Могут ли в данном случае комиссовать молодого человека?

Зрение и армия | С каким зрением не берут в армию?

Могут ли в данном случае комиссовать молодого человека?
С плохим зрением в армию не берут. Но какое значение вкладывает военный комиссариат в слово “плохое”? Обычно мнения врачей военкомата и молодых людей расходятся в этом вопросе.

Чтобы разобраться, в каких случаях с плохим зрением берут в армию, нужно обратиться к Расписанию болезней — документу, на который опираются члены медкомиссии при определении годности к службе.

Армия и зрение — обширная тема.

Существуют десятки болезней глаз, и при каждом из них выставляется отдельная категория годности:

  • «А» – годится к военной службе;
  • «Б» – пригоден к службе с незначительными ограничениями;
  • «В» – ограниченно пригоден к службе;
  • «Г» – временно не пригоден, отсрочка от армии по зрению;
  • «Д» – не пригоден к несению воинской службы.

Разберем подробнее на примере разных диагнозов, берут ли в армию с плохим зрением.

Близорукость и освобождение от армии

Близорукость или миопия – это заболевание глаз, при котором нарушена кривизна хрусталика и человек не может сфокусировать взгляд на предметах, которые находятся далеко.

Освидетельствование при близорукости проводится по 34 статье Расписания болезней. Считается, что зрение до -6 диоптрий в армии не препятствует прохождению службы. Получить военный билет по зрению можно только при близорукости более 6 дптр. Категория годности в этом случае соответствует таким показаниям:

  • «В» – более 6 и до 12 диоптрий;
  • «Д» – более 12 диоптрий.

Призывники, которые хотят получить военный билет, или не знают, можно ли с их зрением не служить, или не понимают, как освободиться от призыва по своему заболеванию. Реальные истории призывников, получивших военный билет, читайте в разделе «Практика». 

Дальнозоркость и освобождение от армии

Дальнозоркость также возникает при искривлении хрусталика. Если хотя бы один глаз имеет такое нарушение, ставится диагноз гиперметропия.

Если у призывника подтвердится гиперметропия любого глаза в одном из меридианов более 8,0 диоптрий, то военкомат должен будет освободить его от призыва. Показатели дальнозоркости для освобождения от армии должны быть такими:

  • «В» – более 8 и менее 12 диоптрий;
  • «Д» – более 12 диоптрий.

В остальных случаях молодой человек признается годным для службы в определенных родах войск.

Астигматизм и армия 2020

Выделяют три формы астигматизма: смешанный, простой или сложный астигматизм. В армии можно оказаться с любым из них, так как при определении годности врачи смотрят не на разновидность патологии, а на степень ее развития:

  • Слабая – разница рефракций в двух меридианах до 3 диоптрий,
  • Средняя – разница рефракций в двух меридианах 3-6 диоптрий,
  • Сильная – разница рефракций в двух меридианах более 6 диоптрий.

Берут ли в армию с астигматизмом глаз, зависит от степени нарушения зрения. Астигматизм сильной степени соответствует категории годности «Д».

При средней степени офтальмолог военно-врачебной комиссии может поставить категорию «Б» или «В». Непризывная категория «В» выставляется, если разница рефракций превышает 4 дптр.

С астигматизмом берут в армию при наличии слабой степени и средней степени до 4 дптр.

Острота зрения и пригодность к службе

Во время любой медкомиссии проверяется острота зрения, которая, согласно Расписанию болезней, при определенных показателях также может быть причиной для освобождения от призыва.

Таблица 1. Острота зрения и категории годности

Категория годностиЕдиницы
Д
  • 0,09 и меньше на одном глазу или его слепота, 0,3 и меньше для другого глаза;
  • 0,2 и меньше на оба глаза;
  • отсутствие глазного яблока при остроте зрения другого 0,3 и меньше.
В
  • одного глаза 0,09 и меньше или его слепота, другого глаза 0,4 и больше
  • одного глаза 0,3, другого глаза от 0,3 до 0,1
  • одного глаза 0,4, другого глаза 0,3-0,1;
  • отсутствие глазного яблока при остроте зрения другого глаза 0,4 и больше.

Совет Службы Помощи Призывникам:

Не всегда при прохождении медицинской комиссии можно полноценно определить отклонения, характерные для того или иного заболевания. Поэтому я советую приходить к врачам уже с имеющимися заключениями.

Берут ли в армию после коррекции зрения?

При помощи медикаментозного вмешательства можно не только частично или полностью восстановить остроту зрения, но и избавиться от астигматизма. Как скажется лечение на возможности призыва, какая категория годности ждет призывника и предоставляется ли отсрочка от армии после коррекции зрения – ответ на эти вопросы зависит от ряда причин. Расскажу об этом подробнее.

Итоговое решение военкомата зависит от результатов лечения. На форумах можно найти информацию о том, что призыв невозможен. Это не так.

При освидетельствовании военный комиссариат полагается на результаты последних медицинских исследований.

Даже если при первоначальной постановке молодому человеку дали категорию «В», то к моменту призыва категория годности будет выставлена на основании результатов нового обследования.

Подведем итоги, с каким зрением не берут в армию в 2019?

В армию не берут с близорукостью более 6 диоптрий, дальнозоркостью более 8 диоптрий, астигматизмом более 4 диоптрий и с несущественными анатомическими особенностями век и конъюнктивы.

Если призывник выполнил коррекцию зрения и проходит восстановительный период, ему дают отсрочку от призыва. После ее окончания нужно будет пройти заново медицинское освидетельствование и проверить зрение. Если операция помогла и показатели соответствуют призывным, то призывника отправят на службу.

C уважением к Вам, Николаева Анна, юрист Службы Помощи Призывникам.

