Можно ли забрать телефон или сим карту свидетелю, если изъятие было при обыске?

«Взяли резко, чтобы не успел ничего удалить». Как следствие идентифицирует пользователей фейсбука и телеграма

Можно ли забрать телефон или сим карту свидетелю, если изъятие было при обыске?

Дело оппозиционного активиста из приморского Спасска-Дальнего Дмитрия Третьякова сейчас рассматривается в Спасском районном суде, однако найти информацию о процессе на сайте суда затруднительно — только выяснив даты заседаний, можно обнаружить обезличенную карточку дела, в которой не упомянуто ни имя подсудимого, ни вмененная ему статья Уголовного кодекса. 32-летнего юриста обвиняют в публичных призывах к экстремизму через интернет (часть 2 статьи 280 УК) за репост в телеграм-чат сторонников Алексея Навального текста из канала публициста Аркадия Бабченко. Третьяков находится под арестом уже год. 

«Сейчас скину важный пост», — пишет в чат пользователь Dmitriy и вслед за тем репостит текст Бабченко про «социальный эксперимент над народом по отрицательному естественному отбору» и необходимость «массового национального покаяния».  

Этот текст попадается на глаза оперативнику ФСБ Анатолию Верхотурову, который, занимаясь «противодействием экстремистской и террористической деятельности», обнаруживает его в групповом чате «Операция “Утка”» и расценивает как «призыв к осуществлению экстремистской деятельности». 

По материалам дела Третьякова, предоставленным «Медиазоне» адвокатом «Правозащиты Открытки» Сергеем Валиулиным, можно восстановить логику следственных действий: сначала обыск с изъятием телефона, затем — подкрепление полученных данных свидетельскими показаниями. В ходе обыска помимо футболки с надписью «В любой непонятной ситуации вини печеньки Госдепа» у активиста нашли смартфон ZTE, а в нем — приложение Telegram с привязкой к номеру телефона и именем пользователя Dmitriy (@dimambr).

После этого сотрудники спецслужбы допросили кладовщика Романа Гутарева, который знает Третьякова с детства; он сказал, что тот использовал никнейм «то ли Димон, то ли Дмитрий».

Следом был допрошен дознаватель полиции из Спасска-Дальнего Антон Кисашев, который учился с подозреваемым в одной школе; позже они вместе работали в отделе дознания; Кисашев подтвердил использование другом юзернейма Dmitriy и добавил, что еще во время службы в полиции Третьяков «увлекался политикой, поддерживая при этом такое течение в ней, которое возглавляет блогер Навальный». 

Допрошен был также секретный свидетель из владивостокского штаба Навального, попросивший изменить его личные данные; он рассказал ФСБ о чате «Операция “Утка”» и его участнике Dmitriy (@dimambr), который форварднул пост Бабченко и «указывал, что необходимо противостоять сотрудникам правоохранительных органов, то есть драться с ними, жечь автозаки, ставить баррикады, а также ночевать на улице с кострами».

«Мне стало интересно, кто такой бесстрашный и отчаянный человек с именем Dmitriy, — пояснил свидетель-аноним.

—  Примерно в июле 2017 года во время общения со сторонниками Алексея Навального мне стало известно, что человеком с именем Dmitriy является волонтер штаба , которого зовут Дмитрий Третьяков.

Фамилию я запомнил, поскольку люблю очень хоккей, а она ассоциировалась с легендарным советским вратарем Владиславом Третьяк».

Четвертым допрошенным свидетелем стал арестант СИЗО-1 Владивостока Валентин Иванов. Он показал, что 16 марта 2018 года его привезли в следственный отдел управления ФСБ по Приморскому краю, где «кто-то из подследственных» сообщил ему о задержании Дмитрия Третьякова «за экстремизм».

Позже Иванова подселили в общую камеру с незнакомцем по имени Дмитрий, который «сказал, что его [арестовали за] экстремизм, а именно за то, что он написал в интернете, “репостнул” статью, связанную с поджогами автозаков». «Я понял, что это человек с именем Дмитрий и есть именно Дмитрий Третьяков, — приводятся в протоколе воспоминания арестанта.

— Он высказывался негативно по отношению к действующей власти, а именно против президента В. В. Путина, правительства РФ и других. Кроме того, в какой-то момент дверь камеры №1 открыл конвоир Алексей, и с ним стояли вы [предположительно, старший следователь-криминалист Тунык, проводивший допрос — МЗ].

Вы поздоровались и спросили у присутствующих, как дела, после чего Третьяков Д. высказал фразу: “Бей ментов, спасай Россию”». 

Еще один арестант — Сергей Петров — рассказал, что 16 марта также находился в следственном отделе ФСБ, где услышал про задержание «экстремиста, которому в вину вменяют “репост”».

После этого в камере он встретил молодого человека, у которого кто-то спросил, «он ли тот экстремист», и тот ответил утвердительно.

При этом свидетель Петров говорит, что фразу «бей ментов, спасай Россию» он слышал в другом контексте — ее привел в беседе кто-то из сокамерников, добавив, что за такое «не сажают же».

