Обоснована ли жалоба осужденного Глазова?

Актуальные вопросы, связанные с деятельностью районных судов по приведению в соответствие с новым уголовным законом вступивших в законную силу судебных решений (по результатам надзорной практики президиума Нижегородского областного суда)

Обоснована ли жалоба осужденного Глазова?

ОБОБЩЕНИЕ НА ТЕМУ:

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ РАЙОННЫХ СУДОВ ПО ПРИВЕДЕНИЮ В СООТВЕТСТВИЕ С НОВЫМ УГОЛОВНЫМ ЗАКОНОМ ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ (ПО РЕЗУЛЬТАТАМ НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПРЕЗИДИУМА НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА 2-ОЕ ПОЛУГОДИЕ 2010 ГОДА – 1-ЫЙ КВАРТАЛ 2011 ГОДА)

Предметом обобщения являлись решения судей, принятые в порядке исполнения приговора по вопросу об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст.

10 УК РФ, ставшие предметом ревизии на заседаниях президиума Нижегородского областного суда в период: 2-ое полугодие 2010 года – 1-ый квартал 2011 года (общее количество судебных дел этой категории, ставших предметом рассмотрения президиума- 59 дел).

При этом основной задачей настоящего обобщения автору видится дать анализ практики президиума за указанный период по этому вопросу на предмет выявления наиболее актуальных моментов, возникающих при пересмотре вступивших в законную силу судебных решений в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ, в силу ст. 10 УК РФ.

Анализируя имеющуюся по заявленному вопросу практику президиума Нижегородского областного суда, следует отметить, что наибольшее количество надзорных производств возбуждено по такому основанию, как нарушение общих правил назначения наказания.

Следует отметить, что для правильного, единообразного и эффективного применения уголовного законодательства судьям надлежит брать за основу и ссылаться в своих постановлениях на правовую позицию, изложенную в постановлении Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 года № 4-П «По делу о проверке конституционности ч.2 ст.10 УК РФ, ч.2 ст.3 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса РФ», Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ» №162-ФЗ от 08 декабря 2003 года».

Однако, несмотря на то, что официально выраженная в указанном постановлении позиция Конституционного Суда РФ существует уже долгое время, ошибки при разрешении вопроса о приведении судебных решений в соответствие с новым уголовным законом продолжают иметь место.

Вместе с тем, следует отметить, что основной массив постановлений, вынесенных в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ, составили судебные акты, имевшие место в 2004-2006 годах, что было вызвано значительными изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ.

Учитывая, что в основном судебные постановления о пересмотре приговоров в силу изменений, внесенных в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ, имели место до разъяснения Конституционным Судом РФ правовой ситуации по этому вопросу, то, в отсутствие единообразной практики, данные судебные постановления зачастую признавались президиумом Нижегородского областного суда незаконными, с направлением ходатайств осужденных на новые судебные рассмотрения.

Однако сказанное не означает, что судебные решения, принятые после сделанных Конституционным Судом РФ соответствующих разъяснений, характеризуются своей правильностью и объективностью, напротив, нередко судебные постановления образца 2009, 2010-2011 годов вынесены с более существенными по своей сути нарушениями, к тому же ряд анализируемых в дальнейшем судебных постановлений содержат такие нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального закона, которые свидетельствуют о невнимательности судей и поверхностном подходе к рассмотрению заявленных ходатайств.

В качестве примера наиболее типичных нарушений, которые повлекли за собой отмены постановлений судов в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ (главным образом вынесенных в период 2004-2006 годов) следует обозначить такие обстоятельства, как:

– изменение категории преступления, и, как следствие, снижение характера и степени общественной опасности преступления.

Пример:

Постановлением судьи Канавинского районного суда г.Нижнего Новгорода от 31 мая 2004 года приговор Выксунского городского суда Нижегородской области от 15 августа 2002 года в отношении Михайлова А.А. приведен в соответствие с действующим уголовным законом: исключен квалифицирующий признак разбоя и кражи «неоднократно»; действия Михайлова А.А.

квалифицированы п.п. «а, б, в» ч.2 ст.158 УК РФ (в редакции ФЗ от 08 декабря 2003 года); п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ (в редакции ФЗ от 08 декабря 2003 года); ч.2 ст.162 УК РФ (в редакции ФЗ от 08 декабря 2003 года); ч.2 ст.325 УК РФ (в редакции ФЗ от 08 декабря 2003 года). В остальной части приговор в отношении Михайлова А.А. оставлен без изменения.

