Сможет ли бывший молодой человек забрать телефон через полицию, если он подарил его мне?

«Бывший парень требует вернуть шубу и драгоценности. Отдавать?»

Сможет ли бывший молодой человек забрать телефон через полицию, если он подарил его мне?

– Я, конечно, знала, что расставание никогда не бывает красивым.

Люди ссорятся, на эмоциях обижают и оскорбляют друг друга, но даже представить себе не могла, что мой красивый роман с Максимом закончится так, что придется писать в газету и просить помощи адвоката, – так начинается письмо читательницы Инны из Минска.

– Мы прожили 5 лет в гражданском браке, теперь решили расстаться. А недавно бывший парень потребовал вернуть шубы, которые так красиво и щедро дарил на каждый Новый год. Можно сказать, это была традиция.

Представляете, ему нужны мои поношенные шубы! Зачем? Пока я пыталась переосмыслить все это, Максим позвонил на следующий день и потребовал еще отдать драгоценности и автомобиль, который он подарил он и оформил на меня. Скажите, он в своем уме? Будет в отместку носить мои сережки и золотые браслетики? Вот и хочу спросить у адвоката: неужели все придется отдать?

Это письмо вызвало на нашем сайте жаркую дискуссию. Позиция большинства читателей такова: мужчина не должен требовать то, что когда-то дарил своей любимой девушке, уходя – уходи.

История Инны далеко не единична. Когда моя приятельница расставалась с кавалером, он не устраивал никаких скандалов, не донимал по ночам звонками, но на прощание сказал:

– Так и быть, оставляю тебе ту дорогущую шубу, которую подарил. Можешь в ней ходить на работу, на встречи с подружками в кафе, но знай: если увижу, как ты идешь в моей шубе под руку с другим мужиком, драку устрою прямо на улице. Пусть он сам купит шубу и выгуливает тебя в ней!

Эти слова обиженного кавалера приятельница расценила как шутку и беззаботно ходила в ней на свидания. Город большой, встретиться с бывшим шансы минимальные, так зачем отказывать себе в удовольствии? А вот история расставания Марины и Антона никому смешной не казалось.

– Когда я подала заявление на развод, муж усадил меня за стол и протянул какой-то блокнот. Читай, мол. Открываю и не знаю: плакать или смеяться. Аккуратным почерком записаны все (!) подарки, которые он мне дарил и напротив каждого выставлена сумма в долларах. Ну и жмот! Все учел, подсчитал, заботливо перевел потраченную сумму по курсу Нацбанка.

Пока сижу ошарашенная, он спокойно заявляет: раз не хочешь со мной жить, верни тогда эти деньги. Знаешь, за два года совместной жизни набежало целое состояние – 300 долларов. Вот это щедрость! – рассказывает Марина. – Кстати, в этом блокноте была записана не только я – его друзья и родственники тоже были взяты на карандаш.

К примеру, как-то он поехал в Москву по делам, а в последний момент выяснилось: его близкому другу тоже туда надо. В общем, бывший муж потом выставил ему счет за бензин и… амортизацию автомобиля! В жизни бы до такого не додумалась! К счастью, развели нас быстро, никаких 300 долларов бывшему не отдавала. Зато теперь периодически от общих знакомых слышу фантастические рассказы.

Бывший муж уверяет – на меня было потрачено целое состояние, а я ничего не оценила и ушла к другому богатому мужчине.

МНЕНИЕ АДВОКАТА

«Подаренные вещи – ваша собственность, имеете право не отдавать»

– Режим общей совместной собственности на имущество возникает только в браке. При этом под браком понимается только брак, зарегистрированный в органах регистрации актов гражданского состояния (загс). Следовательно, если не доказано иное, указанные вами вещи принадлежат только вам.

Кроме того, если вещи приобретались на денежные средства вашего друга, но были подарены вам, то такие вещи будут рассматриваться как подарки (результат договора дарения).

В соответствии с законодательством дарение может быть отменено только в определенных случаях, например, при покушении на жизнь дарителя, жизнь его близких, причинении ему телесных повреждений.

Таким образом, при отсутствии вышеуказанных оснований вещи, подаренные вам вашим другом, являются вашей собственностью, и вы имеете право их не отдавать, – прокомментировала адвокат адвокатского бюро Евгения Малиновского Наталья Кисель.

ЧТО ДУМАЮТ ЧИТАТЕЛИKP.BY

«Не отдавай! Желаю в этой шубе еще встретить хорошего мужчину!»

ЗА:

Q:

Здесь речь идет даже не о совместном проживании, а о сожительстве. Так что вещи надо отдать парню и забыть о нем.

Или Инне будет приятно встречаться и сожительствовать с другим в шубах, драгоценностях и машинах первого? И не постеснялась же обратиться с такими вопросами к адвокату.

Неужели все придется отдать? Да отдай ты вещи, самой же будет легче. Хотя, вас, баб, не поймешь: парня не хочет, а его вещи хочет…

Поддерживаю:

Несколько лет назад подобное дело рассматривалось в суде Октябрьского района Минска. Там мужик якобы вещи покупал сестре, девушке дал поносить, она без спроса взяла и сфотографировалась на вечеринке. Дело было долгое и скандальное, тьма свидетелей и иная суета (товароведческие экспертизы, фотографии и переписка).

ПРОТИВ

Гость №522:

Боже, до чего же измельчал наш мужик! Нет слов… Ради чего жить, как не ради любви, женщин, детей? А сейчас что – живут за счет женщин, пользуются, и еще подарки забирают. Мужчины, помните свое звание, не становитесь мелочными бабами.

Гость №4636:

Товарищ купил машину и записал ее на имя девушки, с которой он не состоит в браке? А сейчас рассчитывает, что она ему эту машину отдаст? Ахахахахах!

интересное кино:

Это что же за подарки такие, которые можно дарить, пока живешь вместе с дарителем, а потом отбирать? Ничего себе хотят хитро устроиться парни – дарить “щедрые” подарки на время: пока вместе – они ее, а когда расстались – сразу его вещами становятся. И так многократно? Прямо прокат “подарков” на дому.

Гость №5670:

Дорогая девушка, не отдавай ни шубу, ни кольцо. Подарил – значит, твое. Пусть уходит, а вещи оставит! Желаю тебе в этой шубе еще встретить хорошего мужчину!

Гость №295:

Забирай и беги! Заслужила, пять лет жить с таким скрягой, небось и готовила ему, и ублажала. Я вот своему тоже банку духов отдавать не собираюсь, да и распшикалась она уже, за пять лет-то… Додумался, подарки забирать! Еще бы и детей, и кота бы забрал.

