Как доказать уместность суммы к взысканию за потерю времени по ст 99 ГПК РФ?

Взыскание убытков за потерю времени

Как доказать уместность суммы к взысканию за потерю времени по ст 99 ГПК РФ?

Вологодский городской суд Вологодской области в составе: председательствующего судьи — Н. Обоснованно мировым судьёй применены и положения пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

К., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе открытого акционерного общества «Авиакомпания «ЮТэйр» на решение мирового судьи Вологодской области по судебному участку № от ДД.

ГГГГ по иску Региональной общественной организации «Союз потребителей Вологодской области «Паритет» в интересах О.

Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки.

к открытому акционерному обществу «Авиакомпания «ЮТэйр» о защите прав потребителей, которым постановлено: Исковые требования Региональной общественной организации «Союз потребителей Вологодской области «Паритет» в интересах О. Взыскать с открытого акционерного общества «Авиакомпания «ЮТэйр» в пользу О.

Взыскать с открытого акционерного общества «Авиакомпания «ЮТэйр» в доход местного бюджета расходы по оплате госпошлины в размере 600 (шестьсот) руб.

Взыскать с открытого акционерного общества «Авиакомпания «ЮТэйр» в пользу Региональной общественной организации «Союз потребителей Вологодской области «Паритет» штраф за невыполнение требований потребителя в добровольном порядке в размере 3625 (Три тысячи шестьсот двадцать пять) руб.

Суд, заслушав стороны, исследовав материалы дела, УСТАНОВИЛ: Региональная общественная организация «Союз потребителей Вологодской области «Паритет», действуя в интересах О. В., обратилась в суд с иском к ОАО «Авиакомпания ЮТэйр» о защите прав потребителя. В соответствии с п.

45 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от года «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

к открытому акционерному обществу «Авиакомпания «ЮТэйр» о защите прав потребителей удовлетворить частично. 49 коп., а всего 18127 (Восемнадцать тысяч сто двадцать семь) рублей 48 копеек.

При определении размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу истицы, мировой судья полно и всесторонне исследовал все имеющиеся в деле доказательства, дал им в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации надлежащую оценку.

Гпк рф ст. 99. взыскание компенсации за потерю времени

69 коп., неустойку за просрочку доставки багажа 4857 руб. 80 коп., неустойку за просрочку доставки пассажира в размере 50 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5000 руб., штраф в размере 3625 руб.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учётом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесённых им страданий.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Теперь я подал заявление о взыскании с истца согласно ст101 ГПК судебных расходов связанных с оплатой адвоката. Дальше что и как темный лес Читайте ГПК РФ Статья 98. Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.

приобрела у ответчика электронный билет на себя и двоих несовершеннолетних детей по маршруту .

Как разъяснено в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 от года «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», размер компенсации зависит от характера и объёма причинённых истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учётом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

ГПК РФ Ст. 98. Распределение судебных расходов между

Положения главы 3 вышеназванной Конвенции допускают установление дополнительных мер ответственности перевозчика по сравнению с установленными в настоящей Конвенции, в связи с чем норма части 1 статьи 116 Воздушного кодекса Российской Федерации, согласно которой перевозчик несёт ответственность перед пассажиром воздушного судна в порядке, установленном, в том числе, законодательством Российской Федерации, не противоречит положениям данной Конвенции, а, следовательно, в силу статьи 2 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», положения названного Закона мировым судьёй были применены правомерно, что с учётом характера возникших спорных отношений согласуется со статьёй 1212 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющей право страны, подлежащее применению к договору с участием потребителя. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.:

