Может ли работать в школе учитель, имеющий судимость?

Судимые педагоги получат шанс вернуться на работу в школы

Может ли работать в школе учитель,  имеющий судимость?

Постановление правительства России прописывает порядок, по которому некогда судимые педагоги смогут получить разрешение на работу в школе. Для этого специальная комиссия должна будет убедиться, что человек не опасен для детей.

Руководителям адвокатских палат разрешат дольше оставаться на посту

В нашей стране так исторически случилось, что судимость – это пятно на всю жизнь. Однажды оступившийся человек должен забыть о хорошей работе и перспективах в жизни. Ему еще очень повезет, если подобный “штришок биографии” не ударит по его детям. Ведь в некоторых местах проверяют и анкеты родственников.

Вот пример из жизни. Некий мужчина был судим за ДТП. Где-то зазевался, не успел сбавить газ, и в результате – трагедия. Был осужден. Отсидел свое, вернулся к обычной жизни.

Грех, конечно, не искупить, с ним пришлось жить до конца дней. Но с тех пор человек ездил исключительно осторожно. А затем выросли его дети, сын и дочь. Окончили вузы. Парень устроился работать в военкомат, девушка – в прокуратуру. Начальство ценило их, собиралось продвигать. Но через некоторое время вскрылось, что они дети судимого. Обоих тут же уволили. Сын и дочь ответили за грехи отца.

Самое страшное, что в подобных ситуациях нет никаких шансов добиться пересмотра. Нет механизма, нет процедуры. Жаловаться некуда, некого просить. Поэтому, хотя публикуемый сегодня документ и распространяется лишь на одну сферу, его принятие – знаковое событие.

Несколько лет назад строгие запреты распространились и на всех, кто работает с детьми. В Трудовой кодекс были внесены специальные ограничения для судимых за некоторые преступления на работу, связанную с воспитанием и обучением несовершеннолетних.

КС не разрешил участвовать в выборах судимым за тяжкие преступления

Ужесточение требований было вполне оправданно. Действительно, некоторым людям не место возле наших детей. Тем более что тревожные звоночки были. На всю страну прогремели некоторые происшествия, когда в каких-то официальных секциях или лагерях отдыха дети попадали в лапы педофилов.

Вряд ли кто будет спорить с тем, что педофила нельзя брать в школу. Как нельзя нанимать учителем серийного убийцу или матерого уголовника.

Введенные ограничения были призваны защитить наших детей. Но возникла правовая проблема: слепые запреты зачастую и бьют вслепую. Жизнь сложна. Хорошие люди тоже иногда получают судимость. Случайная вина за незначительное преступление не делает их плохими педагогами. Наоборот, возможно, личный печальный опыт поможет лучше научить других, как избежать ошибок.

Поэтому в 2013 году Конституционный суд признал широкий запрет для судимых на работу в школах не соответствующим Основному Закону. Надо четко разделить, когда человека однозначно нельзя пускать на порог школы, а когда возможны варианты.

Как сказано в постановлении, к работе с детьми не должны допускаться люди с неснятой или непогашенной судимостью, лица, когда-либо осужденные по тяжким или особо тяжким статьям УК РФ, а также за сексуальные преступления против несовершеннолетних.

Осужденным разрешили усыновлять детей или становиться опекунами

В отношении всех остальных, ранее подвергавшихся уголовному преследованию, вопрос о допуске к такой работе должен решаться в индивидуальном порядке. Так решил Конституционный суд. А недавно соответствующие поправки были внесены в Трудовой кодекс.

Теперь постановление правительства прописало процедуру, с помощью которой человек с испорченной анкетой сможет получить разрешение на работу в школе.

Давать “добро” или не давать будут комиссии по делам несовершеннолетних, созданные высшими исполнительными органами государственной власти субъектов. Проще говоря – при региональных администрациях.

Человек сможет написать туда заявление. Постановление перечисляет список документов, которые надо приложить. В том числе надо будет принести копию приговора и справку о судимости. Судимость, естественно, должна быть погашена.

По словам экспертов, принятый порядок, с одной стороны, станет барьером для особо опасных “педагогов”, рвущихся к детям. С другой стороны, даст шанс тем, кто был осужден лет двадцать назад за незначительное преступление, работать по призванию. То есть учить разумному, доброму, вечному.

