Как нам можно расшифровать решения суда?

Мессенджер проиграл ФСБ и не смог оспорить требования

Как нам можно расшифровать решения суда?

6 апреля срок для исполнения требований истек: Роскомнадзор обратился в суд. Процедура блокировки запущена. Сколько на нее уйдет времени и чем все закончится, пока неизвестно.

28 июня 2017 года мессенджер внесли в реестр организаторов распространения информации. При этом основатель Телеграма Павел Дуров заявил, что не будет исполнять остальные требования закона, но на тот момент других требований и не было.

Пользователи тогда выдохнули: казалось, что угроза блокировки отступила. Но мы говорили, что это не конец и делать ставку только на Телеграм в работе и общении не стоит.

Потом правозащитники пытались признать незаконным приказ ФСБ № 432. Это на него ссылаются в запросе о требовании ключей для расшифровки. Но 20 марта 2018 года Верховный суд отказал в удовлетворении иска. Теперь Телеграм снова под угрозой блокировки.

ФСБ требует ключи для декодирования сообщений конкретных пользователей, которых подозревают в преступлении. Не саму переписку, не сообщения, а только информацию для их расшифровки. Получить доступ к переписке автоматически даже с этими ключами ФСБ формально не может — для этого нужно решение суда.

Даже имея ключи для расшифровки, ФСБ должна доказать, что ей нужен доступ к сообщениям конкретных людей, чтобы раскрыть или предотвратить преступление. При этом они должны проходить по уголовному делу. Суд изучит аргументы и решит, законно ли предоставить такой доступ с учетом права на тайну переписки.

В запросе не указано, какие сообщения заинтересовали спецслужбы, но «Репаблик» писал, что речь о шести подозреваемых в организации теракта в Санкт-Петербурге: тогда произошел взрыв в метро и погибли люди. На официальном сайте ФСБ есть сообщение о том, что это преступление готовили и совершали в том числе с использованием Телеграма.

И хотя подозреваемые в теракте задержаны, получить доступ к переписке через мессенджер сложно даже спецслужбам и даже при наличии решения суда: сообщения зашифрованы. Чтобы их расшифровать, нужны ключи.

Например, незаконное хранение и перевозка взрывчатых веществ — преступление средней тяжести. ФСБ может получить доступ к переписке подозреваемых через суд.

А вот злостное уклонение от выплаты долга, незаконное предпринимательство и фиктивная прописка — преступления небольшой тяжести, на которые условия о доступе к переписке вообще не распространяются.

А если спецслужбы получат доступ к переписке без решения суда и уголовного дела, такие сообщения не будут считаться доказательством.

Юристы Телеграма считают, что требования и сам приказ незаконные. Их аргументы изложены в административном иске. Основной такой: ключи для доступа к переписке ФСБ просит без решения суда. Якобы это позволит прочитать сообщения вообще любого пользователя и нарушит тайну переписки других людей. Еще есть претензии по срокам и способу исполнения запроса.

ФСБ считает, что все законно: сообщения всех пользователей спецслужбам не нужны, они их и не требуют. Приказ вообще не касается переписки, а в запросе Телеграму указаны только ключи.

Это не информация ограниченного доступа, и Конституцией она не охраняется. Доступ к переписке даже подозреваемых в организации теракта ФСБ у Телеграма не запрашивала.

И тем более не было неограниченного и бесконтрольного запроса к переписке вообще всех пользователей. Минюст согласился с ФСБ.

Когда оперативникам будет нужен доступ именно к переписке, они обратятся в суд и получат решение в рамках конкретного уголовного дела. Никто не спорит, что переписка — это охраняемая законом тайна. Но ключи для декодирования — это не тайна. Если их передать, это еще ничего не значит и не дает возможности автоматически читать любые сообщения. А больше от Телеграма пока ничего не нужно.

Признать приказ и требования ФСБ незаконными не получилось: Верховный суд отказал в иске.

Пока Роскомнадзор обратился в суд. Он следит за тем, как организаторы распространения информации исполняют требования закона.

В Телеграм направили уведомление о том, что в течение 15 дней все-таки нужно предоставить ключи для декодирования по запросу ФСБ, а мессенджер его не выполнил.

Хотя это одна из обязанностей Телеграма как организатора распространения информации, причем официально и с разрешения включенного в реестр.

Павел Дуров несколько раз говорил, что не будет сотрудничать с госорганами и не передаст им ничего, что может нарушить тайну переписки. После решения Верховного суда подробных комментариев от него не было. Есть только сообщение в Твиттере о том, что Телеграм за неприкосновенность частной жизни, а угрозы блокировки не принесут плодов.

Вот и поглядим.

Говорили, но мы с вами не можем это проверить. Зато это проверили эксперты. По крайней мере, такое исследование есть на сайте юристов Телеграма. Его провел кандидат физико-математических наук. Попробуйте разобраться сами — там много интересного и написано понятным языком.

Мы не знаем, какие конкретно чаты интересуют ФСБ. Но в любом случае все это технические особенности работы Телеграма, которые формально не должны волновать госорганы.

По закону оперативники обязаны расследовать преступление. Для этого могут понадобиться сообщения конкретных людей, которых в этом преступлении подозревают. Пока формально нужны только ключи для расшифровки.

Доступ к самой переписке можно будет получить только по решению суда.

В реестре Роскомнадзора не только Телеграм. Другие мессенджеры, соцсети и поисковые системы могут отвечать на запросы оперативников без резонанса в СМИ. Если вы об этом не знаете, это не значит, что этого нет. А иногда это просто остается незамеченным.