Помогаем призывникам получать военный билет на законных основаниях: 8 (800) 333-53-63.

Источник: https://armyhelp.ru/osvobozhdenie-po-zdorovyu/osvobozhdenie-ot-armii-po-zreniyu

«Меня незаконно забрали в армию. Потерял здоровье, работу, перспективы, но отвечать за это никто не собирается»

Могут ли в данном случае комиссовать молодого человека?

«К ответу так никто и не призван»

В редакцию «Комсомолки» Никита Болотин обратился в надежде, что огласка его истории подарит ему хоть какой-то просвет в решении проблемы.

– В 2018 году я окончил Гродненский государственный университет им Я. Купалы. Получил сразу несколько предложений по работе. Спустя месяц договорился с одной из компаний и переехал в Минск работать и жить, – рассказывает Никита.

По образованию молодой человек юрист-международник, на работу устроился в частную компанию в отдел блокчейн-маркетинга.

– Все шло прекрасно, для первой работы были отличные условия. Но 31 августа начался призыв и меня стали вызывать в военкомат Гродно и Гродненского района для прохождения медкомиссии.

Совмещать работу в Минске и постоянно ходить по врачам в Гродно, а их было около 30 за все время призыва, мягко говоря, было проблематично. Договорился удаленно поработать из Гродно. Мне пошли навстречу. Более того, работодатель подготовил все необходимые бумаги для ходатайства о прохождении службы в резерве.

На что был получен отказ с мотивацией, что это частная фирма и их не интересуют такие случаи. Дали понять, что впереди у меня срочная служба.

– Помимо работы и перспектив, которые ты мог потерять, были другие причины не служить?

Проблемы с желудком у Никиты были с детства. личный архив

– Конечно. Я знал, что по состоянию здоровья для службы в армии я не годен. В анамнезе у меня – «язвенная болезнь луковицы двенадцатиперстной кишки». Последний раз лечился несколько лет назад. Но их – язв – у меня было столько, что я давно подпадал под статью о негодности службы в армии. Мой диагноз не имеет срока годности. Это значит, если он есть в анамнезе, в армию меня взять не могут.

Факты и диагнозы, о которых рассказывает Никита, он готов подтвердить. На руках у молодого человека – все необходимые медсправки, копии заявлений и документов, которые он не скрывает ни от журналистов, ни от армии.

– Комиссия тянулась и тянулась. К тому моменту я успешно прошел испытательный срок с зарплатой в 1000 рублей и перешел на годовой контракт с зарплатой 1500 рублей. Но поработать мне было не суждено. Медкомиссия признала меня годным с ограничениями, несмотря на то, что ранее я признавался негодным из-за язв желудка и 12-перстной кишки.

В этом документе видно, какое заключение отностельно здоровья Никиты Болотина вынесла призывная комиссия. личный архив

Мы озадачились и прочитали официальные документы. Выяснили, что существует так называемое «расписание заболеваний». Если официально – «Постановление Министерства обороны Республики Беларусь и Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 20 декабря 2010 г. №51/170, в котором содержится классификация заболеваний для определения категории годности граждан к военной службе.

Диагноз Никиты нашли в статье 57 – «Болезни пищевода, желудка, двенадцатиперстной кишки». Важное уточнение: в пункте В, в графе I, рядом с которой стоит пометка – НГМ, что означает «негоден к военной службе в мирное время, ограниченно годен к военной службе в военное время».

– Я решил не сдаваться. Записался на прием к облвоенкому. На встрече военком сказал, что мое заключение было рассмотрено еще раз, и что оснований для отсрочки или негодности у меня нет, так как сейчас я годен и все законы изменились.

Мол, истек срок годности заболевания. А мои проблемы с язвами были давно, и сейчас это не имеет никакого значения. Да, на момент прохождения медкомиссии, язвы меня действительно не беспокоили.

Но это не отменяло того факта, что я был не годен.

27 ноября Никиту призвали на срочную службу. Разумеется, работу и контракт на 11 месяцев парень потерял.

На этом фото Никита – сразу после присяги с дедушкой -полковником в отставке, ветераном Вооруженных Сил. личный архив героя публикации

– Спустя 3 месяца службы попал в госпиталь. Врач сказал, что вообще недоумевает, как я в армию попал. Сказал, если у меня есть документальные подтверждения, я должен быть комиссован. Он же подтвердил, что мой диагноз не имеет срока годности. То есть с ним отправить в армию меня все же не имели права.

– Уточню. Во время медкомиссии в твоем анамнезе диагноз был указан?

– Да, но, думаю, его не захотели увидеть. Забегу немного вперед: когда начались разбирательства, медики сказали, что поликлиника вовремя не передала им нужные документы. А теперь ссылаются на то, что язву я заработал в армии.

После того, как я загремел в госпиталь, родители стали писать ходатайства, началась военно-врачебная комиссия. Меня отправили в Минск. Всю медкомиссию там прошел с нуля. В результате признали негодным к службе по заболеваниям, полученным до призыва в армию, и уволили в запас.

Ответ из Военного коммисариата, который пришел матери Никиты после ее обращения. личный архив

Окончание документа. личный архив

Что получаю в итоге? Полгода незаконного нахождения в армии, являясь негодным; 9000 рублей ущерба в пересчете всех моих зарплат за полгода, потеря работы, на которую я уже не могу вернуться, и моральный ущерб.

– На новую работу уже устроился?

– Не могу найти работу уже два месяца. Расхлебываю проблемы, которые получил из-за халатных и незаконных действий призывной комиссии.

По состоянию здоровья в армии молодой человек продержарлся всего пару месяцев. личный архив героя публикации

– На какой стадии сейчас разбирательства и чего ты хочешь добиться?

