Права обвиняемого в суде о сроке продления

Конституционному суду предъявили повторные аресты

Права обвиняемого в суде о сроке продления

01.09.2019 19:06:00

Следователи обходят запрет на превышение предельных сроков содержания под стражей

Адвокаты жалуются в Конституционный суд на необоснованное продление арестов подозреваемых. Фото РИА Новости

Следователи продолжают искать и находить лазейки для обхода установленных в Уголовно-процессуальном кодексе (УПК) максимальных сроков содержания обвиняемых под стражей.

В Конституционный суд (КС) группой адвокатов на днях уже подана жалоба на ст. 109 УПК.

По мнению заявителей, она позволяет продлевать аресты подозреваемых на год и более с помощью «параллельных» дел и выделения отдельных эпизодов.

Ст. 109 УПК ограничивает сроки содержания в СИЗО тех, кто подозревается в тяжких преступлениях, одним годом, а в особо тяжких – 18 месяцами. Однако статья сформулирована таким неопределенным образом, что обвиняемому всегда можно продлить арест, по сути, на неопределенно долгое время.

Как рассказал «НГ» адвокат Константин Кузьминых, жалоба в КС уже находится на рассмотрении секретариата суда. Он пояснил, что на практике нередки случаи, когда правоохранители начинают уголовное преследование лишь по одному эпизоду или делу.

А другие эпизоды придерживаются про запас: по ним не проводится никаких расследований или экспертиз, часто также бывает, что де-юре они и вовсе возбуждаются в отношении неизвестных лиц. Это значит, что такое расследование в сроках не ограничено.

И вот когда предельный срок ареста обвиняемого подходит к концу, ему и предъявляют новое обвинение по этому «параллельному» делу. В результате срок ареста назначается заново – и человек остается в СИЗО еще на год.

Проще говоря, возмутился Кузьминых, у следователей в столе лежат какие-то материалы, и они их достают когда захотят. И так, по его словам, может продолжаться до бесконечности. Прокуратура, считает адвокат, в принципе должна следить, чтобы такие дела соединялись и расследовались одновременно.

А судам при назначении «повторного» ареста стоит как минимум интересоваться новыми ключевыми доказательствами. И главное, задавать вопрос, почему же уголовное преследование по очередному делу начинается в отношении конкретного подозреваемого именно спустя год.

Кузьминых рассказал «НГ», что один из его подзащитных просидел в СИЗО более полутора лет по обвинению в мошенничестве.

По словам председателя Комиссии по юридической безопасности Ассоциации юристов России Алексея Гавришева, такие нарушения уголовно-процессуального законодательства далеко не редкость, и они начинаются с первых дней возбуждения уголовного дела: «Обвиняемых по-прежнему заключают под стражу зачастую по совершенно надуманным обстоятельствам, особенно это касается дел экономической направленности. Это не связано с острой необходимостью или требованием закона, просто для следственных и оперативных подразделений удобнее, чтобы обвиняемый всегда был под рукой». Также, по его словам, психологическое давление в условиях изоляции вынуждает человека давать необходимые показания и идти на сделку со следствием.

Эксперт подтвердил, что аресты обвиняемых продлевают до совершенно неразумных сроков, сначала по параллельным «делам», а затем еще на неопределенное время – якобы «в целях ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела», которые порой представляют собой сотни томов. «К сожалению, эта проблема распространена повсеместно и большинство следственных органов злоупотребляют этим пробелом в законодательстве», – отметил Гавришев.

Член Адвокатской палаты г. Москвы Александр Иноядов пояснил «НГ», что истечение предельных сроков содержания обвиняемых под стражей далеко не всегда заканчивается их освобождением.

УПК, например, предоставляет прокурору право ходатайствовать перед судом о продлении срока после поступления к нему уголовного дела для решения вопроса об утверждении обвинительного заключения.

Не всегда изменяется или отменяется мера пресечения и при принятии судом решения о возвращении дела прокурору для устранения недостатков. Кроме того, после поступления дела в суд сроки содержания под стражей не суммируются с теми, которые уже истекли на этапе предварительного следствия.

«Отсутствие общего предельного срока воспроизводит репрессивный подход по отношению к правам личности на всех этапах производства по уголовному делу», – подчеркнул Иноядов. По его мнению, этот срок следует установить именно в законе.

Как рассказала «НГ» адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич, зачастую после заключения граждан под стражу следователи длительный период времени не проводят с ними никаких следственных действий, поскольку те отказываются давать признательные показания. «Когда подходит предельный срок содержания под стражей, обвиняемого необходимо выпускать.

