Какова ответственность за проведение незаконного аборта?

От понятия к измерению: практическое применение определения небезопасного аборта ВОЗ

Какова ответственность за проведение незаконного аборта?

a. Department of Reproductive Health and Research, World Health Organization, avenue Appia 20, 1211 Geneva 27, Switzerland.

Корреспонденция для Bela Ganatra (эл. почта: ganatrab@who.int).

Бюллетень Всемирной организации здравоохранения 2014;92:155. doi: http://dx.doi.org/10.2471/BLT.14.136333

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет небезопасный аборт как процедуру по прерыванию беременности, проводимую лицами, не имеющими необходимой квалификации, и/или в условиях, не соответствующих минимальным уровням медицинских стандартов.

Это определение включает понятия, впервые сформулированные на Технических консультациях ВОЗ в 1992 году.1 Несмотря на широкое применение, это определение интерпретируется непоследовательно.

В этой редакционной статье мы обсуждаем его правильную интерпретацию и практическое применение.

Определение небезопасного аборта было сформулировано ВОЗ в рамках новых руководящих принципов по ведению осложнений искусственного аборта и предназначалось для интерпретации в этом контексте. Такая связь с техническим руководством имеет решающее значение для его правильной интерпретации.

Определение не содержит каких-либо элементов, предопределяющих то, кого следует считать «безопасным» исполнителем аборта, или то, какая квалификация и какие стандарты являются надлежащими для проведения аборта.

Эти аспекты не являются статичными; они изменяются в соответствии с рекомендациями ВОЗ, основанными на фактических данных.

Так, например, согласно руководящим принципам ВОЗ, вместо проводимого ранее выскабливания в настоящее время рекомендуются мифепристон и мизопростол, или, при отсутствии мифепристона, один лишь мизопростол, и вакуум-аспирация.

В настоящее время искусственный аборт, проводимый на уровне первичной медико-санитарной помощи или поставщиками медико-санитарных услуг, не являющимися врачами, считается безопасным2.

Ожидается, что в разрабатываемых руководящих принципах перераспределения обязанностей будет разъяснено, кто может безопасно проводить аборт в соответствии с нынешними стандартами.

Для обеспечения правильной интерпретации «небезопасного аборта» мы рекомендуем всегда сопровождать определение следующим пояснительным примечанием: «Лица, квалификация и медицинские стандарты, считающиеся безопасными для проведения аборта, различаются в зависимости от того, является ли аборт медицинским или хирургическим, а также от срока беременности. То, что считается «безопасным», должно интерпретироваться в соответствии с действующими на данный момент времени техническими и руководящими принципами ВОЗ».

Хотя небезопасные аборты являются, по определению, рискованными, понятие «безопасности» нельзя разделить на две части, потому что риск присутствует на протяжении всего континуума.

Наименьший риск присутствует в случае использования основанного на фактических данных метода для прерывания беременности на ранних сроках в медицинском учреждении;3 наибольший риск — в случае использования опасного метода, такого как оральное или вагинальное введение едких веществ или введение в полость матки стержней для незаконного прерывания беременности на поздних сроках. Между этими крайними точками риск распределяется в пределах широкого диапазона. Так, например, в рамках этого диапазона находятся случаи самостоятельного применения мизопростола или проведения квалифицированными работниками здравоохранения устаревших процедур, таких как выскабливание.

На прямые детерминанты рисков искусственного аборта, такие как используемый метод прерывания беременности и срок беременности, влияют, в свою очередь, основные социальные детерминанты:

  • правовой контекст,
  • наличие служб для проведения безопасного аборта,
  • уровень стигматизации в отношении аборта,
  • степень доступа женщин к информации об аборте,
  • а также возраст женщины и ее социально-экономический статус.

Правовой контекст и уровень безопасности тесно переплетены, но эта связь зависит от конкретных условий.

Так, например, там, где ограничительные законы интерпретируются либерально, женщины могут получать безопасную помощь в определенных условиях; и наоборот, там, где плохо соблюдаются либеральные законы, женщины иногда приходят на аборт на более поздних сроках, и аборт производится в небезопасных условиях.

Таким образом, незаконный аборт не является синонимом небезопасного аборта, как указано в первоначальном определении: «…законность или незаконность услуг, однако, может не быть решающим фактором их безопасности […], безопасность аборта необходимо рассматривать как в пределах правового контекста, так и в контексте ограничительных законов»1.

Уровни искусственного аборта трудно измерить из-за того, что в обследованиях, больничной медицинской документации и медико-санитарной статистике случаи искусственного аборта часто не учитываются в полной мере или неправильно классифицируются.

4 В связи с этим при разработке региональных и глобальных оценок уровней небезопасного аборта ВОЗ в прошлом использовала практичную оперативную концепцию, в соответствии с которой безопасность измеряется с точки зрения одного единственного параметра — законности.

4,5 Однако широко распространенное неофициальное использование мизопростола усложнило понятие «безопасности». В результате для измерения безопасности аборта стало необходимым применять многомерный континуум риска. Необходимо также измерять неблагоприятные результаты, связанные с небезопасным абортом.

В связи с тем, что за последние годы уровни смертности от небезопасных абортов снизились,4 возможно, благодаря применению более безопасных методов, в настоящее время внимание необходимо уделять не только смертности, но и заболеваемости.

Многомерная оценка безопасности искусственных абортов затрудняет оценку, но применение более нюансированной системы измерений может способствовать проведению новых инновационных научных исследований и улучшению данных, собираемых на местном и национальном уровнях.

Тем не менее, одной оценки безопасности искусственного аборта недостаточно.

В более длительной перспективе потребуется глобальный консенсус в отношении более общих показателей, используемых для оценки обеспечения безопасности аборта, в соответствии с руководящими принципами ВОЗ, то есть показателей, отражающих доступ, справедливость, качество медико-санитарной помощи и связь с контрацепцией после аборта.

