Как оградить себя, соседей и общество от человека с психическим расстройством?

«А если он сошёл с ума?». Что делать, если ваш знакомый стал неадекватно себя вести

Как оградить себя, соседей и общество от человека с психическим расстройством?

В редакцию «Фонаря» пришло письмо от Владимира Рыкова с просьбой «распространить информацию о возможной опасности, подстерегающей на улицах нашего города».

Молодой человек поделился опасениями: он и его жена с ребёнком периодически гуляют в парке Победы и встречают там одного человека, который «перемещается по всей территории парка, таскает с собой всевозможный мусор и, что самое странное, пристаёт к прохожим с просьбой его сфотографировать и отправить фото на его страницу во „ВКонтакте“».

Рыков написал, что человек, с которым они неоднократно сталкивались, «имеет потрёпанный внешний вид и странные вещи в руках». Также автор письма изучил страницу этого необычного прохожего во «ВКонтакте». По его словам, «страница просто-таки пестрит очень странной и местами пугающей информацией.

Есть даже видеозаписи с его участием, где он не стесняется в выражениях в адрес различных людей, в том числе, содержащими угрозу». Автор письма говорит, что на страницу «ВКонтакте» гуляющего в парке человека подписано около 10 тысяч человек.

Обратившийся считает, что белгородец, о котором идёт речь в письме, может представлять опасность для себя и окружающих, поэтому он попросил у редакции совета, как поступить в этой ситуации.

Вскоре после письма Владимира Рыкова в редакцию поступило ещё несколько обращений с просьбой обратить внимание на запись в группе «Чёрный список. Белгород» с просьбой к родителям, чтобы они провели беседы с детьми и рекомендовали им не подходить к человеку, который ходит по центру города.

— Непонятно, что у него в голове. Он побирается, просит деньги (в том числе у детей), ест из мусорок, собирает пакеты с мусором, от него неприятный запах, имеет проблемы с законом. Выложил на странице фото своей квартиры (а ведь кто-то из детей заходил к нему и сделал эти фото). Он угрожающе отзывается о всех жителях Белгорода, призывает к расправам, ненавидит всех, требует чьи-то трупы на площади Белгорода, а ведь у него больше 9 тысяч подписчиков, его читают дети. К сожалению, полиция реагировать не будет, пока он что-нибудь не совершил, — пишет один из белгородцев.

Автор записи спрашивает: «Есть ли вообще какая-то служба, которая занимается такими людьми? Ему требуется медпомощь, и его необходимо оградить от общества, тем более, что его страница забита негативом, матами и призывами „карать всех“».

Эта запись собрала более 500 комментариев. Мнения условно можно разделить на «защищающие», авторы которых говорят о необходимости помогать подобным людям, и «осуждающие» — их авторы указывают на исходящую от героя записи опасность.

После этих обращений мы обратились к экспертам и узнали у них, что делать и к кому обращаться, если кажется, что кто-то из окружающих ведёт себя неадекватно и представляет опасность для других людей.

«Врачам безопаснее не класть больного в стационар»

Психиатр Каролина Маначинская, ссылаясь на федеральный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании», объяснила, что психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении человека или с его согласия.

— Исключение — это те случаи, когда его обследование и лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжёлым и может нести непосредственную опасность для человека или окружающих. Также основанием для принудительного помещения в стационар могут быть неспособность человека самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или вероятность того, что при неоказании помощи здоровью человека будет нанесён существенный вред вследствие ухудшения психического состояния без психиатрической помощи, — рассказала специалист.

Каролина Маначинская пояснила, что решение об обоснованности госпитализации принимает комиссия врачей-психиатров психиатрического учреждения. Она должна быть созвана в течение 48 часов после принудительной госпитализации человека.

— Если госпитализация признаётся обоснованной, то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 часов направляется в суд. Оно обычно рассматривается в течение пяти дней с момента госпитализации, и потом судьёй выносится постановление о необходимости недобровольной госпитализации.

Когда поведение человека может представлять опасность для окружающих, обычно вызывают скорую. Его доставляют в стационар, но без его согласия лечить не начинают, и он просто находится под наблюдением. Через несколько дней приезжает юрист, проверяет, ущемляются ли права человека, а дальше нужно ждать решения суда.

Сейчас законы ужесточились, и психиатры несут уголовную ответственность за то, что человек, возможно, госпитализирован не по показаниям. В некотором смысле это может связывать врачам руки. Легче и безопаснее не положить больного в стационар, чем лечить «насильно».

Если человек не стоит на учёте, нет никаких оснований помещать его в больницу, даже если его состояние обостряется.

Психиатр говорит, что по действующему законодательству сейчас не предусмотрено никаких профилактических мер по отношению к психически больным.

— Если пациент в присутствии врача-психиатра ведёт себя спокойно, то недобровольная госпитализация ему не грозит. По сути, она возможна лишь в том случае, если человек состоит на диспансерном наблюдении, и его поведение носит явно деструктивный характер.

Каролина рассказала, что, если человеку кажется, что прохожий на улице ведёт себя неадекватно, может быть для него опасен, нужно постараться исключить контакт с ним и не привлекать к себе внимания.

