Что сделать, чтобы восстановить статус законопослушного гражданина?

Валютный риск соотечественника

Что сделать, чтобы восстановить статус законопослушного гражданина?

При въезде на территорию России гражданин России, имеющий статус нерезидента, этот статус утрачивает /Сергей Петров

После прошлогодней истории с жесткой версией закона о деофшоризации и другими негативными законодательными инициативами настало время положительных стимулов для бизнеса.

Подготовлен долгожданный закон об амнистии капиталов, Минфином анонсированы положительные изменения в правила о контролируемых иностранных компаниях (КИК), подготовлен план стимулирования к переводу системообразующих компаний в российскую юрисдикцию, внесены поправки в ГК РФ.

Однако существенным препятствием для деофшоризации и добровольного декларирования активов являются запретительные нормы валютного законодательства, стимулирующие российских граждан к вынужденному использованию персональных КИК, в том числе офшорных, с целью избежания значительных (конфискационных) штрафов за нарушение валютного законодательства.

Хотя амнистия капиталов включает в себя и «валютную амнистию» для участников (их не должны штрафовать за прошлые валютные нарушения в отношении добровольно задекларированных капиталов и счетов), без изменения общих запретительных норм валютного законодательства сохраняются значительные риски новых нарушений. Результат – мощный негативный стимул для бизнеса и выпадающие доходы бюджета.

Современное валютное регулирование уходит корнями в СССР, когда действовала валютная монополия, а УК и КоАП устанавливали наказание за спекуляцию валютными ценностями вплоть до смертной казни с конфискацией имущества.

После реформ 1980-х валютная монополия сменилась регулированием и контролем по законам 1991–1992 гг. В 2000-х произошла дальнейшая либерализация валютного регулирования и контроля, закон 2003 г. убрал значительное количество ограничений.

Однако валютные правила до сих пор остаются крайне жесткими для современных экономических реалий.

Российские граждане (кроме чиновников) вправе свободно открывать персональные счета в зарубежных банках, уведомляя об этом ФНС, и переводить на них средства из России; осуществлять платежи с использованием этих средств (запрещается лишь оплачивать ими товары и услуги в России).

На эти счета можно переводить собственные средства из российских банков, получать подарки от родственников и доходы от ряда операций. Но остальные поступления нужно сначала проводить через счета в российских банках.

Административная ответственность за нарушение валютных правил была установлена КоАП в размере до 100% от суммы незаконной валютной операции (это заметно превышает штрафы за налоговые нарушения). Попытки оспорить эти нормы в КС остались безуспешными.

Такое жесткое запретительное регулирование давно отсутствует в развитых странах, где нет и валютного контроля в российском понимании.

В конце 2012 г.

в КоАП были внесены поправки, по которым штраф в 75–100% от суммы операции устанавливался не только за совершение запрещенных валютным законодательством операций, но и за совершение операций с нарушением валютного законодательства (в случаях, не предусмотренных валютным законодательством), и за совершение операций, расчеты по которым произведены за счет средств, зачисленных на зарубежные счета (в случаях, не предусмотренных валютным законодательством). Осознав, что теперь под конфискационные штрафы подпадают практически все не перечисленные «доходные» операции по зарубежным счетам и последующие «расходные» операции с некорректно зачисленными средствами, многие резиденты, ранее работавшие открыто с персональных счетов в зарубежных банках и платившие полностью НДФЛ, закрыли такие счета и открыли новые на офшорные компании-нерезиденты, операции которых не подпадают под валютные ограничения. Но с конца 2013 г. с активизацией кампании по деофшоризации и с принятием в ноябре 2014 г. правил КИК стало понятно, что соблюдающие закон налогоплательщики находятся между Сциллой и Харибдой – существенно повысившимися налоговыми рисками при использовании КИК и конфискационными штрафами за нарушение валютных правил при открытой работе с зарубежных персональных счетов.

В 2014 г. после многочисленных обращений в Росфиннадзор валютные правила были смягчены.

Россиянам разрешили получать на зарубежные счета проценты по вкладам, зарплату и другие типичные виды дохода, а на счета в странах – членах ОЭСР и ФАТФ – и доходы от сдачи в аренду зарубежной недвижимости, процентный (купонный) доход и иные доходы по внешним ценным бумагам.

Однако перечень разрешенных операций остался крайне ограниченным и не включает в себя многие операции, которые невозможно или технически сложно провести сразу через российские счета:

1) стандартные инвестиционные операции, которые совершают российские граждане за рубежом в иностранных банках и с доходов от которых они полностью уплачивают российские налоги.

