Подлежат ли исковые требования удовлетворению в данном случае?

Публикации

Подлежат ли исковые требования удовлетворению в данном случае?

Коллектив авторов, VEGAS LEX

Скачать файл

Файл добавлен12.08.2015
Презентация.pdf (2,5 Мб)

В теории гражданского процесса традиционно различают процессуальное право на иск (право на предъявление иска) и право на иск в материально-правовом смысле (право на удовлетворение иска).

Отсутствие таких общих предпосылок процессуального права на иск как подведомственность спора суду общей юрисдикции или арбитражному суду и отсутствие вступившего в законную силу судебного акта или ставшего обязательным для сторон решения третейского суда по тождественному спору, является основанием для прекращения производства по делу (ст. 150 АПК РФ, ст. 220 ГПК РФ). Суд общей юрисдикции, установив отсутствие таких общих предпосылок процессуального права на иск, в соответствии со ст. 134 ГПК РФ, отказывает в принятии искового заявления. АПК РФ институт отказа в принятии искового заявления не предусматривает.

Отсутствие у истца процессуальной правосубъектности, отсутствие у представителя полномочий на подписание искового заявления и предъявление его в суд или несоблюдение предусмотренного законом или соглашением сторон обязательного досудебного порядка урегулирования спора является основанием для оставления искового заявления без рассмотрения (ст. 148 АПК РФ, ст. 222 ГПК РФ).

Несоблюдение истцом требований, предъявляемых к форме и содержанию искового заявления, является основанием для оставления искового заявления без движения (ст. 136 ГПК РФ, ст. 128 АПК РФ). Если в установленный судом срок истец не исправит такие недостатки, исковое заявление подлежит возвращению на основании ст. 135 ГПК РФ, ст. 129 АПК РФ.

Возвращение искового заявления, а также оставление искового заявления без рассмотрения, не препятствует повторному обращению истца в суд с тождественным иском, когда обстоятельства, послужившие основанием к этому, будут устранены (ч. 6 ст. 129, ч. 3 ст. 149 АПК РФ, ч. 3 ст. 135, ч. 2 ст. 223 ГПК РФ).

Наличие у истца материального права на иск суд проверяет в ходе судебного разбирательства и оценивает при вынесении решения по существу заявленных требований (ч. 1 ст. 168 АПК РФ, ч. 1 ст. 196 ГПК РФ).

Наличие вступившего в законную силу судебного акта, которым разрешено исковое требование истца, заявленное к определенному ответчику об определенном предмете и по определенному основанию, исключает возможность последующего предъявления тождественного иска (п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, ст. 220 ГПК РФ).

В судебной практике возникают ситуации, когда основанием к отказу в удовлетворении иска является его преждевременное предъявление.

Примером может служить предъявление иска о взыскании долга до наступления срока платежа, предъявление иска о признании права до наступления условий, с которыми закон связывает его возникновение, и т.п.

Утрачивает ли в таком случае истец право на последующее обращение в суд? Существующая практика однозначного ответа на этот вопрос пока не дает. Ниже мы рассмотрим несколько ситуаций, в которых истцы чаще всего ошибаются с моментом предъявления требования в суд.

Предъявление требования о признании права на самовольную постройку при отсутствии условий удовлетворения такого иска

Пункт 3 статьи 222 ГК РФ допускает возможность признания права собственности на самовольную постройку за правообладателем земельного участка, на котором находится постройка.

При этом согласно разъяснениям ВС РФ и ВАС РФ при рассмотрении исков о признании права собственности на самовольную постройку судам необходимо проверять, предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку, надлежащие меры к ее легализации, в частности к получению разрешения на строительство и/или на ввод объекта в эксплуатацию.

Право собственности на самовольную постройку, возведенную без необходимых разрешений, не может быть признано за создавшим ее лицом, которое имело возможность получить указанные разрешения, но не предприняло мер для их получения[1].

Практика. Компания обратилась в арбитражный суд с иском о признании в порядке ст. 222 ГК РФ права собственности на здание склада. Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска.

Они объяснили это тем, что заявленные истцом требования фактически были направлены на замену установленной законом административной процедуры получения разрешения на строительство объекта недвижимости на судебный порядок признания права собственности.