Тогда, по сути злоупотребляя правами и нормами уголовно-процессуального законодательства, следователи выделяют материалы в отношении уже ранее им известного эпизода и принимают процессуальное решение о возбуждении уголовного дела по новому эпизоду. К сожалению, прокуратура часто поддерживает такие ходатайства, а суд их удовлетворяет», – отметила эксперт.

«На самом деле система отработанная, и я понимаю тех адвокатов, которые пытаются обжаловать в КС определенные статьи УПК в их взаимосвязи. Отсутствие в кодексе четкой инструкции для подобного рода ситуаций развязывает руки органам предварительного расследования», – подчеркнула Пашкевич.

Исправить ситуацию, по ее мнению, мог бы действенный надзор со стороны прокуратуры и судов. 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-09-01/3_7664_sud.html

Разъясненине законодательства о разумных сроках уголовного судопроизводства

Права обвиняемого в суде о сроке продления
Разъясненине законодательства о разумных сроках уголовного судопроизводства

Процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве определяют время, установленное законом для совершения процессуальных действий, принятия процессуальных решений, начала и завершения производства в конкретной стадии уголовного процесса.

С целью обеспечения реализации норм федеральных законов от 30.04.

2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на  судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и № 69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», прав граждан на доступ к правосудию, надлежащего надзора за процессуальной деятельностью органов следствия и дознания, на органы прокуратуры возложено осуществление надлежащего надзора за исполнением федеральных законов от 30.04.2010 № 68-ФЗ и № 69-ФЗ, обеспечением прав граждан на судопроизводство и исполнение судебных актов в разумные сроки, в том числе за соблюдением органами предварительного следствия и дознания разумного срока уголовного судопроизводства.

В этой связи правоохранительные органы в целях обеспечения неуклонного исполнения уголовно-процессуального законодательства обязаны обеспечить соблюдение сроков рассмотрения сообщений о преступлениях и расследования уголовных дел, предупреждение фактов нарушения разумных сроков на досудебной стадии уголовного судопроизводства.

Началом течения срока предварительного следствия ст.

162 УПК РФ признает дату вынесения следователем (дознавателем) постановления о возбуждении уголовного дела, а окончанием – дату направления дела прокурору с обвинительным заключением (актом) либо дату вынесения постановления о передаче дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера, либо дату прекращения уголовного дела.

Эта же норма определяет субъектов, которые правомочны устанавливать и продлять сроки следствия: руководитель соответствующего следственного органа районного городского (районного) уровня до 3 месяцев, руководитель следственного органа по субъекту РФ- до 12 месяцев. Дальнейшее продление срока предварительного следствия может быть произведено Председателем Следственного комитета России или руководителем соответствующего следственного органа исполнительной власти либо их заместителями.

Безусловно, не всякое уголовное дело, расследованное в срок свыше установленного УПК РФ, является результатом допущенных следователем или дознавателем нарушений закона.

Продление срока может быть вызвано и объективными, «уважительными» причинами: уголовное дело может быть ранее приостановлено и возобновлено, по делу необходимо провести большой объем следственных действий, в т.ч.

судебных экспертиз, по делу привлекаются значительное количество обвиняемых и т.д.

Вопросы соблюдения сроков расследования находятся в постоянном поле зрения прокуроров и являются предметом систематического анализа. При выявлении фактов волокиты, допускаемой органами предварительного следствия и дознания при расследовании уголовных дел, органы прокуратуры принимают меры реагирования с постановкой вопроса об ответственности виновных должностных лиц.

Принципиальному прокурорскому реагированию должны подвергаться и нарушения уголовно-процессуального законодательства, допускаемые при вынесении постановлений о приостановлении предварительного следствия и дознания при отсутствии оснований, установленных ст. 208 УПК РФ. Недопустимы факты вынесения незаконных постановлений о приостановлении предварительного следствия и дознания вместо продления сроков предварительного расследования.

На досудебных стадиях уголовного судопроизводства обращается внимание на соблюдение процессуальных сроков не только при расследовании уголовных дел, но и при проведении доследственных проверок, а также на законность и обоснованность их продления.

В связи с этим, недопустимы факты немотивированной пересылки заявлений и сообщений о преступлениях, материалов проверок и уголовных дел из одного органа предварительного расследования в другой.

Во избежание многократных отмен постановлений об отказе в  возбуждении уголовного дела и проведения дополнительных проверок по одному сообщению о преступлении, в том числе по результатам  рассмотрения жалоб участников уголовного судопроизводства,  руководителями органов расследования должен быть обеспечен контроль за  разрешением материалов до принятия законного и обоснованного  процессуального решения, требуя обеспечения полноты первоначально  проводимых проверок.