Например, доходы от продажи внешних ценных бумаг, а также выплаты при полном или частичном погашении номинала внешней ценной бумаги, зачисление на зарубежные счета краткосрочных займов на приобретение ценных бумаг, доходы по обращающимся производным финансовым инструментам и выплаты из публичных инвестиционных фондов и т. д.;

2) операции, необходимые для ликвидации КИК, включая офшорные компании, и возврата активов на персональные задекларированные счета российских резидентов, включая выплаты при ликвидации офшорной компании – КИК и при возврате займов от нее перед ее окончательной ликвидацией.

Часто зачисление доходов от таких операций на российские счета технически невозможно или дорогостояще по сравнению с операциями в рамках одного банка.

Сильнее всего от сложившейся ситуации проигрывают налогоплательщики, проживающие в России и желающие декларировать зарубежные счета и платить российские налоги с доходов.

А те, кто хочет скрыть такие счета и доходы, отказываются от использования персональных счетов, осуществляя операции через офшорные компании-нерезиденты, формально не нарушая валютное законодательство.

Еще одной нерешенной проблемой в контексте штрафов в 75–100% по ст. 15.25 КоАП остается проблема понятия «валютный резидент» России, создающая риски для миллионов соотечественников за рубежом и стимулирующая их к отказу от российского гражданства. До изменений, вступивших в силу в 2012 г.

, не признавались валютными резидентами и не подпадали под валютные ограничения и штрафы граждане России, постоянно проживавшие в иностранном государстве в соответствии с его законодательством.

Теперь же стали не признаваться валютными резидентами граждане России, постоянно или временно находящиеся за рубежом не менее года.

Позиция Росфиннадзора, подтвержденная судами общей юрисдикции, заключается в том, что при въезде на территорию России гражданин России, получивший в соответствии с положениями валютного законодательства статус нерезидента, утрачивает такой статус. Восстановить его он может при непрерывном пребывании в иностранном государстве не менее года.

Зачастую такой гражданин может не являться налоговым резидентом России, если проводит здесь менее 183 дней в течение 12 месяцев подряд. Он не должен уплачивать налоги в России на свои общемировые доходы (но платит с доходов от российских источников).

Но он все равно подпадает под валютные ограничения и штрафы (например, штраф до 100% на доходы от продажи зарубежной недвижимости, с которых не нужно уплачивать российские налоги).

Среди возможных нарушений могут быть такие операции.

1. Гражданин России, налоговый нерезидент, проживающий в Австралии (член ОЭСР и ФАТФ) и два раза в год приезжающий в Россию, продает дом в Австралии и зачисляет средства на счет в австралийском банке. Это не разрешенная валютным регулированием операция: штраф до 100% от полученной суммы.

2. Гражданин России, налоговый нерезидент, проживающий в Болгарии или на Кипре (не являются членами ОЭСР и ФАТФ) и раз в год приезжающий в Россию, сдает в аренду свои апартаменты в этих странах и зачисляет средства на счет в болгарском или кипрском банке. Валютными правилами разрешено зачисление только в банки стран ОЭСР и ФАТФ – штраф до 100% от полученной суммы.

3. Те же граждане России используют полученные таким образом средства для бытовых нужд или покупки/аренды недвижимости – штраф до 100% от израсходованной суммы.

Правила налогового и валютного резидентства и практика их применения влекут за собой существенные валютные риски для миллионов проживающих за рубежом граждан РФ – налоговых нерезидентов РФ.

Они не обязаны уплачивать российские налоги, но считаются валютными резидентами при каждом приезде в Россию и подпадают под риск штрафа в 75–100% от суммы операций.

В отсутствие в таком случае фискальной функции валютного контроля сложившаяся ситуация – пример явной избыточности контрольной функции и нарушения баланса частных и публичных интересов.

Все это создает стимулы для полного отказа от посещения России соотечественниками или их выхода из гражданства РФ (этот негативный эффект уже испытали США, облагающие своих граждан налогами по принципу гражданства: после вступления в силу закона FATCA и ужесточения международного налогового контроля резко повысилось число проживающих за рубежом американцев, отказывающихся от гражданства США).

Очевидно, назрели кардинальные решения в валютном регулировании, особенно в свете предстоящей амнистии капиталов, стимулирующей выход из офшоров и перевод активов в личное владение физлиц.

Нужны корреспондирующие закону об амнистии поправки в общие правила валютного регулирования, чтобы не создавать почву для нарушений в будущем.

Наиболее заинтересованы в них законопослушные российские граждане, желающие свободно размещать средства в России и за рубежом, перемещаться по миру, открыто декларировать капиталы, счета и доходы, платить все положенные налоги, но не желающие использовать нераскрытые офшорные компании и иные КИК с учетом возросших рисков по деофшоризации и существенного изменения ситуации с международным обменом налоговой информации. Большинство таких граждан работают в белых государствах – членах ОЭСР – ФАТФ, банки которых существенно ужесточили правила проверки источников происхождения средств, в особенности в отношении средств российских резидентов. Нередки случаи, когда банки отказываются работать с клиентами, не раскрывающими активы и счета своей «домашней» юрисдикции. Это снижает риски нарушения законодательства о противодействии легализации в белых юрисдикциях.