МУЖСКОЙ ВЗГЛЯД

«Если кольцо стоит больше, чем половина зарплаты – лучше подарок не брать»

– Чтобы не ошибиться в человеке и не попасть в такую ситуацию, раньше была очень правильная традиция: долго встречаться, присматриваться друг к другу и только потом начинать серьезные отношения. А сейчас как? Не успели познакомиться, уже через неделю живут вместе.

И девушку даже не смущает, что по сути малознакомый человек делает ей дорогие подарки, – комментирует «Комсомолке» психолог Лев Бойцов. – Первоначально нужно обращать внимание, насколько человек щедр – я не говорю про показную щедрость.

Посмотрите, как он относится к родителям, друзьям, какие у них взаимоотношения – искренние или во главе всего стоят деньги.

– А если уже все случилось, и теперь девушку ставят перед фактом, что нужно вернуть подарки – как быть?

– Раз требует – отдайте, чтобы этот человек больше не появлялся в вашей жизни. Ведь молодой человек может затаить обиду, а потом отомстить. Подумайте, стоит ли ради подаренного колечка идти на такие жертвы. Правда, если вы надеетесь на продолжение отношений, то оставляете подарки себе.

Знаете, много лет считалось: если ты принимаешь дорогой подарок, то это моветон, как будто твою любовь покупают. Чтобы не попасть в зависимое положение, не нужно принимать шикарные подарки. К примеру, если кольцо стоит половину твоей зарплаты – это нормально. Все, что по стоимости выше – лучше не брать.

Хотя сейчас модно говорить: «Лучшие друзья девушек – это бриллианты». Только мы забываем, что Мэрилин Монро шутила, когда пела эту песню. За такое колье, как ей дарили, нужно опуститься на глубину в 10 тысяч метров без скафандра (смеется).

Поэтому и мужчинам, и женщинам нужно быть осторожными, выбирая себе партнера.

Источник: https://www.kp.by/daily/26483.3/3351862/

«Я выгрызу тебе мозг!»

Сможет ли бывший молодой человек забрать телефон через полицию, если он подарил его мне?
Очередное «признание в любви» от молодого человека. Столица С

Пролетарский районный суд рассматрит уголовное дело 33-летнего жителя Саранска Антона Усанова, избившего бывшую избранницу! Причем с его стороны это уже не первый случай нападения на 30-летнюю Марину Сухову. По словам пострадавшей, последние месяцы она живет в настоящем кошмаре.

Усанов следит за ней, угрожает близким, ломает дверь бейсбольной битой, громит подъезд и даже… наводит порчу. Марине пришлось уволиться с работы, перевести ребенка в другое детское учреждение. Обращения в правоохранительные органы оказались малоэффективны. Молодого человека наказывали штрафом, но он продолжал издевательства.

Можно ли обезопасить себя от подобного «героя», выясняла Алена Нестерова.

Марина Сухова старается лишний раз не выходить на улицу, несмотря на теплую погоду. С ее маленькой дочкой чаще всего гуляет дедушка. Перед тем как отправиться в магазин, молодая мама просит соседскую девочку выйти на разведку.

Вдруг ее снова подстерегает бывший избранник, который устроит очередное «представление» с дракой, толпой зевак и вызовом полиции. Каждый день Марина получает СМС-сообщения с примерно одинаковым содержанием: «Слышь, бедолага, у тебя скоро откажут ноги», «Сегодня тебя убьют» и т. п.

В таком режиме Сухова живет уже несколько месяцев и сильно устала от бесконечной нервотрепки. А начиналось все весьма романтично…

Любовь

Они познакомились в декабре 2015 года. Марина попала в небольшое ДТП и попросила своего приятеля сходить с ней в гараж, чтобы забрать запасные колеса. По пути встретился молодой человек, который забыл ключи в своей машине и нечаянно захлопнул дверь. Это был Антон Усанов. Приятель Марины помог ему устранить проблему.

Сухова быстро забыла случайную встречу. А вот Антону красавица с точеной фигурой запала в душу. Несколько месяцев он искал девушку, а потом через социальные сети поздравил с днем рождения. Завязалась переписка. В процессе общения выяснилось, что мама Усанова живет в одном доме с Мариной. Наша героиня тогда переживала довольно непростой период жизни.

Она рассталась с молодым человеком, от которого ждала ребенка. Антон одобрил ее желание стать мамой и сказал, что всегда готов прийти на помощь. «Он был внимательным, заботливым, — вспоминает Марина. — Когда я родила, приносил фрукты, цветы. Мама Антона тоже ко мне хорошо относилась…» Усанов говорил, что готов воспитывать малышку как родную дочь.

Через некоторое время они стали жить вместе в квартире Суховой. Поначалу все складывалось хорошо. Дочка Марины даже стала называть Антона папой. Но счастливая жизнь продлилась недолго. Усанову не давала покоя ревность к биологическому отцу девочки. Хотя избранница не поддерживала с «бывшим» никаких отношений.

Да и к роли добытчика в семье молодой мужчина явно не привык. Зарабатывать особо не стремился. «Ему из продуктов требовались только пиво, рыбка и сухарики, — рассказывает Марина о совместном быте. — Но эта сторона вопроса меня мало беспокоила. Мне финансово помогают родственники. Нам с ребенком хватает.

А вот с пристрастием Антона к алкоголю мириться невозможно. Когда напивался, становился агрессивным и устраивал сцены. Протрезвев, вымаливал прощение, говорил, что любит и обязательно исправится. Сначала мне было жаль Антона. Хотелось ему помочь.

Я даже просила у родных денег на то, чтобы вылечить его от алкогольной зависимости, уговаривала пойти к анонимному психологу. Родные посмеялись над моим порывом спасительницы, а сейчас говорят: «Ну и кого теперь нужно спасать? Его или тебя?»

Нападения

Первый серьезный конфликт произошел в августе 2018 года. Во время очередного загула Усанов распустил руки. Сухова с испуганной дочкой выбежали на лестничную площадку. Соседка спрятала их в своей квартире от разъяренного дебошира и вызвала сотрудников полиции. От ударов у Марины остались гематомы. В отношении Усанова возбудили административное дело по статье «Побои».