Суды установили, что истец не подавал в уполномоченный орган заявления о получении разрешения на строительство с приложением необходимого пакета документов либо заявления на ввод объекта капитального строительства в эксплуатацию и не доказал принятие им надлежащих мер к легализации самовольной постройки (к получению разрешения на строительство и/или акта ввода объекта в эксплуатацию). После этого компания предприняла меры к легализации постройки в административном порядке, обратившись в уполномоченный орган, а затем, не добившись желаемого результата, обратилась в суд с новым иском о признании права собственности на основании той же ст. 222 ГК РФ. Арбитражный суд призналэто требование тождественным ранее заявленному и прекратил производство по делу. Его поддержали и вышестоящие суды. Суды отвергли ссылку истца на то, что обращение за получением разрешения на легализацию спорных объектов является новым самостоятельным основанием иска, отличным от основания иска по ранее рассмотренному делу, поскольку новые доказательства не свидетельствуют об изменении основания заявленного требования (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.03.2014 по делу № А39-2527/2013).

В другом случае предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о признании на основании ст. 222 ГК РФ права собственности на здание магазина. Суд отказал в удовлетворении требования.

Он сослался на то, что реконструкция здания была осуществлена истцом без разрешения на строительство, а само здание магазина расположено в зоне газораспределительного газопровода высокого давления, что нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и создает угрозу жизни и здоровью граждан (решение Арбитражного суда Владимирской области от 06.12.

2014 по делу № А11-5959/2012). После этого предприниматель демонтировал угол здания в целях соблюдения охранной зоны газопровода и обратился в суд с новым иском в порядке ст. 222 ГК РФ о признании права собственности на здание магазина. Арбитражный суд признал новое требование тождественным ранее заявленному, и прекратил производство по делу на основании п. 2 ч.

1 ст. 150 АПК РФ. Апелляция поддержала суд первой инстанции, однако с ними не согласился окружной суд.

Он указал, что здание, по поводу которого рассматривается спор в рамках данного дела, имеет иные индивидуально-определенные признаки, в частности касающиеся площади объекта недвижимости, по сравнению с теми, которыми оно обладало на момент рассмотрения дела № А11-5959/2012.

Кроме того, окружной суд отметил, что поскольку иной, внесудебный порядок признания права собственности на самовольные постройки законом не предусмотрен, решение вопроса о праве собственности предпринимателя на возведенный им объект недвижимого имущества может быть осуществлено только по результатам рассмотрения заявленного им иска. Таким образом, по мнению суда кассационной инстанции, истец избрал единственно возможный способ защиты своих прав на спорное здание, однако указанное обстоятельство не было принято во внимание арбитражными судами.

Аналогичный подход был применен ФАС Восточно-Сибирского округа при вынесении постановления от 04.07.2014 по делу № А33-23476/2013.

В данном случае суд кассационной инстанции не согласился с тем, что требование истца о признании права собственности на самовольно реконструированные здания, предъявленное после устранения нарушений норм пожарной безопасности, является тождественным ранее заявленному требованию, в удовлетворении которого было отказано по мотиву наличия указанных нарушений. 

Предъявление иска о возврате уплаченного по договору аванса до прекращения договора

Источник: //www.vegaslex.ru/mobile/analytics/publications/the_plaintiff_prematurely_went_to_court_when_he_will_be_able_to_sue_again/

Информационное письмо Камчатского краевого суда от 7 июня 2010 г. N 3-Г

Подлежат ли исковые требования удовлетворению в данном случае?

Обзор документа

Информационное письмо Камчатского краевого суда от 7 июня 2010 г. N 3-Г

“О некоторых вопросах, возникающих при применении норм трудового, жилищного и гражданского законодательства, а также законодательства об административных правонарушениях”

В связи с вопросами, возникающими у районных (городских) судов Камчатского края при рассмотрении дел по спорам, вытекающим из гражданских, трудовых и жилищных правоотношений, Камчатский краевой суд полагает необходимым дать следующие разъяснения.

Если истец и ответчик освобождены от уплаты государственной пошлины, подлежит ли взысканию в соответствующий бюджет государственная пошлина, если подлежит, то с кого именно? Например, в случае обращения в суд прокурора с заявлением к органу местного самоуправления.

В силу ст. 89 ГПК РФ льготы по уплате государственной пошлины предоставляются в случаях и порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Согласно п. 3 ст. 3 Налогового кодекса РФ, налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными.

В соответствии с подп. 8 п. 1 ст. 333.

20 Налогового кодекса РФ по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, мировыми судьями, в случае, если истец освобожден от уплаты государственной пошлины в соответствии с настоящей главой, государственная пошлина уплачивается ответчиком (если он не освобожден от уплаты государственной пошлины) пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Приведенное положение соответствует ч. 1 ст. 103 ГПК РФ.