В присутствии свидетеля Петрова был проведен оперативный эксперимент: сотрудник ФСБ ввел номер Третьякова в адресную книгу телефона, затем открыл Telegram и нашел контакт под этим именем. Затем силовик открыл инстаграм, поискал пользователя по имени @dimambr, нашел его профиль пользователя и сделал скриншоты. 

Наконец, в материалах дела есть видеозапись, на которой Третьяков разговаривает в камере следственного управления ФСБ с другим арестантом Андреем Тарнопольским и якобы подтверждает, что сделал репост.

Запись датирована 10 апреля 2018 года; ознакомившись с ней, «Правозащита Открытки» обвинила спецслужбу в попытке подпоить Третьякова ради показаний: по утверждению Валиулина, во время четырехчасовой беседы сотрудники ФСБ передали Тарнопольскому несколько бутылок коньяка в пакетах, и арестанты выпили часть содержимого. Защита ходатайствовала об исключении этого видео из числа доказательств.

Источник: https://zona.media/article/2019/03/07/fb-tg-sk-fsb

�������� ������������ �� �����, ��������� � �����������. �� ��������� �����

Можно ли забрать телефон или сим карту свидетелю, если изъятие было при обыске?

���������� ����:������������!��������� � ���������� ��� � �����������, ������ ��� ��������� ��� ��� ��������� ����� ��������, ������� ��������� � ��� ��� ��� �������� ��������� � ������ ��� ���� ��������, ���� � ���������������� ��������� � �� ����� � ����� �������� ��������� � �������� ������� �� ���������.

������ ����� ��������� ����� ��������, ���������� ������������ ������ ������������ ���������� ���� �� �����, ��� ������ ������ �������������� 2 �������, ������ ������, ������ ��������� � ����� �����, ����� ������� ������� ������ � ���� – ��� ���������� ���� ( �������� ����������� ������������ )?���� �� ����� ���������� ����� ������ � ����� ��� � ��������� ��� ����, � ������� ������� ����� � ����������� �� ���� ��� ������� � ���������.������ ������� �������1.��� ���� � ����� ���������, ���� ������� �� ������� � ��� ����� ���������� �� ����� ������� ����������?2. ���� ������ � ������� � �������������� ����, ��� ������������ 2�� ������� ������� ������������� �������� ��������� �� ����� � ���� ��������?3. ����� ���������� ������� ����� ���� ����� ������ � ������� � � ��� ���� ������������� ���� �� �����, ��� ����������� ���� �� ������������ ���������� � ��������?���� ����� ���� ����� ������� ��������, ���� ���������� � ���������� �� ������ ��������� ������ ����,��������� ������ � ����������� ������������� ��������!

�������� ������� ������� ����� ������������:

  ������ ����, ����.

  ��, � � ���� ��������� ��������, � ����������� �������������� ����� ���������� ���������� ����� � ����� ���������, ������, ���������� �������� �������� �������������� ����� ������. ���, �������� ������������� ������������� ��������, ������������ ��������� ������������ ���������������, ���������������� � ��� �������, �� ����� ����������� �������������.

������, � ����� ���������� ��������� �������� ��� ������� ������� �� ������ (� ���� ������������ ��������) � ������� ���������. � �� �����, ����� ������ ��� ������� � ���������, ����� ��� ����������������. ���������� ����� ������ �� ����������� ������ ������� ������������, ��������� ��� ��������������. ������ ���� � ��.

187 ��� �� �������, ��� ���� ������� ����������� ��������� ����������������� ������� ��������������� �� ��������� ���������� �����.� ��� ����� �� ����� ������, ���������� ����� ������ �� ������������ ������ ����� �������, � ������ ��� �����������������.

�� ��� ����� �������� ������ �����, ����� ���� �������������� ���� (��� �����������, �������������, �������), ������� ����� � ��������� ���������, ��� ���� ��������� ����������� ������. ��� �� ���� ���������, ���� ����� �� ������������� � ���� (�� �����������, �� ��� ��������������), �� ����� � �� ����� �������� �����.

�������������� ����� �������� � ��������� ������������� ��������, �������� ���������, ����� ������� �� ������ �� ��������, � ����� ����� ���� �� ������, ��� ��������� ��������� � ����������� ���������.