Правительство России в курсе обозначенной проблемы и дало положительный отзыв на находящийся в Госдуме законопроект, решающий проблему зарубежного персонального счета в части доходов от продажи внешних ценных бумаг.

Но он не охватывает значительное число запрещенных операций и не решает проблему определения «валютный резидент».

По этой причине одновременно с амнистией капиталов крайне важно рассмотреть возможность либерализации правил валютного регулирования.

1. Снять запрет на зачисление на зарубежные персональные счета в странах – членах ОЭСР и ФАТФ доходов от стандартных инвестиционных операций (если полная либерализация режима зарубежного счета сейчас невозможна).

2. Сократить с двух лет до одного месяца минимальный срок кредитов и займов, которые резиденты вправе получать на счета в странах ОЭСР и ФАТФ от кредиторов из этих стран.

3. Включить в перечень разрешенных операций стандартные выплаты при ликвидации КИК.

4. Устранить правовую неопределенность по административной ответственности – унифицировать терминологию валютного закона с детально разработанными кодами валютных операций.

5. «Синхронизировать» понятия «валютный» и «налоговый» резидент РФ, определив первое через второе с учетом международных договоров по налогообложению.

Эти меры могут стать важным дополнением к кампании по добровольному декларированию зарубежных активов и мощным стимулом для выхода из офшоров, привести к увеличению налоговых поступлений в бюджет и укреплению доверия к национальной юрисдикции.

Очевидно, что исторически сложившиеся правила валютного регулирования в части режима зарубежного счета являются атавизмом и значительным препятствием для выхода российских резидентов из офшоров.

Без кардинального изменения этих правил перевернуть офшорную страницу истории и осуществить успешную декларационную кампанию будет крайне сложно.

Авторы – управляющий партнер; старший юрист Goltsblat BLP

Источник: //www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/04/07/valyutnii-risk-sootechestvennika

Замкнутый круг: как работают новые правила, усложняющие восстановление утраченных документов

Что сделать, чтобы восстановить статус законопослушного гражданина?

С этого года граждане России, утратившие документы, практически лишены возможности восстановить их. Теперь, чтобы получить новый паспорт, надо будет потратить много времени и сил, но все равно решение останется за сотрудником УФМС.

Согласно 851 приказу МВД, вступившему в силу в конце 2017 года, паспортный стол вправе отказать в восстановлении паспорта, если гражданин не может предоставить свидетельство о рождении, свидетельство о браке или разводе и военный билет.

При отсутствии у гражданина любого из этих документов, начальник паспортного стола теперь имеет законное право не восстанавливать утраченный паспорт. А для того чтобы восстановить свидетельство о рождении, браке или разводе, или военный билет, нужен паспорт.

Получается замкнутый круг.

Новый приказ касается любого гражданина Российской Федерации, утратившего документы в результате потери, кражи, пожара или других обстоятельств. В особой зоне риска – бездомные и люди, работающие не по месту постоянной прописки, то есть внутренние трудовые мигранты.

В Доме трудолюбия «Ной» обеспокоены новым указом. Как отмечает председатель Межрегиональной общественной организации социальной адаптации лиц без определенного места жительства «Дом трудолюбия «Ной» Эмиль Сосинский, «теперь восстановление утраченных документов граждан России зависит от личного желания сотрудников паспортного стола».

Елена Петровская, специалист по социальной работе Дома трудолюбия, рассказала Агентству социальной информации, что новый приказ имеет последствия не только для их подопечных, но и для внутренних трудовых мигрантов, которых в Московском регионе довольно много.

«Предположим, человек с постоянной пропиской в Новосибирской области работает в Москве. Случилась беда: он потерял борсетку со всеми документами. Военный билет он может получить только по месту прописки, то есть в Новосибирске.

Чтобы получить свидетельство о рождении и заключении брака, он может прийти в ЗАГС и сделать запрос. ЗАГС сделает запрос региональным коллегам и через две-три недели получит ответ. Но чтобы выдать человеку документы, ЗАГС попросит у него документ, удостоверяющий личность.

Тот не сможет ничего предъявить и попросит сотрудников переслать документы в адрес Управления по вопросам миграции, на что ему резонно могут возразить: «А кто вы вообще такой и на каком основании мы должны пересылать документы? Пусть управление сделает нам запрос, и тогда мы им вышлем».

Это реальная ситуация, которую мы уже проходили со своими подопечными».

Сейчас в России насчитываются сотни тысяч бездомных, хотя точное количество людей без регистрации подсчитать сложно. По некоторым данным, их число достигает 4 млн человек. У многих утрачены документы.