– Сначала жалоба ушла в Гродненскую областную прокуратуру. Получили отписку, по которой стало понятно, что жалобу перекинули в военкомат. Пока никаких результатов. Прокуратура даже не взяла дело на контроль. Просто обязала военкомат информировать меня о ходе разбирательства. Военкомат свою вину, естественно, не признает.

Ссылается на то, что комиссия была проведена законно и корректно. Я намерен продолжать бороться. Хочу добиться компенсации упущенной выгоды (т.е. всех моих зарплат по контракту за полгода), а это 9000 рублей плюс компенсацию морального ущерба в 1000 рублей. Всего – 10 000 рублей. Но мне в отрытую говорили, что никакой компенсации я не дождусь.

Сказали, чтобы радовался, что меня вообще комиссовали.

Мы выяснили, что сейчас жалоба находится в Главном организационно-мобилизационном управлении Генштаба Вооруженных Сил Беларуси. Результатов пока никаких.

КОМПЕТЕНТНО

Правозащитник Олег Волчек рассказал нам, что в последние полгода самые часты просьбы о помощи ему поступают именно от призывников. личный архив

Правозащитник: «Вертолет с медиками в армию за 5 минут может не прилететь. Отстаивать нездорового призывника надо упорно и заранее»

С вопросом, есть ли у Никиты шансы отстоять свою правоту и получить компенсацию, мы обратились к руководителю правозащитного центра «Правовая помощь населению» Олегу Волчеку. Он же дал рекомендации родителям и призывникам, которые помогут избежать подобных проблем с армией.

– Увы, чаще всего права призывников нарушают именно на призывной медкомиссии. Создается впечатление, что многие врачи при военкоматах не осознают той степени ответственности, которая на них лежит, и не до конца понимают, что такое медицинское освидетельствование и военно-врачебная экспертиза.

Пора прийти к тому, чтобы квалификация медиков на призывных комиссиях была соответствующей, – говорит правозащитник. – В случае с Никитой, вероятнее всего, имеем дело именно с халатностью призывной медкомиссии. В соответствии с Конституцией РБ, молодой человек может обратиться в суд и потребовать компенсации.

Юридические основания для этого у него есть. Сумма, которую запрашивает, реальная. В его деле усматривается еще и злоупотребление полномочиями.

С соответствующим заявлением можно обратиться в Следственный комитет по месту нахождения призывной комиссии в отношение председателя и (или) заместителя председателя комиссии. В зависимости от того, кто именно подписывал заключения.

Сейчас молодому человеку посоветовал бы найти грамотного адвоката, который будет готов вместе с ним судиться с государством. Уверен, это будет непросто. Лично я о таких делах еще не слышал. Но, честно говоря, рад, что они появляются, и что белорусы начинают отстаивать свои права.

В данном случае, молодому человеку действительно повезло, что его хотя бы комиссовали. Мы сейчас боремся за солдата Александра Аерова, у которого почти три десятка диагнозов. В том числе проблемы со зрением, печенью, а он – пулеметчик… Медики решили, что с этим можно служить.

– Какую ответственность несут врачи,которые отправили в армию непригодного по здоровью солдата?

– Здесь сразу два важных пункта. Первый – причинение ущербу государству.

Человека отправили в армию, а потом выяснилось, что по состоянию здоровья служить он не может. А ведь на него были потрачены деньги на содержание, питание, обучение…

В таких случаях воинская часть должна обратиться с иском к органам местной власти, которые создавали призывные комиссии, о возмещении этих расходов. Когда государство начнет повсеместно применять такую практику, уменьшится и количество таких случаев.

Второй – медики несут еще и персональную ответственность за свои ошибки.

– Сейчас в армии жесткий недобор. Как видим, служить забирают и здоровых, и не очень. Число обращений за помощью к вам в связи с этим увеличилось?

– Еще недавно большинство обращений к нам было связано с декретом №3 («О содействии занятости населения» – Ред.), но в последние полгода нас заваливают обращениями призывники. Достоверно знаю, что активизировались черные риелторы и черные юристы, которые предлагают решать потенциальным солдатам вопросы своим способом.

Всегда предостерегаю призывников, говорю об уголовной ответственности за подлог документов и уклонение от армии. Уверен, надо использовать юридический механизм, который у нас существует сейчас. Но пока это реально сложно.

Когда я был на приеме у министра обороны, для прозрачности армии предлагал создавать общественные советы, в которых будут правозащитники, журналисты, юристы, бывшие военные, как это делают в странах СНГ. Предлагал создавать при армии и родительские комитеты, как в России.

Но пока ответных шагов нет, престиж армии, увы, продолжает падать, а родителей и правозащитников продолжают воспринимать в штыки. Я не против, чтобы парни служили в армии. Это действительно конституционный долг, я и сам бывший афганец. Но служить нужно в той армии, в которой для службы есть все условия.

Историй с непригодными по состоянию здоровья солдатами в армии в последнее время все больше и больше Дарья ПУТЕЙКО

– Какие советы можете дать родителям и призывникам, чтобы уменьшить возможные риски?

– Первое. Болезни, с которыми призывники попадают в армию, чаще всего приобретены до службы. Если в анамнезе есть такие заболевания, советую собрать все соответствующие бумаги за полгода до призыва.

Если осенью вас призывают, идите в госмедучреждения или в частные медицинские центры, у которых на оказание медуслуг есть лицензии, летом.

И уже с документами, которые подтверждают серьезность диагноза, – на призывную комиссию.

Второе. Как только исполняется 18 лет, советую сразу оформлять доверенность на родителей, чтобы в дальнейшем они могли представлять интересы своего сына в военкомате, суде, органах здравоохранения, следственном комитете и пр. Поясню.

