Что сделать, чтобы по закону человеку запретили входить или приближаться к дому?

До сих пор россияне видели такое только в американских фильмах

Плод совместной деятельности обеих палат российского парламента — законопроект о домашнем насилии, о котором недавно рассказал «МК», дополнился новым положением.

Авторы вводят в юридический оборот понятие «преследование», причем относят к этому виду правонарушений не только угрожающие действия в отношении жертвы, но и навязывание ей обидчиком своего общества и устного общения. В том числе и через третьих лиц.

До сих пор все свои познания о запрете одному члену семьи приближаться к другому ближе дистанции, установленной судом, россияне черпали из американских фильмов на тему семейных драм. В борьбе с собственными драмами этого рода наша страна, как водится, шла своим путем.

И, введя декриминализацию побоев, нанесенных жертве дома, преуспела в этом деле настолько, что глава Совета Федерации Валентина Матвиенко дала указание: срочно разработать законопроект о домашнем насилии, чтобы хоть как-то защитить его жертвы.

Там-то и появился юридический термин «преследование».

— Нельзя бороться с явлением, которое даже законодательно не закреплено, — разъяснила «МК» автор поправки Оксана Пушкина. — Домашнее насилие, как следует из нашего законопроекта, — это умышленное противоправное деяние (действие или бездействие) или угроза его совершения в отношении одного или нескольких близких родственников (лиц).

Также в законе будут перечислены различные виды насилия: психологическое, физическое, сексуальное и так далее. Сообщить о факте домашнего насилия могут и совместно проживающие лица, соседи, а также любое другое лицо, которому стало известно об этом. И, получив сообщение о домашнем насилии, сотрудник полиции уже не сможет ответить: «Вот когда вас убьют, мы приедем и труп опишем».

Он обязан будет выехать и отработать этот сигнал.

Под преследованием будут пониматься все контакты с домашним тираном, возникшие вопреки воле его жертвы и воспринимаемые ею как угроза.

Например, настойчивые поиски пострадавшего агрессором, навязывание жертве общения — личного, по телефону или через третьих лиц, а также настойчивые посещения обидчиком тех мест, где с большой долей вероятности может находиться жертва.

Короче, любые действия, которые не только могут угрожать безопасности потенциальных жертв, но просто вызывать у них страх за свою безопасность.

В число преследователей может попасть практически любой человек из ближнего круга жертвы, подчеркнула она: «Безусловно, семейно-бытовое насилие должно включать в себя широкий круг близких родственников, а также лиц, связанных свойством, совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство, в том числе бывших супругов и сожителей.

Это важно для защиты пострадавших от преследования, когда пострадавшие пытаются прекратить отношения с нарушителем. Это время самого высокого риска совершения новых актов насилия. Получается парадоксальная ситуация: потерпевшая пытается выйти из насильственных отношений, для этого расторгает брак и лишается защиты данного закона, при этом риск насилия у нее увеличивается.

Обязательно должны защищаться бывшие супруги и бывшие сожители».

Правда, как именно сработает защитный механизм, до конца не ясно, ведь «никаких видов наказаний закон о семейно-бытовом насилии вообще не предусматривает, — подчеркнула Пушкина.

— Предусмотренные законопроектом профилактические меры не являются наказаниями за правонарушение, а являются временными мерами в целях предупреждения совершения новых или более тяжких правонарушений, а также защиты пострадавших.

Закон направлен на возможность сохранения семьи путем проведения профилактических мероприятий».

Не до конца ясно и как монтируется новый законопроект с декриминализацией домашних побоев: «Обращаю ваше внимание, что мы не ставим своей целью ужесточать наказание для семейных тиранов.

Хотя, согласно опросу Санкт-Петербургского университета экономики и управления, большинство россиян поддерживают усиление уголовной ответственности в области семейно-бытового насилия.

задача законопроекта — предложить меры, направленные на предотвращение новых правонарушений и защиту пострадавших. В качестве таких мер может применяться та же профилактическая беседа, если, к примеру, в пылу ссоры член семьи только угрожает рукоприкладством.

Но если тиран перешел от слов к делу, то нашим законопроектом предусмотрены охранные меры для пострадавшей стороны — предупредительное или судебное защитное предписание», — подчеркнула Пушкина.

Тут-то и появятся пресловутые запреты приближаться к жертве. Такое предписание может быть выдано на срок от 30 дней до года, но при необходимости суд сможет его продлить. Осталось лишь определиться, что делать, если и эти запреты будут нарушены домашним тираном.

Источник: //www.mk.ru/social/2019/11/18/zapret-tiranu-priblizhatsya-k-zhertve-presledovanie-reshili-zapretit-zakonom.html

Дать жертве убежище и запретить агрессору приближаться: как в России хотят защитить жертв домашнего насилия

Что сделать, чтобы по закону человеку запретили входить или приближаться к дому?

Депутат Госдумы от «Единой России» Оксана Пушкина сообщила о разработке законопроекта о профилактике домашнего насилия. Один из его ключевых пунктов — охранный ордер, который запрещает обвиняемому в жестком обращении приближаться к своей жертве. «Такие дела» узнали у авторов законопроекта, насколько эффективна эта мера и что еще требуется изменить, чтобы прекратить домашнее насилие. 

Maja Hitij// DPA/TASS

Домашнее насилие не зафиксировано в законе

Сейчас домашнего насилия с точки зрения законодательства нет. Есть побои, истязания, угроза убийством или избиением, но домашнее насилие как таковое в УК не фигурирует.