Комиссия должна изучить все обстоятельства: форму вины, поведение человека после преступления, его отношение ко всему, что с ним случилось. Если кому-то был причинен вред, загладил ли гражданин свою вину. И т.п.

Комиссия должна принять мотивированное решение в течение 30 дней. Письменный ответ человек получит на руки. Решение комиссии может быть обжаловано в суде. Заявления от тех, кто осужден за сексуальные преступления или совершил нечто тяжкое и особо тяжкое, не принимаются и не рассматриваются.

Источник: https://rg.ru/2015/08/17/shkola.html

Как педагоги с судимостью устраиваются на работу в школы и детсады

Может ли работать в школе учитель,  имеющий судимость?

2018-04-05T08:00+0300

2018-04-05T14:22+0300

https://ria.ru/20180405/1517942217.html

Как педагоги с судимостью устраиваются на работу в школы и детсады

https://cdn21.img.ria.ru/images/151797/18/1517971899_0:3:1036:586_1036x0_80_0_0_9e16d75f5bf7164aa7571f089b0b88dd.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 5 апр — РИА Новости, Ирина Халецкая. Побои, воровство, мелкое хулиганство — педагогам с подобным “багажом знаний” нелегко устроиться в школу или детский сад.

Однако руководители образовательных учреждений нередко закрывают глаза на пикантный факт биографии и берут в штат людей с судимостью. Тем самым нарушая закон.

Как учителей и воспитателей с уголовным прошлым допускают к детям, разбиралось РИА Новости.

Вчера за решеткой — сегодня в саду

В конце марта в Екатеринбурге прошли масштабные проверки дошкольных учреждений. Поводом послужили постоянные жалобы на воспитателей, жестоко обращающихся с детьми. Так, в детском саду № 473 воспитательница фактически организовала “концлагерь”: она била малышей и дрессировала их как собак, приучая к командам. Инцидентом заинтересовались правоохранительные органы.

По итогам только одной проверки прокуроры направили в суд 17 исков. Выяснилось, что в восьми учреждениях работали педагоги с криминальным прошлым. В частности, нянечка в детском саду № 544 оказалась судима за подделку документов, а в детсаду № 555 работал сотрудник, дважды побывавший в колонии — за побои и растрату. После проверки его срочно уволили.

Руководство учреждений, в свою очередь, лишь разводит руками. Заместитель по воспитательной работе детского сада № 555 в беседе с корреспондентом РИА Новости заявила, что ей ничего неизвестно о человеке, который мог работать с двумя судимостями. На вопрос, каким образом его устроили, собеседница затруднилась ответить, попросив “позвонить завтра”.

Момент покаяния

В 2010 году на волне резонансных уголовных дел о педофилии в образовательных учреждениях законодатели внесли поправки в Трудовой кодекс (ТК): всем, у кого в биографии есть “уголовный опыт”, фактически запретили приближаться к детям.

Однако вместе с педофилами под масштабную “чистку” попали педагоги с судимостью, к примеру, за оскорбления, хулиганство и другие мелкие правонарушения. Работу потеряли не только приговоренные к реальным срокам лишения свободы, но и условно осужденные, а также учителя, чьи дела были прекращены на стадии предварительного расследования по “нереабилитирующим основаниям”.

Уволенные сотрудники в ответ завалили прокуратуру письмами, а суды — коллективными исками с просьбами восстановить их права, с жалобами на “уравниловку”. Одно дело — рецидивист, отсидевший за групповое изнасилование, другое — почетные учителя, которые оступились в молодости, но давно исправились, аргументировали педагоги.

https://www.youtube.com/watch?v=uhi_gvs_C6Q

В 2013-м Конституционный суд признал запрет чересчур жестким и внес некоторые разграничения: необоснованно увольнять учителей с судимостью за преступления небольшой и средней тяжести. Кроме того, судьи решили, что нужно учитывать срок давности преступления, а также обращать внимание на личные качества и заслуги педагогов.

Еще через два года правительство утвердило порядок допуска к работе преподавателей, у которых в личном деле есть судимость по статье средней тяжести. Работать они могут, если пройдут проверку на комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДН). Благодаря поправкам в законодательстве появилась возможность разбираться в каждой конкретной ситуации.

Впрочем, ограничения распространяются не только на педагогов. Адвокат Владимир Старинский пояснил РИА Новости, что статья 351.1 ТК затрагивает всех, чья работа пусть косвенно, но связана с детьми. Раньше это касалось исключительно занятых непосредственно педагогической деятельностью, даже если судимость по ним погашена.

