и (более того!) обычной человеческой логики, крайне редко применяемый в гражданском судопроизводстве (во всяком случае формально).

Суть его применительно к гражданскому процессу, на мой взгляд, должна сводиться к тому, что изменение стороной своей позиции по делу относительно обстоятельств, имеющих значение для его разрешения (вопросы факта) должно приводить к тому, что сама эта «уточненная» позиция вместе с доказательствами, ее подтверждающими должна отвергаться судом только по мотиву ее противоречия с ранее данными объяснениями/представленными доказательствами. Без исследования доказательств по существу.

Сторона, такое изменение позиции допустившая, помимо указанного принципа римского права нарушает еще и п.3,4 ст.1, п.1 ст.10 и (в зависимости от обстоятельств конкретного дела) п.3 ст.432 ГК РФ.

Если говорить простым языком, без всяких «злоупотреблений правом, изменений процессуальной позиции и т.п.» сторона по делу в указанной выше ситуации нагло и беззастенчиво врет суду.

Нагло и беззастенчиво потому, что ложь в данном случае абсолютно очевидна.

Чем кстати дополнительно еще и выражает суду свое неуважение (в этом конкретном случае, к сожалению, ненаказуемое в административном/уголовном порядке).

Стоит отметить, что на практике судьями, как правило учитывается «изменение позиции» и соответствующие доказательства оцениваются надлежащим образом (т.е. критически).

Однако, сама возможность безнаказанно говорить суду сначала одно, а потом другое на мой взгляд умаляет авторитет судебной власти и является насмешкой над правосудием, затягивает рассмотрение спора, позволяет недобросовестным его участникам (в т.ч.

представителям) периодически рассказывать разные версии случившегося, которые суд вынужден всерьез проверять.

Правило « эстоппель » проистекает из общих начал гражданского законодательства и является частным случаем проявления принципа добросовестности, и применяется по прямому указанию – в ситуации, когда сторона исполнила обязательство, а потом ссылается на незаключенность договора. Например: исполнил заемщик частично обязанность по возврату долга (есть доказательство), но при этом отрицает само существование обязательства (Постановление по делу №2-141/18). К большинству случаев изменения позиции по делу по фактическим обстоятельствам эстоппель не применим, нужно руководствоваться общими началами. Однако, я заметил, что СОЮ стараются избегать ссылок на ст.1,10 ГК РФ, не оценивая в судебных актах изменение позиции стороны по обстоятельствам спора, а проводя оценку последней (какая бы по счету она ни была) версии стороны, и доказательств ее подтверждающих.

Два примера (раздел имущества):

  1. Процессуальный оппонент изначально дает объяснение, что квартира приобретена на общие средства супругов, накопленные «под матрасом» в течение нескольких лет, должна делиться пополам. Спустя 3 судебных заседания «вдруг» оказывается, что был договор дарения оппоненту денежных средств на покупку квартиры (который предъявляется суду, вместе с дарителем – папой (опрошен как свидетель), поэтому большая ее часть – личная собственность оппонента. Как же оценивает суд такую «процессуальную наглость»? Суд сначала оценивает все представленные доказательства последней версии событий (договор дарения, показания свидетеля) по существу – «не представлено доказательств, что даритель обладал средствами, даритель и одаряемая близкие родственники и т.п.», и лишь в конце кротко отмечает, что еще и «не может оставить без внимания изменение позиции по делу» (апелляция не пишет и этого, просто всерьез оценивая указанные доказательства по существу!).
  2. Оппонент: «деньги на квартиру подарил папа, есть договор дарения». Он же, спустя два заседания: «квартира куплена на кредитные средства, часть денег подарила мама (и представлена долговая расписка от мамы!), часть дал в долг папа (нет расписки)». Небеса не разверзлись, оппонент не вышвырнут из зала, судья (прекрасно все понимая) принимается всерьез проверять «новую версию» стороны, подробно опрашивая оппонента и свидетелей. Сколько еще будет таких версий? Три, пять или на двух остановимся?! И как оценит суд такую наглость? Думаю, что в решении – никак. Вновь будет оценка всех доказательств по существу, представленных в подтверждение «последней версии правды». «Он же ответчик, его за заведомо ложные показания не привлечешь…что хочет, то и говорит» (как однажды сказала в заседании одна судья).