Из-за этого невозможно представить настоящий масштаб проблемы. Росстат, ссылаясь на данные МВД, публикует статистику, которая показывает, что число преступлений, связанных с насилием в отношении членов семьи, растет: с 24 тысяч пострадавших женщин в 2012 году до 49,4 тысяч в 2016 году (статистика за 2017 год еще не подведена, но в первом полугодии пострадали 13,8 тысяч женщин).

Как отмечает центр помощи детям и женщинам в кризисной ситуации «Анна», речь идет только о возбужденных уголовных делах, поэтому большая часть случаев домашнего насилия в статистику не попадает: когда женщинам отказали в возбуждении уголовного дела или направили их с претензиями к мировым судьям. Кроме того, многие жертвы просто не обращаются в полицию.

//www.youtube.com/watch?v=Zw8JvuM4A8I

Очень много случаев семейного насилия остаются за закрытыми дверями, рассказала ТД Оксана Пушкина. «В силу латентности явления, достоверной информации о его масштабах не существует, а в силу отсутствия закона, определяющего этот вид преступлений, отсутствует возможность создания единой системы сбора информации. Соответственно неполной является и официальная статистика»

Полиция не понимает, как защищать жертву

В российском законодательстве, у российской полиции фактически нет инструментов, чтобы защитить женщину, которую бьет или угрожает убить муж. На него можно подать в суд, участковый может провести с ним профилактическую беседу — но за пределами отделения или зала суда сделать с агрессором ничего нельзя.

В ноябре 2016 года жительницу Орла до смерти забил бывший сожитель. За несколько часов до смерти она вызвала полицию из-за того, что он угрожал задушить ее, как незадолго до этого — ее кота. Полицейские приняли у нее заявление и уехали, заявив, что больше на ее вызовы не приедут. «Если вас убьют, тогда приедем, труп опишем», — сказала женщине сотрудница полиции.

В декабре 2017 года жительнице Серпухова Маргарите Грачевой отрубил кисти рук ее супруг. До этого он вывез ее в лес, где, приставив к горлу жены нож, требовал признаться в отношениях с другими мужчинами. Грачева написала заявление в полицию, но участковый только спустя 20 дней провел с мужчиной профилактическую беседу.

Подобных историй много. «Профилактическая беседа, единственный инструмент, который есть сейчас у полицейских, ничего не дает, — рассказывает соавтор законопроекта, сооснователь сети взаимопомощи для женщин «Проект W» Алена Попова. — Нам часто звонят участковые, которые просто разводят руками и просят приехать, потому что они не знают, что делать и никаких инструментов у них нет».

Охранный ордер поможет обезопасить жертв насилия

Для того, чтобы защитить жертву, создатели законопроекта предлагают ввести охранный ордер — документ, который запрещает насильнику приближаться к жертве, контактировать с ее близкими и давить на нее через ее родственников и друзей, а также преследовать ее звонками, в соцсетях или мессенджерах.

Охранный ордер сроком до 30 дней может выписать полиция, если видит, что насильника надо изолировать от жертвы. Также выписать этот ордер может суд — или же продлить на более длительный срок ордер, выписанный полицией.

«Это крайне важно, потому что сейчас жертва убегает из дома, а насильник, который ее избил до полусмерти, ходит по жилью и радуется жизни, как будто ничего не произошло. Максимум, что ему грозит, это штраф, который еще и выплачивать будут из семейного бюджета», — подчеркивает Алена Попова.

Практика охранного ордера проверена в 127 странах мира, где действуют разные законы, но везде зарекомендовала себя хорошо. Стоит отметить, что хоть приведены примеры, где жертвы домашнего насилия — женщины, насилие применяют к людям любого пола и возраста. Охранный ордер защищает любого, как особо отмечают Алена Попова и депутат Оксана Пушкина.

Необходимо открыть больше убежищ для жертв насилия

Законопроект также предлагает ввести в стране сеть убежищ, куда может обратиться женщина в кризисной ситуации. Такие учреждения должны быть во всех регионах, причем информация о них должна быть максимально доступна: от досок объявлений на подъездах до сайтов муниципальных органов.

Подобные убежища уже действуют в ряде городов (их адреса можно посмотреть на карте проекта «Насилия.нет»), но их недостаточно. Одна из проблем, которую хотят решить законопроектом — это прописной ценз в них.

С одной стороны, центр существует на деньги налогоплательщиков региона, поэтому логично, что они могут получить его услуги бесплатно. С другой стороны, согласно Конституции гражданин РФ должен быть защищен на всей территории страны.

Тем более, что жертва часто выбегает из дома в чем была, оставив деньги и документы, и уже не может за ними вернуться, не подвергая свою жизнь опасности.

Убежища для жертв насилия также будут защищать и их родных и близких. Согласно опросам, приводит данные Алена Попова, первый человек, к кому обращается жертва домашнего насилия, это мама, а второй — подруга. Есть много примеров, когда их преследуют и даже избивают за ту помощь, которую они оказали жертве.

Полиция должна расследовать случаи домашнего насилия

В российском уголовном кодексе есть статья 116 «Побои». В ней говорится о побоях или иных насильственных действиях, совершенных по мотивам вражды, ненависти или по хулиганским соображениям. Домашнее насилие под нее не попадает, рассказала соавтор проекта, адвокат Мари Давтян.

В своем законопроекте авторы документа хотят сформулировать ее по-другому, чтобы в нее были включены близкие родственники и близкие лица, однако опасаются, что в таком варианте ее не примут — в феврале 2017 года домашние побои декриминализовали и перевели в разряд административных правонарушений.

Уголовным преступлением считаются только повторные побои — статья 116.1 УК РФ «Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию». Уголовно-процессуальный кодекс относит эту статью к частному виду уголовного преследования.