Тайна на двоих

Тем не менее многие директора школ и детсадов в обход комиссии, без разрешения берут в штат педагогов с криминальным прошлым. А СМИ сообщают об учителях-уголовниках, выявленных прокуратурой в процессе проверки.

В марте учительница русского языка и литературы из Костромы едва не лишилась работы из-за давней судимости, о которой руководство школы просто решило умолчать.

По информации региональной прокуратуры, педагог работала в школе с 1990 года, была на хорошем счету, ее ценили и коллеги, и родители. Но в 1997-м оказалась на скамье подсудимых за нанесение побоев.

Срок давно прошел, и вопрос о дальнейшей судьбе учителя на КДН рассматривать почему-то не стали, хотя этого требует ТК.

В таких случаях, объясняет Старинский, руководство организации может быть привлечено к ответственности (по ст. 5.27 КоАП). В итоге директора учебного заведения оштрафовали, а педагога решили “помиловать”. Получив заключение комиссии, она теперь работает на законных основаниях.

В то же время нередко учителя скрывают от руководства судимость, в особенности если они работают давно и справки из МВД не предоставляли.

Так, в конце 2017 года в селе Ухтым Кировской области прокуратура обратила внимание на то, что в личных делах подобных справок не было у учителя химии и физкультуры.

Выяснилось, что в послужном списке у физрука есть срок за хищение бюджетных средств — 18 тысяч рублей. Судимость не была снята или погашена, и его уволили.

Источник в правоохранительных органах, контролирующий образовательные учреждения, рассказал корреспонденту РИА Новости, что вся ответственность за принятие решений лежит на работодателе: он лично обязан следить за порядком и при устройстве на работу требовать у соискателя справку из МВД.

“Раньше ее не требовали в принципе, но когда ввели новые правила, директора по идее должны были провести ревизию. Сделали это далеко не все. При своих проверках мы нередко выявляем факты нарушений. В некоторых учреждениях не просят справку даже при трудоустройстве нового сотрудника”, — комментирует собеседник.

По его словам, когда возникает пограничная ситуация, материалы необходимо направить в КДН, там решат, может конкретный человек работать с детьми или нет.

“Иногда директорам жалко, наверное, их увольнять, например, в условиях дефицита кадров”, — предполагает источник.

Есть и еще один аспект: многие руководители образовательных учреждений до сих пор не знают о порядке трудоустройства лиц с судимостью, поэтому прокуратура при проверках обращает на это пристальное внимание.

“Учитель — это пример”

Само педагогическое сообщество пока не пришло к единому мнению насчет того, как относиться к коллегам с криминальным прошлым, даже если речь идет не о тяжких преступлениях.

Михаил Шашков из Санкт-Петербурга вспоминает, как несколько лет работал с уже немолодым учителем истории, который производил хорошее впечатление и на детей, и на родителей, пользовался авторитетом в глазах руководства школы.

“Однако потом кто-то пустил слух, что у него якобы есть судимость за какое-то мелкое хулиганство, совершенное еще по молодости.

Родители тут же забыли обо всех заслугах педагога, коллеги стали на него коситься, директор попросил справку о судимости. Слух подтвердился.

Историка уволили, хотя, по мне, он давно искупил свою вину прилежной работой”, — поделился своим мнением с РИА Новости Шашков.

Сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования “Учитель” географ Леонид Перлов, наоборот, считает, что профессиональная репутация учителя — это главное. “К сожалению, об этом стали забывать. Директор школы обязан запрашивать документы об отсутствии судимости, отсутствии психических заболеваний.

Железные нервы — одно из главных профессиональных требований к учителю.

Если человек сорвался один раз и совершил преступление, пусть и не тяжкое, кто знает, может, он его повторит? Педагог и статья за воровство или побои, хоть бы и нанесенные  по неосторожности, разве может это сочетаться? Мне кажется, этого достаточно, чтобы уйти из профессии”, — категоричен Перлов.

Родители не вмешиваются

Крест на карьере учителей и воспитателей способны поставить и родители детей. Перлов уточняет, что директор не обязан знакомить родителей с биографией сотрудников. Однако, если до них дошли слухи, что в школе или детском садике есть судимый педагог, они могут направить запрос директору или надзорным органам.