Перечень лиц, подлежащих освобождению от уплаты государственной пошлины, определен ст. 333.36 Налогового кодекса РФ.

Так, от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, а также мировыми судьями, освобождаются государственные органы, органы местного самоуправления, независимо от того, в каком статусе данные органы принимают участие в деле – в качестве истцов или в качестве ответчиков (подп. 19 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ).

Как указано в подп. 9 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ, прокуроры по заявлениям в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц, или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований освобождены от уплаты государственной пошлины.

Поскольку ни прокурор, выступающий в деле в качестве заявителя, ни орган местного самоуправления, к которому предъявлены требования, в соответствии с приведенными правовыми нормами, плательщиками государственной пошлины не являются, то обязанность по уплате ими данного сбора не наступает, следовательно, государственная пошлина, по делам, по которым истец (заявитель) и ответчик (заинтересованное лицо) освобождены от ее уплаты в силу закона, в соответствующий бюджет не взыскивается.

Учитывая положения ст.ст. 195, 198 ГПК РФ, из которых следует, что решение суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным, в мотивировочной части судебного решения, при разрешении вопроса о распределении между сторонами судебных расходов, следует указывать на освобождение сторон от уплаты государственной пошлины и правовое основание, по которому она не взыскивается.

Однако, следует иметь ввиду, что налоговое законодательство регулирует отношения по установлению и взиманию налогов и сборов в бюджетную систему Российской Федерации и не распространяется на отношения по распределению между сторонами судебных расходов, в том числе при рассмотрении вопроса о взыскании с ответчика в пользу истца суммы государственной пошлины, уплаченной им при предъявлении иска в суд, в случае, если истец не освобожден от ее уплаты. Данные отношения регулируются ГПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.

В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Таким образом, то обстоятельство, что в конкретном случае ответчиком может оказаться государственный или муниципальный орган, освобожденный от уплаты государственной пошлины на основании подп. 19 п. 1 ст. 333.

36 Налогового кодекса РФ, не влечет отказа истцу в возмещении его судебных расходов, поскольку суд возлагает на ответчика обязанность не по уплате государственной пошлины в бюджет, а по компенсации истцу денежных сумм, равных понесенным им судебным расходам.

Взыскивается ли государственная пошлина с ответчика в доход соответствующего бюджета, если истец, освобожденный от ее уплаты, отказался от иска в связи с тем, что после его принятия к производству суда, ответчик удовлетворил его требования добровольно и производство по делу было прекращено? Например, по иску прокурора в интересах работника, к работодателю (юридическому лицу) о взыскании заработной платы?

Согласно подп. 2 п. 2 ст. 333.17 Налогового кодекса РФ ответчики признаются плательщиками государственной пошлины в случае, если решение суда принято не в их пользу и истец освобожден от ее уплаты.

Учитывая, что при отказе истца от иска производство по делу прекращается, и решение, которым спор разрешается по существу, судом не принимается, государственная пошлина в соответствующий бюджет с ответчика не взыскивается.

Может ли к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ привлекаться должностное лицо? К каким субъектам данного правонарушения может быть применена административная санкция в виде административного ареста? Кто является субъектом правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.25 КоАП РФ?

В соответствии с ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ, административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое данным Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Как следует из ст. 2.

4 КоАП РФ, должностное лицо является субъектом административной ответственности в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей. При этом под должностным лицом понимается физическое лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти.

По смыслу ч. 1 ст. 3.5 КоАП РФ мера ответственности в виде административного штрафа устанавливается для граждан, должностных и юридических лиц.

Из анализа приведенных правовых норм следует, что к числу субъектов административной ответственности законодателем отнесены должностные лица, которые подлежат административной ответственности за совершение ими административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей. К должностному лицу, в числе иных видов административных наказаний, может быть применено наказание в виде административного штрафа.

Как указано в ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, неуплата административного штрафа в срок, предусмотренный настоящим Кодексом, влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного административного штрафа либо административный арест на срок до пятнадцати суток.

Учитывая, что данная норма, в части, предусматривающей применение меры наказания в виде административного штрафа, не содержит изъятий из субъектного состава лиц, к которым она может быть применена, следовательно, к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.25 с назначением наказания в виде административного штрафа может быть привлечен любой субъект административной ответственности, будь то гражданин, должностное лицо либо юридическое лицо.

Что же касается применения меры наказания в виде административного ареста, предусмотренного санкцией ч. 1 ст. 20.

