Судебное решение по поводу работника фирмы обнаружено на сайте, является ли это вторжением в личную жизнь?

Полиграф Полиграфович, или Все кругом воры. Почему работодатели дошли до такого?

Судебное решение по поводу работника фирмы обнаружено на сайте, является ли это вторжением в личную жизнь?

«ДокУмент, Филипп Филиппыч, мне надо…»

Тут у меня много вопросов. Какой нужен докУмент, чтобы подвергнуть человека проверке на полиграфе (детекторе лжи)? Такой ли уж это эффективный и объективный детектор лжи или правды? Вот мне всегда было интересно, как к этому вопросу относятся обычные люди?

Обычные люди – это действительные и потенциальные работники очень разных компаний (не силовики).

Не берусь сказать точно, но все ли крупные компании сегодня делают это, заставляя сотрудников режимом конфиденциальности молчать? Компании эти содержат штатного психолога, покупая дешевое (дорогое) оборудование или привлекают психологов со стороны? А мелкие компании зачем это делают и как часто? Хочу обсудить тут вне контекста уголовных дел.

Кстати, на рынке сейчас много предложений оказать услуги «проверки сотрудников» за ваши деньги (погуглите). На просторах интернета можно увидеть следующие призывы рекламного характера:

         «Проверка на полиграфе за 45 минут выявит 90% схем хищений и махинаций в вашей компании».

      «Прогноз и оценка риска кандидата. Выявление и “отсев” сотрудников, способных нанести финансовый ущерб бизнесу».

          «Базовая проверка на причастность (например, к краже)».

Отдельно предлагают «поскринить» руководящее звено, как наиболее подозрительный и слабый (к различным соблазнам) контингент. Выглядит все это, прямо скажем, малопривлекательно и даже унизительно (для сотрудника, конечно).

Интерес бизнеса более или менее понятен – жизнь жестокая штука (рейдерство, слив информации или чего хуже). А в чем же интерес сотрудника? Наверное, ответ прост – сохранить работу или получить работу, подчиняясь корпоративной «политике рабства» (как мне это видится).

Далее фантазирую. Представьте, сотрудник добросовестно работает много лет, он был всегда лоялен к компании, непритязателен и зарекомендовал себя хорошо. И вдруг он получает от работодателя требование пройти проверку на детекторе лжи без всяких причин.

Скорее всего, это была лишь свежая идея службы безопасности, где появился «человек» с соответствующим бэкграундом. «Человек» этот популярно объяснил всегда (!) испуганному отечественными реалиями владельцу бизнеса важность срочного повального подчинения сотрудников дисциплине не только поведения, но и дисциплине сознания.

И вот владелец бизнеса дал волю непреодолимому желанию залезть в голову каждого сотрудника и там покопаться. В такой ситуации мнительный работодатель вдруг вспоминает нечто, что наводит его на подозрение продажности его добросовестного, лояльного сотрудника.

Почему же такая мысль вдруг начинает поедать и без того воспаленный мозг работодателя? Разные могут быть причины. Например, работодатель экономит на зарплате сотрудника, не балует его бонусами и социальным пакетом.

Работодатель где-то на задворках своего сознания понимает, что не доплачивает и не мотивирует, начиная думать, что такой «сотрудник-раб» (как мне это видится) не может быть лоялен бизнесу при таких условиях.

И вот работодатель уже почти уверен, что сотрудник «наверняка что-то скрывает», и тайну эту надо срочно раскрыть путем проведения его проверки на полиграфе. А чтобы все знать заранее про людей, которые почему-то готовы согласиться за очень маленькую зарплату пахать без выходных и отпусков, проявляя ту самую лояльность, следует пропустить и таких людей через полиграф еще до заключения трудового договора.

Силовые структуры, связанные с государственной тайной, еще можно хоть как-то понять. В крупных компаниях все чего-то страшно боятся. Но мелкие компании, которые почти не видны на рынке, им-то это зачем? Итак, ставлю вопрос на обсуждение.