Когда в армии случается какая-либо проблема, без такой доверенности на письма и обращения могут не отвечать. А на ее оформление уходит по несколько месяцев. Это, кстати, касается не только армейских проблем.

Если парень в армии, его гражданские вопросы без такой доверенности родители тоже решить не смогут.

Третье: заранее, как только пришла первая повестка на медицинское освидетельствование, не в руки, ни врачу, а заказным письмом на имя военкома нужно выслать все документы с их переписью и ходатайством приобщить к делу призывника.

Четвертое.

Если призывная комиссия признает вас пригодными для службы в армии, но вы с этим не согласны и можете доказать, имеете право обжаловать действие должностного органа с просьбой предоставить другого врача.

Можно обратиться к военкому с прошением о предоставлении альтернативных специалистов. Насколько я знаю, в военкоматах есть список ведомственных медучреждений, которые могут освидетельствовать призывников.

Пятое. любое действие призывной комиссии, с которым вы не согласны, можно обжаловать через суд. Это ваше конституционное право. Не дожидайтесь, пока вас отправят в воинскую часть.

Пока идет судебное разбирательство, действие решения призывной комиссии приостанавливается и отправить призывника в армию не могут.

Суд важен еще и потому, что там можно настаивать на проведении судебной медицинской-экспертизы, и это уже будет экспертное решение.

Шестое. Просьба к родителям. Не надейтесь, что, доказывая свою правоту, сможете решить проблему за 2-3 недели. Процесс может затянуться и на полгода, и на год.

Судиться и писать жалобы – сложный и долгий процесс, и многие, увы, сдаются через 2-3 месяца. Идите до конца.

Как показывает практика, уволиться из белорусской армии по состоянию здоровья, особенно солдатам-срочникам, почти невозможно.

КСТАТИ

Армия подала в суд на райисполком за больного призывника – и выйграла

Оказывается, уже были такие случаи, когда за «бракованного» солдата армия призывала к ответу райисполком

Недавно состояние здоровья срочника недооценила медкомиссия Брестской области. В результате топтать солдатские сапоги отправили парня из Пружанского района с неврологическом диагнозом, служить с которым нельзя.Выяснилось, что во время призыва парня некачественно обследовал врач-невролог – не оценил силу, тонус и трофику мышц, наличие признаков мышечной атрофии. С этим военные и пошли в суд.

По закону ответственность за вред, причиненный необоснованным призывом на военную службу, несут местные органы, создавшие призывные комиссии.

В результате войсковая часть потребовала у Пружанского райисполкома возместить 923,17 рубля ущерба за «бракованного» срочника.

В эту сумму включили расходы на выплату вещевого довольствия, денежного довольствия, боевую подготовку, возмещение стоимости питания, лечения солдата и пр.

Суд удовлетворил требования войсковой части и обязал райисполком выплатить всю сумму иска плюс 600 рублей госпошлины.

Источник: https://www.kp.by/daily/27005.7/4066898/

Каждый пятый призывник притворяется психом или геем

Могут ли в данном случае комиссовать молодого человека?

В планах Министерства обороны за эти три месяца поставить под ружье 150 тысяч человек в возрасте от 18 до 27 лет. Военные уверяют, что выполнить план по призыву не составит труда: за последние годы престиж воинской службы вырос в разы. Однако правозащитники рисуют противоположную картину. По их мнению, желающих надеть военную форму сократилось втрое.

Стать геем, психом или трансом

Михаил лежит в психиатрической больнице. Больничная палата на 20 человек. Серые стены, разбитая мебель и проваленная сетка на кровати. Мрачная обстановка парня не пугает. «А чё, – говорит он в трубку телефона. – Всего две недели потерпеть и все – свободен на всю оставшуюся жизнь».

Михаилу 24 года. Психиатрическая больница для молодого человека – последняя надежда. Желание отдать долг Родине у Михаила пропало в 16 лет. После того, как узнал, что его друга спортсмена комиссовали из армии с тяжелой черепно-мозговой травмой и поставили на учет в психиатрическую больницу. Не желая служить родине, Михаил поступил в институт.

После вуза пытался пробиться в аспирантуру за ученой степенью (ученых по закону не призывают). Однако попытка была безуспешна. Тогда Михаил подался в Петербург: в большом городе легче затеряться. Военкомы отловили беглеца, когда тот приехал домой в отпуск. Перед военной комиссией Михаил корчился от боли и сильно стонал, изображая больного.

Однако видавшие много медики тут же раскусили симулянта. Денег на подкуп в семье не нашлось. Дальнейшая судьба молодого человека зависела от заключения психиатра. И тогда парень решился: «Я зашел к психиатру и заявил, что я гей и что у меня грандиозные планы по смене пола». Психиатр написал направление на обследование в психиатрическую больницу.

Откуда молодой человек надеется выйти со справкой и быть признан не годным к армии.

По словам врача призывной комиссии Ирины Конашенко, из сотни призывников изображать психа или гомосексуалиста пытается сегодня каждый 20-й.

– Начитаются информации в интернете и разыгрывают целые комедии: головой о пол бьются, орут, матерятся. Иногда приходят с порезанными руками, или отрезанными ушами, – говорит Ирина Коношенко. – Некоторые сразу же заявляют: у меня нетрадиционная сексуальная ориентация и демонстрируют истерическое поведение.

– Что делаете с такими?

– Чаще всего отправляем в психоневрологический диспансер на обследование. А там, как врачи решат.

– Нас в палате 12 человек лежит от военкомата, и все типа геи или психи, – рассказывает Михаил.

– А если тебя не признают психически, что тогда?