25 КоАП РФ, то, принимая во внимание специфические особенности исполнения данного вида наказания, не позволяющие его применить в отношении юридического лица, то последнему оно назначено быть не может.

Каких-либо ограничений по применению данной меры наказания к гражданам и должностным лицам КоАП РФ не содержит.

По части 2 ст. 20.25 КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность в виде административного ареста за самовольное оставление места отбывания административного наказания, с учетом изложенного ранее, подлежат квалификации деяния, совершенные только физическими лицами, в том числе при исполнении своих должностных обязанностей.

Истец был принят на работу на должность главного бухгалтера централизованной бухгалтерии, не относящуюся к муниципальным должностям муниципальной службы.

В соответствии с условиями трудового договора, работодатель обязался в случае прекращения действия трудового договора по инициативе работника, при наличии уважительных причин увольнения, выплатить работнику выходное пособие в размере среднего месячного заработка.

Истец обратился с заявлением об увольнении по собственному желанию, в связи с выездом из района Крайнего Севера, и приказом работодателя уволен на основании п. 3 ст. 77 ТК РФ (расторжение трудового договора по инициативе работника). Выплаты спорных сумм приказом об увольнении не предусмотрены.

В добровольном порядке ответчик не выплатил выходное пособие, истец обратился в суд с иском о взыскании выходного пособия.

Какими нормами ТК РФ необходимо руководствоваться при рассмотрении данного спора?

В случае установления судом, что при заключении трудового договора работодатель допустил нарушения законодательства, действовавшего на момент заключения договора, либо злоупотребил правом, превысил свои полномочия, предусмотрев в условиях трудового договора выплаты, либо иные гарантии для работника, не предусмотренные ни локальными нормативными актами, ни федеральным законом, подлежат ли удовлетворению исковые требования о взыскании сумм, предусмотренных трудовых договором?

Для разрешения данного спора суду нужно руководствоваться статьями 3, 9, 22, 56 и 57 ТК РФ.

Статьей 3 ТК РФ установлено, что одним из основных принципов правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений является обязанность сторон трудового договора соблюдать условия заключенного договора.

В силу ст. 9 ТК РФ регулирование трудовых отношений может осуществляться путем заключения, изменения, дополнения работниками и работодателями коллективных договоров, соглашений, трудовых договоров.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров;

Согласно ст.

56 ТК РФ трудовой договор – соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные ТК РФ, законами и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка.

Статьей 57 ТК РФ установлено, что в трудовом договоре могут предусматриваться условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленными данным Кодексом, законами и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями.

Из приведенных правовых норм следует, что условия, предусмотренные в трудовом договоре, основываются на соглашении сторон и не могут ограничивать права или снижать уровень гарантий работника, установленные трудовым законодательством, однако они могут быть выше, чем предусмотренные трудовым законодательством.

Источник: //www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/25813762/

Арбитражный суд Ростовской области

Подлежат ли исковые требования удовлетворению в данном случае?

Диспозитивная направленность правового регулирования отношений в арбитражном процессе обеспечивается установлением в законе норм права, реализация которых включается в поведенческий механизм волеизъявления управомоченных субъектов.

Распорядительные права истца, регламентированные в части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обретают правовое значение с учетом процессуальных последствий только при наличии четкой определенности в пределах их реализации.

В правоприменительной практике большое значение имеет процессуальный результат рассмотрения ходатайств об изменении основания либо предмета иска, уменьшения либо увеличения размера исковых требований, аккумуляция которого направлена на соотнесение категорий «правомерного использования истцом своих прав» и «злоупотребления процессуальными правами». Итог процессуальных действий предопределяется, в том числе, и наличием объемного комплекса процессуальных прав, в данном исследуемом контексте – прав истца. Законодательно распорядительные права истца представляются вполне определенными, но в разрезе правоприменения их смысловая нагрузка и динамика их использования трактуется неоднозначно.

I. Теоретический анализ реализации распорядительных прав истца по изменению предмета или основания иска либо по увеличению или уменьшению своих требований.

Предмет и основание иска.

Правовая доктрина имеет весомый опыт в теоретических дискуссиях при определении дефиниции «предмета» и «основания» иска.

Остановимся на наиболее встречающемся определении предмета иска, как материально-правового требования истца, указывающего на нарушенное или оспоренное право, либо охраняемый законом интерес, либо правоотношение в целом, в отношении которых возник спор между ним и ответчиком.