Получается, все они теперь обречены жить без паспорта, а, значит, без медицинской помощи, пособий и пенсий, официального трудоустройства, возможности арендовать жилье и купить билет на поезд или самолет.

Сотрудники Дома трудолюбия «Ной» уже начали решать проблему и обратились во многие инстанции. «Мы общались с руководством Управления по вопросам миграции города Москвы. Что удивительно, мы нашли точки соприкосновения, потому что они тоже не очень понимают, как это будет в реальности работать.

На днях мы идем на прием к заместителю руководителя Управления по вопросам миграции Московской области, тоже будем обсуждать эту проблему. Мы разговаривали с представителями уполномоченных, тоже будем обращаться.

На эту тему был разговор с Общественной палатой Московской области, тоже договорились, что вместе попытаемся что-то сделать», — рассказала АСИ Елена Петровская.

Возникает вопрос: если даже у сотрудников Управления по вопросам миграции новый приказ вызывает вопросы, то по чьей инициативе и зачем он вообще появился? У Петровской есть предположение на этот счет.

«События развиваются совершенно парадоксальным образом. В России была отдельная федеральная структура – УФМС, которая в свое время отпочковалась от МВД и стала самостоятельной структурой.

Несколько лет назад государство озадачилось рядом проблем, связанных с внешней миграцией, нелегальными мигрантами, и поняло, что УФМС должны иметь некие силовые функции.

Тогда решили провести очередную реорганизацию и упразднить УФМС как отдельную вертикаль, сделав ее подразделением МВД.

Сейчас это называется Управление по вопросам миграции МВД РФ, то есть это наша полиция.

У нее есть свои задачи, связанные с обеспечением правопорядка и законности на территории страны, и я могу предположить, что разработчиками приказа были люди, главная цель которых – соблюдение правопорядка и законности. И они полагают, что каждый законопослушный гражданин должен быть ответственным и иметь в кармане эти документы.

Видимо, этот приказ разрабатывали люди, не особо разбирающиеся в вопросах внутренней трудовой миграции и проблемах бездомных. Поэтому произошел такой казус и теперь мы имеем приказ, соблюдать который в наших современных реалиях достаточно сложно».

Дом трудолюбия «Ной» создан в 2011 году для людей, которые по разным причинам оказались в Московском регионе без крыши над головой, но полны решимости изменить свою жизнь к лучшему.

Здесь им помогают стать полноправными членами общества. Они работают, получают зарплату, восстанавливают документы, возвращаются в старые или создают новые семьи и, главное — живут в доме.

Обязательное правило для всех жителей дома — вести трезвый и трудовой образ жизни.

В Доме трудолюбия живет 605 человек: 60% из них — трудоспособные мужчины, 40% — инвалиды, женщины, дети и престарелые. Все они трудятся на неквалифицированных работах и честно зарабатывают себе на хлеб. Организация помогает подопечным восстанавливать документы, проводит беседы на духовные, социальные и психологические темы, помогает найти работу.

Сейчас у организации 12 филиалов в Москве и области, два из которых – полностью «социальные дома» для инвалидов, стариков и женщин с детьми. Все филиалы располагаются в арендованных коттеджах или, как в Егорьевском районе, в здании бывшей школы. Осенью 2017 года АСИ рассказывало об отношении местных чиновников к социальному приюту и ситуации, которая развернулась вокруг «Ноя».

Источник: //www.asi.org.ru/news/2018/03/13/zamknutyj-krug-kak-rabotayut-novye-pravila-vosstanovleniya-dokumentov/

Как восстановить всевластие знати СОНАР-2050

Что сделать, чтобы восстановить статус законопослушного гражданина?

Опытный историк хорошо знает, как подтасовать факты таким образом, чтобы изменить смысловые акценты, но не сказать при этом ни одного слова неправды. Возьмём, к примеру, в школьный учебник «История Беларуси» за 8 класс.

В главе о III Литовском статуте говорится, что свод законов декларировал идею создания правового государства, а в подтверждение приводится конкретный факт — за убийство простолюдина шляхтича отдавали под суд. Это правда. Но только авторы учебника забыли сделать важную отметку, что Статут предусматривал уголовную ответственность за убийство чужого простолюдина.

Того, который принадлежал другому шляхтичу. А вершить суд и расправу над своим крестьянином было не только правом, но даже юридической обязанностью законопослушного гражданина.

В этом деле есть важный правовой нюанс. То, что закон защищает двуногое имущество от чужих посягательств, это норма для любого рабовладельческого общества. Однако обычно государство старалось ограничить рабовладельца в том, чтобы распоряжаться жизнью и смертью простолюдина в качестве судьи и палача.

