Нас 4 года отказываются расселять из аварийного жилья или выплачивать компенсацию

В екатеринбургской агломерации сворачивают переселение из ветхого жилья. минстрой указывает на нехватку 700 млн фонда жкх

Нас 4 года отказываются расселять из аварийного жилья или выплачивать компенсацию
За 9 месяцев 2019 года Свердловская область получила менее половины от запланированных средств Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства – на 31 октября в регион поступило 755,4 из запланированных на год 1,479 млрд.

Отметим, на деньги федеральной организации приходится 93% от общего финансирования областной программы «Обеспечение устойчивого сокращения непригодного для проживания жилищного фонда на территории Свердловской области», куда вошло 57 муниципалитетов.

34374.info

Тем не менее, в текущем году программа переселения выполнена. Из плановых 300 человек новые квартиры получили 479. При этом частично удалось реализовать программу за счет средств застройщиков, получающих участки под возведение новых домов с обязательствами сноса и расселения ветхого жилья.

В целом, в регионе признаны нуждающимися в переселении 2,2 тыс. человек, а более трети жилья находится на севере области – территориях с низкой инвестпривлекательностью. «Наибольший объем аварийного жилья – в Волчанском и Серовском городских округах, городских округах Дегтярске и Карпинске, а также в Нижнем Тагиле», – отмечают в свердловском Минстрое.

В Нижнем Тагиле – наиболее крупном из проблемных муниципалитетов – пока проектов развития застроенных территорий с расселением из ветхого жилья не сформировано.

По словам председателя гордумы Вадима Раудштейна, город с опережением выполняет программу переселения за счет выкупа квартир в готовых новостройках, но при этом сталкивается с дефицитом средств на снос ветхих строений. В настоящее время на эти цели требуется 15 млн рублей.

Развитие застроенных территорий в областном Минстрое считают наиболее перспективным в городах Екатеринбургской агломерации. Впрочем, расселить граждан из ветхого жилья таким образом пока удается только в региональном центре и Верхней Пышме. По данным мэрии уральской столицы, в рамках развития застроенных территорий возведены ЖК на Белинского – Цвилинга, Белинского – Онежской, Белинского – Трактористов. В основном, за подобные проекты берутся крупные компании. Так, жилье на Машинной – Луганской строили компании группы «Синара», дома в квартале Репина – Заводская – Начдива Васильева – «ЛСР. Недвижимость – Урал». По словам участников рынка, берется за возведение новостроек на месте бараков и «Атомстройкомплекс».

«Согласно Жилищному кодексу, расселение жителей домов, попадающих под реализацию проектов застроенных территорий, осуществляется «метр в метр» – независимо от числа прописанных.

Несмотря на это, около 80% отселяемых граждан получают взамен квартиры в новых домах «Атомстройкомплекса» – остальные выбирают деньги или жилье на вторичном рынке.

Конечно, зачастую нам сложно подобрать квартиру соответствующей площади в новостройке, ведь в старых домах они, как правило, существенно меньше – каждый случай решается в индивидуальном порядке», – комментируют ситуацию в пресс-службе компании «Атомстройкомплекс».

Глава Среднеуральска Андрей Зашляпин

grifoninfo.ru

В других городах Екатеринбургской агломерации проекты развития застроенных территорий находятся преимущественно на начальной стадии, а на покупку жилья для переселения у муниципалитетов не хватает средств. В Среднеуральске, по словам главы Андрея Зашляпина, из необходимых для переселения 300 млн рублей областными властями выделено на 2020 год только 46 млн.

«У нас после пожара нужно расселить 8 квартир. 3 года этот вопрос не решается.

Во втором квартале 2020 года собственники должны получить компенсации, предварительно квартиры будут оцениваться по коммерческой стоимости. Также стоят 10 домов по 8 квартир 1946-1948 годов постройки.

Есть застройщик, который выиграл конкурс на освоение территории», – делится с «Правдой УрФО» один из депутатов гордумы Среднеуральска.

Победителем в конкурсе стало ООО «Бейсин-Урал», гендиректором которого ранее и был мэр города Андрей Зашляпин.

Однако реализовать проект застройки, предполагающий строительство нескольких 9-17 этажных домов, и расселить в них жителей ветхих, по мнению градоначальника, проблематично из-за обязательства использования эскроу-счета – застройщик намерен привлекать средства дольщиков.

По словам чиновника, прибыль при создании таких новостроек должна быть не менее 25%, чтобы получить банковские гарантии на строительство. В сложившейся ситуации застройщику необходимо искать пути снижения себестоимости квадратного метра до 35 тысяч рублей, чтобы с учетом маржи жилье оставалось привлекательным для покупателя.

К проектам развития застроенных территорий активно подключаются и в Сысерти. В центре города, вблизи автовокзала, где расположено порядка двух десятков старых двухэтажек, получило участок ООО «ПСК «Строительный комплекс».

«Сейчас там планируется строить новые 5-ти, 7-ти, 9-тиэтажные дома. Обеспечением квартирами каждого жителя старых домов будет заниматься застройщик. Может быть предоставлена финансовая компенсация или квартира, но не меньшей площади, чем человек занимал ранее.

Можно, конечно, за счет выплаты компенсаций приобретать жилье на вторичном рынке или новое, но свободных новых квартир единицы.

Застройщик также может предоставить квартиры в новых домах под переселение», – рассказала депутат гордумы Сысерти Ирина Летемина.

Одним проектом развития застроенной территории в Сысерти не намерены ограничиваться. По словам главы муниципалитета Дмитрия Нисковских, на торги для строительства по той же схеме будут выставлены участки в Большом Истоке, Сысерти и Бобровском.

