На нас напали, а нападавшие теперь строят из себя жертв

Синдром жертвы в психологии: определение, характерные черты

На нас напали, а нападавшие теперь строят из себя жертв

Наверняка каждый встречал тех, на чью долю постоянно выпадает множество проблем — от мелких неудач до серьезных несчастий.

Такие люди постоянно рассказывают о неприятностях, преследующих их день ото дня, — они ищут поддержки, словно говоря: «Посмотри, как мне не повезло, пожалей меня!» Подобная модель поведения называется синдромом жертвы.

Синдром жертвы в психологии понимается как состояние человека, при котором он ищет виноватых в своих неудачах, оправдывая себя и обвиняя окружающих в плохом обращении.

Стокгольмский синдром vs синдром жертвы

Порой синдром жертвы принимает весьма необычную форму, ведь одно из крайних его проявлений — стокгольмский синдром.

Данное название было дано явлению из-за случая, который произошел в 1973 году в Стокгольме, когда террорист захватил в заложники в банке четырех человек.

После того как людей удалось освободить, они стали оправдывать захватчика, заявив, что боялись вовсе не террориста, а полицию.

Таким образом, стокгольмский синдром в психологии — это оправдание в произошедшем не только себя, но и непосредственного обидчика, сочувствие к нему.

Мнения специалистов насчет данного явления разделились — кто-то говорит, что поведение, при котором человек защищает своего обидчика, оправдывая его всеми способами, нетипична для здоровых людей.

Кто-то же, напротив, утверждает, что это абсолютно нормальная реакция на стрессовую, травматичную ситуацию, один из компенсационных механизмов нашей психики.

Синдром жертвы в быту

Казалось бы, разве это состояние имеет что-либо общее с «обычным» синдромом жертвы? Как считают ученые — да, безусловно.

В основе такой модели поведение лежат схожие механизмы, плюс часто, даже если внешне «жертвы» осуждают того, кто становится причиной их несчастий, на самом деле они вовсе не стремятся как-либо изменить ситуацию, так как им в ней вполне комфортно, как бы парадоксально это ни звучало. К сожалению, синдром жертвы касается не только преступников и жертв — намного более распространен он в бытовых, особенно семейных отношениях.

В этом плане синдром жертвы весьма сближается с синдромом отложенной жизни. Он также позволяет создать вокруг себя кокон и закрываться им от внутренних проблем, настоящего и будущего. Однако синдром отложенной жизни, как правило, редко приводит к столь фатальным последствиям, к которым способен привести синдром жертвы.

Например, муж-тиран оскорбляет, избивает жену, которая, в свою очередь, изо дня в день жалуется на тяжелую судьбу подругам, смакуя подробности очередной ссоры и причитая: «С этим монстром невозможно жить!» Все понимают, что наилучшим решением было бы уйти от данного мужчины и перестать находиться в роли жертвы. Только женщина этого не делает. Причина проста — ей комфортно в данном состоянии. Сложившая ситуация – зона комфорта для этой дамы. Поэтому на самом деле она не ищет пути решения проблемы, а ждет, чтобы ей посочувствовали, пожалели, помогли ей (хотя бы потому, что отказать бедняжке многим неудобно).

В чем плюс для жертвы?

Специалисты утверждают, жертвы — великолепные манипуляторы. Казалось бы, обычная история — мать заставляет сына сделать то, что ей нужно: «Я ночей ради тебя не спала, а ты меня не любишь! Я тебе совсем не нужна!».

Она — жертва, ее цель — вызвать чувство стыда, воззвать к совести, выставив сына тираном.

Наверняка, каждый может вспомнить аналогичные истории, когда подобные чувства заставляли делать для других то, что было неудобно и/или ненужно.

Плюс к тому многочисленные проблемы — отличное оправдание на все случаи жизни.