На одном из продающих услуги сайтов нашла научное определение сего действа, цитирую: «Психофизиологическое исследование с применением полиграфа — инструментальное обследование с целью выявления физиологических реакций организма, свидетельствующих о преднамеренном скрывании (!) информации.

При производстве психофизиологической экспертизы полиграфолог оценивает психофизиологические реакции опрашиваемого лица на те или иные визуальные или вербальные стимулы, после чего выносит суждение (!) об их субъективной (!) значимости, которая свидетельствует (?) о наличии в памяти человека следов какого-либо события или его отдельных составляющих.

Выявление таких следов может (!) служить основанием для решения вопроса о сокрытии таким лицом информации о расследуемом событии.»

Кто может это проводить, цитирую также с того сайта: «Обследование проводится квалифицированным (!) специалистом, имеющим базовую подготовку по психофизиологии и прошедшим специальную подготовку по работе с полиграфом».

Алгоритм опроса примерно такой: «Формулировка вопроса должна предполагать односложный ответ – «да» или «нет». Ключевые слова в вопросе должны находиться в конце («Деньги из сейфа украли Вы?»).»

Что же происходит с правами в таком случае?

Похоже, обычно спрашивают согласия работника (потенциального работника) на проведение такой процедуры. Очень надеюсь, что спрашивают письменное согласие, а отказ работника не влияет на его дальнейшую судьбу (идеальный мир и я в нем идеальна (с).

Еще надеюсь, что сотрудник получает письменную гарантию (обязательство) не только работодателя, но еще и того лица, который проводит эту процедуру по договору с работодателем, о неразглашении полученной в результате информации.

Хотя эффективность таких гарантий объективно весьма спорна.

Тут расскажите мне поподробнее, знающие люди.

Потому что совсем недавно в новостях видела истории о том, (1) как съехавшая из прежнего здания миграционная служба бросила коробки с делами, в которых были обнаружены копии паспортов и прочие личные данные; (2) медицинское учреждение выбросило бумажные истории болезни людей, включая опять же копии паспортов и прочее, на ближайшую мусорку, а ветер благополучно разнес эти персональные данные во все стороны.  Документы не были уничтожены, их просто бросили в читаемом виде. Что уж говорить про цифровизацию процессов, бескрайние просторы интернета и повсеместно слабую информационную безопасность. Напомню, что на полиграфе могут задавать любые, самые пикантные вопросы.

Но ведь честному человеку, не наркоману, малопьющему гетеросексуалу как будто нечего скрывать, верно? Много раз слышала такое – «я совершенно прозрачен, чего мне бояться…».

Тем не менее, бояться есть чего, а именно – использования ваших персональных данных и сведений против вас же самих.

Даже у честного малопьющего человека есть право требовать соблюдения его прав и тем более работодателем, который давлеет над работником, непрозрачно намекая на его увольнение в случае отказа пройти проверку.

Ни для кого не секрет, что в уголовных делах адвокаты стараются избегать проверок их подзащитных на полиграфе. Не скажу наверняка, но в уголовном процессе суд не принимает в качестве доказательства результаты полиграфа.

Но в бизнесе юристы не возражают против такого рода «корпоративной политики». Наоборот, где-то на просторах Закон.

ру даже прочла, что мол совершенно необходимо разработать локальные нормативные акты, обязывающие сотрудников такую проверку проходить, установив жесткие механизмы.

Но можно ли даже просить такое согласие у сотрудника, не говоря уже о разработке подобного рода локальных документов, с точки зрения соблюдения конституционных прав? Вроде как у нас каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (статья 23 Конституции РФ).

Почему уголовные адвокаты это не любят?

Потому что существует огромная погрешность, связанная с качеством оборудования и уровнем квалификации эксперта. Кто-то смотрит диплом этого эксперта и «кто его дядя и тетя» (см.

«Гордость и предубеждение»)? Также важно текущее психологическое состояние испытуемого, состояние его здоровья, давление и температура, что он ел/пил накануне, какие лекарства принимает.

