Может ди оскорбления и угроза с социальной сети вызвать судебное разбирательство?

За эсэмэски и переписку в соцсетях можно попасть под суд

Может ди оскорбления и угроза с социальной сети вызвать судебное разбирательство?

Теперь стало модным выяснять отношения в интернете. Бросила тебя девушка, сразу выкладываешь на нее весь компромат: непристойные фотографии, пишешь ее друзьям разные гадости и посвящаешь весь виртуальный мир в тайны своей бывшей. Правда, немногие знают, что за такую несдержанность можно оказаться в суде.

И даже если человек потом одумался и все удалил, то в качестве доказательства подойдут и сделанные скриншоты: даже копий веб-страниц будет достаточно, чтобы идти в милицию и требовать наказать обидчика. Так что любое неверно написанное слово может обернуться против нас.

Чаще всего так бурно выясняют отношения бывшие возлюбленные, супруги и родители, которые делят детей после развода.

– Мой бывший супруг решил через суд запретить дочке ездить за границу и потребовал ее внести в базу невыездных. Объяснял это так: мол, я запрещаю ему видеться с ребенком, а если увезу его в Турцию, то выйду там замуж и останусь навсегда.

На суд я пришла с целой папкой доказательств, что бывший врет, – делится опытом минчанка Татьяна. – Предоставила нашу переписку в Одноклассниках, где сама просила папу встретиться с дочкой, но он не захотел.

Также приложила распечатку смс и все наши телефонные переговоры, из которых стало понятно, что бывшему мужу ребенок не нужен и он не горит желанием с ним встречаться. Просто хочет мне насолить. Судья все учел и вынес решение отказать в требованиях бывшему мужу.

Отец ребенка до сих пор меня обвиняет, что записывала его на диктофон, зато это помогло мне выиграть суд. Ведь прав тот, кто предоставит больше доказательств.

За оскорбление можно заплатить 2 миллиона 600 тысяч

Если одни долгими месяцами собирают электронные улики, то вторым достаточно получить лишь одно смс со словом «свинья» – и тут же бежать в милицию.

– И смс-сообщения, и переписка в интернете могут быть вещественными доказательствами как по административному делу, так и уголовному. Для этого следователю необходимо забрать компьютер у потерпевшего, изъять из него все сведения.

После чего будет выдано заключение, – объясняет «Комсомолке» прокурор отдела прокуратуры города Минска Александр Сватко. – По практике могу сказать, что, получив обидную смс от бывшего возлюбленного, многие расценивают это как оскорбление и сразу идут в суд. Правда, не всегда содержание смс признается оскорблением.

К примеру, уже несколько лет один из представителей шоу-бизнеса и его бывшая супруга пытаются постоянно привлечь друг друга к ответственности. Такое сообщение: «Тебе здесь делать нечего, езжай домой» – мужчина расценивает как угрозу жизни.

Понятно, что обиженный человек любое слово может воспринять слишком болезненно, но здесь явно нет состава преступления или нарушения. В любом споре точку ставит суд.

Если в тексте смс все-таки есть оскорбление, то обидчику грозит штраф от 520 тысяч до 2 миллионов 600 тысяч. Куда более строго наказывается клевета. Тут уже будут судить по Уголовному кодексу, и можно распрощаться со свободой на три месяца. Ходить за примерами далеко не надо.

Сейчас в Минске рассматривается заявление девушки, которая обратилась за помощью в милицию. Кто-то скопировал ее фотографию в купальнике в социальных сетях и выложил на сайт интимных услуг, указав ее возраст, номер мобильного телефона и расценки.

Когда девушке стали звонить с непристойными предложениями, она была в шоке. В итоге следователи узнали, с какого IP-адреса разместили это объявление, сделали запрос оператору, и выяснилось, кому принадлежит номер мобильного телефона, с которого было выставлено это объявление.

Правда, сейчас телефон этого абонента выключен, но обидчика рано или поздно найдут.

«Ты растишь не своего ребенка. Всем об этом расскажу»

Еще очень популярны в милиции заявления от девушек, которые искали счастье на сайте знакомств, но нашли назойливого кавалера. Сотни электронных писем: «Давай будем вместе. Я тебя люблю.