  • Довод ответчика касательно того, что требования истицы о взыскании убытков и компенсации морального вреда необоснованны, поскольку к рассматриваемым правоотношениям не применим Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей», суд апелляционной инстанции не принимает во внимание ввиду следующего. В силу положений статей 151 и 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий.
  • Упаковка багажа была вскрыта, пропала часть личных вещей, остальные вещи были перевёрнуты и испачканы. Ответчик, оспаривая размер убытков, со своей стороны не представляет доказательств в обоснование своих возражений, тогда как согласно части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. как потребителя, мировой судья правомерно взыскал с ответчика компенсацию морального вреда, предусмотренную статьёй Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».
  • Считает, что данный отказ ответчика от добровольного удовлетворения требований потребителя является незаконным и нарушает права О. Именно в связи с этим, истица вынуждена нести дополнительные расходы.
  • обратилась с претензией к ответчику, на что ответчик попросил выслать подлинные документы – коммерческий акт (справка о неприбытии багажа), отрывной талон багажной бирки, квитанцию о доставке багажа от ДД. ГГГГ, указав, что только после получения данных документов будет принято объективное решение по существу претензии. являются правомерными, поскольку багаж в установленное время перевозчиком доставлен не был.
  • Таким образом, мировым судьёй правомерно взысканы с ответчика в пользу О. Разрешая заявленный спор, мировой судья правильно применил нормы материального права и, руководствуясь приведённой выше статьёй Закона «О защите прав потребителей», обоснованно исходил из того, что требования истицы, как потребителя, о взыскании убытков, понесённых в связи с оплатой штрафных сборов при возврате железнодорожных билетов по маршруту Москва-Вологда, в размере 1337,8 руб.
  • В судебном заседании представитель РОО «Союз потребителей Вологодской области «Паритет» и истица О. Статьёй 120 Воздушного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что за просрочку доставки пассажира, багажа или груза в пункт назначения, перевозчик уплачивает штраф в размере 25 процентов установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда за каждый час просрочки, но не более 50 процентов провозной платы, если не докажет, что просрочка имела место вследствие непреодолимой силы, устранения неисправности воздушного судна, угрожающей жизни или здоровью пассажиров воздушного судна, либо иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика. Далее, в соответствии со статьёй 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» если иное не установлено законом, убытки, причинённые потребителю, подлежат возмещению в полной сумме сверх неустойки (пени), установленной законом или договором.

Источник: http://tehzakaz.msk.ru/documents-vzyskanie-ubytkov-za-poteryu-vremeni.html

Обзор судебной практики Верховного суда РФ № 1 (2015)

Как доказать уместность суммы к взысканию за потерю времени по ст 99 ГПК РФ?

Утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 4 марта 2015 года

1. Досрочное расторжение договора аренды земельного участка по требованию арендодателя возможно только по основаниям, предусмотренным законом или договором.

Администрация муниципального образования (далее – администрация) обратилась в суд с иском к М. о расторжении договоров аренды земельных участков и возложении обязанности возвратить земельные участки. В обоснование требований истец указал, что ответчик по договорам аренды пользуется тремя земельными участками с целевым назначением «для строительства».

Постановлением администрации «в порядке самоконтроля» были отменены ранее принятые постановления о выделении земельных участков, на основании которых были заключены оспариваемые договоры аренды.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что отсутствуют основания для расторжения договоров аренды и, соответственно, возврата земельных участков.

При этом суд указал, что решение об отмене или приостановлении действия ранее изданных муниципальных правовых актов не может носить произвольный характер, а должно быть законным и обоснованным. Не соглашаясь с данными выводами, суд апелляционной инстанции со ссылкой на подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ, а также на положения ст.