Если суд одобрит блокировку, Телеграм может это оспорить. Пока окончательное решение суда вступит в силу, может пройти несколько месяцев. Но это не будет длиться вечность: если ведомства и мессенджер не договорятся, у пользователей на самом деле могут быть проблемы.

Блокировка не приведет к катастрофе. Поговорят и перестанут, а на место одного мессенджера придет другой. Но на всякий случай подготовьтесь.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/blokirovka-telegram/

Суд принял решение о блокировке Telegram в России

Как нам можно расшифровать решения суда?
Сегодня Таганский суд Москвы разрешил заблокировать мессенджер Telegram в России. Об удовлетворении иска Роскомнадзора сообщают корреспонденты (1, 2) из зала суда.

Судебное разбирательство проходило быстро. Ещё вчера Роскомнадзор на подготовительном заседании попросил у суда разрешения на немедленную блокировку Telegram.

Тогда СМИ оценили, что уже 13 апреля мессенджер может быть заблокирован.

Заседание суда сегодня также проходило в быстром темпе. На рассмотрение иска ушло 18 минут. На принятие решения у суда ушло больше времени, чем на рассмотрение иска. Судья объявила о решении установить на территории России ограничение доступа к мессенджеру Telegram. Решение суда по делу 02-1779/2018 вступает в силу немедленно.

Это не означает, что сервисы мессенджера начнут блокировать на территории России уже сейчас; решение суда должны передать Роскомнадзору. Сам Роскомнадзор обещает заблокировать Telegram «в ближайшее время», но точные сроки назвать отказывается.

20 марта 2018 года Роскомнадзор уведомил Telegram о необходимости предоставить ФСБ в 15-дневный срок ключи для дешифрования сообщений пользователей. 6 апреля РКН подал иск о блокировке мессенджера Telegram из-за неисполнения компанией Telegram Messenger Limited Liability Partnership обязанности распространителя информации. В реестре распространителей создатель Telegram Павел Дуров согласился зарегистрироваться летом 2017 года лишь после того, как глава Роскомнадзора Александр Жаров заявил, что речь идёт лишь о предоставлении информации о компании, а не чтении переписки пользователей. После запроса ключей шифрования мессенджер назвал требования ФСБ предоставить доступ к частной переписке неконституционными и неисполнимыми технически. Представителей мессенджера не было ни на заседании суда сегодня, ни на подготовительном заседании вчера. Telegram не уведомили заранее о назначенной беседе — о заседании 12 апреля юристы компании узнали от секретаря суда после звонков журналистов. В карточке дела Telegram не указан как ответчик, поскольку, как утверждает пресс-секретарь суда, мессенджер, которому грозит блокировка, выступает не в качестве ответчика, а как заинтересованное лицо.
Юристы Telegram просили суд отложить заседание о блокировке мессенджера на «разумный» срок для реализации прав на защиту, но суд отказал. Суд расценил подобную просьбу как «злоупотребление правом». Глава Telegram Павел Дуров запретил своим адвокатам участвовать в судебном процессе, чтобы «не легитимировать откровенный фарс своим присутствием».

Как заявила в ходе заседания сегодня представитель Роскомнадзора, Telegram представляет угрозу интересам РФ и жизням граждан.

Интересно, что ещё до вынесения решения суда активизировалась реклама не только прокси-серверов и VPN-сервисов для обхода блокировки, но и мессенджеров, которые считают себя заменой. Холдинг Mail.Ru Group разместил рекламу в газетах «Ведомости», «Коммерсантъ» и «Деловой Петербург».

Решение суда будет обжаловано, заявил руководитель отдела информации «Агоры» Дмитрий Колбасин: «Адвокаты международной «Агоры» не могли участвовать в этом фарсе сегодня.

Сейчас нам важно получить сегодняшнее решение суда, изучить его, и, конечно, наши адвокаты планируют его обжаловать».

Колбасин повторяет позицию Telegram: требования ФСБ предоставить доступ к личной переписке пользователей мессенджера не соответствуют Конституции, а также технически неосуществимы.

Telegram — проприетарная кроссплатформенная система мгновенного обмена сообщениями, запущенная в 2013 году создателем социальной сети «ВКонтакте» Павлом Дуровым. Мессенджер использует собственный протокол шифрования MTProto. Одна из отличительных особенностей сервиса — возможность ведения «секретных» чатов с шифрованием типа end-to-end, когда содержимое пересылаемых сообщений доступно только для отправителя и получателя. Технической возможности прочесть «секретные» чаты нет даже у самого Telegram. Но и для обычных чатов и каналов мессенджер редко сотрудничает с правоохранительными органами, предпочитая выступать за свободу слова и неприкосновенность частной жизни.

Сейчас Telegram недоступен в Китае и Иране. Жители и резиденты этих государств могут обойти блокировку, к примеру, с помощью VPN. Как признался глава Минкомсвязи Алексей Волин, он тоже прибегает к VPN при посещении стран, где блокируются интернет-сервисы.

Тем не менее он заявил, что блокировка Telegram не приведёт ни к каким негативным последствиям для пользователей, поскольку часть аудитории найдёт замену, а желающие остаться в мессенджере Дурова найдут способ получить доступ.

Технические средства обхода блокировок перечисляют даже федеральные телеканалы.