Кроме того, по фактам нарушения сроков осуществления проверочных мероприятий, принятия решений, вынесения заведомо незаконных и необоснованных решений руководители органов расследования должны инициировать проведение служебных проверок с уведомлением прокурора о принятых к виновным должностным лицам мерах ответственности.

Законом участникам судопроизводства предоставлено право приносить жалобы на действия (бездействие) органов расследования, в т.ч. и на нарушение сроков расследования.

При рассмотрении жалоб участников уголовного судопроизводства на нарушение разумных сроков в ходе досудебного производства по уголовному делу учитываются следующие обстоятельства: сложность квалификации преступных действий, установления обстоятельств  совершения преступлений, сбора доказательств по уголовному делу, поведение участников уголовного судопроизводства, ритмичность, достаточность и эффективность действий должностных лиц органов предварительного расследования, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования.

В случае признания обоснованными доводов заявителя о несоблюдении органами предварительного следствия разумных сроков, руководителю следственного органа прокурором вносится требование об устранении выявленных нарушений.

Особое место в анализируемой тематике занимают вопросы продления срока содержания под стражей. При поддержании ходатайств следователей и дознавателей работники органы прокуратуры исходят из целей, указанных в ч. 3 ст.

55 Конституции Российской Федерации, а также руководствоваться принципами Конвенции о защите прав человека и основных свобод и позициями Европейского Суда по правам человека о разумных сроках содержания под стражей.

В каждом случае изучается возможность применения иной, более мягкой, меры пресечения по сравнению с арестом, оценивать объективность представляемых следователем оснований для продления содержания под стражей, устанавливать, имеются ли иные обстоятельства, кроме указанных в ч. 1 ст. 108 УПК РФ, свидетельствующие о необходимости изоляции лица от общества.

Также учитываются и положения Перечня тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, утвержденный постановлением Правительства РФ от 14.01.2011 №3. Согласно этому нормативно-правовому акту, запрещается избирать меру пресечения в виде заключения под стражу при наличии у обвиняемого или подозреваемого определенных заболеваний.

                                                         P.M. ГАЛИЕВ,

                                                     заместитель прокурора района

                                                     советник юстиции

Источник: http://tukay.tatarstan.ru/razyasnenine-zakonodatelstva-o-razumnih-srokah.htm

Кс отказался обязать следствие вести уголовные дела в идеальном порядке

Права обвиняемого в суде о сроке продления

Контекст

Конституционный суд (КС) РФ отказался обязать следственные органы представлять обвиняемым материалы уголовного дела в идеальном порядке – с правильно пронумерованными и подшитыми страницами.

В суд с жалобой обратился официальный представитель в Международном уголовном суде (МУС) самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР) Дмитрий Лысаковский.

Обвиняемый в мошенничестве посчитал, что нормы Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ о процедуре ознакомления обвиняемых с материалами уголовных дел и о продлении срока их ареста нарушают и его права, и нормы Конституции России. Однако КС эту точку зрения не поддержал.

Претензии к материалам

Командир группы разведки ДНР в Москве обвиняется в попытке рейдерского захвата старинного особняка на Гоголевском бульваре в центре Москвы. По версии следствия, Лысаковский вместе с сообщниками инициировали судебные процессы и тяжбы, «внешне носящие законный характер, а по сути направленные на хищение имущества преступным путем».

На стадии ознакомления с материалами, Лысаковский, который по решению суда находится в СИЗО, обнаружил, что в 98 томах уголовного дела царит неразбериха: листы подшиты не по порядку, нарушена нумерация страниц.

Также обвиняемого не устраивает возможность для суда и следствия продлевать аресты свыше предельных сроков, если фигуранты дела не успели ознакомиться с его материалами.

Он считает, что часть пятая статьи 109 «Сроки содержания под стражей» и части первая и вторая статьи 217 «Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела» УПК РФ не соответствуют статьям 19 (часть 2, 22 и 123 (часть 3) Конституции РФ.

Кроме того, в данных нормах, по мнению обвиняемого, нарушаются пункты 3 и 4 статьи 5 и подпункт «b» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подпункт «b» пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

«Данные законоположения в силу своей неопределенности позволяют следователю по окончании предварительного следствия предъявлять обвиняемому и его защитнику для ознакомления ненадлежащим образом подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела, при этом не единовременно и не в полном объеме, допуская тем самым в целях реализации указанной обязанности возможность превышения предельного срока содержания обвиняемого под стражей, а также несоразмерно по сравнению со стороной обвинения ограничивают сторону защиты во времени ознакомления с материалами уголовного дела и в возможности безвозмездного получения их копий в бумажном либо ином виде», – отмечает представитель ДНР в МУС.