Картина Брейгеля «Крестьянский танец», 1567 г. Если оценивать её с точки зрения правовых норм Великого княжества Литовского, два крестьянина на переднем плане нарушают закон — носят на поясе ножи, которые имеют все признаки оружия, а не хозяйственного инструмента.

В реальной жизни, конечно, бывало всякое. И пытали, и убивали. Но не по закону. Скажем, в Древнем Риме норма закона требовала освобождать тех рабов, которым господа не оказали медицинской помощи во время болезни. Раба нельзя было травить дикими зверями, за самовольное убийство могли наказать.

В Древнем Риме существовал гуманный обычай, позволявший рабам искать спасения от жестоких хозяев в храмах и у статуй императора.  

Жизнь крепостных в России особо сладкой не назовёшь, однако Дарью Салтыкову, которая до смерти избивала своих крепостных поленом, всё-таки судили за изощрённый садизм.

Несмотря на высоких покровителей, её приговорили к пожизненному — в подземной яме, без солнечного света и человеческого общения. В Речи Посполитой подобный процесс невозможно было представить в принципе.

По коронному праву и Литовскому статуту в таких действиях помещика не было состава преступления.

Элита польско-литовского государства добилась почти беспрецедентной власти над собственным народом. Закрепила господствующий статус в правовых нормах. Долгое время наслаждалась созданным социальным строем, называя его «золотой вольностью», самым лучшим обществом на Земле. Как сказал один немец о Речи Посполитой: «Рай для знати, чистилище для городских бюргеров, ад для крестьян». Как же у них получилось? Учебник об этом не расскажет — и совершенно напрасно. Ведь многое в данном материале имеет не только историческую, но и практическую ценность.

Шаг первый: оппозиция власти

Технология построения «рая для знати» универсальна. Она была опробована в разных странах, в том числе и в Российской империи в определённые периоды её существования. Не устарела она и в XXI веке. Пример Речи Посполитой в этом плане интересен как проект, наиболее близкий к идеалу.

Вначале знать дискредитировала и ослабила центральную власть. Важно только выбрать подходящий момент. Так, в 1454 году после поражения королевской армии от крестоносцев, польские паны окружили палатку Казимира IV и выставили ему ультиматум. Или подписываешь привилегии, или мы все расходимся по домам.


Выборы польского короля. Демократия стала удобной ширмой для того, чтобы сделать монарха полностью зависимым от избиравшей его знати.

Потом утвердили финансовые полномочия парламента. Никаких новых налогов, все военные расходы шли только через парламент. В результате король оказался беднее, чем некоторые магнаты. Вывели себя из-под юрисдикции королевских судов. Получили право на рокош — законное восстание против центральной власти, если она ущемляла свободу аристократов.

«Реформы» растянулись более чем на столетний период. Наконец, венцом этих усилий стала конституция 1573 года, подписанная новым королём Генрихом Валуа, — так называемые Генриховы артикулы. Король через год сбежал домой во Францию (там после смерти брата освободился престол), а конституция осталась.

Каждый пан получил право наказывать подданных по своему усмотрению, вплоть до смертной казни. Отныне для крестьянского сословия существовал только дворовой суд. Но это было только начало новой эпохи.  


Многие иностранцы, бывавшие в Речи Посполитой, отмечали, что виселица была обычным элементом ландшафта при дворе знатного пана. Современная реконструкция места исполнения приговоров, Хотинский замок (Украина).

Характерная деталь. Князь Потёмкин, который в 1787 году поменялся своими белорусскими землями с польским магнатом Любомирским, в первую очередь отдал следующее распоряжение:

«Все находящиеся в купленном мною у князя Любомирского польском имении виселицы предписываю тотчас же сломать, не оставляя и знаку оных».

Шаг второй: трудовой концлагерь

Со времён Киевской Руси белорусские крестьяне за право пользоваться княжеской или частной землёй платили оброк. Чаще натуральными продуктами, иногда деньгами. Великое княжество Литовское долгое время ничего не меняло в этой системе. В статуте так и писали: «Мы давнины не рушим и новины не вводим».

Новая политическая модель позволила повысить уровень эксплуатации на порядок. Намного выгоднее для пана оказалось создать фольварк — плантацию, ориентированную на товарное производство сельскохозяйственных продуктов.

Крепостных обязали трудиться на барщине два дня в неделю. Потом нормы трудодней были повышены до 4–5. Но оказалось, что и это не предел.

Барщина могла быть даже больше, чем количество дней в неделе, ведь у крестьянина есть жена и дети, которых тоже можно выгнать в поле. Все вместе могут обеспечить 8 и даже 10 трудодней в неделю.

Правда, в таком случае в фольварках уже давали какие-то деньги, чтобы несчастные хлопы не умерли с голоду.

День получки в фольварке. Картина напоминает выдачу продуктовой пайки в концлагере.