“Когда родители узнают, что человек судим, вряд ли им захочется, чтобы он работал с их детьми. Никто не имеет права осуждать их за это.

Учитель, как и воспитатель, в представлении общества — святой, не имеющий права на аморальный поступок, — уверен Перлов. — Но должны ли родители влиять на кадровую политику? Скорее всего, нет.

Работа педагога очень ответственная, изматывающая, возможны срывы. Идеальных людей нет. Решение об увольнении остается прерогативой директора”.

Источник: https://ria.ru/20180405/1517942217.html

В школу с судимостью: «за» и «против». криминальное прошлое для педагогов уже не приговор

Может ли работать в школе учитель,  имеющий судимость?

Было нельзя 

В соответствии с ФЗ от 23 декабря 2010 года по ст.351.

1 Трудового кодекса был установлен запрет на работу с детьми лиц, имеющих (имевших) судимость, подвергающихся (подвергавшихся) уголовному преследованию за преступления против жизни, здоровья, свободы, чести и достоинства личности, половой неприкосновенности, против семьи и несовершеннолетних, общественной нравственности и безопасности.

Претендент на работу в указанных сферах должен был при заключении трудового договора предъявлять работодателю справку об отсутствии (наличии) судимости или факта уголовного преследования. Коснулось это не только педагогов, а всех работников, в том числе и технического персонала. Справки стали требовать даже у ночных сторожей, вахтёров, гардеробщиков.

Зато закон разрешал работать в образовательных учреждениях лицам, совершившим преступления, в ст. 351.1 ТК не перечисленные. Так, человек, имеющий в прошлом судимость за грабеж (преступление против собственности), вполне мог трудиться в сфере образования и воспитания.

Положения закона, во многом спорные и неоднозначные (к примеру, администрация школы имела право уволить сотрудника, на которого заведено уголовное дело до вынесения решения суда, нарушая, таким образом, презумпцию невиновности), уже через четыре года были изменены.

Стало можно

31 декабря Владимир Путин подписал 489-ФЗ о внесении изменений в отдельные законодательные акты, по которому осужденным за преступления небольшой и средней тяжести разрешат заниматься педагогической и иной деятельностью с участием несовершеннолетних.

К «легким» статьям, предусматривающим до двух лет лишения свободы, можно отнести такие преступления, как «побои», «драка в пьяном виде», «хранение наркотиков без цели сбыта» и другие.

По-прежнему закрыт допуск в образовательные учреждения тем, кто был осужден за разврат несовершеннолетних и лицам с неснятой судимостью. 

Рассмотрение данного вопроса было передано в ведомство региональных комиссий по делам несовершеннолетних. Правда, порядок работы в КДН до сих пор не определен, хотя Закон вступил в силу с 1 января.

«Этот документ находится на рассмотрении в правительственной межведомственной областной комиссии, – пояснила начальник отдела по делам несовершеннолетних магнитогорской администрации Любовь Щебуняева. – И пока этими вопросами мы заниматься не можем.

Но ранее мы выходили с надзорными органами, с прокурорами в образовательные учреждения, смотрели дела, были ли у сотрудников судимости, какие статьи… Выявились во время проверок и факты, когда и в школах, и в лагерях работали люди ранее судимые, и статьи серьезные были…».

После того, как порядок и указания, которыми будут обязаны руководствоваться КДН при принятии решения, будут установлены, полномочиями, по идее, наделят городские комиссии (пока этим может заниматься только региональная комиссия). Допускать или нет оступившегося когда-то человека до работы в образовательных учреждениях, будут совместно с чиновниками решать представители УВД, Госнаркоконтроля, прокуратуры, следственного комитета.

Но когда это произойдет, пока неизвестно. Впрочем, Любовь Щебуняева уверена, что данный вопрос остро не стоит, так как движения сотрудников до конца учебного года не намечается.

«За» и «против»

Сама Любовь Сергеевна полагает, что по каким-то «легким» статьям действительно можно сделать послабление. Но вот если причиной возбуждения уголовного дела, пусть даже по молодости, стало физическое насилие, драка, то допускать данное лицо к работе в образовательных учреждениях не следует: 

«Если у него в молодости были сдвиги, они могут остаться. Раз мы говорим о том, чтобы наши педагоги шли к детям с открытой душой и положительными эмоциями, то такая категория нежелательна. Наши дети и так имеют доступ к негативной информации, настолько все агрессивные.