Источник: https://www.who.int/bulletin/volumes/92/3/14-136333/ru/

Незаконное производство аборта. Состав и квалификация преступления

Какова ответственность за проведение незаконного аборта?

Особое место в структуре насильственной преступности занимает незаконное производство аборта, классифицируемое по ст. 123 Уголовного Кодекса РФ. На сегодняшний день правовое регулирование, такой сферы жизни женщины, как репродуктивная, является малоизученной.

Актуальность незаконного производства аборта состоит в том, что несоблюдение правил, которые установлены органами здравоохранения чаще всего влечет за собой значимые последствия для женского здоровья. Учитывая демографический спад в нашем государстве, ст.

123 УК РФ стоит на страже защиты здоровья женщины, как отдельного индивидуума, так и как элемента всего здоровья нации.

Печальная статистика незаконных абортов ставит данную проблему на одну ступень с глобальными проблемами государства. Ежегодно в России совершается более 3,5 млн. абортов, из них 12 % являются внебольничными.

В течение года от абортов умирают свыше 260 женщин, а 500 тыс. приобретают осложнения, среди которых бесплодие стоит на первом месте.

У 20 % женщин, ранее делавших аборт, рождаются дети с серьезными психическими и физическими отклонениями.

Демократическое общество дало женщинам возможность решать участвовать ли в репродуктивной жизнедеятельности страны или остаться в стороне, так же им дана законом возможность прервать нежелательную беременность.

Особое внимание законодательство обращает на то, что прерывание беременности должно происходить только в рамках учреждений, которые обладают соответствующей лицензией и врачами, которые имеют специальную подготовку.

Искусственное прерывание беременности называется абортом, в зависимости от обстоятельств его проведения он может быть законным (правомерным) или незаконным (криминальным).

Незаконное производство аборта – это прерывание беременности, произведенное вне специального учреждения, лицом без соответствующей медицинской подготовки, позднее определенных законодательством сроков или без согласия абортируемой.

Общепринятым считается мнение, что аборт произведенный непрофессионалом является наиболее опасным видом незаконного искусственного прерывания беременности.

При этом виде преступления совершение аборта в медицинском учреждении или вне его сути дела не меняет.
Объект незаконного производства аборта – беременная женщина.

Субъект – лицо без соответствующего медицинского образования, без наличия сертификата по специальности акушерство и гинекология, которое совершило незаконный аборт.

Обязательным атрибутом совершения такого рода преступления является прямой умысел. При отсутствии прямого умысла незаконное производство аборта будет определено по другой статье УК РФ.

Несколько разделяются мнения по поводу того, что считать законченным преступлением. Одни юристы предполагают, что преступление является законченным после этапа удаления плода из чрева.

Другие же в свою очередь настаивают на том, что преступление следует считать оконченным, если предприняты меры для удаления плода, вне зависимости привели ли они к конечной цели или нет, а именно, к аборту.

Способ, которым произведено незаконное искусственное прерывание беременности не влияет на квалификацию преступления. Наиболее распространенный способ – введение в область матки растворов, предметов или инъекций.

Отсутствие согласия женщины на аборт переквалифицирует преступление в зависимости от последствий в статьи 111 или 105 УК РФ, то есть умышленное причинение тяжкого вреда здоровью или убийство.

Согласно ст. 123 УК РФ незаконным производством аборта признается его совершение лицом, не имеющим высшего медицинского образования, соответствующего профиля и наказывается:

  • штрафом до 80 тыс. руб.;
  • штрафом в размере зарплаты или другого дохода осужденного за период до 6 месяцев;
  • обязательными работами на срок 120-240 часов;
  • исправительными работами на срок 1-2 года.

Совершение незаконного аборта, которое повлекло за собой, причинение тяжкого вредя здоровью или смерть потерпевшей, карается:

  • лишением свободы на срок до 5 лет с условием запрета заниматься определенной деятельностью либо занимать определенные должности или без такового.

Смерть абортируемой или причинение ее здоровью тяжкого вреда должно иметь причинно-следственную связь с самим абортом. Смерть может наступить после аборта или во время него. Под причинением тяжкого вреда здоровью следует понимать наступившее после него бесплодие или хроническое заболевание.

Проведение аборта вне медицинского учреждения врачом, имеющим соответствующее образование, если он действовал в состоянии крайней необходимости, не подпадают под действие ст. 123 УК РФ, такие действия не подлежат уголовной ответственности.

Незаконное производство аборта под субъектами преступления подразумевает: акушеров, медицинских сестер и других лиц, которые имеют среднее медицинское образование; лиц, не имеющих никакой медицинской подготовки; лиц имеющих высшее медицинское образование не соответствующего профиля, например, фтизиатр, стоматолог, травматолог и т.д.

Из ст. 123 УК РФ Федеральным законом от 08.12.2003 года за №162 – ФЗ был удален п. 2, как утративший силу. В данном пункте предусматривалось наказание за рецидив незаконного производства аборта.

Участие адвоката по уголовным делам в такого рода судебных разбирательствах – обязательно! Достаточно серьезные наказания за незаконное производство аборта, направлены на уменьшение количества подпольных и криминальных абортов. Обе стороны данного преступления нуждаются в услугах адвоката. И пострадавшая, и обвиняемый нуждаются в помощи, а кто как не грамотный специалист сможет оказать ее.

Если вы заинтересованы тематикой уголовного законодательства, советуем прочесть также “хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств”

С уважением,

Адвокат по уголовным делам Виктория Демидова

Источник: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/nezakonnoe_proizvodstvo_aborta/

Незаконное производство аборта в уголовном праве России: статья УК РФ, смежные составы, ответственность

Какова ответственность за проведение незаконного аборта?