  �� ����� ������, ��� ������� ������ � ����������������, ������� �������� ������� �������� � �������� �������� � ������ ������� � � �������� ���, ��� � �������� � ���� � ������ �������� ����� �������� � ��������������� ��� ������� �������� ��������������� � ������� �������.   �����. �������� ��. 182 ��� ��, ����� � ������ ������������ �� ��������� ��������� �������. � ������������� ���� ������ ���� �������: ������ �����, ��� ����� ��������� ������������ ������, ��������� ��� ������, ������������ ����, � ����� �� ����������� ����, ������� ������� ��� ���������� �����. �� ������������� ������ ���� ������� ������� �����, ����� ������ ����. ���� �� ��� ���������� ����� ��������� �������, �� ������� ������ ��� ������, ����� �������� ������� �� ����� �������� ����. ��� �� ��� �����������, � ����� ����.   ������ � ����, ��� � �������� � ������� ����� ������ � ��� ��������� �������, � ������ � �������������� ����������� � ����� ��� ��������� � �������������� �������. ��������������� ������ – ����� �� ���� �� ����������� �����������, � ������ ���� �������, ����� �������� �� ������ ������������� (��. 165 ��� ��). ������ �� �������� ����� ������, ��� �� �����, ��������� � ���������� �������� ����������, ����������� ��� ��� ��������������� ������. ����������� ��������� ��� ���, ��� �� ����� ����� ����� ����� ���������� �� ������ ������������ (�� ���� �� ����������), � ���� ��� ����� �������� �������� ���������� �� �����, ������������� � ��� ������������ ����� ����� ���������� �� ����������. ���� ���� �� ��������� � ��� ��� �� �����������, ��� � ������� ����� ������ � ��� ��������� ����������.   ������� � ������������� ����� ������ �������������� ����, � ��� ����������� ������� ����� ����� �������, ������� �� ��������� � �� ����������� ������� ������������. �� ��� ������, ������ ������� � ����� �� ����� ������� ������, �������������, ������ ������ � �.�. � ��������� ���� ��� ��, ��������� ����� ���������� ������� ������������� �������. ���� ������� ������ ������ � ������������ �������, �� ����� ������� ��������� � ������� � �������� ��������� �� ����, � ��������� ������������ ������� �� ����� �������, ������� ����� �� ������� � ������������ �������. ���� � ���, ��� ������� ��������� ������ ������� ������� � �� ����� ����, �� �������� �� ���������. � ���� �������� ��� ������, ����� � ��� ������������ ������ ���������� ������� � �������� ���� ������� �������, �����������, ����� �� ����������� �� ����, �������� ��� ������������� �������� ������� �� ����� �������, � � ����� � ������������ �������� ����������� 4 �������, ����� ��� �� ���������. ���� ����� ���� ����������� �� �������� ��������� �� �����������, ������������, ��� �� ������ ������� � ������� ��� ��� � ��������.   ����� ������ ������� � �� ��������� ����������� ������� (�����������, �������������, �� �������) ����� � ���������. �����������, ����� ����� ���������� � ������ ������� � ����������� �����������, �������, ������ �������������� (��� ����� ��� �����). ����� ��� ���������� � ����� ����� � ������� �� ���������� ���� �����, ��� ���� ��������� ���������� ������� �� ����������� ����� � ������ ����� � ������� �������� ���� �������, ����� ��� ������ ������ ����� � ������ �������.   ��������� � ����� ������. ���� ������� � ��� �����������, ���������, �������� �������� ������ � ���������� ����. ���� �� ��������, �����������, ������������, ������������� �� �������, � ������ �� ������ � ��������� � ��� ��� ������ ������ ���. ���� �� �� �������� ������ � ���������, �� ������ ������ �� ���� � ��� ������� ���������� �������� ��������, � ������ ��� � ���� �� ��������. ������� ���� ������� ������� � ���, ��� ������ �������, ���, � ��� �� �������� � ���� ������ � ���������. ������������ ��� ������, ��� � ��� ���� ����������� �������� ���� ������� � ����������, �� �� ����� �� �������. ������� ��������� ��� �� ������ �������� � ������� ������� � �����, ��� � ������������ ������� �������� �� ����, ��� ������ ��������, �� ������������� ���� ��� ������, ���������� ������� ������� �� ����� �������, ������ �� �������� ������������� � ���-���-���.   ���� �� ���������� ������� �������� � ��� � �������� ������-���, ��������� ���� � � ��� ������ �� ���� ����������� ����������� ��� �������������, �� ��� ���� ����� ������� � ����� ��������� ����� ����� ������. ��������, ���������� � ����������� � ������������ � ����� �������, � ����������, ��� ������ ������������ ����� � ����� ��������.

08.09.2011

Источник: http://www.hand-help.ru/doc2.1.9.html

Если вас вызвали на допрос: часть 1

Можно ли забрать телефон или сим карту свидетелю, если изъятие было при обыске?

Ни одно уголовное дело не обходится без такого следственного действия как допрос. Допрошен может быть любой участник уголовного дела – потерпевший, свидетель или же обвиняемый.

Как вид доказательств наиболее распространены показания свидетеля. Тем не менее, следуя известной поговорке, нужно заметить, что никто не застрахован от допроса в качестве потерпевшего или, что гораздо более неприятно, подозреваемого либо обвиняемого.

Поэтому необходимо знать как правильно вести себя в этой, прямо скажем, неординарной ситуации, что во многом может повлиять на исход дела.

Допрос является наиболее распространенным следственным действием, и самым сложным с точки зрения психологического воздействия на допрашиваемого.

Допрос – это следственное действие, на котором следователь получает от обвиняемого, потерпевшего или свидетеля нужную ему информацию по уголовному делу.

https://www.youtube.com/watch?v=JyMujvtAu3k

Как правило, допрос проводится в служебном кабинете следователя, и это дает ему определенное преимущество. Однако, следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого, в т.ч. во время производства таких следственных действий как осмотр, обыск либо выемка.