Застройщикам необходимо расселить дома общей площадью более 30 тыс. кв. м. Так, например, при получении участка в 68 тыс. кв. м  в Большом Истоке необходимо расселить два двухподъездных двухэтажных дома. Несмотря на условно низкую стартовую цену торгов (554 тыс.

рублей), застройщики пока не подали на аукцион заявок.

Впрочем, сами застройщики указывают, что участие в подобных проектах достаточно затратно, и за пределами Екатеринбурга реализовывать их сложнее. «Мы строили ЖК «Русь» в Екатеринбурге. Расселили 2 барака на Татищева. Это достаточно затратные в финансовом плане проекты. Сумма затрат на переселение постоянного значения не имеет – она меняется в зависимости от проекта», – поделился представитель ГК «ТЭН».

В отдельных случаях даже при наличии инвестора в муниципалитетах приходится отказываться от развития застроенных территорий. Так, в Арамиле в 2018 году был расторгнул договор аренды земельного участка с ООО «Стройразвитие».

Компания намеревалась построить два 12-этажных дома и одну трехсекционную трехэтажку и при этом предоставить более 30 квартир под расселение двух ветхих домов. Как рассказали «Правде УрФО» в администрации муниципалитета, от проекта были вынуждены отказаться из-за нахождения жилья в зоне приаэродромных территорий аэропорта Уктус.

Новые участки под развитие территорий в администрации пока не предлагают, ожидая утверждения зон приаэродромных территорий Кольцово.

В целом же в Арамиле необходимо расселить порядка 10 старых двухэтажек и бараков. С учетом дефицита нового жилья, отмечают чиновники, жителям предлагается, в основном, выплата компенсаций.

Глава Сысерти Дмитрий Нисковских

На значительные объемы ветхого жилья указывают и в Березовском. В новых квартирах в муниципалитете нуждается порядка 1400 человек. По словам замглавы Березовского по ЖКХ, транспорту и связи Антона Еловикова, расселить необходимо порядка 30 домов, около 25 тыс. кв.м. В 2018 году, еще до появления областной программы расселения жилья, признанного таковым до 1 января 2017 года, муниципалитет запрашивал дополнительное финансирование из облбюджета на эти цели, но получить смог лишь 60% от требуемых сумм. В результате планы по расселению пришлось сдвинуть с 2024 на 2026 год.

Ускорить работу за счет проектов развития застроенных территорий в городском округе невозможно – большая часть ветхих домов точечно расположены в поселках Солнечный, Монетный и Лосиный.

Предоставить застройщику участки в Березовском под обязательства расселения также проблематично, поскольку «точечная застройка себя исчерпала, а потенциально пригодные участки находятся в частной собственности, плюс удалены от коммуникаций».

В результате муниципальные власти идут по пути выплаты компенсаций собственникам ветхого жилья, а взамен квартир, находящихся во владении муниципалитета, планируют построить два трехэтажных дома в Лосином и Монетном. Строить таким же образом жилье для частных собственников ветхих квартир, отмечают чиновники, не рекомендовано региональным Минстроем.

«Правда УрФО» продолжит следить за развитием ситуации.

Источник: http://pravdaurfo.ru/articles/182371-v-ekaterinburgskoy-aglomeracii-svorachivayut

Вс разъяснил права граждан в программе по расселению аварийного жилья

Нас 4 года отказываются расселять из аварийного жилья или выплачивать компенсацию

Расселение бараков и прочих плохо пригодных для проживания людей зданий – процесс сложный. Расселение нередко порождает конфликты жильцов аварийных квартир с чиновниками. Какие права есть в таком случае у будущих новоселов и какие у чиновников, разъяснила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ.

Толкование норм закона высокой судебной инстанцией очень актуально, так как по статистике подобных исков немало по всей стране. Один из них – иск жительницы Якутска к городским чиновникам.

В суде гражданка потребовала от местной администрации предоставить ей в собственность жилье взамен того, что идет под снос. Истица рассказала, что многоквартирный дом, в котором она живет, распоряжением администрации города признан аварийным и подлежащим сносу.

Дом включен в региональную программу по переселению граждан из аварийного жилого фонда. Но то жилье, что ей предложили, ее не устраивает.

В ответ на иск в суде чиновники рассказали, что администрация просто приняла решение изъятия квартиры истицы, так как все сроки расселения прошли, а женщина не переезжает. Выход, на их взгляд, – выселить. Истица же была уверена, что ей должны выделить “равнозначное занимаемому благоустроенное жилое помещение”.

Но городской суд Якутска принял решение не в пользу жительницы аварийного жилья и в иске отказал. Судебная коллегия Верховного суда республики поддержала коллег. Пришлось истице обращаться в Верховный суд РФ.

ВС разъяснил, как победить застройщика, сдавшего жилье с дефектами

В Верховном суде РФ спор изучили и с доводами гражданки согласились, так как, по мнению высокой инстанции, в деле “имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений”. Нарушения Верховный суд РФ нашел в решениях и городского суда, и в апелляции.

Вот что увидел в материалах дела Верховный суд. Наша героиня купила квартиру в доме в 2014 году. За несколько лет до этого здание было признано аварийным и попало в республиканскую программу переселения. Вместе с истицей в квартире была зарегистрирована ее дочь.

В документах суда есть распоряжение администрации города о выделении гражданке квартиры, куда она должна была переселиться. Это жилье давалось взамен “подлежащего изъятию для муниципальных нужд” квадратных метров в аварийном доме. Но истица не согласилась переселяться в предложенное жилье.