Демографическая политика РФ нацелена на увеличение прироста населения. Но женщины, все же, имеют право выбирать, когда производить на свет потомство и производить ли вообще.

Кроме того, они вправе обратиться к специалисту, чтобы прервать незапланированною беременность.

Поскольку государство заботится о здоровье прекрасной половины населения, процедура аборта четко регламентируется законодательством, а его незаконное проведение рассматривается как уголовное преступление.

Особенности преступления

Незаконно произведенным считается аборт (искусственное прерывание беременности), который был совершен лицом, не имеющим высшего медицинского образования по соответствующей специальности.

Данное преступное деяние карается статьей 123 УК РФ. Давайте рассмотрим состав преступления незаконного проведения аборта.

Более подробно об особенностях такого злодеяния, как незаконный аборт, расскажет следующий видеосюжет:

Состав преступления

  • Объектом является здоровье, а иногда и жизнь абортируемой женщины.
  • В качестве субъекта незаконного производства аборта может выступать лицо, старше 16 лет, не имеющее высшего специального образования, то есть не являющееся гинекологом, акушером-гинекологом или хирургом гинекологом.

Вне специального учреждения аборт может быть произведен специалистом только в случае крайней необходимости. Тогда данное деяние не будет рассматриваться как преступление.

А теперь давайте поговорим про незаконное производство аборта и смежные составы.

Пересечение с другими статьями УК

Отдельно следует сказать о согласии женщины на прерывание беременности. Ст. 123 УК РФ (незаконное производство аборта) касается лишь тех случаев, когда пациентка идет на аборт добровольно. Ситуации, в которых процедура производится против воли потерпевшей, квалифицируются по 111 статье (нанесение тяжкого вреда здоровью).

Для 123 статьи не имеет значения, каким способом был проведен аборт, и допустим ли он был по срокам. Главное, это факт незаконности проведения данных действий обвиняемым лицом и последствия для здоровья женщины.

Квалификация

Последней вопрос затрагивается в 3 части 123 статьи, которая квалифицирует состав преступления. Речь идет о смерти или тяжких повреждениях здоровья потерпевшей в ходе или в результате прерывания беременности. Факт наличия зависимости между абортом и негативными для здоровья женщины последствиями должен быть доказан.

Умысел, то есть нацеленность на производство аборта, является обязательной составляющей преступления, классифицируемого по 123 статье.

Изменения в законодательстве

До 2003 года в 123 статье присутствовала 2 часть, которая была удалена из кодекса как утратившая силу. В ней шла речь о повторном проведении незаконного аборта ранее судимым по данной статье лицом.

А теперь давайте узнаем, какая ответственность предусмотрена за незаконное производство аборта в уголовном праве России.

Ответственность за незаконное производство абортов

1 часть 123 статьи предусматривает несколько вариантов ответственности за совершенное злодеяние:

  • Штраф (до 80 000 рублей);
  • Штраф, назначаемый в размере зарплаты или полученного иным способом дохода за полгода;
  • Обязательные работы (от 120 до 240 часов);
  • Исправительные работы (от одного до двух лет).

3 часть указанной статьи касается преступления с двумя формами вины, поэтому и наказание в ней предусмотрено более жесткое – лишение свободы на 5 лет максимум. Параллельно может быть наложен запрет на право занимать определенные должности или заниматься конкретной деятельностью.

Далее мі поговорим про жертв и ситуации, когда незаконное производство аборта имело место.

Судебная практика

Хотя аборт является крайне опасной по своим последствиям процедурой, незаконное прерывание беременности производится очень часто. Среди причин такого поступка можно выделить:

  • низкий социальный статус женщины (отсутствие документов или денег на оплату аборта в специальном учреждении);
  • возраст (несовершеннолетние женщины боятся сообщать о беременности родителям);
  • большой срок (когда плоду больше 12 недель, в аборте, как правило, отказывают);
  • наличие противопоказаний.

Довольно часто незаконно и непрофессионально проведенный аборт приводит к смерти женщины.

Пример 1. Например, районный суд г. Нижние Серги, что в Свердловской области, рассмотрел дело о криминальном аборте, проведенном гражданкой К.Л.П., не имеющей специального образования, в корыстных целях. Потерпевшая — Н.Л.Г. – добровольно обратилась к подсудимой на сроке 19,5 недель, с целью прервать нежелательную беременность.

К.Л.П. согласилась провести процедуру, не имея специальных навыков и соответствующего образования, поскольку хотела получить за свою работу 1000 рублей. Во время аборта у потерпевшей открылось маточное кровотечение, воспалились внутренние оболочки матки, возник сепсис. В результате, после нескольких дней, проведенных в городской больнице, Н.Л.Г. умерла.

К.Л.П. свою вину полностью признала и раскаялась в содеянном. Еще одним смягчающим обстоятельством оказалось наличие у обвиняемой несовершеннолетнего ребенка.

Тем не менее, осознавая тяжесть последствий преступления, совершенного обвиняемой, суд приговорил ее к двум годам лишения свободы (колония-поселение), отталкиваясь от 3 части 123 статьи УК РФ.

До назначения приговора обвиняемая была взята под стражу из зала суда.

Источник: http://ugolovka.com/prestupleniya/protiv-zhizni-i-zdorovya/vrachi-i-meditsina/nezakonnoe-proizvodstvo-abortov.html

Статья. Уголовный кодекс России не беспомощен перед криминальными абортами

Какова ответственность за проведение незаконного аборта?

“Медицинское право”, 2006, N 2

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИИ НЕ БЕСПОМОЩЕН

ПЕРЕД КРИМИНАЛЬНЫМИ АБОРТАМИ

В соответствии со ст. 123 УК РФ уголовно наказуемым признается производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля.