Суд признал его виновным и выписал штраф — 5 тысяч рублей. «Мы расстались, но Антон не давал проходу, — вспоминает молодая мама. — Тогда я устроилась воспитательницей в детский сад, и он выслеживал меня по дороге на работу. Приставал в парке. За меня заступались посторонние люди. Антон просил начать отношения заново. Утверждал, что исправится.

Мы несколько раз начинали жить вместе и расходились. Последнее примирение было в декабре 2018 года. Мы вместе встретили Новый год. Но более-менее сносно прожили всего месяц. В феврале Антон устроил скандал из-за того, что я купила своему ребенку дорогую одежду, а ему… ничего. Обиделся, закатил истерику… Но я покупала вещи на деньги, которые к нему не имеют никакого отношения.

Антону вообще стало нравиться жить за мой счет. Однажды на рынке ему понравилась поддельная куртка Dolce & Gabbana, попросил купить. Теперь красуется в ней на фото в социальных сетях. Вообще такое потребительское отношение стало надоедать. Антон советовал выпросить у моих родных деньги на машину. Я возразила.

Сказала, что жить на деньги близких — это ненормально… Антон ответил, что родители обязаны содержать детей до конца жизни».

  • Такие следы «страсти» оставляет экс-возлюбленный
  • Марина Сухова мечтает, чтобы молодой человек оставил ее в покое

После этого инцидента Марина окончательно выставила Усанова за дверь. Неделю было затишье, а затем начался настоящий кошмар. «Он устроил слежку, — рассказывает Сухова. — К нему по каким-то причинам стала хорошо относиться заведующая детсадом, где я работала.

Сообщала Антону о моем рабочем графике, об отпуске без содержания, о том, куда я поехала… Антон поджидал меня после работы, оскорблял, угрожал. И так почти каждый день. Кричал, что выкрадет у меня ребенка.

Звонил в департамент дошкольного образования и рассказывал, что я наркоманка, алкоголичка и работала проституткой в бане на Кутузова. Каждое возвращение с работы стало испытанием. Мне пришлось уволиться, а дочь перевести в другой детсад». Даже у себя дома Марина не чувствовала себя в безопасности.

Дебошир мог прийти ночью и долбить в дверь бейсбольной битой, требуя выйти на разговор. Опасаясь за дочь и внучку, мама Суховой поселилась вместе с ними. Антон стал рассказывать ей по телефону о том, как порежет Марину ножом. Также Усанов распивал алкоголь и закусывал возле их квартиры.

Утром вся лестничная площадка была замусорена остатками продуктов, а на двери красовалось сердце, нарисованное кетчупом. Также мужчина пытался воздействовать на бывшую возлюбленную с помощью… колдовства. «Однажды возвращаюсь домой, а моя соседка-пенсионерка стоит и крестится, — вспоминает Марина. — Спрашиваю, что случилось.

Рассказала, что Антон муку, семечки и конфеты в подъезде разбрасывал и тебя проклинал. С тех пор последствия его ритуалов в виде мусора приходится убирать мне. То накрошит чего-нибудь, то вымазанную тряпку к дверям подбросит. Действуют ли эти порчи? Если только на него самого. Антон все безумнее становится…»

Антон Усанов в куртке, которую ему подарила девушка. Соцсети

7 апреля он снова пришел к квартире Марины. В ту ночь у нее заболела дочь. Держалась высокая температура… «Я чисто по-человечески попросила Антона уйти и открыла дверь, — рассказывает Марина. — Как только сделала шаг, Антон схватил меня за шею, стукнул головой о дверь и начал душить. После чего со словами: «Я выгрызу твой мозг!» — вцепился зубами мне в щеку.

Выбежали соседи, начали возмущаться. Потом приехала полиция. В больнице я зафиксировала травмы. Снова было возбуждено административное дело…» Какие цели преследует Антон Усанов, не давая покоя бывшей избраннице, совершенно непонятно. О возобновлении отношений речи быть не может. У Марины появился любимый человек.

У Антона, если судить по его странице в социальных сетях, тоже есть девушка. Но издевательства продолжаются… «Усанов может позвонить моему молодому человеку и рассказать о том, что в данный момент я «развлекаюсь» с ним, — рассказывает Сухова. — Мой избранник не раз предлагал Антону встретиться и поговорить как цивилизованные взрослые люди, но он отказывается.

По словам Усанова, без него я не должна жить в принципе. Мол, только моя смерть его устроит и он сделает все для этого. Эдакий повелитель, который решает, кому жить, а кому нет». Мама Усанова — юрист, у нее своя фирма. Вполне адекватный человек. Марина много раз просила ее образумить сына. «А что я могу поделать, если у него такая больная любовь!» — слышала в ответ.

Более того, родственники Антона советуют Марине… поменять город. Может, тогда он успокоится. «Но я никому ничего не сделала плохого, — рассуждает молодая женщина.

 — Почему я должна бросать свою квартиру, налаженный быт и ехать с маленьким ребенком неизвестно куда? Зачем тогда существуют правоохранительные органы? Получается, что единственной защитой от человека, который преследует и избивает, является только переезд в другой город? Кстати, мне писали девушки, с которыми Антон встречался до меня. На них он тоже поднимал руку.

С одной начал встречаться, когда меня увезли рожать. Эта девушка приехала к Антону домой с подругой, а он там в компании нескольких девиц. В общем, начался скандал, в ходе которого Усанов схватил нож. Поэтому сейчас я реально опасаюсь за свою жизнь…» К сожалению, серьезного наказания для таких мучителей добиться практически невозможно.

Мы же не в США, где могут запретить приближаться к потерпевшему на установленное судом расстояние. В российском законодательстве такого нет. После того как «побои» из уголовной статьи перевели в административную, наказание стало мягче. За чью-то боль и унижения чаще всего назначают стандартный штраф в 5000 рублей.

Если любителя размахивать кулаками снова уличат в нанесении побоев, то в отношении него возбуждают уголовное дело. Дебошира могут приговорить к обязательным работам на срок до 360 часов или исправительным — до 1 года или принудительным — до 2 лет. Также эта уголовная статья предусматривает в виде наказания арест на срок до 6 месяцев, ограничение либо лишение свободы — до 2 лет.

Следует заметить, что с точки зрения закона Антон Усанов действительно проблемный персонаж. В 2014 году совершил ДТП и скрылся. В 2017-м его лишили водительских прав за пьяное вождение. Также были приводы в полицию за нарушение общественного порядка.