Обновлено 15:00 мск: На русском языке Дуров обещает, что Telegram будет использовать некие «встроенные методы обхода блокировок, которые не требуют действий от пользователей». При этом полной гарантии работы сервиса без VPN нет. По-английски основатель мессенджера намекнул, что Telegram не будет ставить собственные доходы выше прав и свобод пользователей.

Примечание

Источник: https://habr.com/ru/post/358014/

Суд по понятиям недопустим

Как нам можно расшифровать решения суда?

Суд должен зависеть от закона и находиться под контролем гражданского общества
Зависимость суда от закона должна быть объективной, в связи с чем необходимо ввести простые правила: фиксацию всех судебных процессов с помощью звукозаписи, нумерацию мате¬риалов дела в следственных органах и судах ручкой, а не простым карандашом и предъявление дел для ознакомления только с описью.
На протяжении многих лет в публичных выступлениях известных лиц и в многочисленных публикациях используется фраза «Нам нужен независимый суд», но практически никто не удосуживается объяснить, что подразумевается под этой фразой. Подразумевается, что это общеизвестная истина и слушатели и читатели, заведомо понимают, от кого или от чего суд должен быть независим. Поэтому выступающие сразу предлагают рецепты этой независимости. Совсем недавно это был рецепт улучшения материального благополучия судебного сообщества. Выделили большие деньги на материальное оснащение судов, повысили оплату судейского труда, но получили ли мы независимый суд? Объективный, принципиальный, четко и правильно квалифицирующий каждое преступное деяние и в необходимых случаях выносящий оправдательные приговоры? Уменьшилось ли количество жалоб граждан, связанных с деятельностью судов общей юрисдикции в иные инстанции: Конституционный Суд РФ, Европейский суд по правам человека, Президенту РФ и в другие организации? Ответ очевиден – нет! Количество жалоб и обращений на суды общей юрисдикции возрастает из года в год. Меры по улучшению материального благополучия судей были правильные, но к улучшению деятельности судов не привели. Озвучена идея о перестройке судебной системы и создании апелляционных инстанций, которые фактически будут дублировать деятельность районных судов. Судебная система станет еще более затратной и громоздкой, но так и останется неэффективной, так как проблема неэффективности суда не выявлена.

Объективная зависимость

Вероятно, изначально задача поставлена неверно, неверно требование о независимости суда без детальной юридической расшифровки этого выражения. Смысл этого выражения каждый трактует на свое усмотрение, и при этом расплывчато. Поэтому нам нужен суд, зависимый от закона. И эта зависимость должна быть создана методами, не зависящими от доброй воли судейского сообщества или от призывов к совести или морали. Зависимость должна носить объективный характер и пронизывать все уровни судебной системы. Смысл введения такой зависимости – в создании системы объективного контроля на всех уровнях судебной иерархии. Контроля, который сможет обеспечить соблюдение судебным сообществом как норм процессуального права, так и норм материального права при отправлении правосудия. Необходимо установить контроль гражданского общества за законным и справедливым отправлением правосудия. Каким же способом можно достичь такой цели?

Звукозапись как способ контроля

Ответ прост: необходимой цели можно добиться тем же способом, каким ее добились во всех более или менее цивилизованных странах – фиксацией судебных процессов с помощью звукозаписи. Эта звукозапись судебных процессов носит обязательный характер, прописана в нормах процессуального закона, и осуществляют ее технические работники суда, без нее судебные решения недействительны. Носитель с записью судебного процесса является неотъемлемой частью материалов дела и доступен всем участникам процесса. После введения записи процессов, во-первых, отпадет возможность фальсификации протоколов судебных заседаний. Во-вторых, повысится культура участников судебных процессов, так как жесткая фиксация всего происходящего в ходе судебного заседания заставит стороны и суд строго придерживаться норм процессуального закона. В-третьих, наличие в деле звукозаписи позволит судам кассационной и надзорной инстанций объективно проверить соблюдение норм как процессуального права, так и материального права предыдущими судебными инстанциями. Вышестоящий суд получит в свои руки средство объективного контроля за дея-тельностью нижестоящего суда. В-четвертых, гражданское общество получит возможность контроля за деятельностью судов, правосудие действительно станет прозрачным, доступным для контроля и понимания принимаемых решений. Публикация в Интернете судебных решений полезна, но не препятствует судебным злоупотреблениям. Когда сам судебный процесс станет доступным и понятным, тогда и злоупотреблениям наступит конец.

Почему суды против

Возникает вопрос: если решить вопрос справедливого и законного суда так просто, почему это не сделано до сих пор? Ответ весьма печален: очевидно, само судейское сообщество в этом не заинтересовано, оно морально не готово к контролю гражданского общества за своей деятельностью. Материальных препятствий для введения обязательной звукозаписи процессов нет. За последние годы государство выделило и сейчас продолжает выделять громадные деньги на совершенствование материальной базы правосудия, но они используются нередко для наведения внешнего лоска, который никак не влияет на качество отправления правосудия. Между тем без выделения дополнительных ассигнований, одной десятой части денег, выделяемых на текущий и капитальные ремонты зданий судов, хватило бы на создание технических отделов в судах, которые и вели звукозапись судебных процессов. Современное состояние техники позволяет все записывать на жесткие диски и переносить на дисковые носители. Дисковые носители хранились бы при деле, а жесткие носители хранились отдельно от дел в архивах судов достаточно длительное время. Одно время этот вопрос поднимался, в некоторых судах даже начались подготовительные работы, но потом они прекратились. Видимо, судейское сообщество оказалось заинтересованным сохранять как можно дольше свою закрытость. С введением предлагаемой меры падет и необходимость в создании громоздкой и, может быть, ненужной системы апелляционных судов вместо кассационной инстанции. Вспомним советское время: система кассационных и надзорных инстанций обеспечивала должный надзор за качеством судебных решений нижестоящих судов. Так в чем же дело теперь, почему она перестала работать? Дело в том, что деятельность этих инстанций фактически парализована установкой Верховного Суда РФ: стабильность судебных решений – это показатель качества работы правосудия. Кассационные и надзорные инстанции правильно поняли политику момента и практически перестали изменять или отменять судебные решения. Похоже, работа стала строиться в соответствии с соображением «в принципе виновен, а детали квалификации или мера наказания не имеют значения». Это крайне опасная тенденция. Суд «по понятиям» недопустим.