29 и 30 ЗК РФ указал, что наличие действующего договора аренды земельного участка при одновременном наличии действующего правового акта органа местного самоуправления об отмене ранее принятого правового акта о предоставлении в аренду земельных участков свидетельствует о противоречии договорных норм нормам муниципального правового акта, нарушает публичный порядок и принцип правовой определённости. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя апелляционное определение и оставляя в силе решение суда первой инстанции, признала выводы суда апелляционной инстанции противоречащими нормам материального права по следующим основаниям. В соответствии со ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено этим кодексом, другими законами или договором. По требованию одной из сторон договор может быть изменён или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной либо в иных случаях, предусмотренных данным кодексом, другими законами или договором. Таким образом, одностороннее расторжение договора по общему правилу не допускается и возможно лишь в случаях, прямо предусмотренных законом или договором. Расторжение договора в судебном порядке по требованию одной из сторон возможно лишь в случае существенного нарушения договора другой стороной либо в других случаях, которые должны быть прямо предусмотрены законом или договором. Судом установлено, что договорами аренды земельных участков, заключёнными между сторонами спорных отношений, возможность их расторжения в одностороннем порядке не предусмотрена. На существенное нарушение ответчиком условий договоров как на основание для их расторжения истец не ссылался, и такие обстоятельства не были предметом судебного разбирательства. Каких-либо объективных причин для расторжения договоров аренды и возврата земельных участков арендатором не указано ни в постановлении администрации об отмене постановлений о предоставлении земельных участков, ни в исковом заявлении, ни в апелляционном определении, ни в возражениях истца на кассационную жалобу. Законность предоставления земельных участков, заключения договоров аренды этих участков истцом не оспаривалась и судом апелляционной инстанции под сомнение не ставилась. Единственным основанием для расторжения договоров аренды, указанным как истцом, так и судом апелляционной инстанции, явилась отмена «в порядке самоконтроля» органом местного самоуправления постановлений о предоставлении земельных участков в аренду, что по существу является расторжением договора по требованию одной из сторон. Между тем такого основания расторжения договора аренды нормами гражданского либо земельного законодательства не предусмотрено. Статьи 29 и 30 ЗК РФ, на которые сослался суд апелляционной инстанции, регулируют вопросы предоставления земельных участков и находятся в главе V «Возникновение прав на землю». Основания и порядок прекращения прав на землю установлены нормами главы VII ЗК РФ, которые судом апелляционной инстанции не применялись. Кроме того, эта глава ЗК РФ не предусматривает указанных судом апелляционной инстанции оснований для расторжения договоров аренды земельных участков. Вывод суда апелляционной инстанции о том, что сохранение договоров аренды нарушает публичный порядок и принцип правовой определённости, является необоснованным. Публичный порядок, принципы правовой определённости и уважения собственности в данном случае нарушаются произвольным расторжением договоров аренды с изъятием законно предоставленных земельных участков, на которых находятся объекты капитального строительства. При этом право собственности на данные объекты строительства зарегистрировано надлежащим образом, а законность их возведения никем не оспорена. Определение № 29-КГ14-3

2. Правильное разрешение судом дела по спору об истребовании имущества из чужого незаконного владения требует установления того, была ли выражена воля собственника на передачу владения спорным имуществом иному лицу.

С. обратился в суд с иском к К., М. и Ш. о признании доверенности и сделок недействительными, об истребовании имущества от добросовестного приобретателя и возложении обязанности возвратить имущество, об отмене государственной регистрации права собственности на земельный участок, возложении обязанности зарегистрировать право собственности на земельный участок.

В обоснование требований истец указал, что ему принадлежал земельный участок, который в 2007 году выбыл из его собственности помимо его воли, в связи с чем просил суд истребовать данный земельный участок у К. Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями. Решением суда от 14 сентября 2012 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением от 28 февраля 2013 г. решение суда отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении исковых требований. Определением суда от 5 марта 2014 г., вступившим в законную силу 21 марта 2014 г., К. восстановлен процессуальный срок для подачи кассационной жалобы на апелляционное определение от 28 февраля 2013 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по кассационной жалобе К., отменила апелляционное определение от 28 февраля 2013 г., как вынесенное с нарушением норм действующего законодательства, и оставила в силе решение суда от 14 сентября 2012 г., указав следующее.

Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чём приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путём помимо их воли (п. 1 ст. 302 ГК РФ). По смыслу п. 1 ст. 302 ГК РФ, собственник вправе истребовать своё имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли. Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу (п. 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»). Таким образом, правильное разрешение вопроса о возможности истребования имущества из чужого незаконного владения требует установления того, была или не была выражена воля собственника на отчуждение имущества. Проверяя законность решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции, удовлетворяя исковые требования С., указал, что воля собственника на передачу владения другому лицу выражена не была, сославшись только на то, что доверенность от 10 августа 2005 г. (по которой действовал М. от имени С. при продаже спорного имущества) являлась поддельной. Между тем суд апелляционной инстанции не указал, по каким мотивам он не согласился с выводами суда первой инстанции о том, что в силу переданных С. по доверенности полномочий на распоряжение М. земельным участком он реально осознавал возможность его продажи Ш., но до марта 2008 года не совершал никаких действий, свидетельствующих о его несогласии с возможностью совершения сделок по распоряжению земельным участком от его имени, доверенность у М. не отзывал, отчёт и правоустанавливающие документы не требовал, ни Ш., ни М. не ставил в известность об отказе от продажи земельного участка, а потому все действия С. были направлены на отчуждение земельного участка, в связи с чем имущество выбыло из владения истца по его воле. При этом судом апелляционной инстанции не было учтено, что в силу положений ст. 210 ГК РФ собственник несёт бремя содержания принадлежащего ему имущества, следовательно, для осуществления данной обязанности он должен интересоваться судьбой данного имущества. С. после окончания в 2007 году действия выданной им третьему лицу доверенности от 23 апреля 2004 г. на продажу имущества, правомочия собственника в отношении земельного участка не осуществлял, расходы по содержанию не нёс, таким образом своими действиями подтверждая согласие на выбытие из его владения земельного участка, впоследствии приобретённого К. Судебная коллегия также не согласилась с выводом суда апелляционной инстанции о соблюдении истцом срока исковой давности при предъявлении требований о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности. В соответствии с п. 1 ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со ст. 200 данного кодекса. Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (п. 1 ст. 200 ГК РФ). Согласно ст. 181 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент вынесения апелляционного определения) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий её недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Из искового заявления С., датированного 23 августа 2010 г., следовало, что им ставился вопрос об истребовании имущества из чужого незаконного владения на основании ст. 302 ГК РФ. Требования о применении последствий недействительности договоров купли-продажи от 27 августа и от 11 сентября 2007 г. истцом были заявлены только в уточнённом исковом заявлении, датированном 2 февраля 2011 г., то есть с пропуском установленного законом срока исковой давности как для признания сделок оспоримыми, так и для применения последствий недействительности ничтожных сделок. Это судом апелляционной инстанции учтено не было и повлекло за собой вынесение незаконного судебного постановления. Определение № 4-КГ14-25

3. Если выгодоприобретатель по договору добровольного страхования имущества не выражает намерения воспользоваться правом на предъявление требований к страховщику о выплате страхового возмещения, собственник имущества вправе обратиться к страховщику за соответствующей выплатой непосредственно. Убытки, причинённые страхователю в связи с наступлением страхового случая, подлежат возмещению страховщиком в полном объёме в соответствии с условиями договора.

Источник: https://pravo163.ru/obzor-sudebnoj-praktiki-verxovnogo-suda-rf-1-2015/

Кредит и страховка — 3. Пиррова победа?

Как доказать уместность суммы к взысканию за потерю времени по ст 99 ГПК РФ?

Для интересующихся – продолжение романа-эпопеи о несправедливых договорных условиях при страховании кредита.  

Начало см. здесь:

Схватка с хитроумным страховщиком, или Свобода договора мелким шрифтом

Кредит и страховка. Несправедливые договорные условия

https://www.youtube.com/watch?v=3itbngXuPqo

Кредит и страховка — 2. А было ли присоединение?

***

Краткое содержание предыдущих серий

При выдаче автокредита банк настоял на приобретении заемщиком страхового полиса от предложенной банком страховой компании на всю сумму кредита.

 Как водится, формально были застрахованы жизнь и здоровье заемщика, а также «риск потери работы» им же.  По сути же речь шла о страховании риска непогашения кредита.

 Банк был указан выгодоприобретателем по полису в размере непогашенной части кредита.  

По букве общих условий договора страхования досрочное погашение кредита никак не влияет на отношения заемщика со страховщиком.  Страховая премия (а это почти 20% суммы кредита!), уплаченная авансом за весь срок действия кредита остается за страховой компанией, даже если заемщик отказывается от договора страхования.  