Кто вообще знает, что содержится в рядовых таблетках от давления или боли в желудке? Не каждый из нас фармацевт. Какая компания предлагает до полиграфа пройти медицинское обследование со всеми вытекающими? Думаю, никакая. Все «рубят косты», как сейчас принято говорить.

Какие уж тут расходы на медицинское обслуживание. Кстати, мне почему-то кажется, что еще не каждый врач понимает, какой именно препарат содержится в составе обычных лекарств и как этот препарат может повлиять на результаты полиграфа.

//www.youtube.com/watch?v=bgqyhHDe0U0

Круг замкнулся. Объективного результата никто и никогда не получит, а человек может пострадать, либо работодатель не заметит вора. Не лучше ли подумать о мотивации сотрудников, здоровом психологическом климате и уровне информационной безопасности в компании? Про ответственность «держателей» полученных в результате проверки ПД даже упоминать страшно.

Что происходит в судах?

Используя правовую систему, в первую очередь можно обнаружить ссылку на статью 76 ТК РФ (отстранение от работы).

Говорится о том, что нельзя отстранить от работы только потому, что работник отказался пройти проверку на детекторе лжи, ссылаясь на Апелляционное определение Омского областного суда от 07.05.2018 по делу N 33-2721/2018.

Хотя в данном деле суд не особенно старался углубиться в проблему, лишь формально говоря о содержании статьи 76 ТК РФ, которая мол не предусматривает такого основания для отстранения от работы.

Источник: //zakon.ru/Blogs/poligraf_poligrafovich_ili_vse_krugom_vory_pochemu_rabotodateli_doshli_do_takogo/77686

Обобщение судебной практики о преступлениях, связанных с незаконным проникновением в жилище (ст. 139 УК РФ)

Судебное решение по поводу работника фирмы обнаружено на сайте, является ли это вторжением в личную жизнь?

Важнейшим конституционным правом человека и гражданина является право на неприкосновенность жилища.

Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения(ст.25 Конституции РФ).

За незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, предусмотрена ответственность по ст.139 УК РФ. Судебная практика показывает значительный рост числа лиц, осужденных за совершение данных преступлений.

Зачастую нарушения неприкосновенности жилища совершается в совокупности с другими, как правило, более тяжкими преступлениями: убийством, причинением тяжкого вреда здоровью, изнасилованием, похищением человека. В этих случаях нарушение неприкосновенности жилища не является конечной целью, а совершается попутно для облегчения планируемого преступления, т.к. для этого необходимо проникнуть в жилище.

Среди причин, вызывающих рост числа этих преступлений в настоящее время, можно назвать: общее снижение правовой культуры граждан, неуважительное отношение к правам и свободам других лиц, обесценивание межличностных отношений, правовую безграмотность и правовой нигилизм.

Как показывает судебная практика, многие лица, привлеченные к ответственности, плохо понимают, что совершают преступление, вторгаясь в чужое жилище, например, к должникам с целью возврата долга, во время бытовых ссор, в процессе выяснения отношений между бывшими супругами, сожителями, знакомыми и по другим, как им кажется, «уважительным причинам».

Так, Новиков В.В. был осужден мировым судьей судебного участка № 46 Чернского района Тульской области за то, что, находясь  в состоянии алкогольного опьянения, пришел к входной двери квартиры, в которой проживала его знакомая Я., с целью поговорить с находившейся в квартире Х.

Постучал в дверь, но ему никто не открыл. После чего с силой дернул ручку входной двери, в результате чего сломался внутренний засов, и дверь открылась. Затем Новиков В.В. незаконно проник через дверной проем внутрь квартиры, нарушив право Я.В. на неприкосновенность жилища. Действия Новикова В.В.

квалифицированы по ч.1 ст.139 УК РФ.

Другой пример: Романов А.Н., будучи в состоянии алкогольного опьянения, решил проникнуть в жилище бывшей сожительницы, чтобы поговорить с ней. С этой целью он стал громко стучать в дверь ее квартиры.