– Все равно мне отсрочка положена. А там, что-нибудь придумаем. А может действительно пол сменить, девушек у нас пока не берут, – смеется Михаил.

Эхо Донбасса

Количество молодых людей, нарушителей, косящих от армии, растет с каждым годом. Если сравнивать аналогичные призывы 2013 и 2014 годов, то, по данным правозащитников, число уклонистов увеличилось примерно втрое.

В розыске у военкомов около 200 тысяч уклонистов в возрасте от 18-27. К известным причинам отказа от службы: «не хотят служить», «дедовщины» и «армейского криминала», правозащитники причисляют и украинский конфликт.

Всего в 2014 году военные следователи приняли более 28 тысяч сообщений о преступлениях, что превышает аналогичный показатель 2013 года.

Такие цифры озвучил руководитель Главного военного следственного управления Александр Сорочкин.

Согласно отчету Сорочкина, в истекшем году случаи «дедовщины» между военнослужащими снизились на 16 процентов, и на 15 процентов меньше зафиксировано рукоприкладства начальников по отношению к подчиненным.

Правозащитники ставят под сомнение эти данные. «Солдаты в основном жалуются только через родственников: звонят, пишут письма. И мама едет в часть и поднимает шум. Поверьте, избитый солдат сам прокурора к себе не вызовет.

Не дадут», – говорит адвокат Константин Бычков. По его словам, преступления в армии в большинстве случаем носит латентных характер.

Бычков уверен, порядок в казармах до сих пор диктуют землячества (национальные меньшинства), которым платят деньги за спокойствие.

Еще одна проблема – это армейский контингент. «Армия наша – рабоче-крестьянская. И туда набирают всех, у кого не хватило ума поступить в ВУЗ или денег откупиться. Очень часто в нее попадают те, у кого стоит выбор: тюрьма или армия», – уверяет Константин Бычков.

Адвокат убежден, что на сегодняшний день основной костяк армии составляют молодые люди из малообеспеченных семей и отдаленных районов страны, где не могли получить необходимую медицинскую помощь.

Поэтому страдают запущенными нервными расстройствами, на которые армейские врачи глаза закрывают, чтобы выполнить план. «Таких людей относят к четвертой группе нервно-психической устойчивости, которая предполагает высокую вероятность срывов.

Таким людям доверять оружие категорически нельзя. Если молодой человек не сможет решить свои проблемы мирно, он схватится за оружие», – резюмирует Константин Бычков.

«Их дети в армии не служат, – возмущается мама уклониста Вера Ильинична, и поднимает голову наверх, как бы указывая, о чьих детях она говорит. – Почему мой сын должен отвоевывать их амбиции? Вон в Донбассе наши ребята гибнут. Ради чего? …

И вообще в армию наберут психов, наркоманов. И что мой сын, которого я воспитывала нормальным, должен среди всего этого год жить?». (В конфликте на Донбассе на данный момент участвуют лишь добровольцы из России.

Призывников без их согласия и освобождения из рядов российской армии не отправляют – ред.)

В настоящее время по закону уклонистам нарушителям грозит как административная (в виде предупреждения или штрафа до 500 рублей), так и уголовная ответственность (штраф до 200 тыс. рублей или лишение свободы на срок до двух лет).

«После достижения возраста 27 лет уголовному преследованию за уклонение от призыва могут подлежать только лица, совершившие это преступление до указанного возраста, – при условии, что еще не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности по этой статье, – комментирует адвокат Константин Бычков. – Срок давности по этому преступлению 2 года.

27+2 = 29. Значит в 29 лет, если уклонист не совершил другого преступления и не находится в розыске, его не могут наказать».

«Отмазка в кредит»

«Косить, уклоняться от армии ни в коем случае нельзя. Надо узнать свое право, заявить и получить. Причем без насилия, с помощью закона или досудебной защиты, или судебной защиты», – говорит председатель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова.

Сегодня узнать свои законные права призывнику предлагают множество фирм. Интернет пестрит объявлениями подобного рода: «помощь призывникам», «военные билеты», «представительство в суде». Бизнес на призывниках – прибыльный.

За три месяца призыва подобные компании зарабатывают в среднем 5 миллионов рублей. Стоимость услуг юристов варьируется от 10.000 до 100.000 рублей.

Тому, кто не сможет оплатить сразу, предлагают кредит под минимальные (8-13) проценты.

Генеральная военная прокуратура не раз угрожала проверкой компаниям, помогающим призывникам. По мнению военных прокуроров, многие их них используют незаконные методы уклонения от службы.

«Какая проверка? О чем речь, – возмущается Александр Мишин, владелец юридической компании, которая уже три года оказывает услуги призывникам. – военная прокуратура имеет право проверять людей в погонах – статья 46, пункт 4 закона о деятельности Прокуратуры. Проверять сайты, юридические лица и опрашивать физических лиц они не имеют права».

О своей деятельности Мишин говорит кратко: работаем в рамках закона. Наличие мошенников в бизнесе не исключает, но уверяет, что большинство компаний, помогающим призывникам, законов не нарушают.

Председатель «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» Элла Полякова:

«Меня удивляет, как терпима власть к многочисленным фирмам. Я не раз задавала вопрос высшему военному руководству – кто у нас продает документы государственной важности – военные билеты? У кого есть доступ к этим документам?. Ответа мы не получаем».

Альтернативы нет

Дмитрий Рыков аккуратно переносит пожилую женщину с койки на кровать. Бабушка гладит его по голове и причитает: “Вот спасибо, сынок”. Двухметровый коренастый Дмитрий в интернате для пожилых людей проходит альтернативную службу. Год назад вместо кирзовых сапог он выбрал медицинских халат.