Относительно определения основания иска наиболее распространено мнение о том, что им являются те обстоятельства, с которыми истец связывает свое право требования (обстоятельства, подтверждающие наличие у истца того или иного субъективного права или законного интереса, и обстоятельства, которые свидетельствуют о нарушении или оспаривании этого права ответчиком). Так же существуют мнения о делении основания на фактическое и юридическое.

Изменение предмета или основания иска.

Статья 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предоставляя истцу право на изменение основания или предмета иска, содержит лишь одно правило: истец может изменить основание и предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований только при рассмотрении дела в суде  первой инстанции до принятия окончательного судебного акта по делу. В практике арбитражных судов единообразие по обозначенному вопросу отсутствует. Практические проблемы обусловлены отсутствием единой теоретической базы.

Высказывались мнения об изменении материального объекта иска или изменении предмета в целом. Изменение материального объекта иска имеет место при увеличении (уменьшении) размера исковых требований либо замене в требовании имущества деньгами.

Отсутствует единство мнений и по вопросу о том, можно ли считать изменением предмета  иска увеличение или уменьшение размера исковых требований.

Согласно первому подходу подобные изменения носят только лишь количественный характер, и только качественное отличие нового требования от первоначального может свидетельствовать об изменении предмета иска.

Иная позиция исходит из того, что увеличение либо уменьшение размера исковых требований влияет на объем защиты нарушенных прав, что является качественной характеристикой изменения предмета иска.

Представители третьей точки зрения отстаивают идею о том, что рассматриваемое право на увеличение или уменьшение размера исковых требований не должно быть связано с количественными и качественными изменениями предмета иска.

Поэтому, например, если иск предъявлен на сумму основной задолженности, а затем во время рассмотрения дела истец просит дополнительно взыскать пеню за просрочку платежа или другой штраф, вытекающий из того же договора, речь идет о новом требовании, которое должно быть рассмотрено отдельно.

Это утверждение основано на позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, который в одном из постановлений разъяснил, что увеличение размера исковых требований не может быть связано с предъявлением дополнительных требований, которые не были заявлены в исковом заявлении.

Так, например, требование о применении имущественных санкций не может расцениваться как увеличение размера требований по иску о взыскании основной задолжности.  

Не останавливаясь на теоретических проблемах определения предмета иска, можно отметить, что изменение этого элемента всегда представляет собой то или иное изменение защиты субъективного права (охраны законного интереса) определенным способом.

При этом стоит согласиться с мнением о том, что такое изменение возможно только лишь в случаях, когда само право, принадлежащее истцу, допускает альтернативный характер способа защиты.

Так, например, статья 398 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяя вид защиты обязательственного права на получение индивидуально-определенной вещи, допускает защиту в виде принуждения должника к исполнению обязательства в натуре, а также в виде пресечения действий, нарушающих право на получение такой вещи. В заявленном суду иске истец может вначале указать свое субъективное право на получение индивидуально-определенной вещи, а в процессе разрешения дела может изменить предмет иска и просить суд пресечь действия, нарушающие такое право. Так же альтернатива предусмотрена и в случаях, когда в процессе разрешения иска в суде выясняется невозможность получения индивидуально-определенной вещи и истец, изменяя предмет иска, просит суд вынести решение о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательства.

Аналогично, в каком бы виде ни происходило изменение основания иска, оно возможно лишь в тех требованиях, где материальный закон допускает альтернативу обоснования тех или иных требований. При этом, если поддерживать точку зрения о разделении основания иска на фактическое и юридическое, то, изменяется только фактическое основание иска.

Например, денежные требования о взыскании договорной неустойки за ненадлежащее исполнение обязательств по договору допускаются только тогда, когда в обоснование таких требований указан конкретный договор, в условиях которого предусмотрен такой вид ответственности. Альтернативы здесь нет.

Возмещение же вреда, причиненного действиями ответчика, возможно и при наличии договора между сторонами (договорная ответственность), и при отсутствии такового (обязательства из причинения вреда).

Истец, обращаясь в суд с требованием о взыскании с ответчика денежной суммы в возмещение вреда, может первоначально ссылаться в обоснование своих требований на наличие договора с ответчиком.

Во время рассмотрения дела он, не доказав правомерность существования указанного договора, может изменить основание иска и требовать возмещения вреда, причиненного неправомерными действиями ответчика. Само требование о взыскании денежной суммы, т.е. субъективное право истца на возмещение вреда, остается прежним, изменяется лишь основание, доказывающее существование такого права.

Источник: //rostov.arbitr.ru/node/15357

Криминальный мир
Добавить комментарий