Прежде чем отвечать на вопросы, убедитесь, что это именно допрос и следователь собирается вести протокол, В противном случае это может оказаться просто беседой, в которой следователь непроцессуальным путем получит от вас нужные ему сведения: несмотря на то, что информация, полученная таким образом, не является доказательством по уголовному делу, следователь может использовать ее, чтобы найти факты, подтверждающие вашу вину. В этом случае можете смело отказываться отвечать на вопросы, помните, что заставить вас никто не вправе.

О порядке вызова на допрос

Согласно закону на допрос вас могут вызвать только повесткой.

Здесь хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. На допрос можно не приходить, если повестку вы нашли в почтовом ящике. Никакой ответственности за это вы не несете.

Если же повестка получена из рук участкового или оперативного сотрудника милиции и вы расписались в ее получении, на допрос лучше явиться. В противном случае вас могут доставить к следователю принудительно. Правда, это касается только свидетелей и потерпевших. Обвиняемый, не подписывавший обязательства о явке, вызов следователя может проигнорировать.

Возможна также неявка на допрос по уважительной причине, но в этом случае следователя необходимо предварительно уведомить.

В самой повестке должно быть указано, в качестве кого вас хотят допросить: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Если в повестке нет такой информации, обязательно выясните ее. От этого будут зависеть ваши права и обязанности.

Обращаю особое внимание на то, что вызов в качестве свидетеля может означать не только то, что вы свидетель каких-то событий, но и то, что вы потенциально можете стать обвиняемым.

В начале допроса следователь должен установить вашу личность (то есть посмотреть паспорт, записать фамилию, имя, отчество и адрес). После чего следователь обязан разъяснить вам ваши права.

Если по каким-либо причинам следователь этого не сделал, не надо напоминать ему. Впоследствии суд может признать протокол допроса незаконным как недопустимое доказательство.

Затем следователь спросит у вас, признаете ли вы себя виновным и желаете ли давать показания (если вас допрашивают в качестве обвиняемого).

В этой ситуации вы можете отказаться от дачи показаний, поскольку имеете право не свидетельствовать против себя и своих близких в соответствии со ст. 51 Конституции РФ. Круг близких родственников определен ст.

5 УПК РФ: это супруги, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки.

Если следователь принуждает вас к даче показаний, не идите у него на поводу: решили не отвечать на вопросы — придерживайтесь этой позиции.

Следователь в основном свободен в выборе тактики допроса и может строить допрос так, как считает нужным. Но существуют определенные ограничения. Вот они.

  • Следователь не имеет права задавать наводящие вопросы. Какой же вопрос следует считать наводящим? Не останавливаясь на этом вопросе подробно отмечу, лишь, что наводящими следует считать вопросы, в содержании которых присутствует вариант ответа, либо сам ответ. Если при допросе присутствовали такие вопросы, то в суде такой допрос можно признать незаконным.
  • Следователь не вправе угрожать допрашиваемому, применять насилие, создавать опасные для жизни и здоровья ситуации. Если следователь ведет себя агрессивно, то постарайтесь сохранить спокойствие. Как правило, следователь просто хочет напугать вас, чтобы вы легче давали показания. Это может свидетельствовать о том, что изобличающих вас доказательств следователь не имеет.

О продолжительности допроса

Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.

По истечении этого времени вы вправе потребовать перерыва. Однако существует возможность прервать допрос раньше.

При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Поэтому если вы заявите следователю, что плохо себя чувствуете и не можете больше отвечать на вопросы, он должен вызвать врача, и при наличии медицинских показаний допрос будет отложен по их рекомендации.

Общая продолжительность допроса в течение дня не может превышать 8 часов. Как и в предыдущем случае, если вы больны, длительность допроса должен установить врач (ст. 187 УПК РФ).

В соответствии с общим требованием запрета производства следственных действий в ночное время допрашивать с 23.00 до 6.00 часов следователю разрешено только в исключительных случаях (ч. 3 ст. 164 УПК РФ). Следователь должен обосновать невозможность отложить допрос до утра.

далее>>

Кузнецов Евгений АлексеевичАдвокат адвокатской палаты г. Москвы

Источник: https://advocat-kuznetsov.ru/comments/comment3.htm

Снесите все файлы заранее!

Можно ли забрать телефон или сим карту свидетелю, если изъятие было при обыске?

В оформлении задержанных за административные правонарушения на акции 3 августа появилось нововведение: людей опрашивали в качестве свидетелей по делу о массовых беспорядках, возбужденному после предыдущей акции 27 июля, и в рамках допроса у большинства изымали мобильные телефоны.

Гаджеты приобщали к уголовному делу вне зависимости от того, принимали ли задержанные участие в предыдущем мероприятии.

Корреспондент «Новой» пообщалась с теми, кто расстался со своей собственностью, а также разобралась в том, что нужно делать, если в следующий раз отобрать телефон захотят у вас.