Как правило, речь людей, подверженных синдрому жертвы, построена по модели: «У меня плохая работа, потому что я не получила образование, потому что …» (вставить нужную причину), или «Мне некогда думать о личной жизни, так как у меня …», или «Я бы достиг всего, если бы не…». Перекладывание ответственности за свои неудачи на других — характерная черта жертв и очень удобная позиция.

Синдром жертвы: можно ли от него избавиться

Чтобы помочь человеку избавиться от синдрома жертвы, психологи рекомендуют не сочувствовать и не поддакивать жалостливым речам, а молча выслушивать собеседника и задавать конкретные вопросы, например, «Какой вывод ты сделал из ситуации, чтобы она больше не повторилась?», «Что ты будешь делать дальше?». Теоретически такая тактика должна заставить личность воспринимать мир более реально, брать ответственность за собственные поступки. Хотя более вероятен сценарий, при котором ваш визави просто перестанет с вами общаться и найдет того, кто будет его жалеть.

Как мы писали выше — позиция жертвы комфортна для тех, кто подвержен этому синдрому, и, как правило, без посторонней помощи таким людям редко удается покинуть свой уютный кокон.

При этом, к сожалению, некоторые обращаются за помощью только после какой-либо критической ситуации (или же она служит толчком для родственников/друзей, понимающих — с этим надо уже что-то делать). Впрочем, у других чаша терпения переполняется и без драматических происшествий.

Поэтому один из самых верных способов избавиться от синдрома жертвы — уговорить того, кто ему потенциально подвержен, сходить на консультацию к специалисту. Для бывшей жертвы главное — осознать, что только она несет ответственность за свою жизнь и достойна тех же благ, что и все остальные люди.

Источник: https://experimental-psychic.ru/sindrom_zhertvy/

Виноваты ли женщины в изнасилованиях?

На нас напали, а нападавшие теперь строят из себя жертв

После того как происходит изнасилование женщины, сразу же появляется большое количество людей, которые начинают кричать: «Да, она сама виновата!», «Да, она сама хотела!» и прочее… Давайте разберемся со стороны психологии, виноваты ли женщины в изнасилованиях, и почему мы их в этом обвиняем?
Для начала нужно разобраться, в чем же обвиняют жертв изнасилования? В виктимности или виктимном поведении. Это предрасположенность человека попадать в ситуации, связанные с опасностью для его жизни и здоровья. В частности, это действия и поступки человека, которые провоцируют желание на него напасть. И да простят меня феминистки, которые терпеть не могут этот термин, но вы не правы. В реальности виктимное поведение девушки влияет на вероятность нападения. Вот вам в качестве примера интересный эксперимент:

Американский профессор Бетти Грейсон провела любопытный эксперимент. Она предъявила сидящим в разных тюрьмах и абсолютно не связанным между собой преступникам видеопленки с изображением идущих по улице людей. Это были простые прохожие, принадлежащие к различным социальным и возрастным группам и не знавшие, что их снимают. То есть, они вели себя абсолютно естественно, и видеозапись отражала реальную сцену из жизни. Исследователи предложили заключенным определить, кого из изображенных на пленке они выбрали бы в качестве своих жертв. Поразительно, но факт: большинство указали на одних и тех же людей. Идеальный объект для нападения выглядит приблизительно так: сутулые плечи, скованные движения, вялый, потухший, избегающий контакта взгляд, опущенная голова, неуклюжая плетущаяся походка. Показательна и степень вовлеченности в окружающий мир – человек, погрузившийся в глубокие размышления и не замечающий, что творится вокруг него, легко уязвим.