Что это значит? Уголовное дело возбуждают только по заявлению потерпевшей, поданному в мировой суд напрямую. Представлять доказательства, исследовать их, заявлять ходатайства и так далее вынуждена сама потерпевшая.

Это значит, что жертва насилия должна сама обратиться в суд и фактически сама расследовать преступление

В ситуациях домашнего насилия это практически невозможно для жертвы, подчеркивает Мари Давтян:

«В большинстве случаев насилие в семье происходит «за закрытыми дверями» и без свидетелей. Часто жертва и насильник живут вместе, и подавать заявление о случаях насилия, а тем более собирать доказательства, небезопасно для жертвы.

Кроме того, сбор доказательств для потерпевшего связан с серьезными процессуальными сложностями, так, все доказательства должны добываться в соответствии с УПК РФ, что для человека без юридического образования достаточно сложно.

В отличие от обвиняемого, частному обвинителю адвокат бесплатно не предоставляется, а оплатить помощь адвоката может не каждый», — разъясняет адвокат.

Помимо этого, есть такой важный нюанс: дела частного обвинения прекращаются, если жертва хотя бы один раз не явится в суд без уважительной причины или же помирится с насильником, что увеличивает опасность давления на жертву.

Авторы законопроекта хотят перевести статью 116.1 УК РФ из категории частных в категорию частно-публичных. Это уже обычное уголовное дело, которое возбуждают по заявлению потерпевшей (заявление жертвы так же остается обязательным, только здесь она обращается в полицию, а не в мировой суд).

Как разъясняет Мари Давтян, стороны могут примириться и здесь, если лицо впервые совершает преступление.

В частном обвинении примирение — это реабилитирующее основание: потерпевший говорит, что готов к примирению, и дело закрывается.

В делах частно-публичного характера примирение возможно только с согласия суда и дознавателя, и только если заглажен причиненный вред. Примирение при этом не является реабилитирующим основанием для прекращения дела.

Система профилактики поможет предотвратить насилие

Помимо охранных ордеров, должна действовать целая система по профилактике домашнего насилия, настаивает Мари Давтян. Нужно определить в правовом поле, что такое домашнее насилие, указать его виды, органы, которые работают в этой сфере, и прописать схему взаимодействия этих органов друг с другом.

«Очень часто, когда человек обращается с жалобой на домашнее насилие, полиция делает одно, социальные органы делают другое, и между ними нет никакой связи, — объясняет Мари Давтян.

— Между тем, если система работает хорошо, то полицейский знает, кто может оказать пострадавшей социальную помощь, а кто — психологическую, и так далее.

Это целая большая система взаимодействия друг с другом, только тогда проблема решается более-менее нормально».

Система должна включать в себя учет агрессоров — для понимания масштаба проблемы и профилактики следующих преступлений. Сейчас в законодательстве прописано, что первый случай побоев — это административное преступление, а второй — уголовное, которое может наказываться арестом.

Это порождает несколько проблем: без системы учета сложно доказать, что два эпизода побоев связаны между собой, кроме этого, повторными побои считаются только в течение года.

То есть, как объясняет Алена Попова, если с момента решения суда прошел год и хотя бы один час, и насильник снова начал бить жертву — это новое административное дело.

Домашнее насилие можно искоренить только борьбой с гендерными стереотипами

Авторы законопроекта предлагают обязать виновного в домашнем насилии посещать обязательные курсы по работе с гневом — это тоже зарекомендовавшая себя в разных странах мира практика. Они нужны для того, чтобы агрессор не начал бить жертву снова, не попытался убить ее впоследствии и в дальнейшем не применял насилие к другим людям.

«Многократный пропуск этих курсов тоже приравнен к преступлению, — подчеркивает Попова. — Насильник должен понимать, что он добровольно-принудительно решает свою проблему с агрессией».

Помощь нужна не только жертве домашнего насилия и самому насильнику, но и детям, которые стали его свидетелями.

«У домашнего насилия долгосрочные последствия, оно воспроизводится за неимением другой модели поведения, — говорит социолог, феминистка Ася Основина. — Если мы не работаем с теми, кто применяет насилие, кто склонен к насилию, не обсуждаем это на разных уровнях, то это просто бесконечный конвейер».

Одна из социологических гипотез, как поясняет Ася Основина, заключается в том, что домашнее насилие является следствием высокого уровня гендерных стереотипов. Чтобы изменить ситуацию глобально, нужно на государственном отказаться от идеи о невероятной разнице между мужчиной и женщиной, от милитаризма с ценностями агрессивного захватнического поведения.

Источник: //takiedela.ru/news/2018/01/29/okhrannyy-order/

Запрет на приближение к человеку в России

Что сделать, чтобы по закону человеку запретили входить или приближаться к дому?

Часто юриста с богатой адвокатской практикой женщины спрашивают: как оградить себя от присутствия бывшего мужа, который не только является с целью оскорбить экс-супругу, но и угрожает ей или родственникам? Однако подобная проблема касается не только испытывающих взаимную неприязнь бывших супругов, но и взаимоотношений родителей с детьми, а также конфликтов, возникающих между дальними родственниками и совершенно чужими людьми.

В странах с устойчивыми демократическими традициями обозначенная проблема законодателями решена очень давно. Однако в России подобная тема всерьез заинтересовала законодателей с 2014 года, хотя конкретный закон о запрете приближения все еще не сформирован.

Поэтому опытный адвокат, помогающий клиенту избавиться от нежелательного домогательства, указывает в суде на другие подходящие законодательные акты, благодаря которым виновное лицо непременно будет наказано. Кроме угрозы наказания другие меры воздействия на такого человека обычно результатов не дают.