Новые критерии оценки качества работы судов

Качество судебных решений судов первой инстанции резко ухудшилось, и действительно, чего стараться — все равно не отменят. Отсюда неверие граждан в правосудие, разговоры о поспешном и несправедливом суде. Ведь судебные ошибки перестали исправляться. В общем возобладали установки «У нас нет оправдательных приговоров, потому что следствие работает идеально!» и «У нас нет отмены судебных решений, потому что суды работают идеально!». Замкнутый круг. Результат – мнение гражданского общества «У нас нет законного и справедливого суда!» и призыв «Нам необходим независимый суд!». Между тем в советской судебной системе, совсем в недавние времена, правильной квалификации по каждому делу уделялось большое внимание, ведь это – основа правосудия. С лозунгом «Стабильность судебных решений — критерий качества работы суда» можно было бы согласиться, если бы кассационные и надзорные инстанции не входили бы в состав судов общей юрисдикции, а сейчас получается – сами устанавливаем критерии, сами их и исполняем с помощью административного ресурса. От этого пагубного критерия оценки деятельности суда необходимо отказаться как можно скорее, качество работы суда должно оцениваться не по внутренним, а по внешним показателям: уменьшению жалоб граждан на решения суда в Конституционный Суд РФ, Президенту РФ, Уполномоченному по правам человека в РФ, в Европейский суд по правам человека и т.д. Из внутренних показателей суда объективным критерием качества, наверное, может быть только уменьшение количества жалоб, подаваемых участниками процесса в кассационные и надзорные инстанции. Эти показатели не зависят от воли и желания судов. Добровольный отказ процессуальных сторон от обжалования судебного решения означает, что все стороны считают его законным и справедливым. Что же касается перестройки судебной системы и создания системы апелляционных судов, то при существующем критерии оценки их работы – стабильности судебных решений – апелляционные инстанции будут повторять судебные решения первой инстанции и деньги окажутся напрасно потраченными. Проще изменить критерии оценки качества работы судов общей юрисдикции так, чтобы кассационные и надзорные инстанции начали работать в нормальном режиме. Введет в ближайшее время Верховный Суд РФ обязательную звукозапись в судах – значит мы сделаем первый реальный шаг по созданию ясной и понятной всем системы правосудия. Не введет – ситуация при любых иных действиях будет только усугубляться. Кстати, в отличие от судов общей юрисдикции в арбитражных судах просматривается явная политика по совершенствованию правосудия. В настоящее время там реально вводится звукозапись всех судебных процессов – программа электронного правосудия действует.

Карандашные наброски

Еще несколько слов о больной проблеме. Согласно ст. 217 УПК РФ после выполнения требования ст. 216 УПК следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела. Читатель, прочитав этот текст, подумает: «Какая же это «больная» проблема?». Дело в том, что практически все органы предварительного следствия нумеруют листы дела карандашом, то есть создается потенциальная возможность фальсификации уголовных дел. При этом, если следователи Следственного комитета предъявляют для ознакомления уголовные дела с описью всех материалов уголовного дела, то сотрудники милиции всегда предъявляют материалы уголовного дела без описи. На требование пронумеровать материалы дела чернилами и составить опись следователи отвечают, что ст. 217 УПК РФ этого не предусматривает. В свое время автор этих строк писал жалобы по этому поводу в самые высокие инстанции, но получил ответ, который указан выше. Десятки адвокатов по стране наказаны за отказ знакомиться с материалами уголовных дел без описи содержания и пронумерованных карандашом. Основание для наказания — требование адвоката незаконно, так как в УПК РФ такая норма не предусмотрена. В реальности же после такого «ознакомления» с делом на следствии, в суде обнаруживаешь, что нумерация материалов уголовного дела уже иная, надо заново знакомиться с делом, так как не можешь сослаться на листы дела — нумерация не совпадает, да и вообще иногда одни материалы дела исчезают, а другие появляются неведомо откуда. При этом нарушаются права не только обвиняемых, но и потерпевших! Возникает вопрос: если никто не собирается фальсифицировать материалы уголовных дел, то почему так упорно держатся за эту фактически незаконную и странную практику? Такая практика в следственных органах существует с ведома и одобрения судов общей юрисдикции. Суды общей юрисдикции молча принимают уголовные дела с пронумерованными карандашом листами. При этом суды и сами нумеруют дальнейшие листы уголовных дел только карандашом. Возникает вопрос – зачем? Странную практику нумерации материалов уголовных дел карандашом суды общей юрисдикции распространили на все виды рассматриваемых дел: гражданские, административные и прочие. Возникает вопрос – для чего?