И захотела другую квартиру, оговорив, что жилье хочет “без дополнительной платы”. Городской суд, отказывая истице, исходил из того, что предоставление собственникам жилья взамен изымаемого “допускается только по соглашению с органом местного самоуправления”. А такое соглашение “достигнуто не было”, так как гражданка от предложенного помещения отказалась.

Апелляция с формулировкой отказа согласилась. А вот Верховный суд РФ оказался не согласен.

Сначала Верховный суд РФ напомнил жилищные права собственника в доме, который признан аварийным. Об этих правах написано в статье 32 Жилищного кодекса.

И там сказано следующее – в случае, когда собственник жилья в аварийном доме “не осуществили его снос или реконструкцию, органом местного самоуправления принимается решение об изъятии земельного участка, на котором стоит аварийный дом, для муниципальных нужд и соответственно об изъятии каждой квартиры в доме”.

Возмещение за аварийное жилое помещение, сроки и другие условия изъятия определяются соглашением с собственником.

Верховный суд РФ процитировал еще раз статью 32 Жилищного кодекса, в которой сказано – принудительное изъятие жилого помещения на основании решения суда возможно только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Другое жилое помещение взамен изымаемого в таком случае может быть предоставлено собственнику только при наличии соответствующего соглашения, достигнутого с органом местного самоуправления, и только с зачетом его стоимости при определении размера возмещения за изымаемое жилье. Это опять Жилищный кодекс, статья 32.

Если жилой дом, признанный аварийным, включен в региональную программу по переселению, то собственник жилья в таком доме по закону “О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства” имеет право на предоставление другого жилого помещения в собственность либо его выкуп. При этом, подчеркивает Верховный суд РФ, собственник имеет право выбора любого из этих способов обеспечения его жилищных прав.

ВС разъяснил, когда нельзя строить торговый центр рядом с жилым домом

Вывод из всего сказанного Верховным судом РФ такой – наша истица по своему выбору имеет право требовать либо выкупа своего помещения, либо предоставления ей другого жилья в собственность.

Истица правильно известила администрацию города, что выбрала способ реализации своих жилищных прав, требуя предоставить другое жилье в собственность. От предложенного жилья гражданка отказалась.

Но вот что важно: этот отказ не является отказом от выбранного гражданкой способа реализации жилищных прав “в виде предоставления другого жилья в собственность”.

И вот что еще напомнил коллегам Верховный суд: вступил в законную силу отказ Якутского городского суда на иск администрации – принудительно переселить нашу героиню в то жилье, которое предложила администрация.

Вывод: по Закону “О Фонде содействия реформированию ЖКХ” у местной администрации “имеется обязанность” предоставить истице в собственность другое равнозначное благоустроенное жилье. Но местные суды при вынесении решения об отказе гражданке в иске эти положения закона не применили, хотя они “подлежали применению”.

И еще, в нарушение 196 статьи Гражданского кодекса якутские суды “ошибочно исследовали вопрос о наличии (отсутствии) оснований для внеочередного обеспечения истицы жильем по правилам 57-й статьи Жилищного кодекса, поскольку таких требований истица не заявляла”.

Источник: https://rg.ru/2018/11/14/vs-raziasnil-prava-grazhdan-v-programme-po-rasseleniiu-avarijnogo-zhilia.html

За счет бюджета. Как жителей Воронежской области переселяют из аварийных домов

Нас 4 года отказываются расселять из аварийного жилья или выплачивать компенсацию

В 2019 году Воронежская область стала участником национального проекта «Жилье и городская среда».

В его рамках запустили несколько региональных проектов, в том числе «Обеспечение устойчивого сокращения непригодного для проживания жилого фонда». Он позволит жильцам аварийных домов получить новые квартиры в ближайшие несколько лет.

О том, как реализуется проект, корреспонденту РИА «Воронеж» рассказала глава департамента ЖКХ и энергетики Воронежской области Галина Смирнова.

Что даст региону нацпроект?

– Расселение аварийных домов проводится в Воронежской области уже много лет. Что в таком случае изменит участие в национальном проекте?

– Действительно, раньше работала программа по переселению из аварийного жилья, признанного таковым до 2012 года. В 2017-м на федеральном уровне она завершилась, соответственно, финансирование прекратилось.

Наш регион самостоятельно за счет областного бюджета продолжил переселять людей, чьи дома были признаны аварийными после 2012 года. Из регионального бюджета выделили 900 млн рублей, плюс были деньги муниципалитетов. Планируется переселить 1,5 тыс. человек.

Сейчас программа продолжается, мы планируем ее закончить уже в этом году.

Участие в национальном проекте позволило нам увеличить количество домов, попадающих под расселение. Деньги на приобретение жилья мы получим от Федерации. Софинансирование из регионального бюджета составит только 2%.

В апреле 2019 года Воронежская область стала вторым регионом в РФ, который подписал соглашение с государственной корпорацией – Фондом содействия реформированию ЖКХ. В рамках него выделили 192,6 млн рублей.

В целом регион за два года планирует потратить на переселение из аварийного жилья 196 млн рублей (192,6 – средства госкорпорации, остальные – региональные). До 2024 года ориентировочно будет потрачено почти 2 млрд. Правда, в эту сумму могут быть внесены корректировки.

К примеру, если часть домов расселят по программе «Развитие застроенных территорий», то есть за частные деньги. Кроме того, дополнительные деньги будут выделять из муниципальных бюджетов.

– Сколько домов вошло в новый проект?