Внимание! Нормы закона могут меняться и дополняться. Если у вас нет уверенности, что вы оперируете наиболее актуальной информацией желательно получить консультацию юриста. На нашем сайте первая консультация предоставляется бесплатно.

Возможные последствия нанесения оскорблений и угроз

Имеет значение, какого рода эти оскорбления или угрозы. От степени их серьезности напрямую зависит, какие будут назначены судом ограничительные меры и на какой срок. Кстати, очень часто эти правонарушения фиксируются одновременно.

Есть три пути решения проблемы, если договориться с обидчиком не удается.

Обращение в прокуратуру. Понадобится подтвердить, что оскорбление нанесло ущерб:

  • чести;
  • здоровью;
  • деловому авторитету.

Обращение в полицию. Если правонарушитель угрожает добропорядочному гражданину, целесообразно отметить этот факт в заявлении и подать его в полицию.

Можно сразу же подать иск в суд. Судья сообщит об открывшихся в ходе заседания обстоятельствах правоохранительным органам.

Однако в судебной практике встречались и такие случаи: гражданин добивается наказания для обидчика за оскорбление, но суд не считает действия ответчика противоправными. Более того, суд подтверждает, что истец представляет из себя именно такого человека, которым его назвали. К примеру, он взяточник, или она ведет распутный образ жизни.

Как доказать, что вам угрожают, что вас оскорбляют?  

Следует обратиться за помощью к компетентному адвокату по гражданским делам. Понадобится:

  • представить вещественные доказательства (видео-, звукозаписи);
  • задействовать свидетелей;
  • подтвердить факт обращения в полицию.

Без существенных причин суд не может обязать виновное лицо не приближаться к своей потенциальной жертве. Но если подтвердится факт угрозы применения насилия или угрозы убийства, инициатор конфликта будет нести уголовную ответственность по ст. 119 УК РФ или другим статьям.

А за оскорбление последует наказание по ст. 5.61 КоАП РФ. Виновное лицо (гражданин) будет оштрафовано на сумму от 1 тыс. руб. до 3-х тыс. руб. Если же отметилось публичное оскорбление, или оскорбление последовало от юридического лица (его сотрудника), тогда предусмотрены более значительные штрафы.

Также адвокат пострадавшего человека докажет в суде, что в данном деле присутствует факт нарушения гражданских прав физического лица, за что оскорбитель будет наказан по ст. 12 ГК РФ. Но судебной меры защиты гражданина в виде ограничение приближения к нему в России всё еще добиться непросто.

Кто вправе добиваться судебного решения о запрете на приближение?

Добиться такого судебного решения можно в ситуациях, когда отмечаются:

  • домогательства бывшего супруга (сожителя);
  • стремление бывшего супруга (сожителя) вопреки желанию истца восстановить отношения;
  • вымогательства (настоятельные требования) у родственников денег;
  • насилие над родителями, оказываемое совершеннолетними детьми;
  • давление на свидетелей и пр.

Если человек, на которого оказывается давление, опасается самостоятельно подавать иск в суд, тогда к делу подключается его адвокат. Он посодействует, чтобы инициатива шла:

  • от полиции;
  • от прокуратуры;
  • от социальной службы.

Опять же, все факты угроз и оскорблений должны быть зафиксированы и оформлены по правилам, иначе суд не станет их учитывать.

Наши юристы предоставляют консультации и юридическую помощь по всей России – без выходных, а в Москве и Санкт-Петербурге мы работаем круглосуточно. Задавайте свои вопросы через формы онлай консультации или звоните по телефону в Москве или по телефону в Санкт-Петербурге.

Консультация юриста в Москве

Консультация юриста в Санкт-Петербурге

Юрист в Питере возле метро Удельная Юрист в Питере в районе Центральный Юрист в Питере возле метро Нарвская Юрист в Питере в районе Кронштадтский
Рубрики публикаций:

Источник: //jurist-gotab.ru/publication/udastsya-li-eks-supruge-dobitsya-zapreta-na-priblizhenie

В закон о домашнем насилии впишут изгнание виновного из дома :: политика :: рбк

Что сделать, чтобы по закону человеку запретили входить или приближаться к дому?

  • Семейно-бытовым насилием предлагается считать умышленное противоправное действие или бездействие либо угрозы в отношении близких родственников или их имущества.
  • Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также бывших супругов и усыновленных детей. «Например, в июле ЕСПЧ вынес решение по обращению Валерии Володиной, которую в течение нескольких лет преследовал бывший партнер — избивал ее, отправлял с разных номеров угрозы и оскорбления, — отметила адвокат Ольга Гнездилова. — Что касается усыновленных и усыновителей, то страдать от насилия могут и дети, находящиеся под опекой или проживающие в чужих семьях безо всякого оформления, как это случилось с Аишей Ажиговой, которую искалечили в семье тети».
  • Вводится понятие профилактики семейно-бытового насилия: предупреждение и пресечение насилия, его выявление и устранение его условий.
  • Закон призван обеспечить защиту прав жертв насилия, дать им возможность психологической реабилитации и помочь с социальной адаптацией.
  • Правом на защиту смогут пользоваться жертвы насилия или третьи лица, если есть основания полагать, что правонарушитель может причинить им вред.
  • Заниматься профилактикой насилия предлагается федеральным, региональным и местным органам власти, следственным органам и комиссиям по делам несовершеннолетних.

За/против домашнего насилия

В 2016 году в Госдуму был внесен законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст.

116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые.

Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям».

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой.

Столичный омбудсмен Евгений Бунимович связывал с декриминализацией домашних побоев рост числа случаев жестокого обращения с детьми. «Теперь наказание за побои детей — штраф.