Позиция КС

Высший суд посчитал, что оспариваемые законоположения не содержат какой-либо неопределенности, допускающей их произвольное истолкование и применение.

Статья 217 УПК РФ наряду с прочим закрепляет, что по окончании предварительного расследования следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела, напоминает суд.

Согласно закону, при наличии в деле нескольких обвиняемых последовательность предоставления им материалов устанавливается следователем, при этом каждый фигурант вправе повторно обращаться к любому из томов уголовного дела, а также выписывать любые сведения и в любом объеме, снимать копии с документов, в том числе с помощью технических средств.

Обвиняемый и его защитник не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела, исключая случаи, когда они явно затягивают время. В таких ситуациях решение об ограничении сроков для ознакомления принимает суд. 

«Данные нормы корреспондируют статье 24 (часть 2) Конституции РФ, обязывающей органы государственной власти и их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом, а также норме Конвенции о защите прав человека и основных свобод, закрепляющей право каждого обвиняемого в совершении преступления иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты (подпункт «b» пункта 3 статьи 6)», – полагает КС.

Нередки случаи, когда стадия ознакомления совпадает с истечением предельного срока ареста подсудимого, однако законодатель предусмотрел такие ситуации, указал он.

«Предусматривается возможность продления срока содержания под стражей сверх установленных частями второй и третьей статьи 109 УПК РФ предельных сроков до момента завершения ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами оконченного расследованием уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд – для случаев, когда данные материалы были предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания таких предельных сроков, однако для ознакомления с ними этого времени оказалось недостаточно», – напоминается в решении.

Когда же в деле участвует несколько арестованных обвиняемых и, хотя бы одному из них 30 суток оказалось недостаточно для ознакомления с материалами, то не позднее чем за 7 суток до истечения предельного срока следствие может попросить суд продлить содержание под стражей.

Конечно, эти шаги следствие должно предпринимать, если не отпала необходимость в удерживании фигурантов дела в СИЗО.

«Как неоднократно указывал Конституционный суд, права граждан не нарушаются законоположениями, которые не устанавливают конкретную продолжительность срока содержания обвиняемого под стражей в период его ознакомления с материалами уголовного дела, допуская возможность определения этого срока в зависимости от обстоятельств дела», – отмечается в решении.

Позиция ВС

Суд в решении также сослался на пленум Верховного суда РФ от 19 декабря 2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

ВС тогда призвал суды общей юрисдикции при решении вопроса о продлении ареста свыше предельных сроков «проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела по объективным причинам, выяснять, по каким причинам эти лица не ознакомились с материалами дела в полном объеме, устанавливать, не является ли данное обстоятельство результатом неэффективной организации процесса ознакомления с материалами дела и не связано ли оно с явным затягиванием времени обвиняемым и его защитником, а также соблюдена ли процедура ознакомления с материалами дела».

При этом, подчеркивает ВС РФ, необходимость ознакомления с материалами дела не может быть единственным и достаточным основанием для продления срока содержания под стражей как в отношении обвиняемого, не ознакомившегося с такими материалами, так и в отношении других обвиняемых по делу, полностью ознакомившихся с ними.

«Каждое решение суда о продлении срока содержания обвиняемого под стражей должно обосновываться не одними лишь ссылками на продолжающееся ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела, а фактическими данными, подтверждающими необходимость сохранения этой меры пресечения», – отмечает пленум.

Решение КС

Конституционный суд РФ отметил, что нормы УПК связаны не только с частными интересами обвиняемого и его защитника, но и преследуют публично-правовые интересы, заключающиеся помимо прочего в обязанности государства обеспечить посредством правосудия защиту конституционно значимых ценностей.

Он сослался на свое решение от 6 июня 2016 года, в котором анализировался вопрос о предельных сроках ареста и возможности выходить за их пределы.

«Конкретные границы контролируемых судом сроков содержания под стражей непосредственно Конституцией РФ не устанавливаются и не являются обязательным условием обеспечения права на свободу и личную неприкосновенность и его судебной защиты, а определяются законодателем с учетом их разумности», – говорится в том определении.

В этом смысле положения УПК не могут расцениваться как нарушающие чьи-либо права, решил КС.