В 2019-м он снова сел пьяным за руль, устроил погоню с сотрудниками автоинспекции, а когда его настигли, оказал неповиновение стражам полиции… Кстати, Усанов не прочь выставить себя жертвой. «После того как Антон ударил меня и укусил за щеку, он решил уйти от ответственности и написал заявление о том, что я его избила, — говорит Марина Сухова.

 — На самом деле он споткнулся и упал. При этом пытался подкупить моего соседа, чтобы тот сказал в суде, что никакого рукоприкладства с его стороны не было». Административное дело Усанова сейчас находится в производстве Пролетарского мирового суда. На последние два заседания подсудимый не явился, сославшись на болезнь.

В то же время он совершил новое нападение на Марину. Инцидент произошел 24 июля. Пострадавшая обратилась в полицию с еще одним заявлением. Вот только будет ли от этого какой-то результат?

Источник: https://stolica-s.su/news/society/211397

Что не нужно делать, если у вас украли телефон

Сможет ли бывший молодой человек забрать телефон через полицию, если он подарил его мне?

Ранее каждый раз, когда я видел сообщения о том, что у человека украли телефон, то всегда задавался вопросом: а зачем? Ну, серьезно, зачем воруют смартфоны если:

  • его можно отследить по IMEI, а смена IMEI явно не бесплатна;
  • на телефоне могут быть установлены блокировки, снять которые так же не бесплатно;
  • есть приложения с режимом «Антивор», которые передают фото, видео и аудио;
  • даже встроенные возможности Android (и, полагаю, iOS) имеют функцию геолокации пропавшего устройства;
  • устройство может иметь особые приметы, которые довольно сложно устранить «бесплатно»;
  • наверняка где-то рядом есть камеры видеонаблюдения, свидетели и т.п.;
  • при продаже краденного за него сложно будет выручить большую сумму денег.

Осознавая все это, я действительно не понимал, для чего же воруют телефоны, если, по сути, их легко найти, а денег на этом не заработать? Не понимал до 8 февраля 2019 года, пока у меня у самого не украли телефон.
Обратите внимание: все нижесказанное отражает лишь мою точку зрения и не является какой-либо инструкцией к действию или бездействию. Хороший адвокат сказал бы, что кражи не было, просто данный гражданин нашел чужое имущество и хотел передать его в полицию на ответственное хранение, но не сразу, а после возвращения из командировки, ссылаясь на Статью 227 ГК РФ «Находка», а еще лучше убедил бы его примириться со мной, но такого адвоката у него нет (забегая вперед скажу, что сначала не было), а есть следующие факты:

  1. Телефон был найден на закрытой частной территории.
  2. Вся территория буквально увешана камерами видеонаблюдения, и они реально записывают (в хорошем качестве, кстати).
  3. Собственник (т.е. я) в течение 20 минут звонил на телефон и включал режим поиска телефона (он начинал звонить и писать на экране что телефон утерян и номер для связи).
  4. Я догнал подсудимого, когда он уехал с нашей территории и рассказал ему все вышеперечисленное + показал геолокацию на ноутбуке.
  5. Он препятствовал деятельности сотрудников полиции, оказывал на меня психологическое давление, а потом и вовсе выбросил найденный телефон «испугавшись ответственности».

А теперь по порядку. Я пошел из офиса на склад (вход с другой стороны здания) и на обратом пути в шутку кинул в жену снежком, в неё не попал, зато попал на новый телефон. В момент броска старый телефон вылетел из кармана и упал на снег в 2-3 метрах от входа в офис. Для нашей фирмы ситуация банальная и ежедневная: кто-то теряет или забывает телефон и бегает, ищет его. Кто-то деньги, кто-то документы, кто-то еще что-то. До этого все случаи объединяло то, что вещь возвращали хозяину и ржали над ним, он ржал со всеми, а завтра мы уже смеялись над новым растяпой.

В этот раз ситуация была другая и телефон мне не вернули ни сразу, ни позднее. После 10 минут поиска жена предположила что его украли, после 20 минут уже многие так считали, а через 30 минут метка на карте начала уверенное движение, причем начала из того места где у нас во дворе были фуры на загрузке. Видели ли мы метку там? Да, видели, но ребята же часто к нам ездят (экспедитор, не водитель), товара на несколько миллионов забирают, куда им этот телефон за несколько тысяч? Это ошибка номер один. Нужно было подходить к ним и у каждого спрашивать, мы же предположили что телефон на складе и геометка ошибочна из-за экранирования стен.

Поняв, что телефон «сделал ноги», я совершил ошибку номер два, поехав один, ошибку номер три, не позвонив в полицию и не сообщив о краже и ошибку номер четыре, не взяв с собой запасной телефон для звонков в ту же полицию.

Приехав на место и точно убедившись в том, что метка на карте соответствует машине предполагаемого похитителя, я совершил ошибку номер пять, подойдя к нему и спросив не находил ли он телефон, а после препираний сделал ошибку номер шесть и показал ему ноутбук с геометкой (нужно ли говорить, что потом телефон вдруг оказался выключен).

Дальше не особо интересно, я съездил в офис, взял телефон жены, поехал назад, вызвал полицию, блокировал выезд из крупного ТЦ до приезда полиции, ездил писать объяснения, много раз ходил в полицию и т.п.

А какие ошибки я сделал еще? Например, не взял квиток о том, что у меня приняли заявление.

Передал фото и видеоматериалы на флешке (то, что её потеряли и походу не найдут лично для меня уже не хорошо и не плохо, но если бы потеряли диск было бы действительно все равно), неверно оценил ущерб (когда полицейские спрашивают «во сколько оцениваете ущерб» им не интересно за сколько можно такой же телефон купить на Авито, им интересно во сколько вы оцениваете этот ущерб). Отдал оригиналы документов на телефон и еще много мелких ошибок.

Последней ошибкой (далее я уже научился не делать их) стало то, что я не попросил дознавателя избрать меру пресечения. В идеале бы домашний арест, но подписки о невыезде тоже хватило бы (сразу хочу отметить, что не могу сказать повлияло бы это или нет, но, возможно, было бы проще).

Дело в том, что я живу в одном городе, а обвиняемый в другом, за 100 км от меня, а еще он работает водителем на междугородних перевозках и, соответственно имеет разъездной характер работы.

Ну, так вот, время-то идет и в середине майских звонят мне из суда и спрашивают, мол, удобно ли вам такого-то числа ко стольки-то часам в суд придти, в качестве потерпевшего. Конечно,- говорю,- удобно, я приду. Отлично, — говорит мне секретарь,- я вам еще смс пришлю сейчас, чтобы не забыли.