Наглую и беззастенчивую ложь суду (коей являются различные новые версии старых событий по делу) можно и нужно пресекать. Поскольку судьи как правило в решениях не называют вещи своими именами (ни разу не видел, чтобы лжеца назвали лжецом, ну или более нейтрально «сторона вводит суд в заблуждение»), предлагаю им помочь:

– Обращать особое внимание суда на злоупотребление правом путем изменения пояснений относительно обстоятельств дела, со ссылкой на п.3,4 ст.1, п.1 ст.10 ГК РФ (также в некоторых случаях п.3 ст.

432 ГК), можно с применением латыни (venire contra factum proprium),  как на достаточное основание для того, чтобы отвергнуть новую позицию стороны и представленные ею доказательства, без их оценки по существу.

– Предложить логичное правовое последствие такого злоупотребления: «принцип первых пояснений». Не последних (как это делают суды на практике, проверяя очередную нескладную ложь), а именно первых.

Если сторона изменила свои пояснения по обстоятельствам дела суд начинает проверять и оценивать их последнюю версию и представленные в обоснование доказательства. А нужно проверять и оценивать самую первую! (да-да, это по аналогии с оценкой показаний подсудимого по уголовному делу – первые самые достоверные.

При том, что сторона по гражданскому делу находится в гораздо более мягких условиях и продумать свои первые пояснения может заблаговременно). Все прочие версии событий должны отвергаться априори.

Вот как это может выглядеть на практике: «Я взял в долг у мамы на покупку квартиры (первая версия)..мама подарила мне деньги на покупку квартиры (вторая версия)» – суд разъясняет стороненеобходимость доказать первую версию (долг), вторая версия (и доказательства в подтверждение) игнорируется со ссылкой на злоупотребление правом.

Я не склонен к излишнему морализаторству, но и превращать суд в балаган считаю недопустимым. Если уж сторона считает необходимым и допустимым конструирование своей версии событий, то пусть эта версия придумывается и продумывается один раз.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/poziciyu_po_obstoyatelstvam_dela_mozhno_menyat_beskonechno_i_beznakazanno/81284

Как вести себя в процессе судебного заседания – помощь Юриста в суде

Судья на заседании спрашивает стороны о случившемся или нет?

Итак, случилось, что вам пришлось защищать или восстанавливать свои права в Суде. Для большинства числа обывателей это абсолютно не знакомое, а для некоторых стрессовая обстановка, ибо все телешоу на тему Суда и кадры из фильмов о Суде имеют весьма посредственное отношение к реальности.

Мы расскажем вам основные общие черты судебного заседания суда первой инстанции и как себя на нем вести.

Судебное разбирательство обычно состоит минимум из трех заседаний, которые по закону называются следующим образом:

  • Беседа;
  • Предварительное судебное заседание;
  • Разбирательство дела по существу (основное судебное заседание).

Беседа

На этом судебном заседании Судья выясняет у сторон в общих чертах их позицию по делу.

Суд спрашивает у Истца, чего он хочет в итоге, почему и на каком основание он этого хочет (Истец пересказывает своими словами суть искового заявления). А ответчик должен пояснить Суду признает ли он иск или не признает его. В случае не признания необходимо обосновать, почему и в связи, с чем он с ним не согласен.

В случае если дело простое, например развод с разделом имущества, на заседании присутствуют обе стороны, и ответчик не заявляет возражений, по поводу стоимости делимого имущества Судья может с согласия сторон разрешить дело по существу (вынести решение) сразу же перейдя к основному судебному заседанию, но это бывает крайне редко.

Предварительное судебное заседание

На предварительном судебном заседании Суд производит подготовку дела к разбирательству по существу.

На этом заседании стороны могут заявить ходатайства о привлечении свидетелей, которых они считают необходимо заслушать Суду, ходатайства о направлении запросов об истребовании доказательств у третьих лиц, ходатайства о назначении не обходимых, по мнению сторон экспертиз или привлечение нужных специалистов.

Важно понимать, что при обосновании необходимости вызова в Суд свидетеля необходимо пояснить Суду следующее: ФИО свидетеля полностью, его контактную информацию (адрес места жительства, телефон), кем он вам приходится (например, родственник, коллега по работе, очевидец происшествия и т.д.), какую информацию он может сообщить Суду и какое он имеет отношение к рассматриваемому делу.