На моей памяти не было такого, чтобы даже в первом классе так жестоко общались со своими же сверстниками: пришла информация из детской больницы, куда поступил ребенок с травмой, причиненной одноклассником.

Если сами дети настолько жестокие, то чего ждать от такого контингента, чему он сможет научить наших детей?»

Спросили мы, что по этому поводу думают сами педагоги.

«У меня нет однозначного ответа. Все, что с «наркотой»,  конечно же, нет. А  вот остальные случаи индивидуально. Но как массовый прием на работу – нет», – полагает Евгения, преподаватель музыкальной школы.

Руководитель одной из школ города, имеющая стаж работы более 30 лет (она просила не озвучивать свое имя), полагает, что это, несомненно, правильное решение. Хотя за годы своей работы с учителями, имеющими судимости, сталкиваться на практике ей не приходилось.

«Это касалось технического персонала, но уголовные преступления совершались, как правило, по молодости и были со сроком давности. Когда запрет вступил в силу, директора поступали по совести.

Да, со справкой о судимости не принимали, но тех, кто уже работал, не уволили. Вообще, решение по каждому конкретному случаю должно приниматься индивидуально. Знаете, есть такая поговорка: «от сумы и от тюрьмы…» Нельзя ограничивать человека из-за ошибок молодости.

Каждый руководитель, принимая на работу педагога, в состоянии будет оценить его профессиональную пригодность и нести за него ответственность. Судимость не равно характер, это неопасно для наших детей.

Хотя я знаю, что был случай, что в нашей системе работал человек и после изнасилования. Такого, конечно, категорически нельзя допускать».

Обратились мы и в городской родительский комитет, активисты которого в свое время активно занимались изучением данного вопроса:

«Мы проводили свой мониторинг педагогов с судимостями, да, они есть. Но активно не поднимали эту тему. Преподаватели, которые в молодости когда-то, по хулиганке, когда они еще даже не задумывались о педагогическом поприще, получали судимости.

Но в дальнейшем могли стать замечательными учителями. У нас есть такие примеры. При этом многим заслуженным работникам просто нельзя работать с детьми. Изменения мы полностью поддерживаем, – рассказала одна из активистов комитета Наталья Зарицкая.

При этом, по её словам, один из уважаемых педагогов Магнитогорска, директор одной из частных школ города получил лицензию на право заниматься образовательной деятельностью, имея при этом две судимости: за изнасилование (6 лет тюрьмы) и за превышение власти или служебных полномочий, в результате чего был причинен тяжкий вред здоровью ребенка (4 года условно).

«Мы это проверяли через правоохранительные органы, – утверждает Наталья Зарицкая. – Работая учителем математики, он избил мальчика, все закончилось в реанимации, был отрыв селезенки. Что касается «мелких» статей – в крайности бросаться не стоит, каждый случай нужно рассматривать индивидуально».

А что родители?

Мнения родителей магнитогорских школьников по данному вопросу также разделились. Часть высказалась категорически «против»: «Я к этому отношусь плохо! И, думаю, многие. К детям не надо таких людей!».

Кто-то оказался более лоялен: «Комиссия по делам несовершеннолетних разберется, я думаю, кого пускать, кого нет, случаи действительно разные бывают.

Например, если человека судили за побои — кто знает, при каких обстоятельствах он подрался, мог ведь и защищать кого-то». «Отношусь к этому нормально. Думается, что человек способен осознать и исправиться.

Другое дело, что достаточно трудно внимать нравственности от такого человека, ведь это может всплыть наружу», – отметил один из родителей.

А кто-то из родителей резонно заметил: «Драки или хранения наркотиков это плохо, конечно. Я думаю, не надо таким людям работать с детьми. Но мы на самом деле не знаем, что делают наши учителя, когда они приходят с работы…».

Источник: https://www.verstov.info/news/main/45260-v-shkolu-s-sudimostyu-za-i-protiv-kriminalnoe-proshloe-dlya-pedagoga-uzhe-ne-prigovor.html

Судимость и работа с детьми

Может ли работать в школе учитель,  имеющий судимость?

Анна Мазухина,
Эксперт Службы Правового консалтинга компании “Гарант”

Вот уже полтора года доступ к работе с несовершеннолетними для тех, у кого были проблемы с законом, значительно ограничен1.