Дни идут, приезжаю я в суд к назначенному времени и вот мы уже сидим впятером: судья, секретарь, представитель обвинения и адвокат подсудимого. А самого подсудимого нет, он не приехал. Ему позвонили, на что он сказал, что находится за 2500 км от нас, в командировке и в суд не придет.

Повздыхали мы и нам назначили следующее заседание через несколько дней, чтобы он успел вернуться. А он опять не пришел: забыл. Тут судья уже ругаться стала, что человек не приходит, а сделать она ничего не может, он же не под подпиской. Надежда оставалась на то, что через 2 недели он не явится снова, тогда его найдут приставы и поместят в СИЗО, откуда будут возить на заседания.

Но все обернулось проще: он пришел. Пришел, встретил меня на улице и заявляет: а давай мировую подпишешь мне? Тут я сделаю лирическое отступление: телефон я покупал за 7500 в кредит (рассрочку), стекло за 600 и чехол за 400, значит всего примерно 9000 рублей (может и меньше, но не суть). К новому телефону я так же купил чехол, стекло, все это менее 1000 рублей, а еще я ездил в полицию много раз (тратил бензин, да и флешка не 10 рублей стоит). За вычетом моего времени, которое я не стал оценивать чтобы не наглеть (конечно тысяч 5-10 можно было бы накинуть «за моральные страдания», но человек откровенно туповат и вряд ли бы понял калькуляцию, да и суд не оценил бы) я оценил ущерб в 12 000 рублей, он мне вернул до этого 5000 рублей, а экспертиза сказала что телефон стоит 4700, т.е. формально уже я должен был ему. Ну, так вот, просит он значит мировое соглашение перед судом подписать, а я стою, глазами хлопаю и говорю ему: ты мне мозги два месяца делаешь, не можешь 7000 отдать которые клялся на карту перевести, на основании чего я подписывать что-то буду? А он такой делает глаза кота из «Шрэка» и говорит: в течение недели все отдам. Но его беда заключалась в том, что последнюю ошибку я сделал тремя абзацами выше, поэтому сказал сухо: утром деньги, вечером стулья, а для тебя еще и переведу: деньги до того, как зайдем в зал суда. И ушел. Встретились мы с его адвокатом новым, приятный такой мужик, вежливый, улыбается, как ребенок изумляется сумме требований и т.п. В общем хоть и бесплатный, но явно работает в интересах подсудимого, не то, что предыдущая. Зашли в суд, ответили на стандартные вопросы, в том числе о примирении сторон, я снова отказал. Поговорили о том, почему такая сумма, я все разъяснил (тут ошибки не было, сухо сказал что ему все разъяснил, он согласился и обещал заплатить, но не заплатил), после чего представитель прокуратуры меня поддержал и заявил о том, что озвученная мной сумма это условие потерпевшего. Далее диалог судьи (С), обвиняемого (О) и адвоката (А) в почти дословном пересказе: С: О, вы согласны? О: Да, согласен. С: Переношу заседание на 3 дня, вы передадите потерпевшему деньги? О: Да я постараюсь… С: (перебивает) Тут суд и торговаться с вами более никто не будет, трезво оцените свои силы. А: Мой подзащитный согласен и деньги принесет. О: (неуверенно) да, я… А: (перебивает, твердо): Мой подзащитный принесет деньги. С: Потерпевший, вы согласны? Я: Да, согласен. С: Заседание окончено, выйдите в коридор и ждите повестки.

— в коридоре — Адвокат, улыбаясь во все лицо, начинает доброжелательным голосом монолог в адрес подсудимого: Ты вообще понимаешь, что сейчас происходит? Ты телефон украл, на суд не ходил, потерпевшего обманываешь, тебе предлагают примириться за абсолютно адекватную сумму, а ты кривляешься? Да тебе судья сейчас штраф тысяч 15 выпишет, влепит часов 200 исправительных работ, и ты несколько месяцев это все отрабатывать будешь, а приставы тебе в этом помогут, чтобы ты снова не забыл и в командировку не уехал. А потом еще сыну твоему будут все говорить что его отец вор.

Видимо в этот момент до подсудимого в первый раз дошла полная картина происходящего и все возможные последствия, поэтому он клятвенно заверил меня в том, что перед следующим заседанием отдаст мне деньги. А сегодня было заседание суда, на этот раз последнее. Перед судом мне отдали деньги, я написал расписку и ходатайство о прекращении уголовного дела, он написал ходатайство о том, что не возражает и все это мы отдали судье. У представителей всех сторон уточнили согласны ли они, у меня уточнили добровольно ли я это сделал (не оказывалось ли на меня давление), у подсудимого уточнила о том, понимает ли он что обстоятельства прекращения дела не реабилитирующие и после этого судья всех отпустила, сказав что решение суда всем пришлют по почте, после чего подсудимый начал толкать речь о том, что ему можно ничего не писать, потому что (цитирую) «почтальоны постоянно все путают и меня не находят»… На этом история закончилась. Она началась 8 февраля в районе 16 часов и закончилась примерно в это же время 30 мая, продлившись 111 дней.

А теперь кратко еще раз том, что не нужно делать, если у вас украли телефон:

  • не нужно стесняться спрашивать людей о том, не находили ли они его;
  • не ищите его в одиночку;
  • не бойтесь звонить в полицию;
  • не ездите без запасного телефона;
  • не показывайте улики и не говорите о том, что нашли его (телефон) потенциальному похитителю;
  • не забывайте взять квиток о том, что заявление приняли;
  • не передавайте фото- и видео- материалы на флешках;
  • не думайте о методике оценки ущерба, а говорите как считаете;
  • не отдавайте оригиналы документов;
  • не забывайте попросить назначить обеспечительные меры (чтобы человек не пропал куда).

Писать о том, что делать нужно (причем делать еще до того, как у вас что-нибудь украли) я не буду, на эту тему есть множество полезных статей. Просто знайте, что вокруг по-прежнему есть люди, которые никогда не думают о последствиях и лично я рад тому, что у меня просто украли телефон.

Источник: https://habr.com/ru/post/454190/

Делите ребенка бережно!

Сможет ли бывший молодой человек забрать телефон через полицию, если он подарил его мне?

После развода муж и жена делят не только имущество, сбережения и недвижимость, но и собственных детей. Случается, договориться мирным путем не выходит. Одна из сторон отправляется в суд, требуя оставить ребенка у себя.