– В него попали 82 дома, которые признали аварийными с 1 января 2012 года до 1 января 2017-го. Во время первого этапа реализации (2019-2020 годы) расселим жителей 13 домов: шести в Воронеже, шести в Боброве, одного в Подгоренском городском поселении. Новые квартиры получат 376 человек. Сейчас идет подготовка к торгам. Можно сказать, что людей начнут расселять с конца 2019 года.

– Участие в национальных проектах необходимо продлевать каждый год. Соответственно, и федеральное финансирование регионального проекта. Есть ли уверенность в том, что регион в следующем году получит обещанные средства?

– Финансирование будет зависеть от того, как мы справимся с поставленной задачей на этот год. Да, заявка каждый раз подается новая. Но отказать могут только в том случае, если мы не реализуем заявленные планы.

– По какому принципу отобрали дома, которые будут участвовать в первом этапе реализации проекта?

– Очередность переселения определяется по дате признания аварийности. То есть первый дом, который мы расселим (Пирогова, 58), получил акт в апреле 2012 года.

Последними будут дома, которые официально стали аварийными в 2016 году. Вне очереди можем провести расселение, только если дому угрожает обрушение.

Тогда мы направляем письмо в Фонд содействия реформированию ЖКХ, там выдают разрешение перенести дом на более ранний срок.

– На какие квартиры могут рассчитывать жители?

– Все квартиры с ремонтом. Основное требование для предоставления новых квартир – соответствие количеству комнат. То есть если человек жил в трешке, выделить ему должны именно трехкомнатную квартиру. Кроме того, мы не можем дать квартиру, меньшую по общей площади, чем была.

В старых домах есть квартиры, которые по метражу не соответствуют современным нормам, – к примеру, «однушки» по 20 кв. м. В таких случаях люди получат квартиры с большим метражом. Разницу покрывают за счет регионального и муниципальных бюджетов.

Федеральные деньги в этом уже не участвуют.

– Как контролируется качество новых квартир?

– В 2016 году была создана специальная комиссия, которая занимается контролем качества квартир, предоставленных победителем аукциона. Случаев, когда от квартир отказывались, не было. Иногда находят недостатки. Тогда продавец устраняет все за свой счет. В основном такие случаи в районах области.

Почему переселяют на периферию?

– По какому принципу выбирают дома, в которые переселяют жителей?

– Муниципальное образование проводит аукцион. Выбирается продавец или застройщик. В Боброве, например, под расселение планируют построить дом. В Воронеже таких проектов нет – только покупка готовых квартир. Застройщики, которые выйдут на аукцион, предложат нам квартиры, соответствующие параметрам и цене.

Отсюда берется и Шилово (как было в прошлой программе) – цена квартир там подходящая. В Воронежской области стоимость квадратного метра – чуть больше 35 тыс. рублей. Она установлена для региона Минстроем. Исключением является Воронеж – здесь квадратный метр стоит 39 тыс. рублей.

На увеличение пошли, чтобы привлечь продавцов. За меньшую сумму найти подходящие дома трудно. Для приобретения квартир в центре города деньги, конечно, небольшие. По закону жилплощадь предоставляют в пределах муниципального образования. Но выбрать конкретный район человек не может.

Мы не можем уйти выше обозначенной стоимости квадратного метража, поэтому покупаем на периферии.

Обычно жителей одного дома переселяют в одно новое здание. Но все зависит от конкретного случая. Например, человек жил в четырехкомнатной квартире, а в доме, который предложил победитель аукциона, таких нет. Тогда этой конкретной семье подберут жилплощадь по другому адресу.

– То есть, по сути, жители не выбирают?

– Люди приходят в администрацию, им предлагают варианты. Выбор у них есть, конечно, но он ограничен конкретными объектами. Бывает, когда семьи сначала соглашаются на квартиру, а потом отказываются от нее по каким-то причинам. Им предлагают другую. Такого, чтобы предложили только один вариант, нет.

Конечно, семьи могут очень долго выбирать и в каждом помещении находить что-то, что им не нравится. В таком случае мы идем в суд. Для нас это не означает, что мы сорвали реализацию программы. Мы расселяем всех желающих, затем подаем отчет в Федерацию о том, что программу завершили с указанием того, сколько дел находится в судах.

Потом просто периодически отчитываемся по каждому факту. На продление программы это никак не влияет.

Старый жилой фонд в основном находится в центре города. Часто жителям не нравится перспектива переезда на окраину. Тем более что семьи привязаны к месту работы, школам, детским садам. Помимо принудительного переселения через суд, никаких других мер нет?

– Людей заранее уведомляют, что они попали под программу переселения. Они могут отказаться от дома, предложенного администрацией. Вместо этого получить денежную компенсацию по рыночной стоимости.

Квартиры оцениваются без учета аварийности здания. Как правило, оценка выходит дороже, чем на самом деле стоит квартира. Она же привязана в том числе к земельному участку, на котором стоит дом.

В Воронеже есть семьи, выбиравшие такой вариант.

У меня на приеме была семья, которая жила в двухкомнатной квартире. Люди не захотели, чтобы мы предоставили им новую с таким же количеством комнат. Им надо было расширить жилплощадь, при этом остаться в том же районе, чтобы не менять школу и детский садик. Они приняли решение получить денежную компенсацию и уже самостоятельно выбрать себе жилье.

– Но люди все равно идут в суд?

– Были случаи, когда жильцов переселяли через суд. Кто-то пытается получить квартиру больше. Некоторые вообще не хотят, чтобы их дом расселяли.

На каких условиях переселяют многодетные семьи?

– В марте губернатор Александр Гусев заявлял, что для многодетных семей должны быть особые условия переселения. Что изменилось для таких категорий?