Сочтя условие о невозврате части премии при досрочном погашении кредита несправедливым, заемщик-страхователь, погасивший кредит досрочно (то есть я), предъявил иск страховой компании, основанный на п. 2 ст.

428 ГК (о явно обременительных условиях договора присоединения).  В качестве запасного аргумента выдвигался тезис о том, что страховым риском фактически был риск невозврата кредита, а потому этот риск прекратился и часть премии надо вернуть по п. 1 ст.

958 ГК (о досрочном прекращении договора страхования).

Первая инстанция (мировой судья) отклонила иск, сославшись, несколько парадоксальным образом, на то, что договор страхования, включающий в себя две брошюры с общими условиями страхования, оказывается, не был договором присоединения.  Запасной аргумент также не произвел впечатления на судью, который указал, что застрахованный риск потери работы или здоровья вовсе не прекратился.

Дело дошло до апелляционной инстанции…

***

К моменту начала заседания представителя страховой компании в суде не было.  Спросив моего согласия (я любезно согласился), судья начала заседание без него. 

Судья профессиональной скороговоркой «зачитала права» сторон и предложила высказываться.

  Я произнес пламенную речь о принципе добросовестности вообще и о несправедливых договорных условиях в частности (см.

предыдущий пост), которую судья выслушала с непроницаемым видом, иногда делая пометки на листке бумаги.  По ходу речи судья задала лишь один вопрос: о том, как я рассчитывал сумму к возврату.  

Затем судья зачитала вслух несколько пунктов из условий страхования (надо понимать, для протокола), после чего мы перешли к прениям.  Увы, прений как таковых не получилось: оппонентов не было, а я все, что хотел, уже сказал до этого.  Так что судья удалилась в совещательную комнату, а я – в коридор, ожидать решения.  

В это время появился слегка запыхавшийся представитель страховой компании.  Мы мило побеседовали («…вообще я дело не изучал, послали поприсутствовать…»).  Вскоре меня пригласили на оглашение, и мой запоздалый оппонент тоже зашел послушать.

Все той же скороговоркой судья зачитала резолютивную часть определения.  

Решение оказалось в мою пользу!  Моральный ущерб, как водится, урезали, но в остальном требования удовлетворили.

На этом процесс и закончился.  В общей сложности он занял около часа.  Оппонент сказал, чтобы я не особо радовался, поскольку «в кассации все равно отменят», на чем мы и расстались.

***

Получение копии судебного акта, когда он был готов, заняло больше времени, чем судебный процесс.  В очереди к окошечку пришлось простоять больше часа, поскольку за каждой копией сотрудник суда (юноша с наколками на шее) удалялся минимум минут на двадцать.

  Как ни странно, копии судебных актов выдаются неподписанными, так что потом нужно идти к судье и получать ее подпись (дождавшись, разумеется, окончания очередного процесса).

  На вопрос, почему так, юноша с наколками пояснил: «Если я еще и за подписями буду ходить, вы тут вообще весь день простоите».  Потом еще надо ставить печать.

(Диалог в очереди.  Дама (возмущенно): Меня тут обманывают!  Говорили, судья в отпуске! А теперь оказывается, он только в отпуск собирается! А тут меньше часа никогда не стоишь!  А еще на входе всю сумочку обшарили… Мужчина: Сотрудников у них не хватает..

.  Зато прогуливающихся на Тверской задерживать у них людей хватает!  Дама (насторожившись): Ну нет, прогуливаться – это когда с мороженым.  А если хочешь требования предъявить, то надо сперва получить разрешение!  Мужчина:  Вот-вот. Потому так и живем…

)

Как обнаружилось из текста апелляционного определения, моя пламенная речь судью не убедила.  Несмотря на то, что и в исковом заявлении, и в апелляционной жалобе основной упор я делал на норму о явно обременительных условиях договора присоединения (п. 2 ст.

428 ГК), в судебном акте она вообще не упомянута.

 На все мои аргументы о том, что закон явным образом управомочивает судью исправлять несправедливые условия такого договора, судья ответила единственной фразой: «данные требования фактически направлены на изменения условий договора, который в настоящее время прекратил своё действие».  