«Если из фильма “Джанго” Квентина Тарантино убрать приукрашенное насилие — неотъемлемую составляющую творчества этого режиссёра, то мы получим довольно точный образ деревни времён I Речи Посполитой», — так охарактеризовал фольварочную систему польский профессор Ягеллонского университета Ян Сова.

Следующим изобретением эпохи, не имеющим аналогов ни в одной стране мира, стала пропинация. Шляхта имела эксклюзивное право на производство алкоголя — это, в общем, нормальная практика для феодального общества. Однако бедные крестьяне не спешили пропивать последние гроши в корчме. Поэтому пришлось их заставить.

Каждый крестьянин обязан был покупать определённый объем водки и пива в зависимости от численности его семьи. Если денег нет, приходилось отработать дополнительными трудоднями. Стало ещё хуже, когда снизился спрос на польское зерно на рынках Западной Европы. Излишки хлеба владельцы фольварков отправили на перегонку, принудительное спаивание достигло грандиозного размаха.  


Корчма — место досуга мужчин, женщин и детей.

Строго говоря, принудительная алкоголизация целой страны на протяжении столетий попадает под современное определение преступлений против человечности — «наиболее ненавистных преступлений, которые представляют собой серьёзное разрушительное воздействие на человеческое достоинство, унижают и вызывают деградацию личности».

Проблемные точки тогдашнего общества были хорошо известны современникам. Посол ВКЛ в Крыму, подписавшись псевдонимом Литвин Михалон, ещё в 1550 году отметил главные пороки общества, которым немедленно следовало объявить борьбу. Это пьянство, коррупция, стремление знати к роскоши и чрезмерная эксплуатация народа. В пример он ставил соседей — пруссаков, ливонцев, московитян и татар:

«У соседей наших, татар и москвитян, право суда над подданными вельмож и дворян в делах гражданских и уголовных принадлежит не частному лицу, а государственному чиновнику, человеку трезвому и живущему на глазах у всех, между тем как наши производят суд каждый в одиночку, в пьяном виде, и удалив посредников и свидетелей; таким образом они могут делать всё, что им угодно.

Татары превосходят нас не только воздержанием и благоразумием, но и любовью к ближнему. В сношениях между собою они сохраняют сознание солидарности и взаимно помогают друг другу.

Они справедливо поступают с рабами, хотя эти последние бывают у них всегда иноземцы, приобретённые путём войны или покупки, и не удерживают их в рабстве долее семи лет, согласно предписанию Библии.

А мы держим в бессрочном рабстве людей, добытых не на войне и не куплею, не иноземцев, но людей одной с нами народности и вероисповедания, закабалённых вследствие сиротства, нищеты или брака с рабынею.

Мы злоупотребляем нашею властью над ними: мучим их, уродуем, убиваем без законного суда, по случайному подозрению. Напротив того, у татар и москвитян ни одному чиновнику, кроме главных судий в столицах, не дозволяется убивать человека даже в случае очевидного преступления; между тем как у нас во всех сёлах и деревнях произносят смертные приговоры.

Притом мы взимаем подати для защиты государства только от подданных наших: в городах от коморников, в сёлах от беднейших хлебопашцев, оставляя землевладельцев свободными от податей, несмотря на то, что они получают значительные доходы со своих обширных поместий, пашен, лугов, пастбищ, садов, огородов, лесов, рощ, пасек, от охоты, корчем, заводов, ярмарок, мыт, перевозов, мостовых, с озёр, прудов, рек, рыбной ловли, мельниц, от стад и от труда рабов и рабынь. Гораздо успешнее шли бы военные дела и собирались нужные для них подати, взимаемые теперь поголовно, если бы приведено было к концу предпринятое измерение всех полей, принадлежащих как дворянам, так и посполитым людям; ибо в таком случае каждый платил бы тем больше налогов, чем большим количеством поля он владеет».

Михалон Литвин «О нравах татар, литовцев и москвитян»

Шаг третий: белые негры

Предельно жёсткая эксплуатация возможна только в кастовом обществе. Там, где «верхи» и «низы» по-разному определяют свою этническую и религиозную принадлежность.

Вплоть до того, что считают друг друга разными народами.

Речь Посполитая была многонациональной страной, но между поляками, литвинами и русинами не существовало непреодолимого барьера.

Языки похожи, религия одна, хоть и обряд разный.

Значит, такой барьер понадобилось создать. Шляхта назвала себя потомками сарматов — кочевого племени, которое будто бы пришло на славянские земли из южных степей Восточно-Европейской равнины и поработило местных земледельцев. Т. е. генетически отделила себя от закрепощённого быдла.

Гусарские кирасы часто стилизовали под чешуйчатый доспех древних сарматских катафрактариев.

Бредовая легенда превратилась в государственную идеологию. Знать начала носить особую «сарматскую», очень яркую и богатую одежду.