 

В кассационном порядке постановление судьи не обжаловано.

Удовлетворяя надзорное представление прокурора, президиум в числе прочих оснований для отмены указал на то, что, оставляя назначенное наказание за указанные выше преступления без изменения, суд не учел, что в связи с тем, что изменилась категория совершенных Михайловым А.А. преступлений с особо тяжкого на тяжкое и с тяжкого на преступление средней тяжести, что, соответственно, влияет на размер назначенного наказания.

Постановление президиума

от 29 июля 2010 года №44-у-34/10

Следует отметить, что уничтожение материала в связи с истечением срока хранения, не является препятствием для проверки правильности вынесенного районным судом в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ постановления.

Пример.

Постановлением судьи Семеновского районного суда Нижегородской области от 28 июля 2004 года приговор Богородского городского суда Нижегородской области от 06 июля 2000 года в отношении Байрамова Г.С.о.

приведен в соответствие с изменениями, внесенными в уголовное законодательство Федеральным законом от 08 декабря 2003 года: из осуждения Байрамова Г.С.о. по ч.4 ст.

228 УК РФ исключен квалифицирующий признак «неоднократно»; исключено указание на применение дополнительного наказания в виде конфискации имущества, а также осуждение Байрамова Г.С.о. по ч.1 ст.228 УК РФ и назначенное по ней наказание.

Байрамова Г.С.о. постановлено считать осужденным по ч.4 ст.228 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 7 лет (такое же наказание, что назначено и приговором суда).

В остальной части приговор оставлен без изменения.

В кассационном порядке постановление судьи не обжаловано.

Источник: //www.oblsudnn.ru/index.php/obzory-sudebnoj-praktiki-2/188-aktualnye-voprosy-svyazannye-s-deyatelnostyu-rajonnykh-sudov-po-privedeniyu-v-sootvetstvie-s-novym-ugolovnym-zakonom-vstupivshikh-v-zakonnuyu-silu-sudebnykh-reshenij-po-rezultatam-nadzornoj-praktiki-prezidiuma-nizhegorodskogo-oblastnogo-suda

Постановление европейского суда по правам человека (первая секция) от 23.10.2008

Обоснована ли жалоба осужденного Глазова?

Страсбург, 23 октября 2008 г.

По делу ” Хужин и другие против Российской Федерации” Европейский Суд по правам человека ( Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Нины Ваич, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Ханлара Гаджиева,

Дина Шпильманна,

Сверре Эрика Йебенса,

Джорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Андре Вампаша, Заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 2 октября 2008 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:

1.

Дело было инициировано жалобой N 13470/02, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее – Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) тремя гражданами Российской Федерации – Амиром Гилвановичем Хужиным, Дамиром Гилвановичем Хужиным и Маратом Гилвановичем Хужиным (далее – заявители) – 26 февраля 2002 г.

2. Интересы заявителей, которым была предоставлена юридическая помощь, представляли К. Москаленко и В. Бокарева, адвокаты Центра содействия международной защите, практикующие в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 1 марта 2005 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

4. Заявители являются братьями. Амир и Дамир Хужины – близнецы, родившиеся в 1975 году, а Марат Хужин родился в 1970 году. Они проживают в г. Глазове Удмуртской Республики, в Российской Федерации. 19 июня 2006 г. Дамир Хужин погиб от несчастного случая.

5. 14 апреля 1999 г. первый и второй заявители были задержаны по подозрению в похищении, совершенном по предварительному сговору. Дело было передано старшему следователю прокуратуры Удмуртской Республики Курбатову.

6. 12 мая 1999 г. следователь Курбатов допросил третьего заявителя в качестве свидетеля. В тот же день он был заключен под стражу. 14 мая 1999 г. следователь вынес формальное постановление о задержании третьего заявителя по подозрению в пособничестве и подстрекательстве к похищению.

7. 17 и 26 мая 1999 г. первому заявителю было разрешено свидание с его невестой Максимовой. По-видимому, в последнюю дату они вступили в брак, поскольку с 9 июня 1999 г. она посещала его в качестве жены и стала именоваться Хужиной. В последующий период она посещала первого заявителя на регулярной основе один или два раза в месяц.

8. 2 июня 1999 г. трем заявителям было предъявлено обвинение в похищении и пытках, преступлениях, предусмотренных статьями 117 и 126 Уголовного кодекса. Они обвинялись в похищении некоего В.