Однако, как выяснилось, судье пришелся по вкусу мой запасной аргумент: относительно того, что договор де-факто был направлен на страхование риска невозврата кредита.  А раз так, то застрахованный риск прекратился, и часть премии надо вернуть (п. 1 ст. 958 ГК)!

***

(Из апелляционного определения)

Из материалов дела следует, что в страховом полисе № _____ указано, что страховыми событиями являются: смерть застрахованного лица в результате несчастного случая или болезни; установление застрахованному первой или второй группы инвалидности по причине несчастного случая или болезни.

Выгодоприобретателем при наступлении страховых событий является ООО «___ Банк» в части задолженности по кредитному договору.

Оценив приведенные условия договора страхования, суд приходит к выводу, что страховым риском по заключенному истцом договору страхования фактически является невозможность погашения кредита в связи с установлением инвалидности застрахованному лицу или его смертью. Срок действия страхования соответствует сроку, обозначенному в кредитном договоре. А после возврата суммы кредита кредитный договор прекращается, следовательно, для должника договор страхования при отсутствии кредитной задолженности утрачивает интерес.

Кроме того, заключение истцом договора страхования было обусловлено заключением им кредитного договора с банком, поскольку до момента заключения последнего намерений застраховать себя от несчастных случаев и болезней он не имел, после исполнения обязательств по кредитному договору необходимость в дальнейшем действии договора страхования у истца отпала.

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что требования _____. о взыскании страховой премии пропорционально действию договора страхования являются обоснованными, поскольку, обязательства сторон по договору страхования были прекращены ___, т.е.

с даты, указанной истцом в заявлении о расторжении договора, что соответствует положениям пунктов 1, 3 статьи 958 ГК РФ, поскольку наступление страхового риска отпало по обстоятельствам иным, чем страховой случай, вследствие досрочного исполнения в полном объеме заемщиком обязательства по кредитному договору.

Правилами страхования ЗАО «___» предусмотрено, что при досрочном прекращении договора страхования по инициативе страхователя возврат уплаченной страховой премии не осуществляется (за исключением прекращения в случае, если возможность наступления страхового случая отпала, и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай).

Учитывая изложенное, суд считает, что с ЗАО «___» в пользу ______ следует взыскать сумму страхового взноса пропорционально срока действия договора страхования, а именно в размере – ___.

Вместе с тем, суд считает не подлежащими требования ____ в части признания договора действовавшим с условиями возврата части страховой премии в случае досрочного прекращения договора, поскольку, данные требования фактически направлены на изменения условий договора, который в настоящее время прекратил своё действие.

***

Чувства по этому поводу у меня, откровенно говоря, смешанные. 

«Запасной аргумент» о том, что договор «фактически» является договором страхования невозврата кредита, мне самому кажется менее удачным.  

Подобная фразеология (противопоставление «формального» и «фактического» содержания договора, то есть отказ от буквального его прочтения) в принципе является традиционной для оценки разного рода схемотехники.  Однако применять такие приемы, по-видимому, имеет смысл, когда у суда нет иной возможности добиться справедливого исхода дела.  

Между тем в данном случае существует норма, специально для таких случаев и написанная.

На мой взгляд, это дело является идеальным модельным кейсом на применение нормы о несправедливых условиях договора присоединения.  То, что суды этого не видят, означает, что эта норма вообще не работает, во всяком случае в судах общей юрисдикции.  Что довольно печально…

***

Однако есть и более практические поводы для беспокойства.  

Допустим, страховая компания подаст кассационную жалобу, требуя признать, что страховые риски на самом деле не прекратились.  Вполне возможно, кассация с ней согласится (в нашем регионе практика по этому вопросу, кажется, скорее в пользу страховых компаний, чем страхователей).  

А теперь, внимание, вопросы знатокам (то есть литигаторам).  

Смогу ли я в ходе рассмотрения их жалобы в кассации вновь поднять свой вопрос о применимости нормы о несправедливых договорных условиях?  А если нет, не окажется ли победа в апелляции пирровой?