«Поскольку судебные гарантии свободы и личной неприкосновенности не могут сокращаться или приостанавливаться в зависимости от того, на каком этапе уголовного судопроизводства принимается решение о содержании под стражей в качестве меры пресечения, приведенная правовая позиция может быть применима mutatis mutandis и к отношениям, складывающимся в период ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела после окончания предварительного следствия по данному делу и перед направлением его с обвинительным заключением прокурору», – напоминает он.

В связи с этим, Конституционный суд не нашел оснований для принятия жалобы Лысаковского к рассмотрению. Таким образом, попытка представителя ДНР в МУС оспорить нормы российского Уголовно-процессуального кодекса завершилась провалом.

Алиса Фокс 

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20170127/277664689.html

Кс разрешил продлевать время содержания обвиняемого под стражей на «разумный и достаточный» срок // при возвращении дела судом прокурору

Права обвиняемого в суде о сроке продления

Конституционный суд (КС) РФ не ограничил предельный срок содержания обвиняемого под стражей при возвращении уголовного дела судом прокурору, но указал, что продление сроков в такой ситуации должно быть «разумным и достаточным» для проведения необходимых процессуальных действий.

Соответствующее постановление было вчера опубликовано на сайте суда. Оспариваемые заявителем ч. 3–7 ст. 109 о сроках содержания под стражей во взаимосвязи с ч. 3 ст.

237 о возвращении уголовного дела прокурору Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ признавать неконституционными КС не стал, не исключив при этом возможность законодателя внести соответствующие поправки в УПК.

Жалобу в КС подал Сергей Махин, который провел в следственном изоляторе более трех лет. Суд два раза возвращал материалы его дела прокурору для устранения нарушений, и все это время заявитель был под арестом. При этом при повторном ознакомлении с делом были нарушены сроки, установленные ст. 109 УПК.

По ней максимально возможный срок содержания под стражей составляет 18 месяцев, а если после окончания предварительного следствия материалы дела были предъявлены обвиняемому позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока, то по его истечении обвиняемый подлежит немедленному освобождению.

Обвиняемый попытался оспорить свое длительное содержание в СИЗО, но Московский областной суд оставил его в следственном изоляторе, сославшись на то, что материалы для ознакомления обвиняемому были предоставлены еще до первого направления в суд, а новое ознакомление осуществляется в порядке ст. 237 УПК.

Она дает право судье при возвращении дела прокурору продлевать срок содержания под стражей для совершения процессуальных действий.

По мнению Сергея Манихина, на практике такой подход позволяет прокурорам после возвращения дела устранять недостатки расследования, не будучи связанными предельным сроком содержания под стражей в 18 месяцев.

Оспариваемые статьи УПК КС признал соответствующими Конституции. КС отметил, что процедура возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК — это особый порядок движения уголовного дела, не тождественный его возвращению для производства дополнительного расследования.

Поэтому при возвращении дела прокурору вопрос о сроке содержания обвиняемого под стражей судом решается с учетом сроков ст. 109 УПК, но не по ее правилам. Иное, по мнению КС, ставило бы под сомнение цели направления уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Однако срок, на который суд продлевает содержание обвиняемого под стражей, должен быть разумным и достаточным для устранения препятствий к судебному рассмотрению дела и ознакомления обвиняемого с материалами дела. КС указал считать такое толкование спорных норм общеобязательным и исключил любую иную их трактовку.

Решения по делу Сергея Махина подлежат пересмотру, если они основаны на толковании, отличном от вывода КС.

КС также напомнил о праве обвиняемого на обращение в таких ситуациях за присуждением компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. Кроме того, КС не исключил право законодателя внести поправки в УПК для уточнения оснований и порядка продления срока содержания обвиняемых под стражей после возвращения судом дела прокурору и на усиление гарантий разумности этого срока.

Особое мнение по этому делу подготовили двое судей КС. Так, Гадис Гаджиев вывод КС поддержал, но попытался разъяснить, в чем заключается объективная потребность в совершенствовании УПК. По словам судьи, при принятии УПК был исключен институт дополнительного расследования, а предвидеть проблем применения ст.

109 и 237 УПК законодатель не мог.

Гадис Гаджиев считает, что законодателю следует предусмотреть гарантии того, чтобы «меры пресечения в виде лишения свободы не использовались органами предварительного расследования не по своему прямому назначению — то есть как наказание и недопустимый способ воздействия на обвиняемых».

Против толкования КС выступил судья Юрий Данилов. Он считает, что предельный срок содержания под стражей «ни при каких обстоятельствах не должен превышать 18 месяцев», даже при возвращении уголовного дела прокурору.

Судья отмечает, что в УПК следовало бы более детально прописать процессуальные особенности такой стадии уголовного процесса, как возвращение судом дела прокурору. Юрий Данилов считает, что КС мог бы поставить этот вопрос перед законодателем в этом деле.