, бродяги без определенного места жительства, и принуждении его к физическому труду на принадлежащем им фруктовом складе за крайне низкую плату. Несколько раз В.

пытался скрыться, но братья ловили его, подвергали побоям и пытали его путем приложения электрических проводов к различным частям тела.

По-видимому, Европейский Суд приравнивает пытки к истязаниям, предусмотренным статьей 117 Уголовного кодекса Российской Федерации, несмотря на то, что применение пытки считается отягчающим вину обстоятельством в части 2 указанной статьи (прим. переводчика).

9. 7 июня 1999 г. первый заявитель и его адвокат просили следователя организовать очную ставку с В. и свидетелем У. На следующий день следователь отклонил ходатайство, указав, что очная ставка “нежелательна, поскольку В. и У. ранее находились в финансовой зависимости от братьев Хужиных и во время очной ставки Амир Хужин может оказать на них отрицательное влияние”.

10. Третий заявитель и его адвокат просили следователя допросить свидетелей Г., Л. и А., которые предположительно могли показать, что В. имел возможность свободного передвижения и что братья Хужины обращались с ним хорошо. 18 июня 1999 г.

следователь отклонил ходатайство как необоснованное. Он отметил, что свобода передвижения В.

действительно вначале не была ограничена и братья Хужины ограничили ее “только впоследствии” и что имеется “достаточное количество показаний свидетелей и потерпевшего о том, что братья Хужины обращались с В. очень плохо и унижали его”.

11. Представляется, что в неустановленную дату милиция явилась на склад, принадлежавший заявителям, и осмотрела его.

12. 20 июля 1999 г. государственный телевизионный канал ” Удмуртия” выпустил в эфир программу ” Версия”. Вторая часть программы была посвящена делу заявителей.

В ней участвовали ведущая Темеева, глазовский городской прокурор Зинтереков, следователь Курбатов и начальник отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Удмуртской Республики Никитин, а также потерпевший В., лицо которого было скрыто.

13. В начале программы Зинтереков сделал следующее заявление:

” Братья Хужины по своей натуре жестокие, дерзкие и жадные; они хотели пользоваться дешевым или, точнее, бесплатным трудом. С другой стороны, потерпевший В., лицо без определенного места жительства, мягкий и тихий…”.

14. Ведущая приступила к изложению истории порабощения В. Пока она говорила, черно-белые фотографии заявителей демонстрировались на весь экран.

15. Рассказ ведущей чередовался с выступлением потерпевшего В., который сообщал, как он подвергался жестокому обращению со стороны Хужиных и безуспешно пытался бежать. Ведущая спросила участников, можно ли назвать братьев Хужиных садистами.

16. Зинтереков ответил следующим образом:

” Мы, то есть прокуроры и милиция, знаем этих братьев с их малолетства… Мы расследовали дела, совершенные братьями, но их нельзя было привлечь к уголовной ответственности из-за их возраста.

После того как они достигли возраста (совершеннолетия), они оказались на скамье подсудимых. Все трое были осуждены за хулиганство. По моему мнению, это преступление весьма характерно для всех братьев Хужиных своей жестокостью и бессмысленным зверством.

Думаю, что к этому преступлению привели личные качества братьев Хужиных и (их) желание иметь бесплатную рабочую силу”.

17. Участники впоследствии обсуждали вопрос о том, почему потерпевший не явился в милицию сразу после того, как начались побои, и комментировали правовые аспекты рассматриваемого уголовного дела:

“( Курбатов): Знаете, когда (В.) обратился в правоохранительные органы в апреле 1999 г., наша следственная группа в Глазовской городской прокуратуре была шокирована жестокостью преступления.

Когда лицо обращается за защитой в правоохранительные органы, следует его как следует осмотреть, послушать внимательно его рассказ. (В.) имел на теле более 187 травм.

Естественно, приходит на ум Конвенция (по предупреждению) пыток .

Следователь мог иметь в виду Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания или Европейскую конвенцию по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (прим. переводчика).

( Ведущая): Братья Хужины обвиняются по двум статьям Уголовного кодекса: статья 126 – похищение человека из корыстных побуждений, и статья 117 – истязания”.

В продолжение ее выступления на экране демонстрировалась первая страница уголовного дела.

Источник: //zakonbase.ru/content/base/143817?print=1

Криминальный мир
Добавить комментарий