Как часто такие иски подают белорусские отцы, чтобы отсудить сына или дочь у бывшей супруги, о том, как и какое решение принимается на этот счет, рассказала адвокат Минской областной юридической консультации N3 Лидия Васильевна Лупаева.

По закону

– Такие дела мы рассматриваем довольно редко. Отцы обращаются скорее в исключительных случаях. Например, жена пьет, ведет аморальный образ жизни, попросту забросила детей…

Подавая иск в суд, мужчина должен доказать, почему бывшая супруга не должна воспитывать ребенка. Юристы делают запрос участковому инспектору, который может подтвердить или опровергнуть обвинения истца. Участковый дает письменный ответ о том, благополучна ли семья, привлекалась ли мать к административной ответственности, если «да», за что именно.

К процессу подключают и Управление образования при администрации района, сотрудники которого выясняют, в каких условиях проживает отец и мать, какие взаимоотношения в «дуэте» ребенок-мать, ребенок-отец. Свои свидетельские показания дают родственники, соседи, учителя и др.

Сотрудники Управления образования делают письменное заключение и передают его в суд, который в первую очередь учитывает интересы ребенка. Когда подтверждается, что женщина не уделяет сыну (дочери) внимания, не занимается его воспитанием – одним словом, не выполнят свои родительские обязательства, иск удовлетворяется. Ребенок остается жить с папой, а мать теперь обязана платить алименты.

Нет оснований

– Случается, для положительного решения суда в пользу отца нет оснований. Мать нормальный человек, вполне способна воспитывать и материально содержать ребенка.

…Если в семье двое детей и оба родителя претендуют на то, чтобы они остались с ним (-ей), то обычно судья приходит к решению: одного – папе, другого – маме.

До суда не доводи

– При разводе, до или после него экс-супруги могут заключить официальный документ – Соглашение о детях. Это взаимный компромисс, который официально оформляется у нотариуса.

В нем указывается, с кем и на чьей жилплощади будут проживать дети, в каком объеме будут выплачиваться алименты (меньше установленной законом суммы нельзя, больше – пожалуйста), как часто, когда и где другой родитель будет видеться с ребенком.

Юридически устанавливаются и другие нюансы вопроса, важные для бывших супругов, которые, меж тем, не перестали быть родителями. Если же люди не могут договориться без споров и конфликтов, то обращаются в суд.

Спросите у ребенка

– Когда «причине спора» – сыну или дочери – уже исполнилось 10 лет, суд интересуется у ребенка, с кем он хочет остаться. Его вызывают в суд и опрашивают в присутствии педагога-психолога.

Когда ребенок постарше, он многое понимает, с ним проще. С малышами не так…

Случается (причем нередко), родители настраивают ребенка друг против друга. Или начинают активно задаривать подарками, давать обещания, идти на какие-то уступки… Но не потому, что сильно его любят и не хотят с ним расставаться, а из желания «насолить» бывшей половине.

Назло «врагу»!

– Когда одна из сторон считает себя обманутой и брошенной, в качестве «возмездия» используют любые цели, даже самые неблаговидные. Начинается деление ребенка «из принципа». Настраивание сына или дочки против мужа (жены). И тут ребенок не цель, а средство! Но он-то любит и папу, и маму, потому получает в этой ситуации психологическую травму.

Когда это случается, стоит отвести ребенка к психологу, который, пообщавшись с ним, сделает выводы и даст письменное заключение – определит истинные его отношения с каждым из родителей. К тому же поможет малышу пережить тяжелый для него период.

Кто богаче?

– Отец может решить: я состоятельный человек, со мной ребенок ни в чем не будет нуждаться: получит все самое лучшее – одежду, образование, качественный отдых. Что может дать ему мать..?

Меж тем уровень дохода родителей не влияет на решение суда. Допустим, мать имеет скромную зарплату, отец по сравнению с ней – очень большой доход. Но только по этой причине ему не отдадут сына или дочь.

Согласно постановлению пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10 сентября 2004 года N 11 «О практике рассмотрения судами споров, связанных с воспитанием детей»: «Преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей само по себе не является безусловным основанием для передачи ему ребенка на воспитание».

Вам отказано!

– По закону права обоих родителей абсолютно равные. На окончательное решение суда о том, с кем из родителей остается ребенок, влияет множество обстоятельств. Допустим, отец в силу должностных обязанностей часто бывает в командировках, тогда решение суда будет не в его пользу. Ведь по объективным обстоятельствам он физически не сможет справляться с родительскими обязанностями.

Но в основном..

– Если родители – нормальные люди, которые по каким-то причинам не могут договориться о дальнейшей судьбе ребенка, чаще по решению суда он остается с матерью.

Уже сложилась такая практика. Возможно, это славянский менталитет, который диктует, что приоритетный родитель для ребенка – всегда мать. Не исключено, что на принятие такого решения оказывает влияние факт: большинство судий у нас женщины.

Но это и определенный элемент недоверия к мужчинам. Увы, по роду службы, мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда мужчины бросают семьи, а после и знать не хотят своих детей, не выплачивают алименты. На какие ухищрения только не идут, чтобы недодать ребенку законные 25% от дохода… Будто дают эти средства не сыну или дочке, а своей жене. Адвокаты ведут множество дел по неуплате алиментов.

Но, безусловно, есть и очень хорошие отцы, не в пример их бывшим женам, у которых инстинкт материнства не разбудить ни воспитательными беседами, ни призывами к совести.

Источник: https://www.interfax.by/article/25403

Что делать, если бьет муж: откровения жертв домашнего насилия

Сможет ли бывший молодой человек забрать телефон через полицию, если он подарил его мне?

С 8 по 10 марта в городах России и Белоруссии пройдет благотворительная акция “Не виновата” в поддержку женщин, переживших домашнее насилие.

В рамках акции проведут различные концерты и творческие мероприятия, вся прибыль от которых будет направлена фондам поддержки женщин, столкнувшихся с такой ситуацией.

Две смелые героини поделились с порталом Москва 24 своими сокровенными историями и рассказали о страшных годах жизни с мужем-тираном.

Ангелина, терпела побои в течение 3,5 года

предоставлено героиней материала

С ним мы познакомились в интернете в 2012 году, но не на сайте знакомств, а в группе в соцсети, где обсуждали политику.

В одном из острых споров, который разразился онлайн, за меня вступился парень, потом мы перешли на общение в “личке”. Мне тогда было 23 года, а ему 31. Общались в основном на политические темы, но потом он пригласил меня встретиться.