Случаи искусственного прерывания беременности лицами, имеющими для этого высшее медицинское образование, осуществленные в нарушение других правил проведения этой операции, выходят за рамки данного состава преступления.

Для некоторых представителей уголовно-правовой науки и правоприменительной практики это послужило поводом для выдвижения тезиса, что такого рода общественно опасное поведение не влечет никакой уголовной ответственности.

Так, в частности, А.Н.Попов, сравнив основания уголовной ответственности за незаконный аборт по ст. 123 УК РФ и ст. 116 УК РСФСР, пришел к выводу, что по УК РФ аборт признается уголовно наказуемым, если он осуществлен ненадлежащим лицом. А нарушение других условий правомерности производства аборта уголовно ненаказуемо [1].

Мнение о том, что врач-гинеколог не будет нести уголовную ответственность в случаях игнорирования элементарных правил проведения абортов, высказывают также С.Тасаков и А.Шумилов [2].

Аналогичное заявление делает Т.Волкова, утверждающая, что не является незаконным аборт, произведенный лицом, имеющим соответствующее образование, но в ненадлежащих условиях, а равно в нарушение медицинских показаний (в том числе на поздних сроках беременности).

“Соответственно, – пишет автор, – во всех случаях производства аборта с грубейшими нарушениями медицинских требований (за исключением установленного в законе) и фактически являющегося криминальным, виновные если и наказываются, то лишь в дисциплинарном порядке” [3].

По ее мнению, образовавшийся пробел в регламентации уголовной ответственности за производство незаконного аборта породил ситуацию, когда правоохранительные органы не интересуются подобным видом криминального бизнеса, ибо юридически он таковым не является.

Чтобы устранить данный пробел в законе, указанные авторы предлагают воссоздать в ст. 123 УК РФ норму, существовавшую в прошлом российском Уголовном кодексе, напрямую предусматривающую ответственность акушеров-гинекологов за незаконный аборт.

Не отрицая справедливости этого законодательного предложения, хотелось бы отметить, что действующий российский уголовный закон вовсе не так беспомощен перед криминальными абортами, как это пытаются представить упомянутые авторы, а вывод о полном отсутствии уголовной ответственности в описанных выше случаях является весьма опрометчивым.

Согласно инструктивным документам о порядке проведения операции искусственного прерывания беременности к данному виду медицинского вмешательства предъявляется ряд требований, соблюдение которых делает его законным [4].

Среди них не только согласие женщины на производство аборта и проведение этой операции лицом, имеющим высшее медицинское образование соответствующего профиля, но и проведение абортов в учреждениях, получивших лицензию на медицинскую деятельность; наличие социальных показаний при сроке беременности от 12 до 22 недель; наличие медицинских показаний независимо от срока беременности; соблюдение порядка разрешения операции; отсутствие медицинских противопоказаний к операции искусственного прерывания беременности; соблюдение порядка проведения операции, в том числе предоставление необходимого объема квалифицированной медицинской помощи, включающего эффективное консультирование и информирование, психологическую помощь и поддержку, применение современных технологий, контрацепцию и реабилитацию после аборта. Производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля, независимо от нарушения прочих условий влечет ответственность по ст. 123 УК РФ. Производство же аборта дипломированным по профилю специалистом, но с нарушением других правил этой медицинской деятельности может быть уголовно наказуемым по ряду статей УК РФ, в зависимости от обстоятельств.

Так, производство абортов дипломированным лицом, занимающимся частной медицинской практикой без лицензии на избранный вид медицинской деятельности, влечет уголовную ответственность по ст.

235 УК РФ при условии, что в результате нелицензированного аборта будет причинен по неосторожности как минимум легкий вред здоровью человека.

Правда, еще одним условием уголовной ответственности, по смыслу данной нормы, является намерение субъекта заниматься незаконной частной практикой систематически, обычно в виде промысла.

Совершение того же деяния при отсутствии вредных последствий для человека, но с целью систематического извлечения прибыли, а равно организация нелицензированных платных абортов в учреждениях государственной и муниципальной систем здравоохранения могут квалифицироваться как незаконное предпринимательство по ст. 171 УК РФ, опять же при условии наступления известных последствий – причинения крупного ущерба или извлечения дохода в крупном размере.

Дополнительные условия уголовной ответственности в виде четко очерченных в законе преступных последствий и отсутствия необходимой лицензии снимаются, если акушер-гинеколог занимается производством абортов с нарушением требований, обеспечивающих безопасность жизни и здоровья пациентов (нарушение порядка разрешения аборта, наличие медицинских противопоказаний, нарушение правил проведения операции и др.). Кстати сказать, практически ни один криминальный аборт не обходится без нарушения тех или иных правил безопасности. Содеянное в таком случае, при наличии умысла на систематическое занятие подобного рода небезопасной медицинской деятельностью, образует состав преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ “Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей”.

Таким образом, вне уголовно-правового поля остается незначительный перечень ситуаций производства незаконного аборта лицом, имеющим высшее медицинское образование соответствующего профиля (например, производство аборта при отсутствии социальных показаний при сроке беременности свыше 12 недель или медицинских показаний при соблюдении всех других требований, разовое (единичное) производство врачом незаконного аборта при отсутствии умысла на систематический характер такой деятельности). Это делает обоснованным вышеупомянутые предложения по реконструкции ст. 123 УК РФ.

Вместе с тем в большинстве остальных случаев российский уголовный закон, на наш взгляд, позволяет вести эффективную уголовно-правовую борьбу с незаконными абортами при правильном и умелом его применении.

1. Попов А.Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. СПб., 2001. С. 19.

2. Тасаков С., Шумилов А. Искусственное прерывание беременности (аборт). Уголовно-правовые аспекты // Уголовное право. 2004. N 2. С. 69.