Идеал сармата был одинаково чужд и западной протестантской трудовой этике, и восточной традиции преданной службы правителю.

Настоящий шляхтич обязан быть храбрым воином, гостеприимным хозяином, хорошим помещиком, а главные его занятия — это война, охота и пиры.

С большой симпатией сарматские ценности изображены в трилогии «Огнём и мечом».

Народ же окончательно превратился в белых негров. Русское слово «чернь», изначально не имевшее никакого негативного подтекста (оно означало крестьян, сидящих на «чёрных землях»), в польском языке превратилось в полный аналог североамериканского «ниггер» (тоже происходит от латинского «чёрный»).

От триумфа до гибели

Русским и белорусским историкам трудно удержаться от того, чтобы не упростить данную эпоху до одного из двух мифов. Вариант первый — просто игнорировать тот факт, что в Речи Посполитой был построен один из самых античеловечных режимов, который только существовал в истории. Подобным путём пошли авторы белорусского учебника за 8 класс.

Второй миф ничем не лучше. Свалить всю вину на поляков, католиков и предателей-униатов, якобы генетически враждебных нашей цивилизации. Этнические и конфессиональные противоречия тут глубоко вторичны.

Польские крестьяне, кстати, находились в точно таком же положении, как белорусские, литовские или украинские.

У них даже не было национальности — слово «поляк» относилось исключительно к шляхтичу, а они так, просто хлопы.

Речь Посполитая — это история становления, триумфа и закономерной гибели определённого социального порядка. Элитарной концепции государственности, последовательно доведённой до совершенства. При определённых обстоятельствах подобную эволюцию может проделать любая другая страна без всякого внешнего вмешательства.

Чем это кончилось, все знают. Судьба Польши решилась как минимум за сто лет до её разделов между Россией, Пруссией и Австрией.

Страна вроде как существовала на карте мира, однако вместо реальных структур и государственных механизмов остались только интересы отдельных магнатов.

Власть не могла собирать налоги, не обладала монополией на насилие, утратила суверенитет, не контролировала территорию и её жителей.

Не стоит считать уникальным и то, что всевластие знати в Польше продвигалось под лозунгами свободы и демократии. Иначе попросту невозможно свалить сильную центральную власть, которая является главным препятствием на пути элитарного реванша и закрепощения народа. Данная технология ничуть не устарела с XVI века.

Источник: //www.sonar2050.org/publications/kak-vosstanovit-vsevlastie-znati/

Зарубежный опыт ресоциализации осужденных

Что сделать, чтобы восстановить статус законопослушного гражданина?

Молчанова Т. Ю., Мильшина В. Г. Зарубежный опыт ресоциализации осужденных // Молодой ученый. — 2020. — №2. — С. 129-131. — URL //moluch.ru/archive/292/66202/ (дата обращения: 01.02.2020).



Актуальность статьи обусловлена необходимостью изучения зарубежного опыта реализации международных стандартов содержания заключенных с целью обеспечения их успешной реинтеграции в общество после освобождения. В статье рассматриваются этапы, цели и необходимые условия ресоциализации осужденных, положительный опыт зарубежных стран по социальной работе с осужденными.

Ключевые слова: ресоциализация осужденных, реинтеграция, социальная адаптация, правопослушное поведение, реабилитационные меры, зарубежный опыт.

Принцип возможности и необходимости ресоциализации правонарушителей содержится в Минимальных стандартных правилах ООН в отношении обращения с заключенными (Правила Манделы 2015 г.

): цели приговора могут быть достигнуты только в том случае, «если срок заключения используется … для обеспечения реинтеграции (ресоциализации) таких лиц в общество после их освобождения с тем, чтобы они могли вести законопослушный и самостоятельный образ жизни» [1].

Ресоциализация осужденных — процесс целенаправленного возвращения в социум и приобретение ими нужных способностей и умений для жизни в обществе в качестве полезного и законопослушного гражданина, в ходе которого решаются различные проблемы осужденных психологического, организационно-технического, бытового, коммуникативно-культурного и нормативно-правового характера (восстановление статуса личности). Важным компонентом ресоциализации осужденных является восстановление в правах, что предусмотрено ключевыми положениями Конвенции ООН по правам человека: право на жизнь, достойное существование, получение образование, труд и пр. [2].

Ресоциализация осужденных в зарубежных странах осуществляется пенитенциарными учреждениями, службами надзора и пробации, различными религиозными и общественными организациями и объединениями.

Пенитенциарные учреждения в своей деятельности руководствуются международными нормативными правовыми документами, определяющими основные права и свободы граждан, а также требованиями, непосредственно затрагивающими правила обращения с осужденными [3].

К числу таких международных документов относятся Всеобщая декларация прав человека 1948 г.; Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.; Конвенция против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.