Я приехала просто пообщаться с соратником по взглядам, а он подарил цветы и сказал, что я ему понравилась.

Через какое-то время мы стали встречаться, но так как жили в разных городах, виделись только один раз в месяц, остальное время – онлайн. Внешне он мне не очень нравился, но подкупало то, что он уважал меня, понимал и не требовал ничего в сексуальном плане, зная, что я следовала принципу не спать до свадьбы.

Тем не менее, тревожные “звоночки” были уже тогда. Сам по себе он человек агрессивный, грубый, мог наорать без повода. Например, если у него машина не заводилась, а я что-то говорила в этот момент, у него вспыхивала агрессия.

При этом он открыто рассказывал, как бил первую жену и потом другую девушку, с которой был в отношениях. Но так как он говорил, что обе были гулящие, у меня тревоги не возникало: думала – ну я же не такая!

Предложения руки и сердца как такового не было, мы просто отдыхали на море, и он сказал, что по возвращении домой мы подаем документы в ЗАГС.

Помимо того, что мне уже хотелось семью, детей и переехать в город покрупнее, где он как раз жил, давил еще один серьезный аспект: я была ему должна. Мы с мамой брали кредит в банке и не могли его погасить.

Нас сильно жали коллекторы, тогда он взял и оплатил долг.

Так, через год после знакомства мы поженились. Любви не было. Даже помню, что перед тем, как ехать выбирать свадебное платье, я сидела на вокзале и плакала. А под конец еще узнала, что он пьет, хотя и обещал, что в семейной жизни с этим завяжет.

Накал страстей начался уже с первого дня совместной жизни, были какие-то оскорбления, он постоянно требовал, чтобы я заступалась за него в конфликтах в интернете. Потом он выпивал и предъявлял претензии: “Ты мямля, лохушка, и слова за меня не можешь сказать”.

Постоянные побои начались уже через пять месяцев. Он мог избить за какие-то мелочи: чай долго несла или картошку порезала мельче, чем он любит. А если мне в соцсети кто-то написал “привет”, ему прямо крышу срывало, так сильно начинал ревновать.

Любой разговор, даже о музыке, мог вызвать агрессию, много скандалов также возникало на фоне пьянок.

Как-то на одном из праздников опять затронули национальную тему, и он вскипел. Взял торт со стола и бросил его на пол. Потом он набросился на меня, я стала убегать в другую комнату, а он догнал и ударил меня по лицу. Из губы потекла кровь.

Дальше такие ситуации стали повторяться все чаще, он уже не мог остановиться.

Я пыталась с ним разговаривать, выяснить, в чем проблема? Он ответил, что “пока побоев не было, то и не хотелось, а теперь сам понимаю, что когда срываюсь, то уже не могу остановиться, так и с прошлыми женщинами было”.

Он понимал, что это уже проблема, но на мои предложения пойти к психологу или наркологу отвечал отказом: “Не хватало еще, чтобы я до такого опустился”.

Он мог издеваться надо мной на протяжении нескольких часов подряд. Унижал, садился на меня, избивал, в основном по голове. Потом кровь из носа шла.

После очередного раза у меня было сотрясение мозга и ушиб тройничного нерва, синяки по всему телу. Я хотела уйти, но он слезно извинялся, говорил, что любит и не может без меня, называл себя мразью и сволочью. В итоге я его простила, не ушла тогда. В течение года были побои и примирения, а еще через год я забеременела, стала зависимой от него, а он стал вообще неуправляемый.

Два раза после сильных побоев я ходила к врачу, но при этом никогда мужа не выдавала. Выдумывала истории: упала во дворе, неизвестные ограбили на улице. Ни в центры помощи, ни в полицию я не обращалась.

Как-то в очередной раз он меня побил, а на утро сказал: “Интересно, а как это, жить и знать, что тебя в будущем отп**дят?”. Тогда я поняла, что он не собирается меняться. Последней каплей стали разборки на очередном семейном празднике. Это было уже при его родителях.

Отец тогда с ним разговаривал, объяснял прописные истины, но все без толку.

В итоге целых 3,5 года я терпела побои. Друзья про это знали, советовали уходить и даже предлагали его наказать, но я была против. Через год после рождения дочери мы разошлись.

Хотя развод он до сих пор не дает, считает, что мы муж и жена. Иногда, когда захочет, может потащить меня куда-то. Пока был на заработках, присылал алименты, но сам говорит, что это не алименты, мы семья.

При этом дочку он не видит, не интересуется, как она – ему все равно.

У меня и так была низкая самооценка, а сейчас вообще ниже некуда. Психика не выдерживает, срываюсь на всех. На мне ведь все: съемная квартира, мама на пенсии, ребенок, животные.

Сейчас работаю завхозом, но параллельно учусь на педагога, когда закончу, собираюсь устроиться в отдел по делам несовершеннолетних.

Осталось продержаться три месяца, там и зарплата хорошая будет, и не придется унижаться за помощь, чтобы кормить семью.

Ольга, терпела побои 8 лет

(имя изменено по просьбе героини)

предоставлено героиней материала

Мы познакомились 10 лет назад через общих друзей, когда пришли к ним в гости. Сначала все было романтично, фактически любовь с первого взгляда, и в принципе никаких тревожных знаков я не замечала. Отношения закрутились так быстро, что мы стали встречаться, и через полтора месяца я уже забеременела.

Сначала он вроде был рад, но потом оказалось, что он не готов принимать проблемы, возникавшие в процессе беременности. У меня был токсикоз, не всегда хорошо себя чувствовала, в итоге появилась необходимость лечь в больницу на сохранение. Тогда он начал как-то странно себя проявлять и требовать, чтобы я была такой же, как и в момент знакомства.

Он стал сам решать, ложиться мне в больницу или нет, потом запретил общаться с друзьями, потому что ему не нравились их советы. Уже тогда он старался все контролировать, начал читать мои письма, слушать все телефонные разговоры, запрещал ставить пароли и требовал, чтобы я ему все рассказывала. Причем считал, что делает это из хороших побуждений и во благо семьи.

На тот момент я училась, а он, будучи на четыре года старше, уже работал. Во время беременности мне пришлось взять академический отпуск, но после рождения ребенка он обратно на учебу меня не пустил.

Он запер дверь и сказал: “Все, твой институт закончен, теперь работать тебе не надо, это буду делать я. А твое дело сидеть, борщи варить, за ребенком ухаживать и делать все, что я скажу”.