3. Волкова Т. Правовая защита права на жизнь новорожденного // Законность. 2004. N 4. С. 7-8.

4. Об утверждении инструкций о порядке разрешения искусственного прерывания беременности в поздние сроки по социальным показаниям и проведения операции искусственного прерывания беременности: Приказ Минздрава РФ от 14 октября 2003 г. N 484 // Российская газета. 2003. 9 дек.

Кандидат юридических наук,

доцент кафедры уголовного права

Тюменского юридического

института МВД РФ

Р.Д.ШАРАПОВ

Ассоциация содействует в оказании услуги в продаже лесоматериалов: пустотелый клееный брус по выгодным ценам на постоянной основе. Лесопродукция отличного качества. Скачать: Статья. Уголовный кодекс России не беспомощен перед криминальными абортами
Скачать: Статья. Уголовный кодекс России не беспомощен перед криминальными абортами

Источник: http://www.alppp.ru/law/osnovy-gosudarstvennogo-upravlenija/administrativnye-pravonarushenija-i-administrativnaja-otvetstvennost/20/statja--ugolovnyj-kodeks-rossii-ne-bespomoschen-pered-kriminalnymi-abortami.html

Как делают аборты в медцентре без лицензии. Расследование ИА «24.kg»

Какова ответственность за проведение незаконного аборта?

Почему женщины решаются на аборт? Причин много: бросил любимый, нет денег на будущего ребенка, осталась без поддержки семьи, осудят родные и знакомые, пережила насилие… Чаще всего называют именно эти. Но есть единичные оправдания: просто так захотела.

Айнура, назовем ее так, учась на первом курсе, не захотела обременять свою жизнь незапланированной беременностью. Ее парень, узнав о «неприятном сюрпризе», решение сделать аборт поддержал, но денежной помощи не предложил. Студентке пришлось самой решать проблему, влезать в долги. За врачебной помощью она обратилась в малознакомую клинику, чтобы сохранить все в тайне от родных.

Для некоторых же, как парадоксально это ни звучит, дешевле родить, чем сделать аборт «за несколько тысяч сомов». Корреспондент ИА «24.kg» заглянула в несколько столичных центров и узнала, сколько стоит процедура и в каких условиях ее проводят.

В Кыргызстане разрешено искусственное прерывание беременности по желанию женщины на сроке до 12 недель. По социальным показаниям операция может производиться на сроке до 22 недель с согласия женщины, а по медицинским показаниям — независимо от срока беременности.

Очень скромные условия

Частные медцентры гарантируют стопроцентную анонимность. Хотя порой под громким названием «медицинский центр» скрывается кабинет с самым примитивным оснащением.

Подобный «центр» расположен на одном из этажей в торговом комплексе(!) на Ошском рынке в Бишкеке.

По соседству парикмахерская, стоматология и намазкана. Принимает пациенток отличник здравоохранения, кандидат медицинских наук. Перечень услуг впечатляет: от гименопластики и абортов — до лечения бесплодия.

А в кабинете за прозрачной дверью — старое гинекологическое кресло, врачебный стол и два стула для пациенток.

По легенде, я пришла сделать аборт на сроке 8 недель, первая беременность. Оказалось, что гинеколог принимает только на сроке до шести недель, аргументируя это тем, что «в случае чего» у нее нет условий. Как же тогда Минздрав выдал лицензию, если сам медик признается в отсутствии условий?

«Но я вам дам адрес другой клиники, там и до девяти недель делают. Скажете, что пришли от меня. Выскабливание сейчас никто не делает. Не получится таблетированный аборт — сделают вакуумную аспирацию.

Не переживайте, это абсолютно безопасно, и потом у вас еще будут дети», — заверила меня врач.

По закону о репродуктивных правах граждан медики обязаны информировать женщину, принявшую решение об аборте, о любых возможных негативных последствиях для ее здоровья.

Чем больше срок, тем дороже

Отправляюсь по указанному адресу. Медцентр расположен в нескольких кварталах от Ошского рынка. В рекламной вывеске об услугах по абортированию ни слова. В фойе стоят аккуратные диванчики для ожидающих, на полке — сменная обувь.

На стене висят несколько сертификатов. На видном месте и лицензия, к которой я вернусь позже.

Пациентов и людей в белых халатах на своем пути не встретила, а потому постучала в одну из трех дверей. Оказалось, что попала к нужному мне врачу.

Вот какой диалог у нас получился:

— УЗИ покажите.

— Дома забыла, — придумываю на ходу ответы.

— Сколько недель?

— Восемь.

— С наркозом или без?

— А как надо?

— Хочешь терпеть — терпи. Дети есть?

— Нет, — пришлось немного приврать.

— Тогда начнешь с таблеток для выкидыша, придешь через два дня на прием. Если будет сильно кровить, сделаем отсос. Стоить это будет 3 тысячи сомов.

— А потом еще будут дети? — спрашиваю у доктора.

— Это медицина, девочка, никто тебе никакой гарантии не даст. Поэтому таблеткой и начнешь. Единственное, у тебя срок большеват для таблетки.

— Подождать немного можно, пока соберу деньги?

— Что значит «подождать»? Лучше тогда рожать! — разозлилась доктор. — Придешь на неделю позже — сразу на 500 сомов дороже. Я и до 20 недель делаю, но тогда это будет стоить 15 тысяч, а не 3!

— Или лучше рожать? — уточняю напоследок.

— Естественно! Какой гинеколог тебя будет уговаривать на аборт? Так что давай иди и подумай!

Незаконные услуги?

А теперь о лицензии за подписью замминистра здравоохранения Олега Горина. Медцентру разрешено заниматься диагностикой и лечением гинекологических заболеваний (проведение кольпоскопии, ультразвуковой диагностики в амбулаторных условиях). Прерывания беременности не значится.