Ресурс для усиления зависимости суда от закона

В отличие от позиции судов общей юрисдикции арбитражные суды давно и четко все листы своих дел нумеруют только чернилами. Кстати, в отличие от судов общей юрисдикции в арбитражных судах просматривается явная политика по совершенствованию правосудия. С юридической точки зрения нумеро¬вать листы судебных дел карандашом — все равно что расписываться карандашом в платежных документах. Кто-то может сказать, что это мелкая тема. Однако это не так. Если бы такая практика не имела существенного значения, за нее бы так не держались органы предварительного следствия и суды общей юрисдикции. Изменив порочную практику предъявления дел без описи и нумерацию материалов дел карандашом, мы исключим возможность фальсификации дел, а также сделаем суды более зависимыми от закона.

В этом вопросе вся надежда остается на голос и авторитет Министерства юстиции РФ – может быть, министерство поспособствует внесению изменений в сложившуюся практику и действующие законы.

Владимир Овчинников.
Адвокат Ставропольской краевой коллегии адвокатов.

Новая адвокатская газета, январь 2011 г.
 

Источник: http://www.palatask.ru/article-all/ovchinnikov/rules.html

Почему судьи гражданской коллегии Верховного суда не знают законов своей страны? // Дело об отчуждении недвижимости

Как нам можно расшифровать решения суда?

Где-то краем глаза видел на Закон.ру рубрику, посвященную исправлению верховным судом “детских” ошибок нижестоящих судов. На мой взгляд, это поспешная рубрика. Для того, чтобы иметь право исправлять чьи-то “детские” ошибки, надо самому не допускать их. 

Увы, с нашим верховным судом это не так, по крайней мере, с гражданской коллегией этого суда.

Как-то я уже обращал внимание на то, что судьи этой коллегии либо не знают, либо не хотят применять очевиднейшие нормы федеральных законов, регулирующих оборот недвижимости. Коллеги сбросили еще одно дело гражд.коллегии вс, в котором коллегия (в составе судей Марьина (докладчика по знаменитому делу, в котором верх.

суд пришел к выводу о том, что публичная дефекация в СИЗО не может причинить моральный вред лицу, вынужденному делать это), Гетман и Киселева разрешила простейший гражданский спор, допустив грубую юридическую ошибку (за которую я своим магистрантам на экзамене по праву недвижимости сразу бы поставил “неуд” и отправил бы на пересдачу). 

Итак, дело № 38-КГ19-8.

Сюжет спора таков.

Колхоз в 1965 году возводит здание овощехранилища. В 1998 колхоз преобразуется в сельскохозяйственный потребительский кооператив (СПК). Здание овощехранилища по бухгалтерским документам учтено в составе имущества кооператива.

В 2003 году СПК и господин Тукин заключают договор купли-продажи овощехранилища. За государственной регистрацией права собственности СПК, возникшего до 1998 г. (ранее возникшие права), и регистрацией перехода этого права к покупателю стороны договора купли-продажи обратились в 2017 г.

В совершении регистрационных действий было отказано в связи с тем, что Росреестр счел не очевидным наличие у СПК права собственности на овощехранилище. А раз отчуждатель – с точки зрения Росреестра – не является собственником, то его распоряжение ничтожно и потому в регистрации перехода права также было отказано. 

В общем-то, незамысловатая ситуация, выход из которой знает любой выпускник юридического бакалавриата: оспаривание отказа Росреестра в совершении регистрационного действия, суд в ходе рассмотрения дела изучит, действительно ли СПК стало собственником до 1998 г. и если да, стало, то признает отказ незаконным и обяжет Росреестр совершить регистрационное действие. И дело в шляпе!

Но не таковы были юристы, дающие советы господину Тукину. “Римских прав” они не ведают, юридических знаний не признают, живут себе в каком-то своем искажённом мире, и наверняка при этом свысока смотрят на юристов-“теоретиков”, читающих какие-то странные “пленумА”, профессиональную литературу и зачем-то посещающих образовательные курсы по юриспруденции.

Так вот, эти юристы, закатав рукава, быстренько смастрячили ахаляй-махаляй иск о … признании права собственности на овощехранилище. А что такого-то? Ведь господин Тукин дОговор исполнил, деньги уплОчены, чего не признать-то?

Суды (Узловский городской суд Тульской области и Тульский областной суд) эти веления сердца г-на Тукина поддержал, вынеся такое же “ахаляй-махаляистое” решение о признании права собственности на овощехранилище за истцом.

(Забегая вперед от себя добавлю, что суд первой инстанции сослался на правильные нормы законов и разъяснения высших судов, в соответствии с которыми в иске надо было … отказать. Но он иск удовлетворил! Такая он, ахаляй-махаляй юриспруденция в исполнении судов общей юрисдикции!).

Тульский областной суд , в общем-то ожидаемо, все эти нескладные рассуждения тоже поддержал.

Любопытна дальнейшая история дела.

Судья гражданской коллегии вс С.В. Романовский истребует дело по жалобе третьего лица (члена СПК, который сомневался в том, что продажа 2003 года действительно имела место) и передает его на пересмотр. Мне не известны мотивы передачи, но если это то, что я буду излагать ниже, то честь и хвала судье Романовскому!

Однако упомянутая выше коллегия из судей вс (без участия судьи Романовского) оставляет судебные акты в силе. 

Мотивировка этого решения следующая.