Почему ты меня игнорируешь?» – они воспринимают как вторжение в личную жизнь. Барышни не рады, что после работы их караулят у дома с букетом цветов, и просят милиционеров избавить от такого счастья.

Но здесь никакого нарушения нет, а приставить к каждой охрану невозможно.

Но не все готовы рассыпаться в комплиментах в виртуальной сети. Порой людям кажется, что в интернете они могут безнаказанно угрожать, шантажировать, а переписка тет-а-тет – это всего лишь возможность высказать человеку все, что накипело.

– Одной минчанке пришло анонимное сообщение на , в котором неизвестный написал: «Я знаю, что ты растишь не своего ребенка. Он усыновлен, я всем об этом расскажу». Этих слов было достаточно, чтобы возбудить уголовное дело по статье 177 УК «Разглашение тайны усыновления».

Санкция статьи предусматривает наказание – общественные работы, или штраф, или исправительные работы на срок до одного года. Был сделан запрос в главный офис Одноклассников, установлен IP-адрес, а затем и домашний.

В квартире живут четыре человека, но все отказываются признавать свою вину, – говорит Александр Сватко.

Записал тайком учительницу? Ее могут проверить

Идут в ход в судах и аудио-, и видеозаписи. Снимают всех: хамоватых продавцов, нерасторопных чиновников, соседей… А в последнее время родители сами дают детям в школу диктофоны, чтобы те записывали учителей.

Понятно, что никто не предупреждает заранее своего собеседника, что нажмет на кнопку. Тем не менее эту запись можно приложить к делу, а суд допросит все стороны конфликта.

Конечно, у человека есть право сказать, что это не его голос, в этом случае будет назначена судебно-фонографическая экспертиза. То есть такая запись может стать толчком для начала разбирательства.

К слову, видео, сделанные случайными свидетелями, не раз становилось одним из главных доказательств, и тут же возбуждалось уголовное дело. К примеру, настоящий скандал вызвала запись, как маленький Ваня Тимошенко лежит в больнице.

Жизнерадостный ребенок после усыновления попал в больницу, перестал ходить, говорить, в общем, стал инвалидом. Тогда многие обвинили новых родителей Вани в избиении, это не подтвердилось, но мальчика у них все же забрали и снова вернули в детский дом.

Поэтому не стоит удивляться, если вы в порыве злости написали в социальной сети пакости своим знакомым, а они вас в следующий раз пригласила не на кофе, а в милицию.

А вам современные технологии в жизни мешали или помогали?

Источник: //www.kp.by/daily/26164/3051135/

За оскорбление в соцсетях можно будет получить компенсацию

Может ди оскорбления и угроза с социальной сети вызвать судебное разбирательство?

Факт издевательств и оскорблений (троллинга, как это называют пользователи интернета) в социальных сетях теперь можно заверить у нотариуса, что позволит запустить судебный процесс.

Об этом «Известиям»  рассказали в Федеральной нотариальной палате (ФНП). По словам представителей ФНП, документ необходим, чтобы оскорбленный смог попытаться выиграть иск о компенсации морального вреда.

Как рассказали в ФНП, потенциально такую услугу готовы оказать все 8 тыс. нотариусов. 

В ФНП уточнили, что заверение фактов троллинга в соцсетях является логичным расширением деятельности нотариусов в эпоху быстрого развития интернета. По словам представителей ФНП, россияне могут нотариально заверить информацию из Сети (о себе, третьих лицах) — для предоставления доказательств в суд. В ФНП не сомневаются, что спрос на услугу будет значительным. 

— Это зависит не только от проникновения интернета и социальных сетей в нашу жизнь, но и от роста правовой грамотности россиян. Вооруженные знаниями по этому вопросу могут защитить свои права и получить компенсацию, — утверждают в Федеральной нотариальной палате. 

Истец сможет отсудить у оскорбителей минимум 15 тыс. рублей. Максимальная сумма иска законодательно не закреплена, ее можно установить на любом уровне. По словам юристов, судебная практика в этом вопросе единообразна и складывается в пользу истцов.

Юрист Елизавета Худякова cчитает новацию логичным расширением полномочий нотариуса в сфере обеспечения доказательств.

По ее мнению, данное нововведение будет пользоваться успехом не только у граждан, но и у многих компаний, ведь троллинг может быть направлен, в том числе и на умаление деловой репутации фирм.