– По поручению Александра Гусева многодетным семьям будут предоставлять квартиры не по принципу «метр на метр», а по санитарным нормам на человека.

Прежний принцип для них останется только в том случае, если в аварийном доме у них была достаточно большая квартира (все нормы и так были соблюдены). То есть многодетные семьи получат жилплощадь либо больше, либо такую же.

Если же такие семьи выбрали компенсацию, то выплаты для них будут на тех же условиях, что и для остальных, – по рыночной стоимости.

– Сколько многодетных семей получат новые квартиры во время реализации первого этапа?

Новые квартиры получат пять многодетных семей.

Что будет с домами, признанными аварийными после 2017 года?

– Могут ли рассчитывать на переселение жители аварийных домов, признанных таковыми после 2017 года?

– Минстрой в ближайшее время должен дать нам предложения по расселению этих домов. По какому пути пойдут, пока сказать не могу. Возможно, введут льготную ипотеку для жителей или же будут предоставлять помещения по договору социального найма, то есть людей переселят в квартиры без оформления в собственность.

Предполагается, что будут разделены два понятия: «ветхие» и «аварийные». Ветхие не обязательно будут сноситься. За ними, вероятно, установят наблюдение.

Но это пока далеко идущие планы. Не исключено, что, когда действующая программа будет завершена, примут такую же для домов от 2017 года. Так было в прошлый раз, когда мы расселяли здания, признанные аварийными до 2012-го. В итоге люди все равно дождались своей очереди.

Можно ли привлечь деньги бизнеса?

– Участки, на которых расположены старые дома, могут быть интересны застройщикам. Почему в таком случае государственно-частное партнерство (ГЧП) в этой сфере не распространено в Воронеже?

– Механизм ГЧП используется при реализации проекта «Развитие застроенных территорий», но он не участвует в национальном проекте. Речь идет о случаях, когда на территорию с малоценными домами приходит инвестор. Он расселяет жителей, сносит дома, а на их месте строит новые. Примером может служить улица Ленинградская. Эта схема достаточно тяжелая.

В первую очередь из-за взаимоотношений с людьми. Здесь действует рыночный принцип, с людьми надо договариваться, а иногда это очень сложно. Есть собственники, которые в принципе не хотят никуда переезжать из своих домов. В случае, когда дом аварийный, по Жилищному кодексу людей можно переселить принудительно через суд.

Но в «Развитии застроенных территорий» могут участвовать не только аварийные дома.

Вторая проблема – износ коммуникаций. Застройщику необходимо вложить много средств в них. Сейчас эта проблема решается на федеральном уровне. Минстрой рассматривает вопрос, каким образом можно стимулировать застройщиков. Это может быть субсидирование части затрат на замену коммуникаций. Но пока конкретных решений нет. 

  • Новости РИА «Воронеж»
  • Мы в Яндекс Дзен
  • Наш Telegram

Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://riavrn.ru/news/za-schet-byudzheta-kak-zhiteley-voronezhskoy-oblasti-pereselyayut-iz-avariynykh-domov-/

Суд в 2 раза увеличил выкупную цену аварийного жилья барнаульцев

Нас 4 года отказываются расселять из аварийного жилья или выплачивать компенсацию

Отстаивая свои права в судах, некоторые барнаульцы серьезно увеличивают выплаты за старые квартиры в подлежащих расселению домах. Но после таких судебных решений в краевом и муниципальном бюджетах приходится изыскивать дополнительные средства на реализацию данной программы. Подробности сообщает “Российская газета”.

Особенно остро проблему занижения сумму выкупа квартир при расселении из ветхих и аварийных домов почувствовали на себе жильцы коммуналок. Если у владельцев полноценных квартир все понятно: есть общая площадь – от нее и считают стоимость, то у жильцов коммуналок документы, как правило, оформлены только на комнаты в квартире.

И муниципалитет, исходя из этого, рассчитывает положенные выплаты лишь за жилую площадь – за тринадцать, пятнадцать или восемнадцать комнатных квадратов. При этом почему-то не учитывают места общего пользования – санузел, ванная, кухня, коридор.

А ведь это общее имущество, которым жильцы коммуналок также владеют в пропорциональных долях.

– Статья 42 Жилищного кодекса РФ гласит, что право собственности на комнату в коммунальной квартире автоматически дает право на долю в общем имуществе, и эта доля пропорциональна площади комнаты, – пояснила юрист Анна Навратил.

– То есть изымать жилые помещения отдельно от мест общего пользования нельзя. Однако городские власти продолжают считать выкупную стоимость коммуналок, “выкинув” их из расчетов, хотя они порой занимают до трети всей площади квартиры.

Тем самым чиновники лишают переселенцев существенной суммы, необходимой для приобретения нового жилья.

650 тыс. рублей на новое жилье

Показательна история жильцов идущей под снос двухэтажки на улице Петра Сухова, 16. Здесь, в довольно просторной коммунальной квартире, на места общего пользования приходится почти тридцать квадратных метров. Но городской комитет по жилищно-коммунальному хозяйству не учел их при расчете выкупной суммы.

И собственники едва не лишились почти половины стоимости своего разрушающегося жилья. Так, Ольге Батуевой, воспитывающей ребенка-инвалида, за комнату в 16,7 метра предложили около 650 тысяч рублей. При этом не учли, что ее доля в общей собственности составляет еще примерно десять квадратных метров.

– Наш дом должны были расселить в 2015 году, но очередь дошла только в 2018-м, – пояснила она. – Поскольку федеральная программа в том году не действовала, расселяли по краевой, а она предусматривает только денежную компенсацию стоимости жилья.