По информации «Новой газеты», у части задержанных 3 августа, чьи смартфоны были изъяты, в начале недели произошли попытки взломов сервиса Telegram, а также — учетных записей Gmail у владельцев смартфонов на базе Android. Кроме того, один из телефонов не был отключен, и владелец отслеживал его геолокацию: во вторник этот iPhone отвезли в Люберцы.

Константин Фокин встретился с двумя друзьями на станции «Тургеневской» в районе 14 часов в субботу, чтобы «прогуляться по бульварам» до «Пушкинской», где они позднее разошлись каждый по своему маршруту.

Сам Константин ненадолго остался около здания «Известий», где присел на тротуар.

«Вокруг меня собралась небольшая толпа, так как особо интересного ничего не происходило, все просто стояли, подходил кто-то даже с плакатами, ну и когда присел рядом, наверное, четвертый человек, к нам подошли сотрудники Росгвардии и забрали нас в автозак», — рассказывает он.

По его словам, росгвардейцы подошли сзади, «выломали руки и потащили», несмотря на то что все «спокойно сидели и почти даже не разговаривали». Более 20 человек, с которыми в одном автозаке оказался Константин, попали в ОВД Ясенево.

Сначала автобус покинули несовершеннолетние, затем единственная девушка, потом зарегистрированный кандидат в Мосгордуму, а после — уже все остальные.

Константин был последним, так как «никуда не торопился» и отказался сразу отдать свой паспорт в отличие от большинства остальных.

Как рассказывает Константин, процесс оформления был понятен не сразу, никто ничего не объяснял. В итоге выяснилось, что есть два параллельных допроса: у группы сотрудников Следственного комитета и у полицейских из ОВД.

Поучаствовать нужно было в обоих, начав с общения с СК в качестве свидетеля по уголовному делу о массовых беспорядках 27 июля, а только затем обсуждая с сотрудниками ОВД мероприятия 3 августа и свое задержание по административному правонарушению.

«Отдельная очередь была организована для сдачи мобильных телефонов. Когда до меня дошла очередь, я попросил объяснить, что вообще происходит, и сказал, что без адвоката участвовать в этом всем не стану», — говорит Фокин.

По его словам, он и другие задержанные сразу обратились в ОВД-Инфо, им прислали юриста, однако полицейские говорили им, что адвокат приехал и сразу уехал, а адвокату сообщали, что никто не просил о его помощи.

Константин утверждает, что в итоге был единственным, кто отказался дать показания без содействия юриста, которого в итоге сам обнаружил на улице, выйдя из здания ОВД, и вернулся на допрос уже с юристом, так как покинуть территорию полицейских через КПП так и не смог.

— Тут встала эта тема с телефоном. Мне говорят: «Вы готовы отдать мобильный?» Я сказал, что вообще-то не хочу, адвокат меня поддержала.

Сотрудники СК сообщили, что тогда будут изымать его принудительно. Привели двух девушек в качестве понятых, полицейского, говорят: «Ну все, вы готовы? Мы изымаем».

Я взял телефон покрепче, но его вырвали из рук. Затем составили протокол об изъятии и дали мне копию.

Влад Докшин / «Новая газета»

Управляющий партнер коллегии адвокатов «Железников и партнеры» Александр Железников говорит, что следователи обладают широким спектром полномочий в этом вопросе и могут изъять телефон и у свидетеля, в том числе через протокол выемки, либо через протокол обыска, но только в рамках уже возбужденного уголовного дела.

Оперативные сотрудники или росгвардейцы в рамках административных правонарушений могут осмотреть телефон исключительно снаружи или под чехлом. «Кроме того, следует обратить внимание, что есть законные требования, есть незаконные требования, а есть просьбы.

 Если при понятых и с протоколом, копия которого есть у задержанного, то это законное требование, а если смартфон просто забрали, и никаких бумаг у вас нет, то это не что иное, как «гоп-стоп», — рассказывает Железников

По его словам, в силу «изобилия различных квазизаконных действий», которые предпринимаются правоохранителями в этот период, естественно, процедуры игнорируются, но стоит пытаться процессуальные требования соблюдать. «Вы можете со смартфона удалить то, что хотите, но не отдавать силой я бы не рекомендовал», — резюмирует адвокат.

Почти во всех автозаках нашлись провокаторы, которые рассказывали остальным, что отдали телефоны и пароли, и так будет даже лучше.

По данным ОВД-Инфо, в Ясенево привезли 22 задержанных, по крайней мере, один из них остался ночевать там. Телефоны забрали практически у всех. По словам Константина Фокина, время выключить смартфон, выйти из всех приложений, удалить их и вытащить сим-карту у него и у остальных задержанных было.

В ОВД Марьино 3 августа привезли 19 человек. Среди них были Сергей и его друг. Схема работы правоохранителей была идентичной: допрос от следователей СК и от полицейских из самого ОВД, автозак покидали также по одному.

«Мой приятель вышел раньше меня и написал мне сообщение о том, что могут предложить сдать телефон, но ты, мол, не сдавай, — говорит Сергей.