Помните, обеспечение явки свидетеля, в случае его привлечения Судом, это забота именно той стороны, которая на него ссылается, а не Суда!

Ходатайство о запросе доказательств от третьих лиц должно содержать следующее:

  • Указание, описание, какое именно доказательство вам необходимо (например, если вы оспариваете совершённую сделку с недвижимостью, то необходимо запросить материалы регистрационного дела по интересующему вас объекту недвижимости, или если вы взыскивайте ущерб, причинённый вам во время ДТП, виновник которого оспаривает свою виновность, то вы запрашиваете видеозапись с камер уличного видеонаблюдения о случившемся ДТП т.д.);
  • ФИО лица полностью и вся его контактная информация, если лицо у которого необходимо запросить доказательства физическое лицо, либо полное наименование и адрес, если обладатель доказательств организация;
  • Описание почему данное доказательство вы не можете предоставить Суду самостоятельно;
  • Информацию, сведения, факты которые будут подтверждены искомыми доказательствами;
  • Об экспертизе необходимо заявлять в случае, если для разрешения, заявленного в Суд спора, необходимо изучить вопросы из области специальных познаний (например, при защите прав потребителя купившего контрафактную норковую шубу только эксперт ответственно компетентен, проверять и утверждать, что на самом деле шуба не из меха норки, или только почерковедческая экспертиза может определить подлинность оспариваемой расписки, назначается судебная экспертиза по определению размера ущерба причинённого залитием квартиры и имущества и пр.).

Специалистов Суд привлекает в случае необходимости получения квалифицированных разъяснений по существу спора, например, при споре об определении места жительства ребенка, после развода родителей, Суду будет необходимо разъяснения Педагога-психолога с кем из родителей предпочтительней оставить ребенка для его благополучного развития как личности и по каким причинам.

После того как разрешены все заявленные сторонами ходатайства, проведены экспертизы, в случае ее назначения, при согласии сторон с тем что дело готово к рассмотрению по существу Суд соответственно переходит непосредственному к разрешению дела.

ВАЖНО! На всякий случай считаем необходимым уточнить, что вход в здание суда осуществляется по оригиналу паспорта гражданина, в суд категорически запрещается проносить какие либо колюще-режущие предметы (пилочка для ногтей, ножницы маникюрные в том числе), любые средства самообороны (баллончики, электрошокеры, травматы).

Все судебные заседания проходят примерно по одному сценарию

Пример. Судебное заседание назначается на 10 утра, значит, вам необходимо явиться примерно за 10 минут до судебного заседания и сообщить о своем прибытие секретарю Судьи, дальше следовать его инструкциям. При входе и выходе Судьи в зал необходимо вставать, так же стоя отвечаем на вопросы Судьи, иных участников дела (если Судья не скажет, что можно отвечать сидя).

Перед началом судебного заседания Судья оглашает права и обязанности участников судебного процесса, после чего берется расписка подтверждающая ознакомление с правами и обязанностями, после этого председательствующий оглашает состав Суда (свою ФИО и ФИО секретаря заседания), оглашение состава заканчивается вопросом «Доверяют ли стороны данному составу и нет ли отводов?».

Отвод Суду можно заявить в случаях, если у вас есть доказательства заинтересованности Судьи в определенном исходе дела либо вы точно знаете, что кто-то из состава Суда является родственником одной из сторон.

Судья спрашивает, имеются ли у сторон заявления, возражения, ходатайства перед началом рассмотрения дела.

В этот момент можно подать уточнения или дополнения к ранее поданному Исковому заявлению, возражения на Исковое заявление, если они ранее не были поданы, встречные Исковые заявления если для этого есть повод, ходатайства о привлечении третьих лиц, если они необходимы, ходатайства об отложении судебного разбирательства, если для этого есть существенный повод и т.д.

Следующий этап заседания – это оглашение сути рассматриваемого дела. Судья зачитывает Иск, затем возражения, если таковы были поданы в Суд заранее, отзывы третьих лиц, в случае наличия таковых, после этого Суд дает право голоса по очереди: истцу, ответчику, третьим лицам.