— Если же случилось так, что приходится общаться с этим человеком, нужно вести себя спокойно, говорить ровным голосом, не задавать вопросов. В сети правила безопасности те же: лучше не начинать переписку, не комментировать его записи, не давать своих личных данных, потому что это может привести к тому, что вас начнут вычислять и преследовать, — советует Каролина Маначинская.

Обращайтесь в полицию — сотрудники должны отреагировать

Начальник отдела информации и общественных связей УМВД России по Белгородской области, полковник внутренней службы Алексей Гончарук сказал, что в подобных ситуациях сотрудники полиции также руководствуются законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании». На основании этого документа они определяют показания для необходимости врачебного вмешательства.

— В случаях, если у сотрудника полиции имеется подозрение, что человек психически болен, он может вызвать бригаду скорой помощи по месту жительства этого человека или в отдел полиции, если он находится там. В поведении человека в такой ситуации должны прослеживаться действия, несущие угрозу ему или окружающим.

В остальных случаях информация в отношении таких граждан направляется правоохранительными органами на имя главного врача областной клинической психоневрологической больницы.

Также полиция обязана помогать работникам здравоохранения доставлять в специализированные медицинские учреждения тех людей, которых вызывают туда по решению суда, но они не выполняют это решение. При недобровольной госпитализации учитывается степень агрессивности больного. Если у него при себе есть предметы, которыми он может нанести увечья, их изымают.

Начальник отдела информации и общественных связей УМВД России по Белгородской области напомнил, что полицейские вместе с медицинскими работниками должны наблюдать за людьми, страдающими психическими расстройствами, больными алкоголизмом или наркоманией и представляющими опасность для окружающих.

Это делается для того, чтобы предупредить возможные преступления и административные правонарушения.

Если информацию о человеке предоставили медработники, и он состоит на профилактическом учёте в одном из территориальных отделений полиции, с ним проводят профилактическую работу: полицейские систематически не реже одного раза в квартал приходят к нему домой, чтобы оценить его состояние.

Алексей Гончарук пояснил, что когда в многоквартирном доме один из жильцов захламляет мусором свою квартиру, лестничную площадку, заводит много животных, не соблюдает санитарно-гигиенические нормы, на него тоже распространяется своя законодательная норма.

— Собственник жилого помещения обязан поддерживать его в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями, а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме. Жители имеют право обратиться в полицию по таким фактам для их фиксации и принятия мер в соответствии с действующим законодательством.

В полиции должны принять и зарегистрировать заявление или сообщение о правонарушении, при необходимости провести проверку, принять меры, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

Также полиция должна информировать заявителей о ходе рассмотрения таких заявлений и передавать их в другие организации, если решение проблемы находится в их компетенции.

Так, например, при несоблюдении санитарно-гигиенических норм по результатам проведения проверки полиция направляет информацию в органы Санэпиднадзора и департамент городского хозяйства для рассмотрения вопроса о привлечении виновных лиц к административной ответственности.

Научиться уважать свободу другого

Священник, психолог Михаил Артёменко рассказал, что если кто-то начал отмечать необычное поведение близкого, он может обратиться в Центр поддержки семьи при храме Петра и Февронии.

— Если люди считают, что их близкому нездоровится, у него поменялось поведение, нужно выяснить, что конкретно им не нравится, чего они опасаются. Обязательно нужно найти возможность поговорить с самим человеком, по поводу которого беспокоятся близкие. Разговор этот должен быть добровольным, надо, чтобы человек сам захотел прийти побеседовать и рассказать о том, что у него происходит. «Невольник — не богомольник» — есть такая фраза. Невольно ничего не сделаешь с человеком, можно лишь призывать его, — пояснил психолог.

Михаил Артёменко говорит, что священник должен понимать, отчего может меняться привычный образ жизни человека.

— При изменении поведения бывает, что мы предполагаем влияние на человека религиозных организаций тоталитарного характера. Нам нужно исключить или подтвердить это. Если подтверждается, то будет два варианта развития событий: если деятельность организации запрещена в нашей стране, мы должны обратиться в правоохранительные органы. Если нет, опять же, мы можем лишь побеседовать.

Когда же возникает подозрение на возможное психическое заболевание, мы можем дать родственникам рекомендацию поговорить с человеком о том, чтобы он посетил невролога или психиатра. Далее уже дело родственников, как они смогут уговорить, корректно подвести к этому своего близкого. Вообще убедить кого-то пойти к психиатру достаточно сложно, тут включается гордость: «Как это я болен?».

Если у человека наблюдается буйное поведение, могут быть подключены другие рычаги влияния, например, обращение в скорую помощь. Ещё хочу добавить, что поведение другого, которое может нам не нравиться, — это деликатный вопрос.

Просто часто мы хотим, чтобы мысли и чувства другого соответствовали нашим о них представлениям. А важно научиться уважать свободу другого. Может, кому-то нравится выходить ночью на улицу и часами смотреть на звёзды, а мы этого не понимаем.

У тех же юродивых всегда было непонятное, необъяснимое для большинства поведение. Ну, а тут есть ещё одна хорошая фраза: «Не суди, да не судим будешь».