Альтернативщиков среди призывников мало. Однако если сравнивать аналогичные призывы в 2013-2014, можно заметить, что и их количество растет.

По данным Роструда, в 2014 года заменить военную службу гражданской изъявили желание 397 россиян, из которых 388 человек получили положительное заключение комиссии.

Для сравнения, весной 2013 года россияне подали 314 заявлений на прохождение АГС, из которых было одобрено 302 заявления. В основном ребята проходят службу, работая в медицинский учреждениях, операторами котельных…

Правозащитники выделяют две причины, по которым альтернативная служба так медленно развивается: первая – сроки службы (АГС длинней, длится 21 месяц), вторая – в военкоматах не часто одобряют заявление альтернативщиков.

«Призывные комиссии в первую очередь стремятся выполнить план по призыву, поэтому выносит альтернативщикам – запретительные решения, – говорит юрист Александр Мишин.

– Закон требует обоснования убеждений, и военкоматы этим пользуются».

Дмитрий Рыков домывает полы в коридоре.

– Не обидно тебе?

– А разница какая? Что в казарме их мыть? Что здесь? Хотя разница есть, здесь меня не убьют. Я лицо сохраню, не обзову сам себя психом или геем.

Кстати

В этом году альтернативную службу можно будет пройти по 61 рабочей профессии и на 65 должностях служащих. Перечень вакансий для альтернативщиков разработало Министерство труда. В него вошли как и привычные профессии, так и новые: топографы, операторы ЭВМ, авиамеханики.

Врач призывной комиссии Ирина Конашенко

Сама по себе сексуальная ориентация не является основанием для освобождения от прохождения военной службы по призыву. Поэтому пытаться получить «откос», заявив в военкомате о своих предпочтениях в сексе, и думать, что тебя за это освободят от службы – заблуждение.

Как и надеяться на то, что сразу же получишь направление на обследование в психбольницу. Психиатр отправит в диспансер, если увидит в поведении и общении призывника предпосылки расстройств личности. Обследование – это стандартный набор тестов, наблюдений и прочее. И уже медики диспансера ставят диагноз призывнику.

Если есть противопоказания – призывник получает отсрочку и направляется на лечение, если нет – идет в армию.

Врач призывной комиссии Ирина Конашенко

Сама по себе сексуальная ориентация не является основанием для освобождения от прохождения военной службы по призыву. Поэтому пытаться получить «откос», заявив в военкомате о своих предпочтениях в сексе, и думать, что тебя за это освободят от службы – заблуждение.

Как и надеяться на то, что сразу же получишь направление на обследование в психбольницу. Психиатр отправит в диспансер, если увидит в поведении и общении призывника предпосылки расстройств личности. Обследование – это стандартный набор тестов, наблюдений и прочее. И уже медики диспансера ставят диагноз призывнику.

Если есть противопоказания – призывник получает отсрочку и направляется на лечение, если нет – идет в армию.

Источник: https://versia.ru/kak-otkosit-ot-armii-kazhdyj-pyatyj-prizyvnik-pritvoryaetsya-psixom-ili-zadneprivodnym

Из чего же сделаны наши мальчишки?! | Наш Красноярский край

Могут ли в данном случае комиссовать молодого человека?
 

Практически каждой семье, где есть мальчики, приходится пройти через призыв на срочную службу в армию. Основное, на что смотрит врачебная комиссия, – это физическое и психическое здоровье призывника.

О том, с какими проблемами приходится сталкиваться молодым людям при постановке на учет, о помощи педагогов и родителей будущим защитникам Родины и многом другом в беседе с нашим корреспондентом размышляет фельдшер отдела краевого военкомата по Ирбейскому району Олеся Рыбинцева.

Развитие тела

– Олеся Сергеевна, вы в должности фельдшера отдела краевого военкомата по Ирбейскому району работаете уже не первый год. Что можете сказать о качестве здоровья призывной молодежи? Меняется ли оно и если да, то в какую сторону?

– К своим обязанностям фельдшера я приступила осенью 2011 года. Процент годности призывников тогда составлял 50,5%, а при первичной постановке на воинский учет – 55,6%. Постепенно, когда стала вникать в процесс работы и анализировать ситуацию, нащупала, если можно так выразиться, слабые места.

Когда молодой человек приходит в военкомат для первичной постановки на воинский учет, проходит медицинскую комиссию, то зачастую выявленные патология или болезни в дальнейшем должным образом не обследуются и не лечатся. Задача же фельдшера – отследить путь ребят от первичной постановки на учет до призыва в армию.

Чтобы они подошли к службе максимально оздоровленными.

Специфика юношеского возраста в том, что многие ребята стесняются говорить о своих проблемах со здоровьем, порой даже не понимают всей серьезности положения. А ведь 16-17 лет – это такой возраст, когда организм еще формируется, многие болезни можно если не вылечить, то приостановить их развитие.

Например, плоскостопие или сколиоз могут в дальнейшем серьезно повлиять на здоровье человека, но их ведь можно с помощью специальной гимнастики, ортопедической обуви, корсетов корректировать. Поскольку в юном возрасте по поводу здоровья молодые люди не очень-то беспокоятся, то сама собой родилась идея привлечь к решению проблемы родителей.

Согласовала с начальником отдела, он дал добро. И это принесло свои плоды

– Какие же, если не секрет?

– Не секрет. Сейчас процент годности призывников составляет 72,4, а при первоначальной постановке на учет – 72,8. Это стало результатом совместной деятельности родителей и военкомата. При беседе с мамочками, а чаще всего приходят именно они, выясняем причины того или иного заболевания, объясняя всю серьезность ситуации и необходимость дальнейшего лечения и обследования.