Важно, высказывать свое мнение, комментировать позицию другой стороны, можно только после предоставления права голоса Судом, перебивание выступающего, комментирования вслух, разговор с третьим лицом во время заседания вне предоставленного права голоса Судьей, может быть расценено как неуважение к Суду с вынесением наказания.

При начале выступления или обращения к Суду начинаем речь со слов «Уважаемый Суд …».

При первоначальном пояснении у истца есть возможность сообщить Суду все, что на его взгляд имеет отношение к рассматриваемому делу, даже если это не указанно в Исковом заявлении. Так же как и при составлении Искового заявления, выступление должно быть подробным в деталях, последовательно.

После выступления наступает очередь вопросов, сначала Суд задает все интересующие его вопросы, затем право задавать вопросы передается другим участникам процесса. После выступления истца право выступления переходит к ответчику, а затем к третьим лицам, их выступление проходит по тем же правилам, что и выступление истца.

Важно, что когда нам предоставлено право задавать вопросы мы должны задавать лишь вопросы, не должно быть споров, не должно быть рассуждений о нашей не согласности с выступившим, для этого будет отдельная стадия процесса.

После выступления всех, как правило, Суд заслушивает свидетелей, при наличии таковых. Выступление свидетелей проходит примерно по тому же сценарию, что и выступление сторон.

Со свидетеля берется расписка о том, что он предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Свидетель рассказывает все, что ему известно, по сути, спора, затем Судья задает вопросы по интересующим его деталям спора, после Судьи вопросы свидетелю задает та сторона, которая его вызывала, а затем все остальные.

После свидетелей Суд в случае отсутствия у сторон возражений, ходатайств о привлечении новых свидетелей, запросов дополнительных доказательств, проведение экспертиз, необходимость которых могла возникнуть по итогам всех выступлений, переходит к изучению материалов дела (письменных доказательств).

Данная стадия представляет собой последовательное оглашение имеющихся в материалах дела документов и краткий пересказ их содержания на этой стадии у сторон есть право просить Суд огласить какой либо документ подробно, обратить внимание Суда на какой либо документ в общем или его элемент в частности своим комментарием, который будет внесен в протокол судебного заседания.

После завершения изучения письменных доказательств у сторон так же появляется право на подачу ходатайств о новых свидетелях, запросах, либо приобщение имеющихся у стороны тех документов, которых на ее взгляд не хватает в озвученных материалах, при этом надо будет объяснить Суду, что это за документ, откуда он взялся и для чего он нужен в рассматриваемом деле. В случае если доводы будут убедительны, а другие стороны не заявят обоснованных возражений, то ходатайства будут удовлетворены, а документы приобщены.

В случае удовлетворения ходатайств о новых свидетелях или запросе новых доказательств, будет частично повторена, та часть процесса, которая будет соответствовать удовлетворенному ходатайству (опрос свидетелей, изучение письменных доказательств).

После завершения изучения всех документов заслушивания новых свидетелей, если таковы появятся, Суд переходит к Прениям сторон.

Прения – это выступления, в котором сторона кратко излагает свою позицию по делу и комментирует выступления других участников процесса, свидетелей, специалистов (если такие привлекались), озвучивает свои умозаключения по изученным доказательствам, завершается это выступление выводами и озвучиванием требований Суду (например, в связи со всем сказанным считаю необходимым исковые требования удовлетворить в полном объеме). Таким образом, выступают все стороны по делу.

После того, как все высказались Суд дает сторонам по очереди право реплики. Реплика – это короткая резюме своих слов относительно озвученных слов оппонента.

Выслушав всех, Суд удаляется в совещательную комнату, после чего выносится Решение. Важно, вопросы Суду задавать нельзя, обращаться к Суду заявлениями, ходатайствами, просьбами можно только до слов Судьи: «Суд удаляется в совещательную комнату».

Мы всегда готовы предоставить вам услугу Юриста по представлению ваших интересов в суде, помочь подготовить свою позицию в суде и правильно ее отстоять.

Источник: https://xn--80adbml7bedgk2k.xn--p1ai/kak-vesti-sebya-v-processe-sudebnogo-zasedaniya/

Криминальный мир
Добавить комментарий