С заявлением может обратиться любой «иной гражданин»

Директор правовой компании «Хартия» Александра Береславцева считает, что в подобных ситуациях необходимо соблюдать осторожность.

— Прежде чем говорить о госпитализации, необходимо установить, имеются ли основания прибегать к таким крайним мерам воздействия, как принудительное ограничение свободы человека. Если вам не нравится, что ваш сосед или знакомый ведёт себя «странно», это ещё не значит, что у него есть проблемы с психикой. А даже если и есть, это не значит, что он может быть принудительно госпитализирован, в противном случае подобные меры могут быть использованы в немедицинских целях, наносить ущерб здоровью, достоинству и правам граждан.

В соответствии со статьей четвёртой закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении и при наличии согласия на медицинское вмешательство, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом.

Более того, принудительная госпитализация или другое ограничение прав лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза в соответствии с законом — недопустима.

Александра Береславцева объяснила, в каких ситуациях принудительная психиатрическая помощь может быть оказана.

— Если человек представляет непосредственную опасность для себя или окружающих, не может самостоятельно удовлетворить основные жизненные потребности, его здоровье ухудшается без оказания психиатрической помощи, то на основании статьи 23-й вышеупомянутого закона, психиатрическое освидетельствование этого человека может быть проведено без его согласия или без согласия его законного представителя.

Источник: https://fonar.tv/article/2018/03/12/a-esli-on-soshel-s-uma-chto-delat-esli-vash-znakomyi-stal-neadekvatno-sebya-vesti

Что делать, если ваш сосед неадекватен

Как оградить себя, соседей и общество от человека с психическим расстройством?

Какими психическими заболеваниями в основном страдают алматинцы, и насколько они опасны для общества.

Как иногда в шутку говорят психиатры, нет абсолютно здоровых людей, а есть необследованные больные. Возможно, в этой шутке и есть доля правды, учитывая темп современной жизни, где стрессы, неврозы, депрессии и другие расстройства психики стали уже чуть ли не нормой.

И если их вовремя не лечить, последствия могут быть непредсказуемыми. Но есть и больные с различными психическими патологиями, официально состоящие на учете.

И общество относится к ним с опаской, не зная чего от них ожидать, и как повлиять на них, если своим поведением они причиняют серьезные неудобства.

О том, какими расстройствами психики в основном страдают алматинцы? Насколько они опасны? Что предпринять, если ваш сосед или родственник душевнобольной? На эти и другие вопросы попытался найти ответы журналист Zakon.kz, побеседовав с заместителем директора Центра психического здоровья (ЦПЗ) Алматы Жанной Худаир.

– Сколько сейчас состоит на учете людей с психиатрическими патологиями, и как в основном выявляются новые больные?

– На сегодняшний день по городу Алматы состоит на диспансерном учете около 10 600 человек с различными психическими и поведенческими расстройствами. Выявляются они в основном на этапе амбулаторного звена в обычной территориальной поликлинике по району.

Как правило, люди обращаются сами, если у них возникают какие-либо проблемы с психическим здоровьем. К примеру, нарушаются сон, фон настроения, снижается аппетит. Человека естественно начинает мучать вопрос: что же с ним происходит, и он приходит за советом к врачу. Причем это может быть не только психиатр, но и врач общей практики.

Специалист диагностирует состояние пациента и назначает лечение на своем уровне, а в случае затяжного процесса, направляет его к профильному специалисту, который окажет ему соответствующую помощь. Сейчас в нескольких городских поликлиниках функционируют первичные центры психического здоровья, где ежедневно работают наши врачи – психиатры-наркологи.

В виду интеграции службы первичной медико-санитарной помощи (ПМСП) в амбулаторно-поликлинические организации мы уже интегрировали шесть участков в поликлиники города по районам. Это Алмалинский, Бостандыкский, Ауэзовский, Наурызбайский, Жетысуский и Медеуский районы. В будущем их количество планируется увеличить.

Это делается для того, чтобы наша служба была доступна каждому казахстанцу.

– Но люди еще с советских времен, как правило, неохотно обращаются к психиатру, опасаясь, что их поставят на учет. Насколько оправданы их опасения?

– Сейчас население стало намного информированнее и грамотней в этом плане. Это раньше считалось, что если попал к психиатру, то обязательно встанешь на диспансерный учет, на тебя будут косо смотреть, показывать пальцем и ты будешь изгоем в обществе. Сейчас все поменялось.

Общество все больше приходит к убеждению, что если человек следит за своим соматическим здоровьем, то он также должен следить и за своим душевным состоянием. В наше время, например, испытать стресс или депрессивную реакцию – уже в норме вещей.

Поэтому люди должны сами следить за своим психическим здоровьем и обращаться по мере необходимости к специалистам нужного профиля, чтобы своевременно была проведена диагностика и подобрана адекватная терапия. Чтобы мы потом не получили затяжных, хронифицированных случаев.

Поэтому сейчас врачи общей практики наделены полномочиями осуществлять диагностику различных невротических расстройств, и уже на своем уровне назначать и осуществлять лечение.

То есть, мы стараемся коренным образом провести реформирование в службе психического здоровья для того, чтобы как можно больше снизить вот эту стигму, которая бытует в народе.