Штраф взимается с той же семьи и бьет в том числе по тем же детям, которые и так пострадали», — пояснил он.

Какую защиту для жертв предлагает СПЧ

Согласно документу жертвам насилия предлагается выдавать защитные ордера (принудительное предписание), которые:

  • запрещают преследователю приближаться к пострадавшему;
  • вводят для нападавшего необходимость пройти специализированную психологическую программу;
  • в исключительных случаях обязывают нападавшего покинуть место совместного жительства и передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред;
  • обязывают нападавшего возместить жертве расходы на оплату консультирования или пребывания во временном жилом помещении.

Ордера будут двух типов — судебные и внесудебные. По примеру западных стран, например США, полиция сможет выдавать внесудебное защитное предписание при получении информации о насилии в семье. При наличии такого ордера нарушителю будет запрещено приближаться к жертве ближе чем на 10 м. Он также будет обязан являться в органы внутренних дел для профилактических бесед до четырех раз в месяц.

Судебное защитное предписание обяжет нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим независимо от того, кто является собственником квартиры.

Под профилактикой семейно-бытового насилия в СПЧ понимают:

  • правовое просвещение;
  • профилактические беседы;
  • объявление официального предостережения, что дальнейшее противоправное поведение в отношении близких лиц недопустимо;
  • предупредительное предписание;
  • профилактический учет;
  • профилактический надзор;
  • помощь в социальной адаптации пострадавшим от семейно-бытового насилия;
  • специализированные психологические программы.

По мнению Гнездиловой, запрет на приближение к жилищу пострадавшего позволяет экономнее расходовать бюджетные средства: не строить в большом количестве убежища для жертв домашнего насилия.

«Это в течение многих лет было отговоркой властей против закона, мол, мы не можем позволить себе эти расходы, — уточнила адвокат. — Вопрос раздела совместно нажитого имущества может быть решен позже в суде в законном порядке».

Если квартира является съемной, то покинуть ее должен нарушитель, а не пострадавший, считает юрист.

Она опасается, что защитные ордера могут использоваться в имущественных спорах, но ответственность за это уже прописана в российском законодательстве — и за заведомо ложный донос, и за фальсификацию документов.

Предупредительное внесудебное предписание законопроект предлагает выносить при наличии данных, указывающих на совершение домашнего насилия либо попытки его совершения сроком на месяц, оно может быть продлено до двух месяцев, пояснила РБК Пушкина. Судебное предписание выносится мировым судьей по заявлению пострадавшего либо по заявлению субъектов профилактики домашнего насилия на срок от месяца до года и может быть неоднократно продлено на общий срок, не превышающий два года.

В предлагаемом СПЧ варианте документа согласие пострадавшего на вынесение судебного защитного предписания не требуется. За помощью может обратиться не только сама жертва, но и ее законные представители. Также основанием для профилактики насилия могут стать приговор, определение или постановление суда.

Глава думского комитета по делам семьи Тамара Плетнева заявила РБК, что профилактика домашнего насилия требует обсуждения. «Конечно, оставить без внимания эту тему нельзя, но как в Америке — тоже нельзя.

У них свои представления о семье и об ордерах», — считает она. По словам Плетневой, у нее двоякое отношение к этой проблеме: «С одной стороны, нельзя женщин бить. С другой — у нас же люди быстро мирятся.

Мужу этот ордер выпишут или посадят, не дай бог, а кто деньги будет зарабатывать?..»

Как еще можно защитить жертв насилия

Для комплексной и эффективной защиты российских женщин необходима ратификация конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульской конвенции), считает Ольга Гнездилова.

«В ближайшее время эту процедуру завершит Азербайджан, а Россия останется единственной страной Совета Европы, не присоединившейся к этим обязательствам», — отметила она.

Конвенция предусматривает комплексный подход к борьбе с домашним насилием, но не только с его последствиями через охрану или привлечение к ответственности, но и на этапе предотвращения.

Европейский документ также разделяет виды насилия — физическое, психическое (угрозы, изоляция), экономическое (лишение средств, запрет выйти на работу), сексуальное насилие, в том числе в браке. Это разделение не описано в законопроекте СПЧ. «Конвенция запрещает среди прочего преследование (сталкинг), сексуальные домогательства и женское обрезание», — отметила Гнездилова.

Авторы: Евгения Кузнецова, Елизавета Антонова

Источник: //www.rbc.ru/politics/19/10/2019/5da86f069a794727e0706c92

Кагда применим запрет на приближение, как поступить?

Что сделать, чтобы по закону человеку запретили входить или приближаться к дому?

     Запрет на приближение устанавливается с целью ограничения контактов с лицом, которое угрожает жизни, здоровью или спокойствию другого человека. В некоторых случаях запрет на приближение может устанавливаться даже в отношении лица, проживающего в одном доме с потерпевшим.

Кому понадобится запрет на приближение?

Распространенными ситуациями, когда гражданину необходимо ограничить или запретить приближение, является преследование бывшего супруга — супруги, в том числе и после незарегистрированного брака, бывшего сожителя — сожительницы. Ограничение свобод гражданина может выражаться в попытках встреч, разговоров, угрозах, оскорблениях, шантажа, вымогательства и других действиях.

Нередки случаи, когда запрет на приближение накладывается в отношении близких родственников, вымогающих денежные средства или иные блага.

Например, взрослые дети настоятельно требуют материальной помощи у своих родителей или наоборот родители заставляют детей содержать их, несмотря на отсутствие законных оснований или выполнение детьми всех присуждённых ранее состоявшимся судом обязательств (алименты на содержание).