В декабре 2018 года нас известили о переселении, а в начале 2019-го прислали письмо, где уведомили, что за жилую комнату выплатят такую сумму. Мы, конечно, были шокированы.

Что можно купить за эти деньги? По федеральной программе предлагают новое жилье, а здесь даже на старое не хватит.

Двум другим семьям, проживающим в коммуналке, предложили немногим больше – примерно по 700 тысяч рублей за их комнаты в 17,8 и 18,7 “квадрата” и также без учета общих площадей.

В комитете по ЖКХ Барнаула, куда обратились Батуевы и их соседи, отказались пересчитывать “ветхие” метры, ссылаясь на отсутствие в документах записи о том, что квартира коммунальная.

“Но это не значит, что можно нарушать закон и отчуждать комнату без доли в общем имуществе, которые, согласно Жилищному кодексу, неразрывно связаны. А так получается, что места общего пользования никакого отношения к жилым помещениям не имеют”, – отмечают юристы.

Больше смелости – лучше жилье

Жильцам коммуналки ничего не оставалось, как пойти в суд, чтобы доказать свои права на общие метры. И вот в декабре 2019 года по решению Центрального районного суда Батуевым не только зачли почти 10 квадратов дополнительно, но и, по заключению независимой экспертизы, увеличили стоимость метра для расчета компенсации.

– Если по оценке, которую администрация города заказывала в мае 2018 года, средняя стоимость квадратного метра жилья в нашем районе была менее 39 тысяч рублей, то экспертиза, назначенная судом, насчитала через год 48 тысяч. В результате с учетом новой оценки почти за 27 квадратных метров нам выплатили свыше 1,2 миллиона рублей. И сейчас мы подыскиваем новое жилье, – поделились радостью переселенцы.

По словам Ольги Батуевой, в их доме в суд пошли собственники только четырех из двадцати приватизированных квартир, в том числе двух коммунальных. Все выиграли дела и получили заметно большие компенсации.

Остальные побоялись, ведь были случаи, когда после судебной экспертизы выкупная стоимость снижалась.

Тем, кто не пошел в суд, пришлось покупать квартиры меньшей площади, а некоторые и вовсе переехали в сельскую местность, где жилье дешевле, чем в Барнауле.

Деньги найдут для всех

В министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства Алтайского края о такой проблеме знают.

По словам главы ведомства Ивана Гилева, при предоставлении нового жилья взамен ветхого тоже есть свои сложности – в частности, ограничение по площади.

“Если общая площадь расселяемой аварийной квартиры была двадцать метров, то такую мы и должны предоставить, сколько бы там человек ни проживали. И при этом сохранить в ней прежнее количество комнат, пусть даже они будут по два метра”, – отметил он.

– Что касается дополнительных средств, которые требуются на расселение граждан из ветхого и аварийного жилья по решению судов, то мы их изыскиваем в муниципальном и краевом бюджетах. На объемах реализации программы переселения это никак не отражается. Сколько в программе предусмотрено переселить человек из ветхих домов, столько и будет расселено, – заверил Иван Гилев.

Источник: https://altayrealt.ru/news/38025-sud-v-2-raza-uvelichil-kompensatsii-za-avariynoe-zhile-barnaultsam.html

«Чувство, что с народом борются… Они должны нас защищать – и закапывают бульдозером!»

Нас 4 года отказываются расселять из аварийного жилья или выплачивать компенсацию

Ирек Файзуллин ответил «аварийщикам»: расселение завершат к сентябрю, даже если в 580 квартир придут судебные приставы

Судиться бесполезно: аварийное жилье все равно ждет бульдозер. Это накануне на выездном заседании комитета Госсовета РТ дал понять кабмин устами главы минстроя Ирека Файзуллина.

Экспертные оценки, которые предоставляют оценщики в райсуды, вдвое ниже выкупной цены программы в 11 тыс. рублей за «квадрат» старой квартиры.

Опрошенные «БИЗНЕС Online» «аварийщики» говорят, что люди подписывают договоры как смертный приговор.

Перед заседанием депутаты посетили микрорайон «Сайдашева – Юбилейная», в котором ряд домов построен по программе переселения граждан из аварийного жилья gossov.tatarstan.ru

«БУЛЬДОЗЕРНОЕ РАССЕЛЕНИЕ» ЗАВЕРШИТСЯ К СЕНТЯБРЮ

В Татарстане разрабатывается очередной этап программы сноса аварийного жилья.

Об этом накануне на совместном заседании комитета Госсовета РТ по экономике, инвестициям и предпринимательству и комиссии по контролю за реализацией госпрограммы РФ «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан России» в Лаишево заявил министр строительства и ЖКХ РТ Ирек Файзуллин.

«Программой 2013 – 2017 годов предусматривалось расселения 8195 помещений. Это уже уточненные цифры, потому что было много судебных исков. Общий объем в соответствии с отчетом — 290,4 тысячи квадратных метров», — сообщил он.

В программу попали дома, признанные аварийными до 1 января 2012 года, всего в ней 1112 многоквартирных домов. Если поэтапно, то в 2012 – 2013 годах было расселено 312 аварийных МКД (71,6 тыс. кв. метров). Это обошлось в 1,9 млрд. рублей, переехали более 5 тыс. человек. В 2015 году под снос ушло 148.4 тыс. кв. м, новые квартиры получили 10,8 тыс. человек.