Нашу службу не должны стесняться или бояться. Люди просто должны приходить к психиатру, как к любому другому врачу и излагать свои проблемы.

Мы действительно максимально можем помочь человеку и, конечно, сразу не будем ставить его на диспансерный учет.

Человек может обратиться к врачу общей практики, в кабинет психического здоровья в райполиклинике или напрямую в ЦПЗ. Мы располагаем службой психологической поддержки. В нашем центре работает врач-психотерапевт.

И каждый желающий может прийти к нам в любое время и получить психологическую и психотерапевтическую помощь. Если же случай затяжной и требует индивидуального подхода, то, конечно, этим пациентом будут заниматься персонально.

Возможно, он будет получать лечение в амбулаторных условиях, а если случай окажется сложным и будет требовать медикаментозного лечения – в условиях стационара. Но поместив туда пациента, мы окажем необходимую помощь, максимально сократив сроки госпитального этапа.

Также у нас есть телефон доверия +7 (727) 376-56-60 или call-центр 3000-103, куда любой желающий может позвонить и изложить суть своих проблем, и ему помогут советом и сориентируют, куда обратиться дальше.

– Какими психиатрическими заболеваниями чаще всего страдают алматинцы, и как часто они обращаются к вам за помощью?

– Это могут быть разные психиатрические заболевания и различные поведенческие расстройства. Но из 10 600 человек, состоящих сейчас на диспансерном учете, – 75% поставлен диагноз “шизофрения”. Также растет число психических расстройств, вследствие органического поражения головного мозга, вследствие травм, перенесенных болезней и т.д.

В приоритете остается категория пациентов, страдающих умственным недоразвитием. Есть также психические поведенческие расстройства вследствие употребления психоактивных веществ – алкоголя, наркотиков и т.п. Всего же в этом году в центре получили лечение более 46 тысяч пациентов с разными формами психических нарушений.

Ежегодно стационарную помощь здесь получают более шести тысяч пациентов с разными формами заболеваний. Ежедневно в амбулаторно-поликлиническую службу центра обращаются около 300 пациентов. Врачи специализированных бригад скорой психиатрической помощи обслуживают около 30 вызовов в день.

Помощь жителям города, страдающим от психических и нервных расстройств, оказывают 120 врачей-психиатров и квалифицированных психотерапевтов.

– Действительно ли люди с психиатрическими отклонениями так опасны для общества, как принято считать в народе?

– Я абсолютно с этим не соглашусь, потому что наши пациенты, которые состоят на диспансерном учете, действительно получают лечение и проходят диспансерное наблюдение. Они систематически получают лекарственные препараты в качестве поддерживающей терапии.

И, конечно, наша служба не допустит, чтобы они нанесли вред себе или окружающим. По крайней мере, мы всеми силами стараемся предотвращать такие случаи. У нас пять групп диспансерного наблюдения, и каждый пациент относится к определенной группе.

И естественно наша амбулаторная служба тщательно следит за здоровьем и состоянием наших пациентов.

Я вам больше скажу. На улицах немало людей, ни разу не обратившихся к психиатру и не состоящих на диспансерном учете, которые представляют гораздо большую опасность, чем категория наших пациентов с психическими поведенческими расстройствами. И мы даже не можем прогнозировать, какую реакцию у них может вызвать возникновение какого-то провокационного фактора.

– Могут ли люди с психиатрическими патологиями проживать в одиночестве? Ведь в силу своего состояния они могут причинить вред, как себе, так и окружающим. Например, оставить открытым газ в квартире, в период обострения болезни доставлять неудобства соседям, вести себя агрессивно и шумно, переходить проезжую часть, где придется и т.д.

– Люди с психическими патологиями могут проживать в одиночестве, но при этом они не остаются без контроля и без присмотра. Обязательно им выделяются помощники из нашей социальной, а точнее амбулаторной поликлинической службы, функционирующей при ЦПЗ.

Наши врачи-психиатры осуществляют посещения таких пациентов на дому, контролируют их состояние и следят за приемом лекарственных препаратов, а другие сотрудники службы помогают им по хозяйству и в решении других социальных вопросов. К тому же у нас пациенты с разными диагнозами.

Есть те, что могут самостоятельно себя обслуживать – и в магазин сходить, и уборку дома сделать, и сами решить какие-то вопросы юридического характера.

А в случаях, если больные не дееспособны, все эти вопросы решают их опекуны из числа близких и дальних родственников.

Иногда они находятся сами, а иногда нам приходиться их искать через соседей, поднимать различные документы, где указаны те или иные телефоны, обращаться в ОВД и т.д.

Если же родственников найти не удается, то опекунство мы берем на себя, и направляем и помещаем таких беспомощных пациентов в дом-интернат для психохроников, где за ними осуществляется надлежащий уход и присмотр. То есть, мы не оставляем этих людей без внимания.

– А как быть в случаях, если человек не имеет документов, удостоверяющих личность, а то и постоянного места жительства, но представляет потенциальную опасность для себя или окружающих?

– К счастью, таких случаев, когда психически больной человек ведет себя агрессивно или мешает окружающим, у нас минимальное количество.