— Когда мне уже в ОВД сказали это сделать, я попытался отказаться, ссылаясь на адвоката, но мне заявили, что будут проблемы и надо сдать, это обязательно, ну пришлось подчиниться». Сергей рассказывает, что телефон положили в пакетик, на котором описали его характеристики, и забрали.

«Больше я его не видел», — говорит Сергей. «Сначала я не беспокоился ни о чем, потому что телефоны обещали вернуть на выходе из ОВД. Но потом прошел слух, что их изымут. Поэтому по возвращении домой я стер его через iCloud, поменял пароли», — говорит он.

Из бумаг Сергей получил на руки только копию протокола об административном правонарушении 3 августа. Никаких документов об изъятии телефона у него не осталось. Из 19 человек телефоны не забрали у двоих: у девушки, так как в ОВД не нашлось понятых женщин, и ее не стали досматривать, и у молодого человека, который просто забыл свой рюкзак в автозаке.

Влад Докшин / «Новая газета»

IT-консультант Фонда борьбы с коррупцией Владислав Здольников говорит, что будущее телефона в руках экспертов из Следственного комитета зависит от того, iPhone это или смартфон на базе Android.

В начале 2018 года израильская компания Cellebrite сообщила своим клиентам о возможности взлома любого смартфона iPhone компании Apple.

В компании утверждают, что ее технологии позволяют обходить блокировку большинства популярных моделей смартфонов на Android и iOS и загружать с устройств файлы владельцев, а также восстанавливать удаленные файлы. При этом для взлома устройства нужен лишь физический доступ к нему.

В марте того же года из данных сайта госзакупок стало известно, что программы и оборудование израильской компании закупают региональные управления ФСБ России, Следственного комитета и МВД. В июне нынешнего года компания рассказала об апгрейде, позволяющем спецслужбам разблокировать любые гаджеты с iOS версии 7 и выше, включая новейшую iOS 12.3.

Владислав Здольников рассказывает, что это не совсем так: «Дорогостоящая программа умеет взламывать некоторые достаточно старые версии iOS, но, по моей информации, это оборудование абсолютно бессильно против последних обновлений, где устранены уязвимости».

На первый взгляд таким образом отсеивается часть потенциально находящихся в опасности смартфонов, но тем не менее есть несколько советов, которые эксперт считает полезными для всех:

— Во-первых, удаление программ не означает выхода из них. То есть если вы снесли с телефона приложения, в ваш аккаунт можно будет зайти, установив там приложение снова. Ведь остается папка с данными, достаточными для входа. Нужно обязательно разлогинить устройство в каждом из сервисов, где вы зарегистрированы. Затем — сменить пароль.

То есть одно из этих действий — удаление приложения, выход из аккаунта или смена пароля — могут быть недостаточной защитой, нужно сделать именно комплекс действий, — советует эксперт.

В особой опасности, по словам Здольникова, находятся те пользователи Android, которые не шифруют файловую систему — таких большинство. «Владельцы последних iPhone могут дышать чуть спокойнее», — резюмирует он. Хотя и для них есть опасности.

Например, если вместо обычного пароля включены функции Face ID или Touch ID, а смартфон изымают насильно, то эти сервисы могут сыграть на руку тем, кто хочет забрать у вас телефон. «Тогда надо попытаться сделать десять коротких нажатий подряд на кнопку выключения. Да, это будет не очень легко.

Но, к сожалению, такие вещи происходят: и к пальцам подносят насильно, и к лицам. Если вы идете на митинг, лучше включать шестисимвольный пароль или больше, как хватит терпения», — говорит Здольников.

Антон Карлинер / «Новая газета»

Сергея Б. задержали 3 августа около театра «Современник» и отвезли в ОВД Красносельский в числе 27 задержанных. В пути всех предупредили, что позднее телефоны заберут, а пока пользоваться ими можно.

«Нам не сказали, что гаджеты приобщат к какому-то уголовному делу, сообщали, что их заберут на время допроса в ОВД», — рассказывает Сергей.

В итоге с помощью сотрудника Следственного комитета Сергей составил некую расписку на имя главы ОВД об изъятии мобильного телефона, вытащил сим-карту, удалил личные записи и несколько приложений, попросил жену дистанционно выйти из всех приложений и оставил смартфон с распиской на столе в актовом зале, сообщив неправильный пароль.

— Я пошел на допрос к следователю. К нам в кабинет ворвался сотрудник полиции и сказал, что телефон пропал или я его не оставил. Обыскали меня, весь ОВД, всех, кто был в комнате, туалет. Телефона нигде не было.

Я предполагаю, что его могла потерять сотрудница СК, но точно не уверен. Телефон старый, я с ним хожу в походы, мне не очень жалко.

Другим задержанным адвокат, который с нами работал, сказал, что это все незаконно, когда я уходил, они еще там оставались, — рассказывает Сергей Б. Никаких документов за свой телефон он не получил.

У Следственного комитета есть собственная экспертиза, которая занимается вскрытием и расшифровкой смартфонов.