А создание путем конституционно-правового истолкования фактически новой нормы, «апеллируя вместо четко обозначенного в законе предельного срока содержания под стражей к размытому термину “разумность”, вряд ли продуктивно», говорится в особом мнении судьи.

Источник: https://zakon.ru/Discussions/ks_razreshil_prodlevat_vremya_soderzhaniya_obvinyaemogo_pod_strazhej_na_razumnyj_i_dostatochnyj_srok/38741

под стражей: внесены изменения в УПК — PRAVO.UA

Права обвиняемого в суде о сроке продления

3 апреля 2003 года Верховный Совет внес изменения в Уголовно-процессуальный кодекс (далее — УПК) Украины, которые открывают новые возможности для стороны защиты. Несмотря на небольшой объем Закона (всего четыре пункта), он предусматривает существенные новации в процедуре применения в уголовном судопроизводстве такой меры пресечения, как содержание под стражей.

Закон призван предотвратить содержание обвиняемых под стражей свыше предельного срока (18 месяцев), а также повысить гарантии соблюдения прав обвиняемого посредством лишения следователей права ограничивать время ознакомления стороны защиты с материалами дела. Анализ предусмотренного Законом механизма не дает однозначного ответа на вопрос, достигнет ли он указанной цели.

Какие же изменения произойдет в уголовном судопроизводстве после 24 июля 2003 года, когда Закон вступит в силу?

НОВАЦИЯ 1. ВРЕМЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ СТОРОНЫ ЗАЩИТЫ С ДЕЛОМ БУДЕТ ЗАЧИСЛЯТЬСЯ К СРОКУ СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ

Суть изменений

В соответствии с действующим УПК Украины, время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела не зачисляется в срок содержания обвиняемого под стражей. А это означает, что обвиняемый фактически продолжает находиться в следственном изоляторе, пока он или его защитник знакомится с материалами дела.

Для исправления такой ситуации Закон предусматривает новый механизм. После введения его в действие время ознакомления с материалами уголовного дела станет зачисляться к сроку содержания обвиняемого под стражей.

В связи с этим материалы уголовного дела будут предъявляться обвиняемому и его защитнику не позже чем за десять дней до окончания основного срока содержания под стражей (до 2-х месяцев), и не позже чем за месяц до окончания предельного срока (18 месяцев).

В случае нарушения предельного срока обвиняемый должен быть освобожден немедленно после его окончания.

Положительные ожидания

Такая новация будет стимулировать следователей вовремя заканчивать досудебное следствие и заблаговременно (до окончания срока содержания под стражей) предъявлять материалы дела обвиняемому и его защитнику.

Отрицательные ожидания

Закон сохраняет возможность содержания обвиняемого под стражей свыше предельного срока.

Так, если срок для передачи дела на ознакомление соблюден, но его окажется недостаточно для ознакомления с материалами дела, он может быть продлен судьей апелляционного суда.

Таким образом, изменения в УПК полностью не решают проблему содержания обвиняемых под стражей свыше предельного срока, поскольку допускают продление этого срока судьей апелляционного суда.

Наряду с этим, Закон имеет, по крайней мере, три пробела.

Во-первых, не урегулирован вопрос о том, когда именно необходимо предъявить материалы дела обвиняемому, взятому под стражу на срок до четырех или до девяти месяцев (этот срок, согласно статье 156 УПК, не является ни основным, ни предельным). Если срок не установлен, то вероятно, что в любое время — даже накануне окончания срока содержания под стражей.

Во-вторых, не определены правовые последствия ситуации, когда основного срока содержания под стражей для ознакомления с материалами дела окажется недостаточно, даже в случае передачи их за десять дней до окончания основного срока содержания под стражей.

Наверное, следователь или прокурор будут вынуждены раньше времени обращаться в суд с представлением о продлении срока содержания под стражей: «профилактически», чтобы предотвратить освобождение обвиняемого в связи с окончанием срока содержания под стражей во время ознакомления с материалами дела.

Если они забудут это сделать, обвиняемый должен быть немедленно освобожден после окончания срока содержания под стражей. Этим, вероятно, и сможет пользоваться сторона защиты.

В-третьих, если предельный срок продлен судьей апелляционного суда на определенное время для ознакомления обвиняемого или его защитника с делом, но они до истечения этого срока не успели это сделать, то обвиняемый должен быть освобожден из-под стражи.