И граждан, которые входят в категорию наших больных, но не имеет документов или постоянного места жительства, мы стараемся не оставлять без внимания.

И у нас работает социальная служба, которая занимается, восстановлением документов, удостоверяющих личность. Но и, конечно, правоохранительные органы должны за ними следить и держать на контроле.

Бывают исключительные ситуации, когда, например, жители дома или случайные прохожие сталкиваются с неадекватным поведением гражданина на улице.

Они естественно в первую очередь привлекают сотрудников правоохранительных органов, а полицейские в свою очередь звонят в скорую психиатрическую помощь, которая также работает при ЦПЗ.

Потом приезжает наша специализированная бригада, которая осуществляет высококвалифицированную психиатрическую помощь и проводит на месте осмотр и освидетельствование таких людей.

Если врач психиатрической скорой помощи действительно находит у обследованного человека признаки психического расстройства, то он поступает к нам, и мы уже в приемном покое проводим более полное психиатрическое освидетельствование. Удостоверившись, что у данного гражданина действительно имеются признаки психического расстройства, и он нуждается в активном лечении в условиях стационара, мы помещаем его в наш центр.

– Куда следует обращаться соседям или родственникам психбольных, если у них явно проявляются симптомы болезни, и что вообще им следует предпринять, чтобы обезопасить себя?

– Если в определенном многоквартирном доме проживает человек, который неадекватно себя ведет – шумит по ночам, произносит какие-то нелепые высказывания, запускает квартиру, то, конечно, следует обращаться в нашу службу. У нас есть администрация Центра, куда можно направлять прямо на имя директора письма, запросы и обращения с просьбой об освидетельствовании данного гражданина.

Все наши телефоны и реквизиты указаны на интернет-портале ЦПЗ города Алматы. Также соседи или родственники могут обратиться в амбулаторно-поликлиническую службу к участковым врачам-психиатрам. И мы предпримем все меры, для того, чтобы диагностировать состояние этого человека, и если увидим там признаки психического расстройства, то максимально окажем квалифицированную помощь.

Также соседи могут вызвать бригаду скорой психиатрической помощи по телефонам +7(727)376-55-94; +7(727)376-55-96. Раньше сделать это могли только близкие родственники или полицейские, но сейчас законодательство предусматривает обращение иных граждан, если действительно у человека, который находится рядом, имеются признаки отклонения психического здоровья.

В общем, мы предпримем все необходимые меры для предотвращения совершения данным гражданином каких-либо общественно-опасных действий, направленных как в отношении его самого, так и в адрес окружающих его людей.

Но при этом мы обязаны соблюдать законность интересов этого человека. Мы обязательно проверяем поступившую к нам информацию, изучаем ситуацию и при необходимости привлекаем сотрудников правоохранительных органов.

Но при этом не следует относиться к людям с психическими отклонениями, как к потенциальным преступникам. Они такие же люди, у которых есть гражданские права, и они просто нуждаются в помощи специалиста-психиатра.

Если же человек представляет опасность для себя или для окружающих, и в силу своей беспомощности в виду наличия тяжелого расстройства, не способен контролировать свои действия и поступки, то в этом случае он может быть госпитализирован по неотложным показаниям в недобровольном порядке.

Владимир Демидов

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

Источник: https://www.zakon.kz/4942845-chto-delat-esli-vash-sosed-psihbolnoy.html

Что делать, если в семье есть психически больной — и он отрицает лечение

Как оградить себя, соседей и общество от человека с психическим расстройством?

Зачастую люди с выраженными нарушениями психики не следуют рекомендациям врача, не принимают препараты и не соблюдают рекомендованный режим. Это происходит, во-первых, из-за недооценки своего состояния: кажется, что если ничего не болит — то всё будто бы и хорошо.

Во-вторых, у ряда лекарств есть побочные эффекты: сонливость, тенденция к набору веса тела и другие неприятности — это действительно мешает полноценной жизни, поэтому многие склонны отказываться от медикаментов.

В-третьих, никто не хочет принимать лекарства пожизненно или продолжительное время: это не только вызывает экзистенциальную печаль, но еще и дорого и неудобно.

Кроме того, большое значение играет стигматизация психических расстройств в России: люди обращаются за психиатрической помощью только в самых крайних случаях, поэтому огромное количество больных остается без обследования и лечения.

Больше 11 % нуждающихся в психиатрической помощи людей в течение первых двух лет заболевания не получают ее, потому что безуспешно «лечатся» у других специалистов.

При психических заболеваниях анозогнозия приводит к плачевным последствиям в первую очередь для самого страдающего: ухудшению состояния здоровья, несвоевременности лечения и осложнениям.

При этом тяжелое состояние очень медленно и трудно корректируется, а каждый срыв приводит к снижению адаптации и к ухудшению качества жизни, а родственникам зачастую приходится «расхлебывать» непростые ситуации: взятые в состоянии обострения кредиты, тяжелые конфликты с окружающими.

Самое опасное следствие отказа от лечения — суицид. Страдающий человек поглощен болезненными переживаниями и без помощи медикаментов нередко приходит к самоповреждению или попытке самоубийства.