В 2016 году переселялись 4,3 тыс. граждан, изымается 1397 помещения на площади 45 тыс. кв. метров. Сумма — 1,6 млрд. рублей, из которых 436 млн. — средства бюджета РТ. На 2017 год остается расселение 749 граждан, то есть 288 помещений на 10,6 тыс. кв. метров.

Эта программа предполагает завершение в сентябре 2017 года — «в соответствии с теми графиками, которые сегодня есть».

Среди проблем — нежелание ехать подальше от уютного и обжитого двора, получая в виде компенсации копейки. Например, в Казани взамен снесенных метров предлагают соципотечные квартиры в «Салават Купере» плюс четыре дома на улице Мазита Гафури.

Идут суды, признал Файзуллин. «Изъятию подлежат 580 квартир. Иски направлены в суды, по 430 решения приняты, 150 находятся на рассмотрении.

С 1 января 2017 года на исполнение поступили 399 решений», — привел он цифры битвы с жителями за их будущее «счастье», которого они не в состоянии осознать.

О разработке очередного этапа программы сноса аварийного жилья объявил министр строительства и ЖКХ РТ Ирек Файзуллин gossov.tatarstan.ru

причина исков — несогласие с выкупной ценой (а это, напомним, 11 тыс. рублей с копейками). Но на это есть противоядие. Назначается независимая экспертиза, и оценщики дают свои цифры, просто убийственные для истцов.

«Как показала практика, оценочная стоимость намного меньше выкупной стоимости, определенной в программе», — сообщил министр. Такое положение дел, в частности, в районах.

В Новошешминском, Бугульминском, Зеленодольском, Пестречинском районах оценка показала стоимость не более 6,5 тыс. рублей за кв. м — фактически приговор для несогласных…

В случае чего помогает Госжилфонд, добавил Файзуллин. ГЖФ ведет строительство свыше 7 тыс. квартир, куда в том числе переселяют «аварийщиков». На сегодняшний день завершено строительство 7 объектов, на 24 ведется отделка, на 15 обустраивается кровля, а на 18 поднимают стены. Но все они будут готовы к сентябрю — по крайней мере, там, где эти метры ждут «аварийных» владельцев.

Зампред комитета по экономике Марат Галеев заметил, что стройка — вещь четкая. А вот судам регламент никто не пишет. На это Файзуллин ответил, что решение о завершении работы программы переселения — это момент заключения договора выкупа. А этот договор не согласились пока подписать 980 семей, а всего их в программе 20 тысяч.

Повезло тем, кто живет в муниципальных квартирах: приватизация жилья теперь бессрочная, и можно договариваться с местными властями и ГЖФ об обмене метра на метр. «В случае необходимости решения принимаются на уровне президента — это касается категорий, где существуют меры поддержки», — добавил министр. Никаких прочих вопросов у депутатов доклад не вызвал.

Зампред комитета по экономике Марат Галеев (справа) заметил, что стройка — вещь четкая. А вот судам регламент никто не пишет gossov.tatarstan.ru

КОРНИ КОНФЛИКТА: КАК ЦЕНА «КВАДРАТА» ДЛЯ «ТРУЩОБНИКОВ» СОКРАТИЛАСЬ В ДВА РАЗА

Напомним, что детали конфликта жителей с чиновниками — в том числе в кратном сокращении выкупной цены старого жилья. Постановлением кабмина от 26.09.2013 года №681 утвердили республиканскую адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда на 2013 – 2017 годы.

Изначально объем финансирования предусматривался на уровне 9,7 млрд. рублей, из которых 4,3 млрд. рублей должен был выделить фонд реформирования ЖКХ, а республиканский бюджет — добавить 5,4 миллиарда. Федеральные средства были выделены в полном объеме.

А вот республиканский вклад в последний момент срезали — на тот момент до 198 млн. рублей. В результате цена, по которой «трущобникам» предлагали выкупить их старое жилье, рухнула почти вдвое: с 20 тыс. до 11 тыс. рублей за кв. метр.

Остальное людям предложили доплатить через соципотеку (тем, у кого нет наличных на доплату), но ее размер для многих переселенцев оказался просто непосилен.

К примеру, в Зеленодольске из-за войн жителей с местной администрацией за весь срок реализации программы снесли всего три дома. А в списке сейчас — 194 объекта, их должны приговорить к сентябрю. Иными словами, темпы крайне низкие.

Добавим, что глава Зеленодольского района Александр Тыгин в ходе отчетной сессии районного совета сообщал о том, что треть всего аварийного жилфонда республики находится именно в Зеленодольске. В планах на 2016 год было возведение и заселение 11 домов на 1863 квартиры. Но по факту достроили и заселили только один дом — на 385 семей.

Очевидно, министр не случайно называет общий объем программы расселения, оговариваясь: «В соответствии с отчетом…»

Треть всего аварийного жилфонда республики находится именно в Зеленодольске / Фото предоставлено жильцами

В 194 подлежащих сносу жилых домах Зеленодольска проживают 4860 человек, многие из которых в ужасе от перспективы переезда — на это просто нет денег.

Городской суд тем временем продолжает рассматривать иски жильцов, которые пытаются отстоять свое право жить в пусть не первой свежести, но вполне еще крепких домах — по крайней мере, по мнению жильцов.

Костьми легли не только жители, но и малый бизнес, который в прежние годы вынуждали выкупать арендованные помещения.

В марте инициатива сноса домов стала спусковым крючком записи зеленодольцами видеообращений к президенту РФ Владимиру Путину на центральной площади города с памятником Владимиру Ленину. Митинг организовали коммунисты, он был посвящен теме ЖКХ, но они не стали препятствовать народу в его чаяниях хотя бы высказаться.