Потерпевшая отказалась пустить Романова в свое жилище. Продолжая свои действия, он разбил стекло и через оконный проем незаконно проник в квартиру. Действия Романова были квалифицированы по ч. 1 ст.

139 УК РФ.

Общая характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ

Уголовная ответственность наступает за незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающих в нем лиц.

Объективная сторона преступления характеризуется незаконным проникновением в жилище, то есть совершенным против воли проживающего в нем лица либо в нарушение установленного законом или судебным решением порядка проникновения в жилище.

Проникнуть в жилище означает попасть внутрь (войти в пределы жилища), получить доступ для этого (взломать запор, открыть дверь похищенным, подобранным или изготовленным ключом, разбить или вскрыть запертое окно, сделать пролом в стене и т.п.). Способы проникновения могут быть как открытыми, так и тайными.

Пункт 10 статьи 5 УПК Российской Федерации определяет понятие жилища применительно к целям уголовно-процессуального регулирования производства различных следственных и иных процессуальных действий, жилище- это индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания.

Согласно примечанию к статье 139 УК Российской Федерации, устанавливающей ответственность за нарушение неприкосновенности жилища, под жилищем в этой статье, а также в других статьях Уголовного кодекса Российской Федерации понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

При определении признаков жилища следует отличать помещения, предназначенные для постоянного или временного проживания, от помещений, приспособленных для временного проживания. Не является жилищем, например, складское, подвальное, чердачное или иное помещение, приспособленное бездомным для его проживания.

С учетом того, что преступлением, предусмотренным в ст.

139 УК РФ, нарушаются конституционные права граждан на неприкосновенность их жилища, проникновение в помещение, хотя и предназначенное для постоянного или временного проживания (пустующую квартиру в новом доме), хотя бы и принадлежащее кому-либо на правах собственности, не может квалифицироваться по ст.139 УК. Существенным признаком помещения как жилища является использование его в таком качестве.

Преступлением является незаконное проникновение в чужое жилище.

Незаконным является такое проникновение в жилище, которое совершается помимо воли проживающих в нем лиц (за исключением случаев, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения).

Нарушение неприкосновенности жилища при наличии в этих действиях признаков самоуправства должно квалифицироваться по совокупности преступлений.

Правильно по совокупности преступлений, предусмотренных ч.1 ст.139 УК РФ и п. «а» ч.2 ст.

132 УК РФ, были квалифицированы действия Шмелева, Скрягина, Шаталова и Чижикова, которые ночью, без согласия потерпевшей, взломав запорное устройство двери, вошли в ее жилище, после чего совершили с ней иные действия сексуального характера с применением насилия и угрозой применения насилия  группой лиц. Приговор Ясногорского районного суда Тульской области (судья Данилина О.И.) в отношении Шмелева Н.В., Скрягина А.Г., Шаталова А.А. и Чижикова С.Е. оставлен без изменения судом кассационной инстанции.

Способ незаконного проникновения в жилище может быть любым и не  влияет на квалификацию деяния. Незаконным будет проникновение в жилище не только в тех случаях, когда открыто игнорируется согласие, но также если оно осуществляется путем обмана, например путем предъявления подложного документа на проведение обыска

Так, Журов Е.Б. осужден по ч.1 ст.139 и ч.2 ст.131 УК РФ. Представившись сотрудником милиции, он незаконно проник в квартиру Б., где совершил изнасилование.

Преступление признается оконченным с момента незаконного проникновения в пределы жилища, независимо от продолжительности нахождения в нем.

В случае признания лица виновным в совершении хищения чужого имущества путем незаконного проникновения в жилище дополнительной квалификации по статье 139 УК РФ не требуется, поскольку такое незаконное действие является квалифицирующим признаком кражи, грабежа или разбоя.

Диспозиция ч.1 ст.139 УК РФ сформулирована таким образом, что допускает различное толкование понимания проникновения «против воли проживающего в нем лица», что составляет трудность для единообразного применении закона.

Это относится к случаям, когда лицом совершается незаконное проникновение в жилище, в котором отсутствуют проживающие лица (находятся на работе, в отпуске и т.п.).