Коллегия правильно подчеркивает, что 

Из материалов дела следует, что спорный объект недвижимости, на который истец просит признать право собственности, принадлежал колхозу с 1965 года, а затем СПК как правопреемнику колхоза. … Следовательно, независимо от регистрации своего права собственности на этот объект СПК являлся его собственником.

При этом коллегия правильно ссылается на ст. 6 ФЗ о регистрации прав на недвижимое имущество (1998 г.), в соответствии с которой “ранее возникшие права” (права, возникшие до 1998 г.) признаются существующими безо всякой регистрации, причем последняя если и осуществляется, то исключительно по желанию правообладателя.

Но удивительно, что продемоснтрировав уверенное знание п. 1 ст. 6 ФЗ о регистрации, судьи вс демонстрируют явное незнание второго пункта этой статьи. А зря, там написаны важные для этого дела слова:

Государственная регистрация возникшего до введения в действие настоящего Федерального закона права на объект недвижимого имущества требуется при государственной регистрации возникших после введения в действие настоящего Федерального закона перехода данного права, его ограничения (обременения) или совершенной после введения в действие настоящего Федерального закона сделки с объектом недвижимого имущества.

Иными словами, закон (!) требует, чтобы запись о ранее возникшем прав все же была предварительно внесена в реестр (с проведением правовой экспертизы возникновения права до 1998 г.).

Это не дурь законодателя, не его блажь – это строгая юридическая логика: если приобретение покупателем права собственности является производным способом приобретения права, то логично, чтобы в разделе реестра о правах на недвижимости это право было вторым, а первым – запись о праве (отчуждателя), от которого производно право покупателя. 

(К чему привело игнорирование этой логики в сфере договоров купли-продажи будущих квартир, которые по неграмотности разработчиков закона № 214-ФЗ были названы “договорами участия в долевом строительстве”, всем известно).

Но не таковы судьи Марьин, Гетман и Киселев, чтобы обращать внимание на такие юридические тонкости норм федеральных законов. Они знают магические слова, с которых и начинается “ахаляй-махаляй юриспруденция”:

Как разъяснено в пункте 59 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г.

«О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права.

Иск о признании права, заявленный лицами, права и сделки которых в отношении спорного имущества никогда не были зарегистрированы, могут быть удовлетворены в тех случаях, когда права на спорное имущество возникли до вступления в силу Федерального закона от 21 июля 1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» и не регистрировались в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 6 данного закона либо возникли независимо от их регистрации в соответствии с пунктом 2 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации. 

Как легко заметить, слова эти правильные. Но к делу отношения не имеют.

Вот если бы иск о признании права собственности на овощехранилище был бы предъявлен СПК (при условии, разумеется, что СПК владело бы этим имуществом) к кому-то, кто полагает, что кооператив не является собственником – вот тогда эти слова были бы уместны. А так – это просто неумелая попытка трескучей умной цитатой прикрыть грубую юридическую ошибку.

Далее коллегия делает такой вывод:

Поскольку в силу статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе распоряжаться своим имуществом, постольку СПК был вправе осуществить продажу своего имущества без предварительной государственной регистрации права на это имущество.

О, как коварна (причем, как мне кажется, не намеренно!) эта фраза!

Разумеется, СПК был вправе совершить продажу овощехранилища без регистрации.

Однако что такое “совершить продажу”?

Заключить договор купли-продажи, по которому продавец ОБЯЗУЕТСЯ передать собственность покупателю? Или же “совершить продажу” означает совершить то действие, с которым закон связывает ПЕРЕХОД права собственности (для недвижимости – это регистрация перехода права в реестре)?

На юридическом языке – первое.

На бытовом языке – второе. 

(Более подробно о различии обязательства передать собственность и распоряжении вещами см. мой рассказ здесь.)

Если вс имел в виду, что СПК вправе заключить договор купли-продажи без предварительной ргеистрации ранее возникшей собственности на овощехранилище, то он, разумеется прав, это действительно так. Но апелляция к ст.

209 ГК о распорядительной власти собственности свидетельствует, что вс имеет в виду второе значение выражения “совершить продажу”, бытовое.

 А это и есть та самая грубая ошибка, которую никогда не совершат магистранты, получившие у меня по праву недвижимости оценку “удовл.” и выше.

Закон (!) – п. 2 ст. 6 прямо запрещает собственникам распоряжаться каким-либо образом, помимо записей реестра. И это для правопорядка, в котором введена правоустанавливающая регистрационная система прав, обладающая качеством публичной достоверности, совершенно оправданно.

Но судьям верховного суда, видимо, п. 2 ст. 6 ФЗ о регистрации либо не известен, либо (что намного хуже) им на его существование просто наплевать.

В общем, если попытаться описать позицию вс по этому делу, то я бы это сделал так: если зажмуриться и произнести “ахаляй-махаляй”, то даже прямые и недвусмысленные требования федеральных законов можно проигнорировать.

Кто-то, возможно, скажет: Бевзенко традиционно возводит напраслину на верховный суд, ведь судьи Марьин, Гетман и Киселев просто … добрые! Они, разумеются, знают про п. 2 ст.

6, но зачем все “законы-маконы”, если и так все понятно: был СПК, он хотел продать здание, г-н Тукин хотел его купить, дОговор подписали, Тукин деньги заплатил, да еще и владеет овощехранилищем.

Чего судья Романовский тут лезет еще со своей формалистикой?!