Самая большая проблема в том, что больной человек может отгораживаться от мира, уходить в самоизоляцию и недооценивать свое состояние: ему может казаться, что он сильный и справится сам — но болезнь нередко оказывается сильнее.

В каком положении оказываются родственники больного

Непросто приходится и родственникам. Есть два типичных полюса переживаний, на которых оказываются его близкие.

Один полюс — это вина за поведение больного, стыд за то, что происходит в семье, и — как следствие этой вины — полное подстраивание под болезнь. Именно в этом причина гиперопеки, особенно характерной для семей алкоголиков и наркоманов.

Другой полюс — это, наоборот, отстранение. Люди выбирают игнорировать проблему не потому, что они жестокие, а из-за непонимания, растерянности и страха. В обоих случаях родственники часто стараются скрывать факт наличия в семье заболевания и боятся, что кто-то об этом прознает.

Из-за этого вся семья может постепенно оказаться в социальной изоляции, которая также может быть следствием стигматизации — негативного отношения общества к психически больным.

У людей отсутствуют четкие представления о том, что конкретно нужно предпринять, если тяжело больной человек отказывается лечиться.

Многие в бессилии обращаются на форумы, медицинские сайты: «помогите, моя мама злоупотребляет алкоголем и не хочет идти к врачу…», «как быть в ситуации, когда дочь страдает шизофренией и не хочет принимать препараты, назначенные врачом…», «с ней трудно жить, но к врачу идти она не хочет….»

Что закон говорит о принудительной госпитализации

«Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, без его согласия либо без согласия одного из родителей или иного законного представителя до постановления судьи, если его психиатрическое обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи».

— Федеральный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.1992 № 3185-1 ст 29 (ред. от 19.07.2018), статья 29: «Jснования для госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке»

Только в указанных случаях можно госпитализировать человека принудительно: по решению суда или прокуратуры. В других ситуациях госпитализация проводится только с согласия человека, по рекомендации врача.

Принудительная госпитализация — всегда не лучший вариант. Любое насилие сопровождается психической травматизацией.

В итоге больной потеряет доверие к родственникам, их отношения приобретут враждебный характер, что никак не поможет страдающему, а только усугубит его состояние.

Как вести себя с человеком, страдающим от психического расстройства

По словам главного внештатного специалиста-психиатра Департамента здравоохранения города Москвы и главврача Психиатрической клинической больницы № 1 Г. П. Костюка, с больными, которые не поддаются на уговоры, «главное — не спорить, но и не соглашаться…»

Ни в коем случае родственникам не следует угрожать человеку, шантажировать, критиковать, запугивать. Важно сохранять спокойствие и доброту по отношению к страдающему, набраться терпения.

Больной может быть переменчив: то нуждаться в другом человеке, в его любви и теплоте, то быть замкнутым, отталкивать и требовать, чтобы его не беспокоили. Не стоит обижаться на больного человека. Ведь мы же не обижаемся на людей, которые не могут говорить в силу их заболевания.

Если у больного есть бредовые фантазии, то рекомендуется спокойно их выслушать и не показывать, что вы расстроены или огорчены, встревожены чем-то, можно даже и подыграть в такой ситуации.

Чтобы родственники психически больных могли чувствовать себя более уверенно, им необходима информация о болезни близкого, методах лечения, формах помощи непосредственно в сообществе людей с аналогичной проблемой. Эти сведения они могут получить на специальных курсах психообразования, которые регулярно проводятся в ПНД.

Какое отношение к происходящему стоит выработать

Родственникам больного следует осознавать, что, если психическое заболевание лечить, своевременно обращаться за помощью к специалистам, не стесняться говорить об этом с людьми, которых постигла похожая участь и комплексно подходить к вопросам лечения и реабилитации, то можно добиться хороших результатов.

Важно понимать, что острое состояние — не навсегда, его можно пережить, перетерпеть, лечить. Главное — верить в лучшее и искать помощи.

Естественно, негативных впечатлений и пугающих эмоций не избежать. Всё дело в том, что помощь в такой ситуации требуется не только больному, но и его окружению. Используйте релаксацию, прослушивайте спокойную любимую музыки, урвите возможность погулять в одиночестве, медитируйте.

О своей тревоге тоже важно говорить с врачом и согласиться на поддерживающую терапию: обстановка в семье, где проживает больной человек, может быть психотравмирующей для других ее членов.

Очень помогает относиться к тому, что случилось с близким, как к испытанию или уроку, который научит быть терпимее, научиться проявлять заботу, быть сильным, мудрым и смелым. Да, болезнь может вызывать стыд, страх или боль — но осознание, что вместе можно с этим справиться, дает надежду на благополучие и улучшает психологическую обстановку в семье.

Обязательно нужно дать всем время, особенно после острой фазы заболевания. Не дожидайтесь с нетерпением «быстрого скачка вперед», а содействуйте малым шагам вашего близкого с психическим расстройством — и радуйтесь им.

Как помочь человеку с психическим расстройством принять необходимость лечения

Если человек упрямо не идет на контакт и не хочет лечиться, можно поискать информацию о частных клиниках, вместе с врачом обсудить ситуацию и придумать грамотный выход.