Состояние некоторых домов в самом деле далеко от нормального. Так, в марте часть крыши аварийного дома в Зеленодольске на ул. Декабристов упала на припаркованный автомобиль.

Хотя еще в середине февраля один из жильцов этого дома рассказал «БИЗНЕС Online», что его дом 1940 года постройки, но со ссылкой на экспертизу зеленодолец заявлял, что здание рассчитано на 150 лет эксплуатации (при этом капремонт здания проводился всего 10 лет назад).

По его словам, эксперты пришли к выводу, что дом не является аварийным, за исключением двух балконов, но как раз их-то в управляющей компании и отказываются латать: зачем, дом же в аварийной программе?

«ДА ЭТОЙ ПРОГРАММЫ И НЕТ В РЕАЛЬНОСТИ. ВСЕ ЗАМЕШАНО НА ФАЛЬСИФИКАЦИЯХ!»

«БИЗНЕС Online» предложил прокомментировать ситуацию самим простым жителям-«аварийщикам».

Ольга Титова — жительница Зеленодольска по ул. Украинской:

— Такое ощущение, что министр со своими приписками из муниципальных районов, которые ему присылают, просто в неведении… Что у нас тут, стопроцентные подписи под договорами? Да люди их подписывают как смертный приговор. Некоторые боятся совсем без крыши над головой остаться, поэтому и подписывают! Такой пресс идет на них в судах и исполкоме, что действительно совсем без всего останутся.

Сам Тыгин нам сказал: «У нас для вас жилья нет». На приеме сказал, что нет у него жилья, но будет лишать нашей собственности. А то, что вот программа к сентябрю закончится и у нас все так радужно в республике — это совершенная неправда. Такое чувство, что они с нами борются.

Мы же народ, и они должны нас защищать, а нас закапывают бульдозером. Я думаю, что к сентябрю 2017 года эта программа… да этой программы и нет вовсе. Все замешано на фальсификациях. Нас признали аварийными за один день, и то задним числом.

Мы хотим, чтобы эту программу вообще отменили и оставили нас всех в покое!

Пожалуйста, пусть занимаются реально аварийными домами. Там люди ждут расселения, а про них забыли. Они обивают пороги, но уже с другой просьбой — чтобы их выселили. Но у них иная история, потому что они являются муниципальными и с них нечего взять. Так что дело совсем не в безопасности людей.

Как показала практика, оценочная стоимость намного меньше выкупной стоимости, определенной в программе / Фото предоставлено жильцами

Владимир Сапунов — житель дома по ул. Декабристов в Зеленодольске:

— Аварийное жилье действительно есть, его нужно расселять. Люди не должны жить в ненормативных условиях. В этом его [Файзуллина] полностью поддерживаю. Но сам факт того, что под этой программой начинаются перегибы на местах — это нехорошо. Вот у нас в Зеленодольске в один прекрасный день, 31 декабря 2011 года, сразу 300 домов признали аварийными.

Так же не бывает! У нас в городе около 700 домов, а 300 домов — это почти 40 процентов. Признать их все аварийными в один день — это что такое? Это же тщательная и щепетильная процедура. А ничего такого не было тогда. У нас тут одни нарушения. Сами члены комиссии признались, что дома были признаны аварийными без обследования.

Это грубейшие нарушения законодательства.

Ирек Файзуллин, конечно, министр строительства, но верится с трудом в осуществление его заявлений, потому что процент готовности домов, которые они строят, далек от завершения. Что значит вообще закончить программу расселения аварийного жилья? Надо вернуться и вспомнить, что это такое вообще.

Нельзя закончить то, что просто-напросто не существует и не проводится. У нас тут феодализм какой-то, а не программы реализуются. Пусть говорят, что хотят, но все идет очень шероховато, как будто бульдозером по судьбам и жизням людей. Инсульты, инфаркты, у нас забрали два года жизни, нас затаскали по судам.

Мы вынуждены как-то оправдываться за то, в чем не виноваты сами.

Зайтуна Короткова — жительница зеленодольских «Полукамушков», угощавшая чаем президента РТ:

— Мне все равно, чего они там хотят делать с этой программой. Если они хотят сносить, то пускай дают нам квартиры. Если хотят реставрировать, то бога ради. Неужели они всерьез думают, что я на 15 лет в ипотеку пойду? Они нас за дураков, что ли, считают? Рустам Нургалиевич был у меня в квартире, он видел, где я живу.

Сейчас говорят, что фундамент бутовый, у нас там сквозные щели, а сами думают три этажа строить! Если я на пенсии, то думаете, что ничего не знаю? Я не ошалела! Я все прекрасно понимаю. Приезжали и оценили мою квартиру в 200 тысяч.

Что я на эти деньги куплю?! Даже комнатка в общаге сейчас стоит минимум 900, а моя квартира — не меньше миллиона. Я в сумасшедшем доме, что ли, родилась? Это же только в Татарстане такое творится! Нигде больше нет! У меня жилье стоит больше миллиона, а мне дают 200 тысяч.

Не получится у них меня на старости лет на улице оставить. Мы все положения знаем! Они себе там все деньги взяли, куда они их дели? Наоткрывали себе бизнес, а мы сейчас должны с голоду все дохнуть. Мы тут грязь месим, а они должны себе в карман накладывать.

Сколько можно? У нас с этой ситуацией многие люди уже инсульт перенесли, многие под себя уже лежат от такой радости. Что за конуру они нам дают? 35 «квадратов» — где спальня, зал, кухня, коридор? Нам же бараки строят!

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/342803

Криминальный мир
Добавить комментарий