Предвосхищая такие попытки оправдать совершеннейше незаконное определение по этому делу, я хочу напомнить, что юриспруденция – это в первую очередь СИСТЕМА.

Системность юриспруденции помогает обеспечивать ПРАВОВУЮ ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ и ПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ ПРАВОВЫХ РЕШЕНИЙ.

Наверное, здесь нет смысла подробно описывать, почему ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ и ПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ ПРАВА это его главный смысл и ценность.

Напомню лишь, что само по себе нарушение принципа правовой определенности является основанием для объявления Конституционным судом правовой нормы (или практики ее применения) не соответствующим Конституции России. 

Добавлю еще, что в сфере права недвижимости такую правовую определенность и предсказуемость обеспечивают регистрационные правила.

Их соблюдение принципиально для всех: будущих покупателей, залогодержателей, членов семей собственников, необеспеченных кредиторов, налоговой службы и проч.

Непонимание значимости регистрационных правил и процедур означает простое непонимание права недвижимости, которое имеется в данном правопорядке.  

Меня радует лишь то, что всерьез к определениям гражданской коллегии вс никто (в особенности – в последнее время, в связи с истерикой о том, что “у нас не прецеНдентное право”), кажется, не относится. Но, тем не менее, горький осадок после чтения таких текстов у хорошо образованных юристов не может не остаться.

А я лишь в очередной раз грущу оттого, что (в отличие от немецких, французских, английских, голландских, американских коллег) я не могу испытывать гордость за высшую судебную инстанцию своей страны.

Судьи Марьин, Гетман и Киселев эту грусть лишь усилили…

PS. Как бы я разрешил этот спор, если бы я был бы на месте судей Марьина, Гетман и Киселева?

Я бы написал бы в определении все то, что изложил выше, отменил бы акты и направил бы дело на новое рассмотрение. С указанием привлечь в качестве ответчика Росреестр и рассмотреть этот спор по правилам КАСа об оспаривании незаконных действий государственных органов.

Это было бы, на мой взгляд, справедливым решением, в котором было бы учтено, что в действительности сторонами спора являются стороны договора купли-продажи и орган по регистрации прав на недвижимое имущество.

 И именно аргументы последнего о том, имеется или отсутствует у продавца ранее возникшее право должны были оцениваться верховным судом, прикрывшимся вместо этого бессмысленно фразой о том, что “право собственности СПК никем оспорено не было”.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/pochemu_sudi_grazhdanskoj_kollegii_verhovnogo_suda_ne_znayut_zakonov_svoej_strany__delo_ob_otchuzhde/80283

Судебная практика о разъяснении решения суда

Как нам можно расшифровать решения суда?

Как же правильно составить ходатайство о разъяснении решения суда? Иногда после получения судебного решения ясности в деле не прибавляется. Неясные выводы, неопределенные положения и нечеткие формулировки — все это является поводом к подаче заявления о разъяснении решения суда.

Как же правильно составить ходатайство и как избежать ошибок при его подаче? Разъяснение судебного решения — законный способ устранить неточные формулировки в судебном акте.

Он направлен на устранение неясности и противоречивых моментов, и используется в двух случаях:.

Устранение неясностей осуществляется при помощи расшифровки имеющихся формулировок, восстановления или раскрытия логической связи между сделанными выводами для предотвращения невозможности исполнения судебного решения.

При устранении неточностей суды не могут даже частично изменять содержание основного документа.

Обязанность судебного органа при вынесении определения о разъяснении — изложить спорные моменты основного документа в наиболее полной и четкой форме. Согласно ст.

Также закон наделяет правом подачи и судебного пристава — это сделано для того, чтобы предотвратить неточности при осуществлении исполнительного производства.

Подача заявления производится по определенным правилам, помогающим избежать отказа в его рассмотрении:. Полезный совет: если период предъявления решения к исполнению был восстановлен, срок для его разъяснения также можно продлить.

Порядок рассмотрения заявления, поданного с целью разъяснения решения суда, состоит из двух этапов:. Вынесенное определение оформляется отдельным документом.

При необходимости разъяснение решения суда по гражданскому делу может быть оспорено при помощи подачи жалобы в вышестоящую инстанцию. Например, как это было сделано в споре о защите чести и достоинства:.

Чтобы избежать ошибок и наиболее полно отразить всю суть дела, в ходатайстве о разъяснении необходимо указывать следующие данные:.

Обратите внимание: государственная пошлина при подаче такого ходатайства не оплачивается. Если ходатайство подается судебным приставом-исполнителем, в нем также стоит указать факты, препятствующие осуществлению исполнительного производства. Систематизирует информацию по судебным делам, ведет учет исполнительного производства, строит отчеты и помогает организовать работу юристов.

Блог Разъяснение решения суда: особенности и образец заявления. Разъяснение решения суда: особенности и образец заявления 25 октября полезные материалы судебная практика. Была ли полезна статья? Популярные теги. Читайте другие материалы:. Cookies и пользовательские данные. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт.

Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом.

Если нет — установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку. Узнать про скидки. Отправляя заявку, я даю согласие на обработку персональных данных. Посмотреть демо-версию. У меня уже есть аккаунт в XSUD. Авторизоваться Отправить заявку Отправляя заявку, я даю согласие на обработку персональных данных.

Заказать презентацию. Напишите нам. Отправляя сообщение, я даю согласие на обработку персональных данных. Заявка на обучение.