Новый пункт 4 части 2 статьи 1653 УПК не разрешает судье апелляционного суда вторично продлевать этот срок. Поэтому у стороны защиты появится интерес затягивать ознакомление с материалами дела для освобождения из-под стражи.

Предотвратить это может разве что продление судьей предельного срока только на время ознакомления стороны защиты с делом.

НОВАЦИЯ 2. ВРЕМЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ ЗАЩИТЫ С ДЕЛОМ НЕ БУДЕТ ОГРАНИЧИВАТЬСЯ

Суть изменений

Время для ознакомления обвиняемого и защитника с материалами дела не может ограничиваться. Действующий УПК предусматривает исключение из этого правила: в случае очевидного намерения затянуть окончание дела со стороны защиты следователь может установить срок для ознакомления с материалами дела. После введения Закона в действие это исключение перестанет существовать.

Положительные ожидания

Невозможность ограничения стороной обвинения времени для ознакомления стороны защиты с материалами дела повысит гарантии права обвиняемого на защиту и предотвратит своевольное ограничение прав.

Отрицательные ожидания

Обвиняемые смогут использовать названную новацию для оттягивания судебного разбирательства или даже для избежания уголовной ответственности вследствие окончания сроков давности. Следует лишь делать вид ознакомления с материалами дела в течение срока давности. После его окончания дело должно быть закрыто.

Вероятно, что возможность ограничить время для ознакомления с материалами дела следовало бы сохранить, однако не за стороной обвинения, а за судом.

НОВАЦИЯ 3. СРОК ДОСУДЕБНОГО СЛЕДСТВИЯ БУДЕТ ВКЛЮЧАТЬ ВРЕМЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ СТОРОНЫ ЗАЩИТЫ С МАТЕРИАЛАМИ ДЕЛА

Суть изменений

В соответствии с действующим УПК время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела при исчислении срока досудебного следствия не учитывается. Новым Законом названное положение изымается, в связи с чем это время будет зачисляться к сроку досудебного следствия.

Положительные ожидания

Данные изменения, вероятно, должны стимулировать следователей предъявлять материалы дела обвиняемому и его защитнику раньше времени, чтобы они смогли ознакомиться с этими материалами до окончания срока досудебного следствия. Однако на практике эта цель вряд ли будет достигнута, поскольку следователи не смогут предусмотреть, сколько времени для этого понадобится обвиняемому и его защитнику.

Отрицательные ожидания

Установленный срок досудебного следствия является обязательным для следователя. Он не должен зависеть от времени на ознакомление с материалами дела, которое, в соответствии с Законом, не сможет уже ограничиваться.

Иначе, если обвиняемый и его защитник не закончат ознакомление с материалами до окончания срока досудебного следствия, следователь должен будет отвечать за нарушение сроков досудебного следствия, хотя в этом он не виноват.

Анализ новаций показывает, что изменения в УПК могут улучшить положение защиты в ее взаимоотношениях со стороной обвинения. Предусмотрен более демократичный вариант решения проблемы содержания обвиняемого под стражей свыше предельного срока содержания под стражей, чем это было до сих пор. Вместе с тем изменения не до конца продуманы.

Некоторые моменты позволяют стороне защиты создавать препятствия для проведения досудебного следствия — вплоть до избежания уголовной ответственности.

Таким образом, преимущества изменений в уголовном судопроизводстве могут быть перечеркнуты их существенными недостатками, которых, к сожалению, не учел законодатель при подготовке соответствующего закона.

КУЙБИДА Роман — Центр политико-правовых реформ, г. Киев

Источник: https://pravo.ua/articles/soderzhanie-pod-strazhej-vneseny-izmenenija-v-upk/

Вссу обобщил практику применения меры содержания под стражей | юрліга

Права обвиняемого в суде о сроке продления

Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел в письме от 1 февраля 2015 года рассказал о практике применения судами первой и апелляционной инстанций процессуального законодательства относительно избрания, продления меры пресечения в виде содержания под стражей.

По результатам анализа судебной практики установлено, что нарушение разумных сроков в уголовном производстве по причинам ненадлежащего осуществления судом своих полномочий касается, прежде всего, случаев назначения подготовительных судебных заседаний с нарушением сроков, определенных УПК, и чрезмерной длительности перерывов между судебными заседаниями в таких производствах. Также установлены случаи, когда судом первой инстанции в производстве неоднократно допускались существенные нарушения требований УПК, что приводило к отмене судами высших инстанций судебного решения с назначением нового рассмотрения. При этом к обвиняемым применялась мера пресечения в виде содержания под стражей в течение длительного времени.