Запрет на приближение зачастую необходим для защиты свидетеля в суде или в ходе следствия.

Обобщенно, любой человек, который чувствует, что другой лицо является для него источником опасности, угроз, ограничения прав, оскорбляющим его честь, вправе требовать ограничения на приближение.

Подобный запрет могут инициировать органы прокуратуры или полиции, если сам гражданин не в состоянии, боится или не решается обратиться самостоятельно.

Подача заявления

Подача заявления на запрет на приближение

Гражданин, чувствующий опасность, получающий угрозы или оскорбления вправе обратиться за помощью в органы прокуратуры, в полицию, в социальные службы, к депутату. Непосредственно само заявление нужно подавать либо в органы полиции, либо прямо в суд по месту жительства гражданина или человека – источника угрозы. Заявление может как письменным, так и устным.

В заявлении необходимо указать:

  • какие конкретно угрозы, оскорбления обращены в Ваш адрес;
  • кто является источником угроз или оскорблений;
  • в каких отношениях Вы состоите с этим человеком в настоящий момент;
  • предполагаете ли Вы, что угрозы будут продолжаться в перспективе;
  • свидетели, документы, доказательства.

Необходимо подробно описать все обстоятельства происшествия, что привело или спровоцировало развитие ситуации, указать контакты свидетелей, предоставить имеющиеся документальные свидетельства (медсправки, видео или аудиозаписи, записки и пр.).

Если вы стали жертвой физического насилия, то нужно незамедлительно обратиться в травмпункт, вызвать скорую помощь или прийти в любое другое медицинское учреждение для засвидетельствования нанесенного физического ущерба. Необходимо получить справку, где будут указаны все повреждения. В идеале, если своё заключение даст судмедэксперт.

Первый запрет накладывается обычно полицией, но если вы сразу обратились в суд или в прокуратуру, то запретить приближение вправе сотрудники этих органов. Запрет вступает в силу немедленно после вынесения.

Это важно, если, например, в результате инцидента бывший супруг или употребивший наркотики взрослый ребенок был временно помещен в изолятор. После его освобождения сохраняется вероятность, что угрозы начнут поступать вновь.

Для предотвращения рецидива запрет на приближение назначается сотрудником полиции немедленно в момент задержания.

Простой запрет означает, что источник угроз не имеет права встречаться с потерпевшей стороной, вступать и искать контакты, преследовать даже на расстоянии, вести наблюдение.

Расширенный запрет предписывает ограничение нахождения даже вблизи и на одной территории с потерпевшим, например, вблизи дома или работы, места нахождения детей (детсад, школа) и пр.

Если запрет накладывается в отношении родственников, проживающих на одной жилплощади, то гражданин, на которого наложили запрет, обязан покинуть дом без права возвращаться.

Также ему запрещено общаться с человеком, который защищен этим запретом, и каким-либо образом искать с ним контакт.

Расширенный запрет предполагает, что ограничение касается не только самой жилплощади совместного проживания, но и близлежащей территории – подъезда, двора, ближайших кварталов или даже района города.

Объём и характер запрета зависят от специфики каждой конкретной ситуации. Постановление не запрещает встречи по тем или иным объективным причинам, например, смерти родственника или болезни совместного ребёнка. Эти варианты должны изначально предполагаться ещё до судебного заседания. В таких случаях общение допускает в присутствии работников соцслужб, органов опеки или третьих лиц.

Запрет не исключает и не избавляет от прав и обязанностей по выполнению действий, связанных с материальными вопросами. Например, это относится к выплате алиментов, права встречаться с ребенком, разделу имущества при разводе, погашения совместных кредитов, уплаты аренды и т. п.

Продолжительность

Запрет на приближение накладывается максимум на один год. Если угроза со стороны лица, находившегося под запретом, сохраняется, то срок может быть увеличен ещё максимум на один год по решению суда. В отношении членов одной семьи срок действия запрета составляет не более трёх месяцев, но тоже с правом пролонгации.

Рассмотрение заявления

Дела о наложении запрета рассматриваются незамедлительно. В зале заседания необходимо представить само заявление, выслушиваются участники и свидетели, изучаются предоставленные документы.

Основанием для запрета является потенциальный риск насилия или степень наносимого в отношении потерпевшей стороны морального вреда. Большое значение для вынесения положительного решения имеет факт совершенного насилия, хотя он не является обязательным условием.

Достаточно личное ощущение опасности, которое испытывает потерпевшая стороны при контактах с лицом, представляющим угрозу, или постоянное унижение, оскорбления, нанесение морального вреда иными способами.

Если угрозы или оскорбления производились по телефону, письмами, СМС-сообщениями или другим способом, то это тоже является основанием для наложения запрета.

Основание для запрета на приближение внутри семьи должно быть очень существенным. Человек после такого решения вынужден покинуть собственный дом, место своего постоянного пребывания, что служит существенным нарушением его прав и свобод.

Для выселения гражданина из собственного жилища нужно представить неопровержимые доказательства и веские аргументы, что его нахождение поблизости грозит совершением тяжкого преступления.

Большое значение имеют показания свидетелей, наличие документальных свидетельств (аудиозапись угроз или письменные сообщения, медсправки, приводы в полицию и пр.)

Даже если сторона, в отношении которой принимается решение, не явится на заседание суда, запрет на ограничение общения или приближение может накладываться без ограничений.

Запрет вступает в силу немедленно после вынесения положительного решения.

Стороны не имеют права самостоятельно решать вопрос о снятии запрета, хотя в действительности, если, например, супруги или дети с родителями помирились, то они всё равно начинают встречаться, несмотря на решение суда.