По словам заведующей отделом лицензирования медицинской и фармацевтической деятельности Минздрава КР Бурул Арзыкуловой, в лицензии прописывают все услуги, на которые дается разрешение.

«Если аборт не написан, то его в центре не имеют права делать. Лицензия выписывается на ОсОО или ИП, а все врачи, которые там работают, должны иметь сертификат — аттестационный или квалификационный.

Он годен пять лет, а потом специалисты повышают квалификацию», — пояснила она.

Выходит, аборты в данном центре делают незаконно, да еще и на поздних сроках, за большие деньги.

С реестром выданных лицензий можно ознакомиться на официальном сайте МЗ КР. С 2015 года разрешения выдаются бессрочно. Многие клиники сейчас не имеют лицензий.

Бурул Арзыкулова.

Выбор всегда есть

Для сравнения я поинтересовалась стоимостью подобной операции в одной из известных частных медклиник. Делают ее лишь на сроке до пяти недель, и стоит это 5 тысяч сомов.

Зато с лицензией у них все в порядке, и ознакомиться с ней может каждый желающий на сайте клиники.

В другом — не менее популярном среди женщин медцентре с хорошими условиями аборт до 4-5 недель стоит всего 2,3 тысячи сомов. То есть выбор у женщин есть, и немалый.

«Аборт в нашей стране, особенно медикаментозный, очень долго был элитным методом, стоил бешеных денег. Это поддерживалось фармацевтической компанией, которая поставляла без конкуренции российский препарат.

Просто искусственно задрала цены, — вспоминает исполнительный директор ОО «Альянс по репродуктивному здоровью» Галина Чиркина. — Пока мы не подняли этот вопрос, стоимость препарата была примерно $100.

В 2008 году специально собирали за одним столом чиновников и фармкомпании, и сразу нашлись поставщики, которые стали поставлять препарат по $5, то есть в 20 раз дешевле».

«Таблетированный аборт используют и в роддомах, когда, например, у женщины замершая беременность. Раньше, из-за того что этих препаратов не было, бедные врачи кромсали и кусками вытаскивали погибший плод. Можете себе представить трагедию для женщины и для самого медработника?!» — рассказала она.

За год в Кыргызстане регистрируют, по официальным данным, от 21 до 28 тысяч абортов. Этот показатель, по словам Галины Чиркиной, можно спокойно умножить на пять, чтобы получить реальную картину: в статистику попадает только каждый пятый случай.

При этом ежегодно, по данным Минздрава, 3–4 кыргызстанки умирают во время аборта или от осложнений после него.

Сама операция, если сделана качественно и если женщина здорова, последствий не имеет.

Самое страшное, что может случиться, это прокол матки инструментом. Но это значит, что-то неправильно сделал доктор.

Последствия происходят чаще из-за того, что женщины не соблюдают режим (инфекционный фон, слабое здоровье и так далее).

Галина Чиркина

Как должно быть

«Доабортное консультирование является частью самой услуги, — отметила Галина Чиркина. — Во-первых, доктор должен понять, как женщина относится к этой беременности, желанная она или нет, каковы причины мыслей об аборте. Затем он информирует ее о самой процедуре, показаниях и противопоказаниях.

В обязательном порядке рассказывается о дальнейшей контрацепции, чтобы женщина больше не использовала аборт как метод планирования семьи, а максимально предохранялась и не имела нежеланных беременностей».

Если это нежелательная беременность, доктор обязан проинформировать женщину о трех возможных путях: родить и оставить ребенка себе, родить и отказаться от него в роддоме и только третьим вариантом может быть аборт.

Галина Чиркина «К сожалению, сегодня в нашем обществе нет культуры взаимоотношения мужчины и женщины. Сначала люди не договариваются о сексе, а потом о беременности, — подчеркнула она. — И это становится частью проблем самой женщины. В силу того, что всю ответственность взвалили на нее, она пытается решать этот вопрос, как может».

«Интересно, но многие мужчины считают, что могут себе позволить не использовать контрацептивы, даже если они не хотят иметь детей. С презервативом ему неприятно, а женщина потом обречена на операцию», — добавила глава альянса.

В современном мире женщине нет необходимости использовать аборт, потому что она может планировать семью.

Но поскольку сегодня очень много женщин зависят от тех причин, по которым они принимают решение прервать беременность, нужно повышать качество услуг.

Галина Чиркина

Источник: https://24.kg/obschestvo/62365_kak_delayut_abortyi_vmedtsentre_bez_litsenzii_rassledovanie_ia24kg/

Уголовно-правовая охрана человека до момента его рождения на Украине — PRAVO.UA

Какова ответственность за проведение незаконного аборта?

Жизнь каждого человека связана с моментом его зачатия, рождения и продолжается до наступления смерти. Уголовно-правовые нормы защищают человека преимущественно в период его жизни. На Украине по общему для теории права правилу человек признается субъектом права лишь после его рождения.

Даже положение, закрепленное в статье 1222 Гражданского кодекса Украины (ГК), согласно которому право наследования признается за лицами, которые были зачаты при жизни наследодателя и родились живыми после открытия наследства, скорее подтверждает, чем опровергает это правило.

Поэтому в период от зачатия до рождения человек является наименее юридически защищенным.

Неправильно было бы говорить, что закон совсем не заботится о зачатом, но еще не рожденном человеке. Защиту человека до его рождения осуществляет Уголовный кодекс Украины (УК) в определенных нормах Особой части.

И речь в данном случае идет не о статье 134 УК, предусмат­ривающей ответственность за незаконные аборты.

Эта норма, исходя из ее конструкции, направлена на защиту здоровья беременной женщины, а не жизни будущего ребенка, поэтому требует определенного совершенствования, но на этом более подробно мы остановимся ниже.