Чтобы узнать, можно ли такому гражданину работать с детьми, необходимо сравнить вид преступления из ст. 351.1 ТК РФ и наименование главы (не раздела) Особенной части УК РФ, где расположена статья, по которой этот человек преследовался.

Например, человек был осужден за кражу по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Эта статья расположена в главе 21 “Преступления против собственности”. Этой категории нет в ст. 351.1 ТК РФ, так что беспокоиться не о чем – можно спокойно работать.

Если категория преступления совпадает (например, ст. 116 “Побои” УК РФ – она находится в главе “Преступления против жизни и здоровья”, то есть относится к категории, перечисленной в ст. 351.

1 ТК РФ), но гражданин осужден не был (дело было прекращено до вынесения судом приговора) – необходимо проверить, по какому основанию произошло такое прекращение. Так, к реабилитирующим относятся основания, перечисленные в ч. 2 ст.

133 УПК РФ (например, прекращение дела за отсутствием состава преступления, из-за непричастности гражданина к совершению преступления), а к нереабилитирующим – в ч. 4 той же статьи (например, примирение сторон, истечение срока давности, амнистия и т.п.).

Если преследование прекращено по нереабилитирующим основаниям или же гражданин все-таки был осужден за перечисленные в ст. 351.

1 ТК РФ преступления – его нельзя принимать на работу в любые учреждения, работающие с детьми, а если он уже работает – его должны уволить. Если работник был принят на работу до 7 января 2011 года [дата введения в ТК РФ ст. 351.1. – Ред.

], то трудовой договор с ним должен быть прекращен по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ, а с принятыми на работу после этой даты – на основании абз. 6 ч. 1 ст. 84 ТК РФ.

Если работник не просто работает с детьми, но еще и является педагогом – к нему предъявляется дополнительное требование: согласно ст. 331 ТК РФ ему нельзя иметь неснятую или непогашенную судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления любой категории.

Введенные в ТК РФ в 2011 году нормы, ограничивающие право на работу с несовершеннолетними, вызывают много затруднений на практике. За это время сложилась судебная практика, вышли разъяснения Верховного Суда РФ, так что практически на большинство вопросов можно дать ответы. Рассмотрим основные из них.

Ситуация 1. Человек работает в школе (колледже, спортивной школе, детской поликлинике и т. п.) дворником (бухгалтером, слесарем и т.п.). Распространяются ли на него установленные ст. 351.1 ТК РФ ограничения?

Да, это ограничение действует не только на тех, кто вступает в непосредственный контакт с несовершеннолетними по роду их профессиональной деятельности (т.е.

педагоги, тренеры, детские врачи), но и на административно-управленческий, технический и вспомогательный персонал всех организаций сферы образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних, потому что эти люди тоже осуществляют трудовую деятельность в этих сферах и имеют возможность контакта с детьми2.

Ситуация 2. Работник принят на работу в учреждение, работающее с детьми, до внесения соответствующих изменений в ТК РФ. Надо ли сегодня выяснять, были ли у него проблемы с законом, или нет?”

Да, необходимо. Представлять справку о судимости (или ее отсутствии) такой работник не обязан – это требование распространяется только на вновь принимаемых после 7 января 2011 года, но может сделать это добровольно, а если откажется – работодатель может запросить информационный центр МВД по своему региону самостоятельно в установленном Административным регламентом МВД РФ порядке)3.

Если выяснится, что он все-таки привлекался к ответственности по “неправильной” статье УК РФ – его уволят, несмотря на то, что на момент приема на работу никаких ограничений не было4.

Ситуация 3. Судимость по соответствующей статье была, но давно погашена (снята). Можно ли работать с детьми?

Нет, нельзя. Хотя в ст. 86 УК РФ и указано, что погашение/снятие судимости аннулирует ВСЕ правовые последствия, связанные с судимостью (то есть человек либо имеет судимость в настоящее время, либо не имеет ее вовсе – в том числе и в случае, когда она погашена или снята), ч. 3 ст.

55 Конституции РФ позволяет ограничивать федеральным законом права и свободы человека в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Поскольку ограничение права на занятие педагогической деятельностью обусловлено спецификой этой деятельности – она направлена обучение и воспитание граждан в соответствии с требованиями морали, общепризнанными ценностями уважения к закону и правам других лиц, прямое распространение ст. 351.