Дело N83-КГ17-1

Ниже Вы можете ознакомиться с заявлением о разъяснении решения суда. Данное заявление было подготовлено адвокатами и юристами по интеллектуальным правам нашей компании и подано в арбитражный суд г. Москвы после рассмотрения дела о нарушении исключительных прав и принятия решения.

К сожалению Клиента, наши юристы по патентным спорам не участвовали в рассмотрении данного дела.

По мнению юристов по интеллектуальным правам нашей компании, иные представители в арбитражном суде при рассмотрении данного дела допустили многочисленные ошибки, повлиявшие на исход судебного разбирательства.

В целях защиты интересов Клиента заявление о разъяснении решения суда было предъявлено в арбитражный суд г.

Стоит отметить, что исполнительное производство, возбужденное после вынесения решения, в настоящий момент прекращено, что явилось следствием в том числе и предъявления заявления о разъяснении решения суда в арбитражный суд. Для успешного представления Ваших интересов в арбитражном суде по различным категориям споров в сфере интеллектуальной собственности нашими адвокатами и юристами по интеллектуальным правам звоните по телефонам:.

Москва, ул. Большая Тульская, д. Ярославская, д. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Решением Арбитражного суда г. Арбитражный суд г. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Согласно ч. Как следует из судебных актов вышестоящих инстанций, разъяснение – это изложение судебного решения в более полной и ясной форме.

Изложение решения в более полной форме осуществляется путем восполнения текста судебного решения за счет расшифровки кратких формулировок, восполнения логической связи между выводами суда.

Изложение решения в более ясной форме производится в случае, если в решении содержатся расплывчатые, неясные по толкованию выводы.

Разъяснение судебного решения всегда связано с изменением текста, но без изменения содержания решения изменения правоотношения, изменения субъектного состава участников, изменения состава имущества, подлежащего передаче истцу, и т.

По мнению заявителя, решение суда является неясным, требуется изложение решения суда в более ясной форме, соответственно, необходимо разъяснить решение без изменения его содержания в связи со следующим.

При этом необходимо учитывать нижеуказанные обстоятельства, установленные судом кассационной инстанции ниже.

Согласно постановлению Суда по интеллектуальным правам от 24 октября г. Москвы имеются неточности и описки, которые могут быть изменены в порядке, установленном ст. Не понятно, каким образом выполнять действия при наличии указания суда кассационной инстанции на необходимость подачи взыскателем ходатайства об исправлении неточностей и описок.

Москвы, в том числе направленные на исправление описок и неточностей, на разъяснения порядка и способа исполнения исполнительного документа, на разъяснение решения суда. Ходатайство о направлении запроса. Заявление о возврате исполнительного документа взыскателю.

Заявление о продлении срока для добровольного исполнения. Ходатайство о предоставлении разъяснений положений требования о добровольном исполнении, положений постановления о возбуждении исполнительного производства, исполнительного документа, способа и порядка их исполнения в связи с их неясностью.

Копии 1-й страницы каждого из вышеназванных документов, предъявленных заявителем в ФССП, с отметкой об их принятии прилагаются к настоящему заявлению.

Однако в связи с наличием неясностей для выполнения решения суда необходимы разъяснения решения суда, в том числе по вопросам, указанном в настоящем заявлении.

На основании изложенного, руководствуясь ст. Разъяснить вышеуказанные неясности решения Арбитражного суда г. Приложение: 1. Копия Решения Арбитражного суда г.

Копии 1-й страницы каждого из документов, предъявленных заявителем в ФССП, с отметкой об их принятии — 1 экз. Благодарим вас за интерес к нашей компании! Мы вам обязательно ответим! Поиск на сайте Искать. Заявление о разъяснении решения суда.

Заявление о разъяснении решения суда Ниже Вы можете ознакомиться с заявлением о разъяснении решения суда.

Таким образом, решение суда содержит неясности, которые необходимо разъяснить. В решении суда является неясным следующее. Не являются ясными следующие обстоятельства.

При разъяснении решения суда также необходимо учитывать следующее. Обращаю внимание суда также на следующие обстоятельства. Social buttons. Добавить файлы Обзор.

Отправляя запрос, вы даете согласие в соответствии со статьей 9 Федерального закона от 27 июля г.

Получить консультацию. Отказ в привлечении к ответственности по ст. Суд по интеллектуальным правам отправил дело на новое рассмотрение в ином судебном составе Кассационная жалоба удовлетворена Судом по интеллектуальным правам Вопрос юристу.

Задать вопрос.

Когда подается заявление о разъяснении решения суда

Разъяснение решения чаще всего требуется в случае затруднений при его исполнении. Правом на обращение в суд обладают лица, участвующие в деле (статья 34 ГПК РФ), или судебный пристав-исполнитель.

Право на обращение с заявлением о разъяснении решения суда закреплено в статье 202 ГПК РФ. Разъяснение решения допускается только до его фактического исполнения.

Срок обращения с таким заявлением также ограничен сроком предъявления исполнительных документов к исполнению.

Согласно Федеральному закону «Об исполнительном производстве» исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу или окончания срока, установленного при предоставлении отсрочки или рассрочки его исполнения.

Судебные приказы могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня их выдачи. Исполнительные документы, содержащие требования о взыскании периодических платежей, могут быть предъявлены к исполнению в течение всего срока, на который присуждены платежи, а также в течение трех лет после окончания этого срока.

Источник: https://trudovoj.okd1.ru/konsultacziya/sudebnaya-praktika-o-razyasnenii-resheniya-suda/

Криминальный мир
Добавить комментарий