Источник: //mosad.online/v-kakih-sluchayah-nalagaetsya-sudebnyy-zapret-na-priblizhenie/

Отбить желание: зачем в России нужен закон о домашнем насилии

Что сделать, чтобы по закону человеку запретили входить или приближаться к дому?

Осенью в Госдуму планируют внести законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия».

О его необходимости в России стали говорить после череды громких задержаний женщин — сёстры Хачатурян, терпевшие сексуальные домогательства отца, ДарьяАгений, защищавшаяся от насильника на улице. Все они не хотели умирать, поэтому убили или ранили нападавших сами, а теперь могут сесть в тюрьму.

В 2017 году был подписан закон о декриминализации побоев в семье. Сейчас за первичное нарушение грозит административная, а не уголовная ответственность: от штрафа в размере 5 000 — 30 000 рублей до исправительных работ на срок 60-120 часов.

В мае 2019 года генерал-лейтенант полиции Юрий Валяев опубликовал в журнале МВД России статью с анализом преступлений в российских семьях.

Статистика показывает, что число подобных нарушений сокращается, а способствует этому, по его мнению, декриминализация побоев.

— Анализ действия новых законов позволяет сделать вывод, что перевод побоев в сферу административного производства положительно повлиял на профилактическую работу полиции, направленную на предупреждение тяжких и особо тяжких преступлений против личности.

Ведь граждане, совершившие данные правонарушения, ставятся на профилактический учёт в ОВД, где целенаправленно корректируют их поведение, что является одним из основных инструментов предупреждения тяжких преступлений.

На 1 января 2019 года на таком учёте состоят более 88 тысяч человек, — говорится в материале Валяева.

При этом статистика о домашних избиениях может быть гораздо плачевнее.

Отсутствие закона о насилии в семье разводит данные о происшествиях по разным статьям, в том числе «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», «Побои», затрудняя подсчёт подобных инцидентов.

Да и не каждая жертва (а речь ведь не только о жёнах, но и детях, братьях и сёстрах, матерях) сообщает о случившемся в полицию сразу.

Pasha Graf / A42.RU

— Есть статистические данные, что в среднем девушки обращаются первый раз за помощью на седьмой раз избиений, а до этого всё проглатывается, — сказала журналу «Домашний очаг» создатель и директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина.

Она полагает, что перевод побоев из уголовного кодекса в административный приравнял семейное насилие к малозначимым проблемам.

— Это системная проблема, когда пострадавшим не хотят помогать. На них просто не обращают внимания. Даже те случаи, которые доходят до суда, — это штрафы (по статистике, до суда доходят только 3% случаев домашнего насилия, — прим. автора). Но это не превентивная мера, — говорит Ривина.

Декриминализация домашних избиений также привела и к тому, что женщины перестали чувствовать себя защищёнными. Именно потому порядка 60-70% потерпевших не обращаются за помощью (по данным центра «Анна»). В данный момент статья «Побои» подразумевает, что при повторном избиении жертва должна сама идти в суд и доказывать, что она пострадала, а абьюзеру по закону предоставят адвоката.

— Сейчас из-за частного обвинения в большинстве случаев женщины, которые находятся в очень неустойчивом психологическом состоянии, приходят и забирают заявление. Они просто не понимают, как действовать, у них нет ни знаний, ни сил.

А полицейские не хотят разбираться с этими делами, зная, что они могут проделать большой объём работы — и дело рассыплется Женщина, которая подаёт заявление, хочет своей безопасности, но заявление не даёт ей эту безопасность и возможность защитить своих детей, — утверждает автор проекта «Насилию.

нет» Анна Ривина, подчеркивая важность того, что государство должно выступать на стороне пострадавших.

Большинство россиян (57% респондентов) считают ошибкой замену уголовного наказания за насилие в семье на административное. Таковы результаты опроса фонда «Общественное мнение».

Лишь 26% опрошенных уверены, что декриминализация побоев — это хорошо, ведь административное наказание — тоже наказание.

А вот остальные считают, что домашние побои требуют более сурового наказания, а отсутствие должной ответственности порождает ещё большее насилие.

— Какая разница, кто тебя бьёт? Муж, отец, брат или посторонний мужик на улице? Или кулак любимого не может сделать больно? Или в рамках закона он отличается чем-то особенным, имеет какие-то привилегии? Думаю, здесь речь нужно вести не о законе, а о том, что насилие — это не нормально, страшно, не законно, преступно, криминально. Нельзя ни под каким видом оправдывать насильника, говоря, что жертва сама виновата. И относиться к этому нужно серьёзно. Это обычное преступление. Необычна здесь только психология жертвы.

Как правило, за жертвенным поведением стоят серьёзные на то причины. Часто это травмы детства, деспотичные родители, низкая самооценка, внутренний настрой на уничтожение себя чужими руками.

Для многих плохое отношение к себе — это норма жизни: другого я и не достойна.

Пока эти причины не будут выяснены, осознаны и проработаны (самостоятельно или со специалистом), человек раз за разом будет попадать в подобные ситуации — дома, на работе, в любом круге он будет отыгрывать знакомый сценарий.

Они часто настолько «забиты» и испуганы, настолько погружены в роль жертвы (со мной это случилось, куда мне деваться, я ни на что не могу повлиять), что возможность уйти от насильника им кажется невозможной.

И там, где обычному человеку ясно, что надо бежать, жертве насилия это сделать практически невозможно. Они буквально парализованы страхом и фантазиями, что обречены на такую жизнь.

Они балансируют в своих эмоциях: от ненависти до вины и страха.