Огорошивать человека тем, что ему нужно срочно лечь в больницу, не стоит. Если человек дееспособен, то отчасти он понимает, что с ним происходит что-то неладное, но, возможно, боится попадать в психиатрическую больницу, насмотревшись страшных фильмов или наслушавшись рассказов. Да и сама по себе тема психиатрии очень стигматизирована в России, что снижает доверие больных к психиатрам.

Врача можно вызвать на дом или представить больному как психолога или психотерапевта, который «просто поговорит», — это будет восприниматься страдающим не так болезненно.

Врач-психиатр поможет убедить человека начать принимать лекарства.

Если душевнобольной никак не соглашается на госпитализацию, а она ему действительно необходима, то можно пойти на хитрость и сказать, что в больницу нужно лечь на обследование, чтобы доказать, что он (она) абсолютно здоров и диагноз врача неверный. Или объяснить, что необходимо сдать анализы для отмены диагноза, а сделать это можно только в больнице.

Современная психиатрия потихоньку переходит на амбулаторную форму на «западный манер», когда не требуется госпитализация.

Лечение происходит дома, а не в стационаре, что способствует адаптации людей с психическими расстройствами и не стигматизирует их. Это в итоге позитивно влияет на быстрое восстановление и социализацию.

Чего нельзя говорить больному

По словам врача-психотерапевта Михаила Бурдина, при разговоре с больным нельзя употреблять фразы-прогнозы, предсказания:

«Ты сопьешься!»

«Тебя уволят с работы!»

«Ты посадишь печень!»

«Дети не будут тебя уважать!»

«Ты закончишь как твой отец!»

«Ты нас в гроб загонишь!»

Всё это прогнозы. Они могут быть сколько угодно справедливыми, однако эти слова не будут иметь никакой пользы: больной сразу начнет защищаться. Нужно уметь отделять реальные события от своих обобщений.

Что можно говорить больному

Люди с самыми различными психическими расстройствами (алкоголизм, шизофрения, депрессия) могут быть очень чувствительны к поведению окружающих.

Поведение близких таких людей должно быть основано на заботе и желании помочь. Не для всех подходят стандартные фразы: «успокойся…», «всё будет тип-топ..», «возьми себя в руки…» — они вообще зачастую не работают.

Психически больной живет в своем мире, и здесь нужна чуткость родственников к его состоянию.

Можно осторожно поинтересоваться: «Как ты себя чувствуешь?» Стараться задавать открытые вопросы в ненавязчивой форме: «Расскажи… Что ты ел (ела) на завтрак? О чем думаешь?» Важно стимулировать больного рассказывать, развернуто отвечать — это поможет лучше его понять. Если он не хочет разговаривать, то заставлять нет смысла, лучше попробовать немного позже опять возобновить разговор.

Ваша собственная открытость, рассказ о себе поможет раскрыться и больному человеку.

Старайтесь сохранять спокойствие и доброжелательность.

Что, если родственники ошибаются

К сожалению, родственники не всегда понимают странности близкого человека и могут напрасно паниковать. Паника — часто проецирование на другого своих трудностей или проблем (тревога, злость, агрессия). Такой человек может не принимать наличие проблем у себя, отрицать их, подавлять и сваливать на другого.

Ситуации необоснованной тревоги в семье бывают достаточно разнообразные.

Молодому человеку родители могут заявлять, что что он псих и они хотят сдать его в психиатрическую больницу. Тогда как он просто художник, которому не повезло родиться в провинции, где не понимают его странностей, его картин, замкнутости или чудаковатого поведения. Защищает ли его закон в такой ситуации?

Да, закон о психиатрической помощи его защищает: он имеет право отказаться от лечения — в таком случае оснований для принудительной госпитализации нет, и никто его никуда не заберет.

Как самому проверить, всё ли в порядке

Если вы отказываетесь от еды, плохо спите, видите во сне кошмары, чувствуете разбитость, замечаете странные вещи, мысли быстро текут в голове или, наоборот, ощущается вялость, медлительность; не можете ходить на работу или учебу, чувствуете душевную боль и безнадежность, слышите в голове какой-то голос; если люди кажутся вам преследующими и враждебными, если вы подозреваете, что вас хотят отравить, чувствуете сильную тревогу, и всё это мешает вашей нормальной полноценной жизни — то и правда пора к доктору.

Если же вы вполне довольны своей жизнью и только конфликты в семье и на работе ее портят, то можно попробовать обратиться к психологу для решения трудностей в межличностных отношениях — расстройства у вас, скорее всего, никакого нет.

По причине бурного развития фармакологии в психиатрии нам часто кого-то хочется отправить к психиатру, но для этого есть только очень ограниченные условия. В психиатрическую больницу или в частную психиатрическую клинику нужно обращаться только по необходимости.

Всем: от ревнивцев до меланхоликов и от творческих личностей до обыкновенных мудаков — вариант обращения к врачу-психиатру не подходит!

Возможно, кому-то и нужна коррекция поведения, но для этого достаточно психолога или психотерапевта.