Если Вы, мой дорогой читатель, подумали, что я обвиняю жертв насилия, в том, что с ними произошло, то нет, я не собираюсь этого делать, просто на проблему нужно смотреть с разных сторон, а не как у нас любят феминистки, только с одной и очень категорично. Так же к виктимности можно отнести то, что некоторые девушки, скажем так, «нарываются» на неприятности. Подумайте сами, у кого больше шансов быть изнасилованной, у девушки, которая в 3 часа ночи ловит «бомбилу», или которая вызывает официальное такси? Ответ очевиден, не нужно заходить в клетку ко льву, а потом удивляться, что он тебя съел. А теперь к другому вопросу, почему же мы обвиняем в этом женщин? Логично предположить, что после такой стрессовой ситуации им нужно всячески помочь, а мы ерундой страдаем. Из тенденции обвинять жертву насилия и изнасилования был сделан поспешный вывод о существовании «культуры изнасилования», где изнасилование поощряется (как минимум — не осуждается), женщина объективизируется и вообще всё плохо.

В реальности же никакой культуры изнасилования не существует. Существует феномен веры в справедливый мир. Люди искренне верят, что мир устроен справедливо и каждый получает по заслугам. Изнасилованные виноваты потому, что вели себя провокационно, избитые жёны сами вызвали агрессию, бедняки сами ленятся работать, заболевший сам вызвал у себя болезнь.

Открыл феномен веры в справедливый мир Мелвин Лернер с коллегами. Он провёл множество экспериментов и от результатов этих экспериментов волосы натурально встают дыбом. Взять хотя бы классический эксперимент с «отвратительной жертвой».

Суть эксперимента проста. Его участники наблюдали за процессом обучения (разумеется, подстроенным). «Ученица» должна была выполнять задачи на запоминание, а за ошибки её били током (так думали участники; на самом деле никого не били, всё было «понарошку»).

Обратите внимание — участники эксперимента только наблюдали.

И когда их попросили оценить «ученицу», они, по идее, могли проникнуться состраданием и пожалеть бедную девушку, которая честно старалась выполнить задачу как можно лучше, но всё равно получала болезненные удары током.

Но на практике участники эксперимента высказывались о девушке нелестно. «Она сама виновата», «нужно было быть внимательнее», «нечего было браться, раз не можешь», «она это заслужила»… Знакомые слова, верно? Наблюдение за жертвой почему-то вызвало не сострадание, но порицание.

Лернер считал, подобное унижение беззащитной жертвы возникает из-за веры «я – справедливый человек, живущий в справедливом мире, в котором каждый получает то, что заслуживает».

Это позволяет несколько унять ужас перед неконтролируемой жизнью и внести в неё хоть какую-то определённость (иллюзорную, конечно же). Это что-то вроде магической практики — если только плохие получают плохое, то если я буду хорошим, беда пройдёт стороной. А если кого-то беда стороной не обошла — значит, поделом ему. Любопытно, что при этом есть важный момент — наблюдатели отвергают и принижают жертву тогда, когда не в силах изменить участь жертвы. Если они могут вмешаться и что-то поправить, они часто не так критичны. Как вы понимаете, в случае произошедшего изнасилования отменить случившееся нельзя. Поэтому гораздо легче обвинить во всём жертву, чтобы сохранить свою веру в справедливый мир. Конечно, человек, подвергшийся насилию, тоже совершил вклад в эту ситуацию. Я уже говорил про виктимное поведение. Но слепо верить, что ему (ей) досталось «поделом», — значит не учитывать неконтролируемые факторы, на которые человек никак не может повлиять. В изнасиловании виноват насильник, в грабеже — грабитель.

Другими словами, если вам захочется обвинить жертву изнасилования в том, что «не надо было надевать такое платье», смолчите и хорошенько подумайте — зачем вы собирались это сказать на самом деле. А потом, если действительно ничем помочь не можете, просто промолчите. Это будет лучше для всех. И, конечно, если можете помочь — помогите. Словом, делом — помогите. Не можете помочь — молчите.

  • психология
  • научно-популярное
  • 24 августа 2016 в 09:16
  • 28 апреля 2016 в 13:15
  • 24 февраля 2008 в 22:03

Источник: https://habr.com/ru/post/372737/

Криминальный мир
Добавить комментарий