Юрист компании «Юков и партнеры» Екатерина Баглаева уверена, что спрос на нотариальное заверение фактов троллинга в интернете будет расти по мере расширения применения интернет-технологий в ходе деятельности компаний и граждан.

— Но всегда нужно иметь в виду, что доказать факт распространения, нотариально удостоверив страницу в интернете, всего лишь часть дела, — указывает Елизавета Худякова.

—  Основная сложность в делах данной категории — доказать, что интернет-страница принадлежит конкретному лицу, и определить круг ответчиков.

В этом смысле расширение полномочий нотариуса, увы, никак не повлияет на исход такого рода споров.

Кроме того, истец в обязательном порядке должен доказать факт распространения сведений о нем (согласно постановлению Верховного суда № 3 от 24 февраля 2005 года), напоминает Худякова.

— Факт распространения может быть доказан непосредственно в судебном заседании в рамках удовлетворенного судом ходатайства об осмотре доказательств, — поясняет юрист.

— В такой ситуации суд и стороны в процессе с помощью компьютера, подключенного к Сети, обозревают интернет-страницу, на которой размещены сведения в отношении истца.

Но зачастую на момент обращения в суд порочащие высказывания и сведения могут быть удалены, поэтому озаботиться обеспечением доказательств лучше заблаговременно, обратившись к нотариусу. Услуги нотариуса обойдутся недешево, но иногда обращение к нему — единственный выход.

Руководитель практики разрешения споров компании «Горизонт капитал» Василий Ицков отмечает, что важно правильно интерпретировать действия обидчика в Сети. Российское законодательство оперирует понятиями «оскорбления» и «клевета». И действия обидчика должно подпадать под эти понятия.

— В случае если действия одного пользователя Сети против другого носят именно оскорбительный характер или призваны очернить его репутацию и при этом используются заведомо ложные сведения, то, действительно, наказание может последовать: по статье 5.61 КоАП за оскорбления для физлиц предусмотрен штраф в размере 3–5 тыс. рублей.

По словам Василия Ицкова, в российской практике суды крайне неохотно присуждают в качестве компенсации большие суммы.

— Они исходят из соразмерности компенсации масштабам причиненного вреда, — указывает представитель компании «Горизонт капитал». 

Например, оскорбительные высказывания в Сети могут привести к серьезным последствиям, начиная от потери работы, заканчивая крушением семейных отношений.

Екатерина Баглаева обращает внимание на то, что нотариус не дает никаких оценок тому, что он осматривает, — это дело судов. То есть если суд сочтет, что истец гиперболически воспринял чей-либо пост в , во «ВКонтакте», «Одноклассниках» как оскорбление, нотариальное заверение интернет-странички не поможет. 

Президент коллегии адвокатов «Левант и партнеры» Матвей Левант считает, что с троллингом нужно бороться законодательно. 

— Если государство допустит фиксацию таких противоправных действий альтернативным способом, а не только через нотариальное заверение подлинности интернет-страниц, то этот шаг навстречу обществу со стороны государства может только приветствоваться, — отмечает Матвей Левант. — Например, троллинг можно поручить фиксировать провайдерам.

Юрист VEGAS LEX Кирилл Никитин уверен, что крайне важным является развитие материально-технической базы нотариата (чтобы большее число нотариусов могло оказывать подобную услугу). 

— Зачастую в городах-миллионниках насчитывается всего 2–3 нотариуса, обладающих технической возможностью заверить содержание интернет-страницы, что существенно затрудняет доступ к такой услуге, — отметил Кирилл Никитин. —  При этом те же МФЦ, оказывающие сходные услуги, технически оснащены гораздо лучше.

В то же время, подчеркивает юрист, средняя по стране сумма компенсации морального вреда редко превышает указанную стоимость совершения нотариального действия. 

— Стоимость услуг нотариуса в данном случае начинается от 3,1 тыс. рублей, — пояснили в пресс-службе ФНП. — 3 тыс. рублей стоит одна описательная страница протокола (где нотариус указывает, на какие страницы в соцсетях он заходил, что там видел). Скриншоты страниц в , «ВКонтакте», «Одноклассниках» являются приложениями к протоколу и стоят 100 рублей за страницу. 

Источник: //iz.ru/news/616327

Криминальный мир
Добавить комментарий