Источник: https://knife.media/treatment-denial/

МОСКВА, 2 июн — РИА Новости, Ирина Халецкая. Тараканы, вонь и тонны мусора — некоторые соседи способны превратить жизнь в ад. Одни терпят, другие обращаются к участковому, в МЧС и даже Роспотребнадзор.

Однако по закону носить хлам в квартиру не запрещено, да и конфликтовать с “мусорщиками” бесполезно. Ведь, как правило, эти люди страдают психическим расстройством — “синдромом Плюшкина”.

Как оградить себя от неконтролируемого накопительства по соседству — в материале РИА Новости.

КамАЗы с мусором

Жильцы девятиэтажки в Новокуйбышевске Самарской области давно забыли, что такое чистота и уют. Все потому, что одна из соседок уже несколько лет превращает свою квартиру в свалку. Сначала, вспоминают жильцы, она просто оставляла вещи, которые ей казались необходимыми. Дальше — больше: пенсионерка принялась таскать хлам прямо из мусорных баков во дворе.

В итоге соседи вынуждены были через все возможные инстанции добиваться уборки в квартире — иначе неприятный запах и тараканы не дали бы покоя. “С этой пенсионеркой мы давно воюем.

Женщина неконтактная, уговоров не понимает, наверное, потому что не в своем уме. Да и приходить к ней в гости, чтобы побеседовать, совсем не хочется.

Приходится писать заявления, вызывать всех — от санэпидстанции до полиции”, — рассказала корреспонденту РИА Новости Светлана Бакунина (имя изменено по ее просьбе).

По словам жильцов, спасает то, что у квартиры есть собственник — родственница бабушки. Она временами организует уборку, но порядок там восстанавливается ненадолго. Пенсионерка умудряется быстро захламить все так, что входная дверь еле открывается.

“Кроме того, желающих убираться в этой помойке немного. Частные компании за такое не берутся, соседи физически на это не способны, да и сама бабушка до последнего воюет с нами. Когда ей начинаешь объяснять, она твердит одно и то же: “Это мои вещи, я их купила, на все есть чеки”, — говорит Бакунина.

В прошлом году в квартире пенсионерки возник пожар. Спасатели, вспоминает Светлана, с трудом прорвались к очагу возгорания через горы мусора. “Пока тушили, все тараканы и мыши из ее квартиры убежали в наши”, — жалуется она.

Последний раз в злополучной квартире убиралась управляющая компания “Промжилсервис”. По информации пресс-службы, сотрудники в респираторах вывозили мусор в течение двух дней. Вызывали погрузчик и самосвал. В итоге набралось несколько КамАЗов отходов.

“И такая квартира не единственная в нашем городе. Но обычно собственники не предоставляют доступа в помещения, поэтому решить проблему можно только через суд”, — рассказали в управляющей компании.

Группа риска

Пенсионерка из Новокуйбышевска, страдающая “синдромом Плюшкина”, наблюдается в психоневрологическом диспансере.

Однако гораздо чаще люди, не способные контролировать тягу к собиранию барахла, не проходят лечение, поскольку не видят в своем поведении никаких отклонений.

Соседи пытаются бороться с неряхами общепринятыми способами — жалобами и исками в суд, не всегда понимая, что перед ними больной человек.

Между тем психоаналитики считают, что склонность к неконтролируемому накопительству может быть заложена в человеке, никогда в этом не замеченном, и в любой момент принять острую форму.

Психотерапевт Александр Пятницкий рассказал корреспонденту РИА Новости, что недуг на первых порах выглядит как особенность характера. Расчетливость, экономия или прижимистость по молодости способна развиться в болезнь в зрелом возрасте из-за старческих изменений мозга. Впрочем, этот процесс можно контролировать.

Признаки “синдрома Плюшкина” проявляются постепенно: например, человек скупает все дешевые вещи, не пропуская ни одну распродажу. Главный посыл, объясняет Пятницкий, “мне это обязательно пригодится”. При этом из дома ничего не выбрасывается.

Человек не замечает, что жилище уже захламлено ненужными предметами.

“На этих этапах еще есть шанс его образумить, а вот когда накопительство принимает асоциальные формы — дом превратился в свалку, его хозяин — в отшельника, без психиатров и лечения не обойтись”, — поясняет Пятницкий.

Кроме того, добавляет психотерапевт, “синдром Плюшкина” иногда передается “по наследству”: ребенок копирует манеры поведения родителей и их привычки, в том числе неряшливость и привязанность к вещам.

По мнению Пятницкого, проблема людей с такими отклонениями в том, что они живут в одиночестве и попросту не слышат критики в свой адрес. Сильный стресс, затяжная депрессия или другие переживания способны привести к шизофрении и, как следствие, к “синдрому Плюшкина”.

Могу хранить, могу не хранить

В начале мая соцсети облетел видеоролик, на котором житель Красноярска пытался поговорить с неким Васей из соседней квартиры, больше напоминающей свалку.

Лохматый, бородатый дед спускается по горе хлама к двери. В куче можно разглядеть не только бытовой мусор, но и чайники, пакеты, одежду, книги.

После перепалки автор ролика пытается полить зловонную гору водой, но Вася отбирает бутылку и уходит.

Источник: https://ria.ru/20180602/1521766448.html

Криминальный мир
Добавить комментарий