«Разумеется, это незаконно, такими вещами должны заниматься сторонние и приглашенные специалисты, а не те, кто приписан к СК и не может быть независимым априори, но пока все так», — говорит адвокат Александр Железников.

По его словам, они будут искать в телефонах ответы на вопросы, поставленные следователем, в известность об этих вопросах должен быть поставлен и человек, чей телефон изъят. Скорее всего, их будут интересовать фотографии, переписки, список контактов, уверен адвокат.

— Если у человека был изъят мобильный телефон, то не обязательно он будет привлечен к делу как обвиняемый или подозреваемый.

Но километры видео, которые наснимали владельцы телефонов, точно будут отсмотрены и приобщены к делу. По ним уже будут искать нарушителей.

Поэтому, вероятно, с телефонами стоит попрощаться и ждать звонка от следователя из СК.

У Здольникова есть еще пара рекомендаций, которые стоит выполнить, если у вас уже изъяли гаджет: и для Android, и для iOS есть дистанционное удаление всех данных, которое можно осуществить, зайдя в учетные записи Google и Apple.

«Ну и последнее, что надо сделать обязательно, — это пойти в офис своего оператора и перевыпустить сим-карту, иначе у правоохранителей будет возможность запросить ваши пароли. Сделать это следует не позднее чем через сутки после задержания», — рекомендует Здольников.

«Лучше снести со смартфона все, если он остался у следователей, очень ценны фотографии с отпуска, конечно, но сохранять их ценой возбуждения уголовного дела точно не стоит», — говорит эксперт.

Ни один из собеседников «Новой газеты», которые были задержаны 3 августа и у кого изъяли телефоны в рамках уголовного дела о массовых беспорядках 27 июля, не был на мероприятиях неделей раньше и потому неясно, свидетелями чему они могут быть в рамках расследования.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/08/06/81504-snesite-vse-fayly-zaranee

Избиения, увольнение и угрозы пытками: рассказ задержанного за комментарии о ФСБ | ОВД-Инфо

Можно ли забрать телефон или сим карту свидетелю, если изъятие было при обыске?

Тогда я еще работал системным администратором в Северо-Восточном федеральном университете имени Аммосова. Вечером 20 ноября 2018 года мне позвонил мой начальник. Он сказал, что завтра мне нужно подойти в отдел кадров с паспортом к восьми утра. Я этому очень удивился, потому что отдел кадров работает с девяти часов. Но он настоял, что нужно именно в восемь и дело срочное.

На следующий день я приехал в университет в обозначенное время. Там меня принимал замначальника отдела кадров — я удивился, почему этим занимается лично он. Он взял мой паспорт и вышел минут на пять.

Сказал, что нужно снять копии, говорил мне какую-то чушь про проблемы с базой данных. Я так понимаю, это для чекистов нужно было. Я слышал, как он с кем-то говорил по телефону, но не придал тогда этому значения.

В отделе кадров я пробыл минут 10–15.

Я вышел на улицу и собирался идти на работу — в другой корпус. Успел пройти несколько метров. Звук открывающейся боковой двери фургона. Люди в масках и с оружием валят меня на снег. «Лежать, сука!» — кричат они. Меня бьют, застегивают за спиной наручники, натягивают шапку до носа. Я ничего не вижу. Меня затаскивают в фургон — машина тут же трогается.

Меня кладут на передний ряд сидений таким образом, что мои колени оказываются на полу. Из-за шарфа и натянутой на лицо шапки я начинаю задыхаться. Меня бьют по спине, по почкам, по ягодицам. Несколько раз ударили по голове, но когда я закричал, что у меня инвалидность — глаукома, бить по голове перестали.

Когда я спросил, за что меня задержали, в ответ меня начали бить еще сильнее. Один человек то ли сел мне на спину, то ли надавил на нее коленом. Он выкручивал мне пальцы, пытаясь разблокировать ими мой телефон. Но на моем смартфоне не было датчиков отпечатков пальцев.

Давивший мне на спину стал выворачивать мои мизинцы. Он говорил, что сломает их, если я не назову пароль от телефона. Затем он сказал, что сейчас меня привезут куда надо и будут пытать током. Подключат к динамо-машине.

Кто-то из эфэсбэшников начал цитировать комментарии, которые я оставлял к новостям на региональном новостном сайте ykt.ru.

В них я писал про то, что эфэсбэшники фабрикуют уголовные дела и пытают людей динамо-машиной. Я писал там про дело «Сети». Писал про парня, который взорвал себя в Архангельске. Еще была какая-то новость про задержание из-за поста во «ВКонтакте», и тогда я тоже написал что-то не очень лестное про них. Так мы ехали минут двадцать. Всю дорогу меня били, постоянно угрожали пытать током.

УФСБ в Якутске / скриншот из Google maps

Машина остановилась. Меня резко подняли и куда-то потащили. По пути они меня постоянно роняли на мраморный пол. Я много раз ударялся коленями. Еще меня специально били всем телом о дверные косяки и колонны.