Выходить из контакта с абьюзером необходимо. И лучшим вариантом будет обратиться за психологической помощью к специалисту: выяснить причины, что же толкнуло и держало (или держит) в отношениях с подобным человеком.

Есть кризисные центры, телефоны бесплатных горячих линий. Самостоятельно уйти от насильника сложно (хотя это и необходимо). Но здесь главное, снова не угодить в такие отношения. А риски, что это повторится, велики.

Советский Союз был одним из первых, кто ратифицировал Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. В документе говорится, что домашнее насилие является гендерной дискриминацией.

Иными словами, женщин чаще бьют не потому, что они плохо поступили, а потому, что они женщины, и так делать якобы можно. Однако результата по принятию такой Конвенции в нашей стране до сих пор нет.

Присказки «Бьёт — значит любит», «Милые бранятся — только тешатся» и другие утверждают россиян во мнении, что власть не должна вмешиваться во внутрисемейные отношения.

//www.youtube.com/watch?v=Hz508N7rENs

В то же время более чем в 100 странах уже есть положительные примеры подобного вмешательства. Один из самых суровых законов, касающихся домашнего насилия, принят во Франции.

Обвинённому запрещают приближаться к дому потерпевшего, независимо от того, доказана его вина или нет. Здесь под насилием понимают даже издевательства, которые ухудшают качество жизни человека, наносят вред психическому здоровью.

Максимальное наказание — три года лишения свободы и штраф в размере 45 000 евро.

В США всё зависит от степени причинённого вреда и штата, где происходит подобное насилие. Психолог Оксана Лекселл, проживающая в Иллинойсе, утверждает, что полиция в данных вопросах не бросает на произвол судьбы жертву домашнего насилия, каждый звонок отрабатывается в обязательном порядке.

— Если жертва насилия (в 97% случаев это женщины) обращается в полицию, полиция прибывает на дом в течение нескольких минут. Никаких там «Да сами разбирайтесь», «Милые бранятся — только тешатся».

Полиция специально обучена динамике отношений в ситуациях домашнего насилия Абьюзера арестовывают и помещают на 24 часа в тюрьму. За эти 24 часа происходит слушание в суде в присутствии судьи. Даже если жертва забрала заявление, абьюзера продолжает судить штат.

Эта поправка вышла к закону, учитывая, что многие жертвы насилия по самым разным причинам забирают заявление обратно. В первый раз абьюзер обычно получает предупреждение, его обязывают пройти 26 сессий терапии. Это продолжается в течение полугода.

За терапию он платит из своего кармана. В каждом штате есть свои вариации, но у нас в Иллинойсе именно так, — пишет Оксана на .

Наличие огромного количества центров для поддержки жертв насилия, а также терапевтических групп для реабилитации тирана улучшают ситуацию по стране.

Несмотря на это, от рук абьюзеров в США каждый год гибнут 1,5 тысяч женщин, а 2 миллиона получают травмы.

Впрочем, это уже прогресс для страны — в 80-х, когда только приняли закон о домашнем насилии, от рук мужей и постоянных партнёров погибали 10 000 американок.

— Закон о домашнем насилии- это комплексный подход к проблеме домашнего насилия. В нём участвуют полиция, система судов, психологи, социальные работники, сотрудники приютов для жертв насилия и так далее. Все эти люди проходят специальные тренинги и специально обучаются, чтобы знать, как себя вести в том числе и в самых опасных для жизни ситуациях, — говорит Оксана Лекселл.

В России же о подобном отношении к деспотам и тиранам приходится пока только мечтать и ждать одобрения закона о семейном насилии.

Pasha Graf / A42.RU

По мнению зампредседателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксаны Пушкиной, декриминализация побоев была ошибкой.

Но введение семейных побоев под уголовный кодекс, как это было раньше, не решит проблему насилия в доме.

Пушкина в беседе с «Известиями» предположила, что только принятие соответствующего закона, устанавливающего правовые и организационные профилактики семейно-бытового насилия, определит права потерпевших.

Документ находится в стадии разработки. Так, введут определения «семейно-бытовое насилие», «близкие лица», «охранный ордер» («защитное предписание»). Последнее предполагает запрет на приближение к жертвам насилия.

В том числе нельзя предпринимать попыток выяснить места их пребывания, приобретать и использовать любое оружие. Полиция получит полномочия выносить подобные предписания, а суд — ордера. Всё будет зависеть от стадии рассмотрения дела.

Пока действует подобный документ, абьюзера будут ставить на профилактический учёт и контролировать органы внутренних дел.

Соавтор проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия» Мари Давтян полагает, что подобный охранный ордер защитит пострадавших. При комплексном подходе проблему семейного насилия можно решить.

Главное, чтобы в этом участвовали все — полицейские, травмпункты, органы социальной защиты,  Межведомственное взаимодействие крайне важно, в том числе и необходимо увеличение числа реабилитационных центров для жертв.

Сейчас в России работают меньше 200 таких организаций.

— Этого количества не хватает для эффективной работы. И даже об этих центрах не знают те женщины, те дети, те пожилые люди, которым эта помощь очень нужна. Информирования о кризисных центрах не хватает, — считает Анна Ривина, подчёркивая необходимость отказаться от практики, когда в такие центры принимают только женщин, имеющих регистрацию в регионе.

Правда, правозащитники признают, что вмешательство в семейные дела со стороны государства должно быть крайне осторожным, иначе это может обернуться ещё большими проблемами со стороны абьюзеров.

Источник: //gazeta.a42.ru/lenta/articles/58937_otbit-zhelanie-zachem-v-rossii-nuzhen-zakon-o-domashnem-nasi

Криминальный мир
Добавить комментарий