Стремление законодателя защитить уголовно-правовыми нормами жизнь неродившегося ребенка наблюдается в определении состава умышленного убийства и состава незаконного введения в организм наркотических средств или психотропных веществ.

Квалифицирующим признаком этих составов преступлений является совершение преступных действий в отношении беременной женщины. Такая конструкция нормы может означать лишь то, что кроме потерпевшего лица законодатель решил защищать жизнь неродившегося человека — эмбрион или плод.

Поэтому дополнительным непосредственным объектом в таких составах преступления будет выступать жизнь и здоровье неродившегося ребенка.

Кроме того, очевидно, что объектом телесного повреждения, признанным тяжким по признаку прерывания беремен­ности (статья 121 УК), является не только здоровье потерпевшей женщины.

В данном случае вред непосредственно здоровью женщины от прерывания беременности будет менее значительным по сравнению с иными последствиями, названными в статье 121 УК, такими как потеря органа или его функций, стойкая утрата трудоспособности не менее чем на одну треть и т.д.

Изложенное означает, что законодатель вводит под охрану этой нормы также жизнь неродившегося ребенка. Поэтому можно констатировать стремление законодателя защитить человека уголовно-правовыми средствами не только пос­ле, но и до момента его рождения.

Вместе с тем следует отметить, что жизнь и здоровье неродившегося человека законодатель оценивает значительно ниже жизни и здоровья родившегося ребенка.

К устранению названного несоответствия следует относиться осторожно. Юридические проблемы определения того начального момента, когда человек получает права и защищается законом, связаны с неоднозначным отношением к началу жизни в обществе.

Достаточно много людей считает вполне допустимым искусственное прерывание беременности, поэтому едва ли они согласятся с необходимостью уголовно-правовой защиты жизни до родов. Ведь в данном случае любой аборт необходимо будет признать преступным.

Другие, наоборот, убеждены, что жизнь человека начинается и должна защищаться именно с момента зачатия. Науки о развитии человека не ограничиваются моментом его рождения и относят к этапам жизни пренатальный (внутриутробный) период. Он длится в среднем 266 дней и состоит из трех стадий: передзародышевой, зародышевой и стадии плода.

Причем уже к началу седьмого месяца развития плод обретает способность к выживанию в воздушной среде (Годфруа Ж. Что такое психология: В 2-х т. — Изд. 2-е, стереотипное. — Г.: Мир, 1996. — Т.2. — с. 8).

Примером противоречивого отношения к жизни зачатого, но еще не рожденного человека является тот факт, что граждане Голландии, где аборты разрешены, не только пользуются такими своими правами, но и предоставляют возможность обойти закон гражданам стран, где аборты запрещены. Схема таких действий проста.

Специально оборудованный, с гинекологами на борту корабль под флагом Голландии с громким названием «Аврора» берет на борт беременных пассажирок стран, где аборты запрещены.

Судно отплывает в нейтральные воды, где на его борту действуют лишь законы Голландии, для того чтобы там его пассажирки смогли избавиться от нежелательной беременности.

В соответствии с инструкцией, утвержденной приказом Министерства здравоохранения Украины (МЗУ) № 111 от 28 июня 1994 года, операция искусственного прерывания беременности осуществляется врачами акушерами-гинекологами в аккредитованных стационарных лечебно-профилактических учреждениях (родильные дома, больницы, в составе которых имеются гинекологические общехирургические отделения), а операцию вакуум-аспирации разрешается проводить в гинекологических отделениях и женских консультациях. Такая операция осуществляется только с согласия беременной женщины (кроме случаев крайней необходимости).

Искусственное прерывание беременности (не больше 12 недель) может осуществляться по желанию женщины (часть 6 статьи 281 ГК). То есть, если женщина не желает иметь ребенка, при этом сроке прерывание беременности может быть проведено без каких-либо дополнительных оснований.

Постановление КМУ от 12 ноября 1993 года регламентирует порядок искусственного прерывания беременности от 12 до 28 недель.

Однако с 1 января 2005 года в силу вступил Закон Украины «О внесении изменений в статью 281 Гражданского кодекса Украины», сокративший максимальный срок, допускающий прерывание беременности с 28 до 22 недель.

А пока процесс приведения в соответствие с данным Законом нормативно-правовых актов КМУ и МЗУ не завершен, в части, не противоречащей новому Закону, применяется вышеуказанное постановление КМУ.

В соответствии с приложениями № 1 и 2 названного постановления КМУ, с учетом изменений, внесенных в статью 281 ГК, беременность сроком от 12 до 22 недель может прерываться только при наличии медицинских (туберкулез, вирусный гепатит, сифилис, ВИЧ и др.) или социальных показаний.

Социальными показаниями являются: наличие трех и более детей, развод во время беременнос­ти, смерть мужа во время беременнос­ти, беременность вследствие ­изнасилования, пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы, лишение ­женщины родительских прав, наличие у женщины ребенка-инвалида и пр.

Кроме того, перечни как медицинских, так и социальных показаний не являются исчерпывающими. Это значит, что названными в постановлении компетентными органами могут признаваться уважительными и другие медицинские и социальные показания. По данным МЗУ, в разрабатываемых нормативно-правовых актах планируется внесение изменений в рассматриваемый перечень показаний.

Прерывание беременности сроком свыше 22 недель не допускается. В частности, частью 2 статьи 134 УК за это преду­смотрена ответственность как за незакон­ное осуществление аборта, но только в случаях, если оно послужило причиной длительного расстройства здоровья, бесплодия или смерти потерпевшей.

Несовершенство статьи 134 УК очевидно. Она не охватывает ни одного случая незаконного аборта, произведенного лицом, имеющим специальное медицинское образование, если при этом отсутствовал существенный вред здоровью беременной.