Или для обсуждения этого вопроса в кассации я должен подать свою собственную кассационную жалобу?  А если так, чего в ней требовать?  Изменения мотивировочной части определения при сохранении резолютивной?  

И что если окажется, что я подал жалобу, а компания – нет?  Не изменит ли кассация заодно и то, чего я не просил (мотивировку по «запасному аргументу», а с ней и резолютивную часть – не в мою пользу)?

Или, может, не мелочиться, а сразу написать надзорную жалобу Председателю ВС (ст. 391.11 ГПК)?  (Я в курсе, что шансы ничтожные, но попробовать-то можно. 🙂

В идеале хотелось бы разрешить вопрос о несправедливых договорных условиях в пользу потребителей на максимально высоком уровне…

Источник: https://zakon.ru/Discussions/kredit_i_strahovka_-_3__pirrova_pobeda/58165

Я опоздала на стыковочный рейс

Как доказать уместность суммы к взысканию за потерю времени по ст 99 ГПК РФ?

Я летела из Екатеринбурга в Тунис с пересадками в Москве и Париже. Но в Москве все пошло не по плану.

Оксана Матвиенко

восстановила справедливость

Эта история о том, как отстоять свои права, когда вроде бы никто не виноват.

В новогодние праздники 2015 года я решила отдохнуть в Тунисе. Забронировала отель, оплатила трансфер, купила билеты. Чартеров не было, но нашлись регулярные рейсы с пересадками. По маршруту Екатеринбург — Москва — Париж и обратно меня взялась отвезти авиакомпания «Трансаэро», из Парижа в Тунис и обратно — «Эйрфранс».

При полете с пересадками всегда есть риск опоздать на стыковочный рейс, поэтому я заложила побольше времени между прилетом в Париж и отлетом в Тунис. Но стыковка в Москве от меня не зависела. Ее организовывала авиакомпания, которая продала мне билет Екатеринбург — Москва — Париж.

Когда мы подлетали к Москве, оказалось, что во Внуково самолет съехал с полосы и аэропорт закрыли. Вместо Внуково мы приземлились в Домодедово. Из самолета нас не выпустили: попросили подождать, пока все наладится и мы перелетим во Внуково. Ждать пришлось три часа.

Когда мы прилетели во Внуково, на табло еще горела посадка на мой стыковочный рейс в Париж. Оказалось, его задержали. Но я все равно не успела: когда прибежала на посадку, трап уже убрали.

На стойке «Трансаэро» мне предложили улететь в Париж завтра, а ночь провести в отеле за счет авиакомпании. Такой вариант меня не устраивал: вечером в Париже меня уже ждал рейс до Туниса, а там — трансфер и бронь в отеле. Поэтому я решила лететь в Париж за свой счет. Но перед этим сделала две вещи:

  1. Попросила сотрудника «Трансаэро» поставить на моей маршрутной квитанции отметку, что из-за смены аэропорта мой рейс задержался. Так у меня появилось доказательство того, что и когда случилось.
  2. Удостоверилась, что если я не полечу в Париж по своему билету, то это его не аннулирует и потом я смогу по нему вернуться.

После этого я начала искать билеты до Парижа. Самым дешевым оказался рейс через Прагу за 42 490 рублей. Это меня обескуражило: перелет со всеми пересадками из Екатеринбурга в Париж и обратно стоил только 28 800. Но меня ждал Тунис, поэтому я купила билет и успела на пересадку во Франции. Отдых состоялся.

Маршрутная квитанция «Трансаэро» с пометкой об изменении аэропорта прибытия. В суде она помогла мне доказать, что и когда произошлоНовый билет до Парижа я тоже сохранила

На первый взгляд, мне просто не повезло.

Авиакомпания не могла предусмотреть ЧП в аэропорту и не могла пустить меня на борт после того, как убрали трап. Более того, мне постарались пойти навстречу: предложили оплатить ночь в гостинице и посадить на следующий рейс.

Авиакомпания не виновата, что при этом я не успевала на стыковочный рейс по другому билету, — это уже не ее проблемы.