Было больно. Они шутили о том, какие они неуклюжие, и говорили мне подниматься каждый раз, когда меня роняли. Если я не мог встать сам — они дергали меня с двух сторон за руки. Наручники впивались мне в запястья.

Меня завели в какое-то помещение. Глазами я мог видеть только пол и свои ноги. Все это время шапка была натянута мне на лицо. Меня поставили к стенке, начали потрошить мой рюкзак.

С меня сняли шапку, спросили про лекарства в рюкзаке. Тогда я их увидел. Пять человек в песочной форме, в масках-балаклавах. Здоровые, высокие, с голубыми глазами — не местные.

Видимо, это специфика национальных республик, что они не берут местных на работу в ФСБ.

Меня спросили про лекарства, затем обратно натянули шапку на глаза. Они сказали, что сейчас пойдут есть мясо, а когда вернутся — будут пытать меня током при помощи динамо-машины. Мне было очень страшно, и я не понимал, что происходит. Мне так до тех пор не сказали, за что меня задержали.

Через какое-то время пришел оперативник ФСБ без маски, тогда я подумал, что это следователь. Он начал меня спрашивать про пароль на телефоне. Я стоял в шапке у стены. Молчал и не разговаривал с ним.

Тогда оперативник сказал, что позовет ребят в масках, и они со мной «поработают», а я все равно все расскажу. Так что в моих интересах дать пароль, чтобы меня сильно не мучили. Тогда я сломался и сказал пароль.

Оперативник обрадовался.

С меня сняли шапку, посадили на стул.

 — Что вообще происходит? За что вы меня задержали? — спросил я его.

 — Ты сам знаешь, — ответил оперативник. Он сказал, что они давно за мной следят, на меня у них есть папка и ему приятно лично познакомиться.

Почему меня задержали, я узнал только через несколько часов.

В кабинет вошел майор. Он рассказал, что кто-то на форуме сайта ykt.ru разместил картинку с угрозами в адрес ФСБ. И они думают, что это я. По их словам, пост был отправлен с помощью приложения Tor, а IP уходит в университет.

В ответ я сказал, что я этого не делал, а в университете 20 тысяч студентов и шесть тысяч сотрудников, и у всех — один и тот же IP-адрес. У меня сложилось впечатление, что майор не очень хорошо в этом разбирается.

Он говорил, что в ФСБ контролируют ватсап и телеграм и все читают.

Допрос

Когда они разблокировали мой телефон, они начали задавать вопросы о том, как я отношусь к анархизму, знаком ли я с Михаилом Жлобицким, как я к нему отношусь, какие у меня политические взгляды. Спрашивали про телеграм, что я делал в чате «Речи Бунтовщика», собирал ли я там единомышленников. Спрашивали, что я думаю про Путина, про Россию, про Навального.

В сам чат я зашел ради интереса на один-два дня. Я узнал о нем из новостей о взрыве в Архангельске. Посидел там, пописал, вышел и вообще забыл про это дело. Ну и в чат я не писал ничего такого.

Во время допроса мне стало понятно, что я у них есть в каких-то списках. В них я мог попасть из-за выступления на антикоррупционном митинге в Якутске в июне 2017 года.

В этом кабинете я пробыл около восьми часов. Это такое помещение три на четыре метра без отопления. Я был пристегнут к стулу наручниками. Адвоката мне не давали.

Они угрожали меня расстрелять, говорили, что таких предателей как я надо ставить к стенке, удивлялись моей национальности. Говорили, что я первый якут, который содержится у них по такой статье. Угрожали оставить меня в СИЗО ФСБ. Оперативник говорил мне, что убил много людей, и просил ему дать только повод, чтобы избить меня или покалечить.

СИЗО № 1 по республике Саха, куда угрожали отправить Аммосова / скриншот из Google maps

Если им не нравились мои ответы на вопросы, то мне угрожали людьми в масках. Приходилось говорить то, что они хотели от меня услышать. Мне рассказали, что дома у меня проведут обыск и будут искать бомбу или материалы, из которых ее можно сделать.

Часов в пять вечера меня перевели в другой кабинет, с окнами. Я понял, что вечер, потому что на улице стемнело. Пришел государственный адвокат. Я ему рассказал, что меня били, мне угрожали. Ему было по барабану.

Нигде в бумагах он это не упомянул. Поставил подписи и ушел. В ФСБ я пробыл примерно двенадцать часов — до девяти вечера. Все это время мне не давали есть, мне не давали пить, мне не давали позвонить.

Жена не знала, что со мной случилось.

Супруга думала, что меня сбила машина или я умер. Она обзвонила все морги. Меня искали все мои родственники, потому что я никогда так не пропадал. Жена уже собиралась ехать в полицию, когда меня домой привезли эфэсбэшники. Супруга заплакала, когда нас увидела.

Источник: https://ovdinfo.org/stories/2019/04/24/izbieniya-uvolnenie-i-ugrozy-pytkami-rasskaz-zaderzhannogo-za-kommentarii-o-fsb

Криминальный мир
Добавить комментарий