При таком подходе исчезла ситуация, когда молодой человек на комиссиях был признан здоровым, а перед отправкой в армию при углубленном обследовании выявляется какая-то патология, и он комиссуется. Всегда объясняю, что пусть не для армии – для самого ребенка, его дальнейшей полноценной жизни, необходимо серьезно подходить к лечению имеющихся болезней.

Как правило, мамочки прислушиваются, и это дает свой результат.

– Несколько лет назад отмечалась тенденция роста психического нездоровья призывной молодежи. Как сейчас с этим обстоят дела?

– Знаете, сейчас такой тенденции нет. Скорее, наоборот. По результатам весеннего призыва врач-психиатр в крайвоенкомате отметил наш район с положительной стороны. В большинстве районов идет увеличение роста комиссованных из-за проблем с психическим здоровьем, а в Ирбейском – сокращение.

– В чем вы видите причину этого?

– Я стала работать не только с родителями, но и с учителями, преподавателями училища. Ведь врач-психиатр, впервые видящий призывника на приеме, большое внимание уделяет его характеристике. А пишется этот очень важный документ для вступающего во взрослую жизнь человека порой шаблонно, под копирку, меняются только фамилии.

Иногда в своем воспитаннике педагоги видят только отрицательное. А так ведь не бывает. Взрослые порой забывают, что росчерком пера они могут загубить чужую жизнь. На эту тему говорила с классными руководителями, преподавателями училища. Пусть не сразу, но ситуация стала меняться. Иногда врач перестраховывается. Думается, это правильно.

Не надо сильно переживать, если молодого человека отправляют на дообследование в Овсянку. Там за ним ведется наблюдение, он заполняет различные тесты. Подавляющее большинство ребят возвращается с диагнозами «Здоров» и «Годен к строевой».

Это лучше, чем если бы неустойчивый к стрессу парень попал в армию, и это закончилось бы суицидом или стрельбой по однополчанам. Всегда нужно продумывать последствия и, образно выражаясь, из двух зол выбирать меньшее. Если комиссуют парня, то тоже не надо делать из этого трагедию.

Нужно видеть в этом положительные стороны, а их немало, и уметь поддержать молодого человека. Важно помнить простое правило: «Все, что ни делается, делается к лучшему».

И еще: те, кто не согласен с вынесенным вердиктом, могут его оспорить, сделав дополнительное обследование.

Стоп, наркотик!

– Олеся Сергеевна, а что вызывает у вас тревогу в допризывной молодежи?

– Это употребление наркотиков. В последнем осеннем призыве я впервые передала молодого человека в запас по наркотической статье. Ребята перед отправкой на контрольно-призывной пункт проходят тестирование. Тест этого молодого человека показал, что он систематически употреблял наркотические вещества.

– Это был спайс?

– Нет, в данном случае марихуана. Когда тест дал положительный результат, то призывника пришлось отправить в Красноярск в наркологический диспансер на дополнительное и более тщательное обследование. Диагноз – хроническая наркотическая зависимость с нанесением вреда здоровью. Под большим вопросом у парня оказалась его дальнейшая судьба.

– Можно ли родителям понять, увидеть, что ребенок принимает наркотики?

– Думаю, что да. Надо быть просто внимательными и не прятать, как страус, голову в песок от проблем. Как медик я часто вижу, что тот или иной подросток употребляет синтетический наркотик спайс. Есть характерные признаки. Прежде всего, это расширенные зрачки.

Правда, сейчас молодежь умная пошла, покупают лекарства, которые сужают зрачки. Но все равно, конъюктива при этом будет красная, а склера глаза непрозрачная. В спайсе есть вещество, которое сжигает слизистую.

Как правило, у тех ребят, кто употребляет этот наркотик, поражена слизистая внутри рта, нередки язвы на языке и на губах.

Поскольку это химический ожог, то заживает он долго. Нередко язвы рубцуются, и появляется легкая деформация губы. Еще у таких подростков сухие обветренные губы, которые они постоянно облизывают. Необходимо смотреть на изменения в поведении.

При настораживающих моментах провести тестирование. Тесты свободно продаются в аптеках. Никакой агрессии со стороны родителей при этом быть не должно. Ребенок оказался в беде, и ему нужна помощь.

Надо всегда говорить детям о том, как больно и тревожно бывает родителям, как они беспокоятся и любят своих чад.

Если есть реальная проблема, то можно обратиться за помощью к врачу-наркологу. Если не хочется предавать огласке проблему – пройти соответствующее лечение в городе. Как правило, это платно. Если не позволяют финансы, то ребенок ставится на диспансерный учет и тогда лечится бесплатно. Если через год все будет нормально, то с учета снимается.

– Какую проблему в отношении отцов и детей вы бы поставили на первое место?

– Это проблема общения. Взрослые и дети практически не общаются. Ограничиваются нередко дежурными фразами: «Уроки сделал?», «Ты поел?», «Чем в школе кормили?» С детьми надо много общаться на разные темы.

Дарить им внимание, ласку, любовь, заботу, а не заменять это материальными благами и попреками: «Я на тебя всю жизнь положила, а ты?!» Умейте слышать своих детей, понимать их и принимать такими, какие они есть.

И тогда родительский авторитет будет превыше всего.

Источник: https://gnkk.ru/newspapers/iz-chego-zhe-sdelany-nashi-malchishki/

«Незаконный призыв». Житель Гродно требует компенсацию за полгода в армии

Могут ли в данном случае комиссовать молодого человека?

У 22-летнего Никиты Болотина из Гродно язва двенадцатиперстной кишки. С таким заболеванием он по закону в мирное время «не годен». Однако молодой человек прослужил в армии полгода, прежде чем его комиссовали. Теперь он собирается вернуть себе потерянные, как он считает, за это время 10 тысяч рублей.