1 ТК РФ таких ограничений на лиц, ИМЕВШИХ судимость, направлено на защиту общественных интересов и прав обучающихся и не противоречит Конституции РФ5. Кстати, данная проблема может быть легко решена внесением дополнения в ст. 86 УК РФ в виде фразы “, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами”6.

А вот те ситуации, на которые до сих пор нет однозначного ответа – самые интересные.

Ситуация 4. Человек был осужден за преступление, уголовная ответственность за которое впоследствии устранена (норма исключена из уголовного закона, “декриминализирована”. Как быть?”

Трудностей в этом вопросе сразу несколько. Во-первых, как определить, действительно ли деяние полностью декриминализировано, или просто в старом законе называлось по-другому? Ведь мало какой работодатель обладает столь глубокими познаниями в уголовном праве, чтобы сходу, глядя в справку о судимости, определять такие вещи.

Во-вторых, даже если можно быть уверенным, что общественная опасность деяния полностью устранена, характер такого преступления может вызывать закономерные сомнения: так, если речь идет о “спекуляции”, то тут преступление явно экономического характера, и никакой угрозы точно представлять не может, но вот если в справке гражданина стоит отметка об осуждении, например, за “мужеложство”7 [преступление против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. – Ред.] – что делать? Ну и в-третьих (и в самых главных): само по себе устранение из закона уголовной ответственности за то или иное преступление отсутствует в перечне реабилитирующих оснований для прекращения уголовного преследования, а уж в случае осуждения, как мы выяснили раньше, вообще не может повлиять на правовые последствия судимости, поэтому при формальном подходе декриминализация вообще никак не должна учитываться при определении возможности гражданина трудиться в соответствующих сферах. При этом существуют судебные решения, отвергающие формальный подход и восстанавливающие работника на работе при увольнении, если деяние, за которое он был осужден, впоследствии декриминализировано8.

Ситуация 5. Работник в настоящее время подозревается или обвиняется в преступлении из перечисленных в ст. 351.1 ТК РФ. Можно ли его уволить?

Формулировка, указанная в ст. 351.1 ТК РФ – “подвергающиеся [..] уголовному преследованию” формально позволяет работодателю, чей работник прямо сейчас является подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу из перечисленных в законе категорий, уволить его, не дожидаясь результатов расследования.

Причем, поскольку на момент увольнения оно будет совершенно законно, даже дальнейшее прекращение преследования по реабилитирующим основаниям не даст работнику право восстановиться на работе. Представляется, что здесь законодатель несколько не продумал правовые последствия такой формулировки.

Достаточно было предусмотреть в ТК РФ дополнительное основание для отстранения от работы в случае, если сотрудник, работающий с детьми, подозревается или обвиняется в совершении соответствующего преступления (сейчас это можно сделать только по требованию следователя или дознавателя9).

А вот уже после прекращения преследования по нереабилитирующему основанию или приобретения работником судимости – было бы возможно увольнение.

Ситуация 6. Человек работает с несовершеннолетними не по трудовому, а по гражданско-правовому договору – как репетитор или преподаватель в детском учреждении. Нужно и можно ли проверять его судимости?

Поскольку требование к отсутствию судимости установлена только для лиц, работающих по трудовому договору, а также занимающихся такой работой в порядке индивидуального предпринимательства10, то формально лица, работающие по гражданско-правовому договору и не являющиеся ИП, предъявлять справку о наличии или отсутствии судимости не должны. Даже если заказчику работы (услуги) каким-либо образом станет известно о наличии у исполнителя такой судимости, расторгать с ним договор он не обязан, поскольку прямого нарушения закона здесь нет. В то же время, исходя из целей установления ограничений на занятие педагогической и иной деятельностью в отношении несовершеннолетних, перечисленных выше, представляется, что в законодательство должны быть внесены уточнения, прямо распространяющие указанные ограничения и на граждан, занимающихся данной деятельностью в частном порядке по гражданско-правовым договорам.

1 Так, ст. 351.

1 ТК РФ установлено, что к трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, а также против общественной безопасности.

2 Определение Судебной Коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2012 г. № 52-КГПР12-2.

3 Административный регламент Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче справок о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования, утв. приказом МВД РФ от 07.11.2011 N1121

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/mazuhina/481873/

Криминальный мир
Добавить комментарий