; Минимальные стандартные правила ООН обращения с заключенными (Правила Нельсона Манделы 2015 г.) и др.

Ресоциализация — это длительный и многокомпонентный процесс, предполагающий применение комплекса реабилитационных мер на разных этапах работы с осужденными:

– пенитенциарная адаптация осужденных — нейтрализация негативных последствий пребывания в тюрьме; анализ и устранение условий, факторов и причин, вызвавших противоправные действия; формирование правопослушной модели поведения; подготовка к освобождению;

– социальная адаптация осужденных, вышедших на свободу — помощь в трудоустройстве, решении бытовых вопросов, восстановлении социальных связей, оформлении документов и т. д.;

– психологическая поддержка осужденных во время и после отбывания срока — преодоление социальной дискриминации, изменение отношения осужденного к самому себе; формирование стойкого стремления к перестройке собственной личности, готовности к выходу на свободу, готовности приносить пользу обществу;

– медицинская ресоциализация — сохранение и восстановление физического, духовного, социального и психологического здоровья осужденного.

Главные цели ресоциализации следующие:

– изменение вектора поведения личности — переориентация асоциальной направленности, смена стереотипа «правонарушителя»;

– адаптация осужденного к будущей жизни на свободе посредством восстановления или приобретения утраченных социальных связей;

– интеграция осужденного в общество в новом социальном статусе путем формирования новой системы установок, норм и ценностей, навыков социального поведения;

– формирование способности саморегуляции поведения с социально одобряемых позиций;

– формирование уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития, повышение образовательного и культурного уровня осужденных;

– профилактика рецидивной преступности.

Для достижения целей ресоциализации необходимо:

– создать в исправительном учреждении специальную социально ориентированную среду, отвечающую требованиям подготовки осужденных к предстоящей самостоятельной жизни на свободе;

– воспринимать осужденного как активного субъекта процесса ресоциализации;

– ориентировать осужденного на саморазвитие в ходе социальной интеграции;

– учитывать индивидуальные психологические и психофизиологические особенности осужденного, его коммуникативные способности, наличие сохранившихся позитивных социальных связей;

– моделировать социальное содержание будущей жизни осужденного вне исправительного учреждения.

Зарубежные страны имеют положительный опыт ресоциализации осужденных. В Великобритании наряду с государственными социальными структурами широко развита сеть неправительственных, общественных структур или полугосударственных образований, которые финансируются и контролируются государством.

В их функции входит разработка конкретных социальных программ, их реализация, оказание социальной помощи, привлечение к социальной работе необходимых специалистов на общественных началах и оказание помощи осужденным. Социальную работу с заключенными в пенитенциарных учреждениях осуществляют как штатные сотрудники, так и добровольцы.

В каждом учреждении для правонарушителей работает не менее двух социальных работников [6].

В Германии социальные работники занимаются проблемами осужденных на протяжении всего срока отбывания наказания, оказывают социальную поддержку и после освобождения.

Поэтому в исправительных учреждениях Германии созданы целые социальные службы, в состав которых входят специалисты по социальной работе, психологи, педагоги, духовные работники.

При этом количество социальных работников в два с лишним раза превосходит такие категории, как учителя, врачи, психологи [4].

Следует отметить важную роль общественных объединений, частных организаций и лиц, попечительских советов (Германия), а также священнослужителей в ресоциализации осужденных (служба тюремных капелланов в США, Великобритании, Германии, Финляндии, Норвегии, в странах восточной Европы).

Целенаправленная политика исправления правонарушителей и реинтеграции их в общество в зарубежных странах делает социальную работу с осужденными достаточно эффективной.

Во-первых, в системе исполнения уголовных наказаний Англии, Германии, США и многих других стран заняты сотрудники различных категорий: социальные работники, педагоги, психологи, священнослужители, медицинские работники.

Во-вторых, там созданы психологические службы для изучения личности осужденного, истории ее криминального развития, мотивов и факторов ее криминального поведения, выяснения психологических особенностей для успешного перевоспитания осужденных [5].

Полученные данные используются для осуществления дифференцированного подхода к ресоциализации осужденных, позволяют выбрать наиболее эффективные формы и методы работы.

Таким образом, при решении вопросов социальной адаптации осужденных в России следует учитывать перспективный опыт зарубежных стран.

Литература:

1. Адоевская О. А. О возможности и пределах учета международного опыта ресоциализации осужденных к лишению свободы // Юридический вестник Самарского университета. 2018. № 1. URL: //cyberleninka.ru/article/n/o-vozmozhnosti-i-predelah-ucheta-mezhdunarodnogo-opyta-resotsializatsii-osuzhdennyh-k-lisheniyu-svobody (дата обращения: 09.12.2019).

Источник: //moluch.ru/archive/292/66202/

Криминальный мир
Добавить комментарий