«Собирайся в армию. Поработаешь потом»

В прошлом году Никита окончил юридический факультет Гродненского государственного университета по специальности «Международное право». К моменту окончания вуза у него было уже два предложения работы в Минске.

Молодой человек выбрал частную фирму, где занимался блокчейн-проектом. Прошел испытательный срок с зарплатой в 1000 рублей и перешел на контракт с зарплатой 1500 рублей. Условия работы его устраивали.

Однако через четыре месяца после устройства на работу его вызвали в гродненский военкомат для прохождения медицинской комиссии. В сентябре прошлого года комиссия решила — «призвать на срочную военную службу».

У Никиты язва двенадцатиперстной кишки. Это заболевание освобождает от службы в армии в мирное время, в военное время — ограниченно годен (статья 57 пункт В, графа 1 Расписания болезней постановления Министерства обороны и Министерства здоровья Республики Беларусь № 51/170 от 20 декабря 2010 года).

Диагноз поставили в старших классах школы. Периодически парень лежал по месяцу в больнице.

Однако в военкомате ему сказали, что он давно (более трех лет) не обращался к врачам с этим заболеванием, а значит вышел срок давности, и язва больше не является основанием для освобождения от службы.

Работодатель Никиты ходатайствовал о том, чтобы тот проходил службу в резерве. Однако, по словам парня, им устно ответили, что в резерв могут отправить бюджетников — например, учителей, работников атомной станции в Островце, представителей редких профессий. Работник частной фирмы, по мнению военкомата, к этой категории не относится.

Никита пришел на личный прием к военному комиссару Гродненской области.

«Он мне сказал: “Собирайся в армию. Поработаешь потом”. Когда мне отказывает полковник, то что мне дальше делать?» — объясняет свое согласие молодой человек.

Считает, что ущерб составил 10 тысяч рублей

Парень служил в Гродно в радиоэлектронной разведке. Через несколько месяцев он сильно простудился и попал в госпиталь. Терапевт на приеме удивился, почему Никиту с язвой вообще взяли в армию. Оказалось, что срока давности по данному заболеванию нет. Такой закон только планировали принять в будущем.

После повторной медицинской комиссии в Минске парня комиссовали.

«Это означает, что и на момент призыва я был не годен и не должен был пойти служить. Итог: полгода незаконного нахождения в армии», — говорит Никита.

Из-за службы в армии Никита Болотин потерял хорошую работы в столице и уже два месяца не может найти другую. Кроме того, он считает, что потерял деньги за полгода, когда мог бы работать, а это 9000 рублей.

«Моральный ущерб я оцениваю хотя бы в 1000 рублей. Это время, которое я бесполезно провел там, где я не должен был быть, потратил кучу своих нервов, нервов своих родителей», — говорит Никита.

Парень хочет вернуть себе 10 тысяч рублей ущерба. Кто именно должен их вернуть — военкомат, врачи или городская власть, представитель которой подписывал заключение, для Никиты не имеет большого значения.

«Я пойду до конца»

Однако пока никто не признает свою вину и не собирается возвращать парню деньги. Болотины написали жалобу в прокуратуру, однако оттуда письмо перенаправили в военкомат.

«Прокуратура вообще ничего не сделала. Она даже не взяла дело на свой контроль. Они лишь обязали военкомат ответить мне», — возмущается молодой человек.

Суть ответа из военкомата сводилась к тому, что нарушений в их работе не было, поскольку призывник не жаловался на состояние здоровья во время призыва.

«Нигде в законе не написано, что мне должно что-то болеть. Это нонсенс», — возмущается Никита.

Позже мать Никиты обратилась в Главное организационно-мобилизационное управление Генерального штаба Вооруженных сил. Первый отказ на жалобу заключался в том, что у матери нет доверенности от сына. Болотины отправили повторную жалобу и ждут ответ.

«Мне важно, чтобы кого-то признали виновным и возместили мне ущерб. После этого я всё забуду. Но до этого я пойду до конца. Я обращусь в вышестоящие белорусские органы, потом в европейские правозащитные организации и СМИ. Мне важно, чтобы кто-то понес наказание, потому что все время молчать нельзя», — говорит Никита.

«Пусть лучше 10 здоровых не будут проходить военную службу»

Пресс-секретарь Главного управления идеологической работы Министерства обороны Владимир Макаров пояснил, что решение о призыве принимает комиссия, где только один человек имеет отношение к армии — военный комиссар.

«В интересах военного ведомства пусть лучше десять абсолютно здоровых не будут проходить военную службу, чем один, имеющий заболевание», — сказал Макаров.

Он отметил, что в ситуации с Никитой Болотиным нужно разбираться детально и «действовать строго в правовом поле». Кто именно допустил ошибку и понесет ответственность, нельзя сказать сразу. Должна проводиться проверка в рамках полномочий военного комиссариата.

Макаров добавил, что в данном случае должен принимать решение суд.

По словам Макарова, за восемь месяцев прошлого года около 150 призывников в Беларуси были комиссованы из армии только по психиатрическим основаниям, которые выявили военные медики. В нескольких случаях комиссованным молодым людям компенсировали нанесенный ущерб.

К слову, на учете призывников в Беларуси всего стоит более 230 тысяч человек. За один призыв должно призываться не более 10 тысяч человек, заметил пресс-секретарь Министерства обороны.

Источник: https://naviny.by/article/20190720/1563624048-nezakonnyy-prizyv-zhitel-grodno-trebuet-kompensaciyu-za-polgoda-v-armii

Криминальный мир
Добавить комментарий