Имеются в виду случаи незаконного аборта: 1) вне учреждений, имеющих право на такую деятельность (например, гинекологом-пенсионером на дому); 2) с нарушением порядка получения согласия беременной женщины или ее законного представителя на такую операцию; 3) при отсутствии социальных или медицинских показаний, когда срок беременности составляет от 12 до 22 недель; 4) при сроке свыше 22 недель. Все эти действия являются не менее, а иногда и более общественно опасными, чем предусмотренные в части 1 статьи 134 УК действия по производству аборта лицом, не имеющим специального медицинского образования.

Остановимся на прерывании беременности сроком свыше 22 недель. Как мы уже отмечали, приблизительно в начале седьмого месяца беременности плод приобретает способность к выживанию в воздушной среде. То есть при таком сроке беременности речь идет об уже сформировавшемся ребенке, который пока еще находится в утробе матери, однако не исключено, что он может жить и вне ее.

Как ни странно, прерывание беременности в таких случаях (без длительного расстройства здоровья, бесплодия или смерти потерпевшей) не охватывается статьей 134 и не подпадает под другие статьи УК Украины. То есть такие действия не признаются преступлением, хотя очевидно, что они граничат с умышленным убийством.

Отличие такого прерывания беременности от убийства состоит лишь в том, что плод, способный к жизни во внешней среде, во время умерщвления еще находится в утробе матери.

Если же вследствие искусственных родов или кесарева сечения такой плод был извлечен из утробы матери живым, а уже потом лишен жизни, то такое действие будет квалифицироваться как умышленное убийство.

Имеем парадоксальную ситуацию, когда одно и то же деяние, совершенное в отношении одного и того же предмета преступления (плода на поздних сроках беременности), является в одном случае допустимым с точки зрения уголовного закона явлением, а в другом — особо тяжким преступлением (умышленное убийство малолетнего ребенка), в зависимости от места совершения преступления (в утробе матери или вне ее).

Учитывая изложенное, следует отметить, что законодатель вполне обоснованно уменьшил максимально возможный срок прерывания беременности с 28 до 22 недель.

Однако отсутствие законодательного разрешения на прерывание беременности сроком свыше 22 недель не означает наличие эффективного запрета на такие действия. Дипломированному гинекологу-пенсионеру, например, ничто не мешает производить аборты.

При отсутствии преду­смотренных в части 2 статьи 134 УК последствий он может не опасаться ни уголовной, ни дисциплинарной ответственности.

Думаю, что данное обстоятельство следует учесть в качестве квалифицирующего признака, установив повышенную уголовную ответственность. Причем ответственность здесь должна наступать независимо от последствий для здоровья беременной. Дополнительным непосредственным объектом такого преступления будет жизнь неродившегося человека.

Кроме того, повышенную ответственность следует предусмотреть за прерывание беременности с нарушением порядка получения согласия беременной или ее законного представителя.

В этом случае жизнь неродившегося ребенка также выступает дополнительным непосредственным объектом преступления.

Врач имеет право прервать беременность лишь с согласия женщины, кроме случаев крайней необходимости и случаев, когда допус­кается получение согласия ее законных представителей.

Повышенную общественную опасность также представляет прерывание беременности с целью получения выгоды от использования клеток, органов или тканей эмбриона или плода. Наличие такой преступной цели у врача сегодня вполне возможно, учитывая прогресс в сфере биомедицинских технологий.

В методе клеточной терапии, например, используются эмбриональные клетки не старше 12 недель. Такую ткань организм человека способен воспринимать как свою собственную. Эмбриональные клетки могут замещать погибшие или больные клетки какого-либо органа человека, определяя его самостоятельно.

Кроме того, эмбрион или плод может использоваться для искусственного оплодотворения и трансплантации. Стоимость подобных операций, как правило, очень высокая. Поэтому вполне реальны ситуации, когда врач заинтересован в проведении операции.

Как лечащий врач, а значит лицо, которому доверяют, он может влиять на решение женщины, склоняя ее сделать аборт. Поэтому непосредственным объектом такого преступления тоже является жизнь неродившегося ребенка.

Учитывая изложенное, статью 134 УК целесообразно было бы сформулировать так:

«Статья 134. Незаконное осуществление искусственного прерывания беременности.

1. Осуществление ­искусственного прерывания беременности лицом, не имеющим специального медицинского образования, или вне учреждений, имеющих право на такую деятельность, или при отсутствии медицинских и социальных показаний к такой операции в случаях, когда их наличие обязательно, — наказывается…

2. Осуществление искусственного прерывания беременности с превышением срока, установленного для этой операции, или с нарушением порядка получения согласия беременной женщины или ее законного представителя на такую операцию, или с целью получения выгоды от использования клеток, органов или тканей эмбриона или плода, — наказывается…

3. Осуществление искусственного прерывания беременности, повлекшее длительное расстройство здоровья, бесплодие или смерть потерпевшей, — наказывается…».

Как видите, в предложенном варианте статьи отсутствуют санкции. Это связано с тем, что введение санкций должно сопровождаться серьезным криминологическим исследованием их обусловленности, чем мы и займемся в ближайшее время.

Все вышесказанное свидетельствует о необходимости уголовно-правовой защиты жизни зачатого, но еще не родивше­гося ребенка. И если сегодня общество еще не готово перенести начало полноценной защиты прав и свобод человека с момента его рождения к моменту зачатия, необходимо хотя бы максимально расширить действие норм, запрещающих уголовные аборты.

Источник: https://pravo.ua/articles/ugolovno-pravovaja-ohrana-cheloveka-do-momenta-ego-rozhdenija-na-ukraine/

Криминальный мир
Добавить комментарий