Из изученных дел следует, что мировые судьи квалифицируют такие действия как незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица.

Так, Веселов К.Л., находясь  в состоянии алкогольного опьянения, замерз и с целью погреться без согласия собственника Р. и находившейся в доме Ш., проник через оконный проем в  жилой дом, где уснул. Действия Веселова квалифицированы по ч. 1 ст. 139 УК РФ.

Конечно, в целях единообразного понимания проникновения в жилище против воли проживающего в нем лица требуется совершенствование редакции ст. 139 УК РФ.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, то есть виновное лицо сознает, что нарушает неприкосновенность жилища, и желает этого. Мотив преступления не влияет на квалификацию деяния по ст. 139 УК РФ.

При рассмотрении уголовных дел судьям надлежит выяснять, где зарегистрирован и фактически проживает подсудимый, не проживает ли он в жилом помещении, не находится ли в нем, принадлежащее ему имущество, и т.д.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицирующий признак ч.2 ст.139 УК — применение насилия или угрозы его применения. Этот признак определяет способ незаконного проникновения в чужое жилище: причинение побоев, вреда здоровью или применение с целью подавления сопротивления потерпевшего физической силы без побоев или причинения вреда здоровью, а также угроза совершения этих действий.

В тех случаях, когда незаконное проникновение в жилище совершено с применением насилия (или угрозы его применения), причинившего средней тяжести или тяжкий вред здоровью, содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений: ч.2 ст.139 и статей 111, 112 УК РФ.

Совершение деяний, предусмотренных частями первой и второй ст.139 УК РФ, лицом, использующим для их совершения свое служебное положение, является особо квалифицирующим обстоятельством ( ч. 3 ст. 139 УК).

Служебное положение рассматривается как обстоятельство, определяющее способ совершения преступления, благодаря которому лицо имеет доступ к жилищу или возможность получить его. Незаконным использование служебного положения при проникновении в жилище будет тогда, когда пользование доступом к помещению выходит за рамки служебных полномочий, не входит в круг служебных обязанностей.

Незаконным использованием служебного положения при проникновении в жилище лицом, осуществляющим свои полномочия, будет и тогда, когда эти действия совершаются с нарушением установленного порядка (например, УПК РФ, Федерального закона от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Как уже было отмечено, ответственность за преступление, предусмотренное ст.139 УК РФ, наступает, если проникновение в жилище было незаконным. В соответствии со ст.

25 Конституции Российской Федерации проникновение в жилище считается незаконным, если оно совершено против воли проживающих в нем лиц.

Разрешается беспрепятственное проникновение в жилище в отдельных случаях, предусмотренных федеральными законами или на основании судебного решения.

Наиболее распространенной является ситуация, когда проживающие лица находятся в жилище и ясно дают понять, что возражают против вхождения в него. Проникновение в жилище при таких обстоятельствах является незаконным и должно влечь ответственность по ст.139 УК РФ.

Нередки случаи, когда лицо на законных основаниях входит в жилище, но в последующем отказывается его покинуть по требованию проживающего лица. Содержат ли такие действия состав рассматриваемого преступления? Очевидно, что нет, так как отсутствует общественно опасное деяние — незаконное проникновение в жилище.

Из общего правила, содержащего запрет на проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица, Конституция РФ делает два исключения. Беспрепятственное проникновение в жилище возможно в случаях, предусмотренных федеральным законом или на основании решения суда.

Фактически речь идет только о случаях, предусмотренных федеральными законами. Суд может разрешить проникновение в жилище только на основании федерального закона. В частности, давая разрешение следователю на производство обыска или выемки в жилище, суд руководствуется правилами, предусмотренными УПК РФ.

В Российской Федерации действует ряд таких законов.

Источник: //pravo163.ru/obobshhenie-sudebnoj-praktiki-o-prestupleniyax-svyazannyx-s-nezakonnym-proniknoveniem-v-zhilishhe-st-139-uk-rf/

Криминальный мир
Добавить комментарий