Еще по возвращении домой я узнала, что после того, как убрали трап, тот самый рейс до Парижа не взлетал еще больше часа. Это было очень обидно и тоже настроило меня на борьбу.

Узнайте, как отдыхать за копейкиПодпишитесь на рассылку о путешествиях, и мы расскажем, как тратить меньше на жилье, еду и транспорт

Я указала номера билетов и рейсов, чтобы авиакомпании было проще установить все обстоятельства. Кроме того, я сослалась на законы, по которым требовала возместить мне убытки, и добавила номер банковского счета, на который готова получить деньги.

Претензию я отправила по почте заказным письмом с описью вложения. Другой вариант — принести лично в офис авиакомпании. В этом случае надо попросить поставить на своей копии отметку о том, что у вас ее приняли.

Это меня не устраивало, и я решила идти в суд.

Позиция авиакомпании логична, но я все равно была уверена в своей правоте

Чтобы не запутаться в исках и судах, я обратилась к знакомому юристу. Заявление вполне можно составить по образцам из интернета, но мое дело не казалось таким уж однозначным, поэтому я решила, что так надежнее.

Гражданские иски рассматривают в судах общей юрисдикции. Закон дает потребителям право судиться там, где им удобнее: по своему адресу или месту нахождения ответчика. Я живу в Екатеринбурге, авиакомпания зарегистрирована в Москве, поэтому я выбрала судебный участок поближе к дому. Его номер я узнала на сайте ГАС РФ «Правосудие».

Заседание назначили через три недели после того, как приняли исковое заявление. Представители авиакомпании не пришли, но прислали свои возражения. Их позиция осталась прежней: самолет сел в другом аэропорту не по их вине, поэтому они не отвечают за последствия.

С момента приземления до окончания посадки на стыковочный рейс до Парижа прошло три часа. Добраться на такси из Домодедово во Внуково можно было за час: второго января все дороги свободны.

Если бы авиакомпания выпустила меня из самолета, я бы успела на стыковочный рейс с запасом. Но для авиакомпании высадить пассажиров в другом аэропорту — значит лишний раз заплатить за трап и выгрузку багажа.

Вместо высадки, она все время держала пассажиров в самолете.

Всего суд наказал авиакомпании выплатить мне 59 311 рублей:

  1. 34 874 Р — за билет до Парижа. Билет стоил 42 490 Р, но 7616 Р авиакомпания выплатила добровольно.
  2. 18 437 Р — штраф за то, что дело дошло до суда.
  3. 4000 Р — компенсация расходов на юриста. Я потратила 5000 Р и могла это доказать, но суд посчитал, что «разумные расходы» — это 4000 Р.
  4. 2000 Р — компенсация морального вреда. И на том спасибо.

Авиакомпания не стала обжаловать решение суда, и через полтора месяца я получила исполнительный лист

Получить деньги по исполнительному листу можно с помощью приставов или через банк ответчика. Я получала через банк. Авиакомпания уже переводила мне деньги, поэтому реквизиты ее счета я просто посмотрела в интернет-банке.

Через три дня деньги были на моем счете. С момента подачи претензии до получения денег прошло полгода.

Заявление и оригинал исполнительного листа можно отправить в банк и почтой — заказным письмом с описью вложения. Тогда у себя нужно оставить копииВсего, с учетом добровольной компенсации, авиакомпания выплатила мне 66 927 рублей

  1. Сохраняйте все квитанции, билеты, талоны и чеки. Если случилось что-то неприятное — попросите сотрудников авиакомпании где-то это зафиксировать. Например, сделать отметку на маршрутной квитанции.
  2. Попытайтесь объективно посмотреть на ситуацию. Если не получилось улететь из-за бурана, землетрясения, извержения вулкана, то авиакомпания ничего не заплатит. А если кто-то где-то поленился пошевелить пальцем — шансы есть.
  3. Если решили бороться за свои деньги — пишите претензию и подавайте в суд. За потребительский иск даже не нужно платить госпошлину.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/neudachnaya-stykovka/

Криминальный мир
Добавить комментарий