На работу тоже не давал устраиваться, однажды разбил мой телефон, чтобы я больше не смогла договариваться о собеседованиях. Потом разбил ноутбук, когда ему не понравилось одно письмо. Причем письмо было от подруги, где она просто вспоминала одного нашего общего знакомого. Он принял это как личное оскорбление, а с представителями мужского пола вообще запретил общаться.

Позже он стал звонить моим друзьям и подругам, что-то им говорил, после чего мое с ними общение прекращалось. Скорее всего, он серьезно запугивал людей, вплоть до угроз родственникам и убийства.

С родителями мы тоже не общаемся, потому что они изначально были против нашей женитьбы. Таким образом, года через два я уже не общалась ни с кем из “внешнего мира”.

Просто смирилась с этим в какой-то момент и поняла, что если не делать лишних звонков и слушать его, то все будет более-менее ничего.

Но потом он стал драться, бить меня. Сначала это было не сильно: где-то толкнул, еще что-то. Но потом он стал чаще пить и через 2,5 года после женитьбы, прямо на Новый год, он устроил драку. Причем с нами была его мама, которой тоже досталось. Его взбесило то, что мы с мамой спокойно попросили его больше не пить. Мы пытались его остановить, но это было бесполезно.

После второго случая побоев я обратилась в полицию, но они отказали в возбуждении уголовного дела, потому что было недостаточно доказательств, что это сделал муж. По идее там проходили статьи 116 и 119 (ст. 116 УК РФ “Побои”, ст. 119 УК РФ “Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью”.

– Прим. ред.). Когда пришел участковый, муж сказал, что ничего подобного в семье не происходит, что он “не бьет и нормально себя ведет, но может быть иногда наказывает”, – это так у него называется. А после разговора с участковым ситуация в семье еще сильнее ухудшилась, муж стал вообще неуправляемым.

Когда он разбил мне нос, я ходила в травмпункт, но испугалась сказать, что это побои, ведь если бы там завели уголовное дело, мне бы не поздоровилось. Я боялась, что если это всплывет, он может просто меня убить.

Он запирал меня дома, пока синяки от побоев не заживали. Главным было, чтобы соседи этого не увидели. И старался бить так, чтобы следов было не видно, в основном по голове. Самое страшное, что в доме был маленький ребенок, который все это видел.

Он тоже папу боялся, садился, закрывал уши, глаза, и пытался на все это не смотреть. Мне было очень тяжело, но огородить его от этого я никак не могла. Потом снова были обращения в полицию, но в какой-то момент я потеряла надежду, что они мне помогут.

Пыталась сама поговорить с ним по-хорошему, но он просто не слышал.

Его агрессия могла наступить в любой момент: мог побить за то, что я забыла поперчить мясо, или сломать ребенку планшет за то, что он не пошел чистить зубы по первому требованию. Вдобавок вспоминал мне какие-то старые обиды и бил еще и за это. Скандалы и драки происходили волнами: то возникали, то утихали. Но в последний год периодов затишья практически не было.

Я терпела все это в течение восьми лет, но в какой-то момент районный психолог, к которому я ходила, поняла, что ситуация не меняется, и посоветовала обратиться в Кризисный центр помощи женщинам и детям. Она сама позвонила и сообщила, что мы можем туда приезжать. Тогда мы с ребенком собрали вещи, подождали, пока он уйдет, и вышли.

Сейчас, находясь в центре, я чувствую психологическое облегчение, со мной разговаривают специалисты, с ребенком также ведется работа, индивидуально и в группе. Хотя муж знает, где мы.

Уже звонил и говорил, что мы его позорим, что у нас в семье все нормально, и мы должны вернуться обратно. Но понятно, что ничего не изменится. Перед тем, как уйти, я уже подала заявление на развод.

Сейчас идет бракоразводный процесс, а я определяюсь, где мы будем жить и куда устроиться работать.

Оглядываясь назад, я понимаю, что надо было уходить раньше, когда уже начался контроль, даже еще не побои. Женщинам, находящимся в подобных ситуациях, обязательно нужно обращаться в полицию, но безопаснее делать это уже из кризисного центра. Рисковать не следует, ведь такие люди могут действительно покалечить, если не убить.

Куда обращаться, если вы стали жертвой домашнего насилия

depositphotos/ djedzura

В Москве при Департаменте социальной защиты населения действует “Кризисный центр помощи женщинам”, это единственное государственное учреждение в столице, основным направлением деятельности которого является помощь в подобных ситуациях.

Стационарные отделения кризисного центра предоставляют 70 койко-мест на временное проживание женщинам (одной или с ребенком), пострадавшим от психофизического насилия в семье.

Помимо государственного центра, помощь женщинам оказывают и различные некоммерческие организации.

Если стационар города принимает только москвичей, то на “телефон доверия” (8-499-977-20-10 или 8-488-492-46-89) могут позвонить женщины из любой точки страны. Ежедневно на “телефон доверия” и “горячую линию” (стационар) поступает около 25 звонков. Всего с 2014 по 2018 гг.

за психологической помощью женщинам и детям в Центр поступило более 44 тысяч очных обращений и почти 24 тысячи обращений на “телефоны доверия”. Примерно 10–15% позвонивших женщин решаются обратиться в центр и пройти реабилитацию.

Жители других городов перенаправляются в профильные государственные или некоммерческие организации по месту проживания.

Как отмечают специалисты Кризисного центра, физическому насилию, как правило, предшествует длительное психологическое насилие в виде постоянных оскорблений, насмешек, критики любого мнения женщины и так далее. Поэтому в первую очередь женщине в такой ситуации необходимо обратиться за квалифицированной помощью к психологу.

Если вы подверглись физическому насилию в семье (это относится и к тем случаям, когда следов побоев на теле не видно), необходимо продумать план безопасности себя и детей, обратиться за квалифицированной помощью в Кризисный центр помощи женщинам и детям.

При получении телесных повреждений (рассечение кожных покровов, переломы, гематомы и других) в результате физического насилия в семье, необходимо обратиться в полицию, документально зафиксировать побои и повреждения, а также найти убежище, чтобы изолировать себя от обидчика.

Если женщина получает убежище в стационаре, то ей незамедлительно оказывают психологическую, медицинскую, социальную помощь. Если решает укрыться у родственников, то она также может обратиться за помощью в Кризисный центр.

Это относится ко всем пострадавшим, включая свидетелей насилия, чаще всего это дети.

Источник: https://www.m24.ru/articles/obshchestvo/07032019/154896

Криминальный мир
Добавить комментарий