Для соблюдения разумных сроков рассмотрения уголовных производств, в которых относительно обвиняемого применена мера пресечения в виде содержания под стражей, суд обязан реагировать в порядке, определенном ст.ст.

139, 140 УПК на случаи невыполнения процессуальных обязанностей участниками уголовного производства.

Так, суду в каждом случае необходимо устанавливать соблюдение порядка вызова участника уголовного производства путем проверки наличия подтверждения получения им повестки о вызове или ознакомления с ее содержанием другим путем.

При наличии такого подтверждения суду необходимо выяснять вопрос о наличии сведений, которые бы давали возможность установить причины неявки, так как при неявке без уважительных причин или неуведомлении о причинах своего неприбытия, суд обязан наложить на участника уголовного судопроизводства денежное взыскание.

Незначительное использование судами в ходе судебного производства процессуального механизма дистанционного судебного производства обусловлено отсутствием полномочий у суда принять решение об осуществлении такого производства, в котором за пределами здания суда (в СИЗО) находится обвиняемый, если он против этого возражает.

В то же время, учитывая то, что решение об осуществлении дистанционного судебного производства может быть принято судом по собственной инициативе (ч. 2 ст. 336 УПК), суду в каждом конкретном случае, при наличии обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст.

336 УПК, необходимо выяснять мнение обвиняемого о возможности осуществления дистанционного судебного производства.

По результатам анализа также установлено, что в многоэпизодных делах (производствах) чаще всего происходит «наслоение» разных причин отложения судебных заседаний, что приводит к нарушению разумных сроков рассмотрения.

В таких производствах суд обязан безотлагательно реагировать на ненадлежащее исполнение процессуальных обязанностей участниками судебного производства.

Следует признать обоснованной практику тех судей, которые определяя дату очередного судебного заседания выясняют мнение сторон уголовного производства и не назначают судебные заседания в дни, в которые явка сторон уголовного производства заведомо будет невозможной или затрудненной.

Судам при применении положений ч. 3 ст.

315 УПК необходимо учитывать практику ЕСПЧ, согласно которой одновременно с определениями законных случаев содержания лица под стражей и процессуальных гарантий избрания и продления применения таких мер однозначно признается неправильным «автоматическое» продление применения меры пресечения в виде содержания под стражей.

Поэтому при отсутствии соответствующих ходатайств сторон суд во время подготовительного судебного заседания уполномочен поставить перед сторонами производства вопрос о мере пресечения (для которого УПК предусмотрен ограниченный срок действия), поскольку суд на этой стадии процесса отвечает за соблюдение разумных сроков рассмотрения.

Ч. 1 ст. 197 УПК определено, что срок действия постановления следственного судьи, суда о содержании под стражей или продлении срока содержания под стражей не может превышать 60 дней.

Судам при определении срока окончания действия определения о продолжении применения меры пресечения в виде содержания под стражей следует учитывать, что в случае продолжения содержания под стражей предыдущее определение теряет свою силу.

Такой подход соответствует общему принципу законности уголовного производства и исключает случаи определения в определении срока содержания под стражей свыше 60 дней.

В случае представления прокурором ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении нескольких обвиняемых суд должен учитывать, что соответствующее ходатайство подается прокурором отдельно по каждому из них (на основании ч. 4 ст. 184 УПК).

В случаях рассмотрения судами таких ходатайств по всем обвиняемым вместе нарушаются требования соблюдения законности в части ограничения права на свободу в уголовном производстве и не учитываются обязательные требования ст. 178 УПК.

Суд обязан учитывать обстоятельства индивидуального характера, перечень которых предусмотрен ст. 178 УПК для оценки рисков, которые могут служить вместе с основаниями, определенными ст. 177 УПК, общим основанием для продления срока содержания под стражей.

При таких обстоятельствах суд обязан рассматривать вопрос о продлении применения меры пресечения в виде содержания под стражей отдельно по каждому из обвиняемых.

Положение ст. 331 УПК только указывают на обязанность суда инициировать рассмотрение вопроса о целесообразности дальнейшего содержания под стражей обвиняемого при отсутствии ходатайства прокурора.

Рассмотрение этого вопроса должно происходить по нормам главы 18 УПК с обоснованием наличия рисков в уголовном производстве и необходимости дальнейшего применения меры пресечения в виде содержания под стражей.

Отсутствие мотивировочной части соответствующего судебного решения является нарушением как общих принципов уголовного производства, так и ст. 5 Конвенции.

Источник: https://jurliga.ligazakon.net/news/124060_vssu-obobshchil-praktiku-primeneniya-mery-soderzhaniya-pod-strazhey

Криминальный мир
Добавить комментарий