Что мне делать, если моего отца избили двое людей?

Угроза расправой: что делать и куда обращаться?

Что мне делать, если моего отца избили двое людей?

Казахстанские юристы дали практические советы тем, кто получает угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Интернет уже не раз становился местом поиска защиты и справедливости. К помощи социальных сетей решили прибегнуть и близкие девушки, подвергшейся групповому изнасилованию в Алматинской области.

По последним данным, девушка была похищена в городе Есике на глазах у брата, который был избит нападавшими. Родственники девушки нашли преступников самостоятельно, задержав двоих из них с поличным.

Пользователь Игилик Кантарбаева со ссылкой на брата потерпевшей рассказала об угрозах, которые, по  их словам, получает семья девушки, и давлении, оказываемом насильниками на родственников с требованием забрать заявление из полиции.

«Дорогие друзья! Насильники оказывают давление и открытые угрозы семье Жибек! Один из родственников сильно запуган, даже хотел забрать заявление! Помогите! К кому обратиться в таком случае, есть же какая-то программа по защите свидетелей? Может, у кого-нибудь есть возможность спрятать у себя кого-нибудь из членов семьи Жибек? Помогите хоть советом, пишите мне в личку!» – пишет Игилик Кантарбаева в своем аккаунте в .

Это не единственный случай подобного давления, который стал известен за последнее время.

Известный юрист Сергей Уткин рассказал корреспонденту КТК, что необходимо предпринять родственникам девушки и любому, кто подвергся угрозам. По словам эксперта, нужно не просто шуметь в СМИ, а быстро ознакомить с этими фактами полицию.

«У нас есть статья в Уголовном Кодексе, которая так и называется «Угроза». Если человеку угрожают физической расправой, то он имеет право обратиться в правоохранительные органы. Если эта угроза реальная, а не просто юмор, шутки и прочее, то тогда правоохранительные органы возбуждают дело и занимаются его расследованием, начинают принимать меры по защите и так далее», – сказал юрист.

Согласно статье 115 Уголовного Кодекса РК, угроза убийством, причинением тяжкого вреда здоровью или иным тяжким насилием над личностью либо уничтожением имущества при наличии достаточных оснований опасаться приведения этой угрозы в исполнение наказывается штрафом в размере до 200 МРП либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до 180 часов, либо арестом на срок до 60 суток.

Для того чтобы доказать реальность угрозы, юрист советует фиксировать все попытки запугать или договориться: записывать беседы на диктофон, снимать на фото и видео пришедших недоброжелателей и так далее. Кроме этого юрист отметил, что не стоит пренебрегать мерами личной безопасности.

«Если будет заявление, то правоохранительные органы будут нести ответственность, если вдруг с этими людьми что-то случится. Пусть родственники сохранят корешки, которые им дадут в дежурной части и еще раз все это в СМИ засветят.

Потом уже пусть думают, надеяться на правоохранительные органы или нет, ходить открыто или лучше попрятаться? Но, конечно, лучше попрятаться. Здесь одно другому не мешает – и с заявлением обратиться, и где-то в сторонке быть, на всякий случай.

Если правоохранительные органы меры предпринимать по каким-либо причинам не будут, то по крайней мере не найдет тот, кто хочет найти и что-то сделать человеку», – сказал Уткин.

О необходимости первым делом уведомить о полученных угрозах полицию заявил и адвокат Серик Сарсенов. По его словам, родственникам нужно нанять адвоката, который бы от их лица мог подать заявление в полицию об угрозе расправой.

«Им надо срочно идти к следователю или районному прокурору и писать заявление о принятии к ним мер безопасности и описать полученные угрозы: кто угрожает, как – по телефону или приходят, в общем подробно изложить все эти угрозы, в чем они выражаются.

Если хотят, пусть дочку отправят, например, в Алматы, квартиру ей на какое-то время снимут, для подстраховки. Но одно я знаю точно за время своей 40-летней практики, когда угрожают прямо, никто ничего не сделает.

Если действительно хотят что-то сделать человеку, то это происходит втихаря. Когда же идет прямая угроза, то это просто запугивание, обычно в таких случаях никто ничего конкретно не может сделать», – отметил он.

Напомним, инцидент произошел в ночь на воскресенье, 14 августа 2016 года, в городе Есик Алматинской области. По словам матери потерпевшей, ее 30-летняя дочь подверглась нападению и групповому изнасилованию со стороны четырех мужчин. Как заявила женщина, машина, в которой надругались над ее дочерью, стояла всего в 50 метрах от здания местного РОВД.

Свое обращение к общественности мать записала на видео и выложила ролик в Сеть 20 августа, после чего дело приобрело широкую огласку. В даже появился хэштег ‪#‎защитимжибек.

На данный момент полицейские задержали троих подозреваемых, четвертый разыскивается. По информации ДВД Алматинской области, начато досудебное расследование по двум статьям 120 УК РК «Изнасилование» и 125 УК РК «Похищение человека».

Расследование по этому факту взято под особый контроль.

Источник: https://www.ktk.kz/ru/blog/article/2016/08/22/71593/

Что делать, если отец семейства бьет, а полиция бездействует?

Что мне делать, если моего отца избили двое людей?

0  Lena 17 Сентября 2011 14:49
И опять у нас назревшая проблема многодетной семьи.Скорей всего он над ними издеваеться из-за того,что он единсвеный добытчик,а если так,то по его мнению все должны перед ним преклонаться.А если бы у матери был бы один ребенок,и работа,она бы не терпела,ушла. Жалко не мать,а пятерых детишек.Что они запомнят из своего детства.У нас всегда виновата мать:что переехала,что родила столько детей,что не работает,что живет с таким уродом,и детей подвергает опасности.
0  Kaster Troy 17 Сентября 2011 16:19
Цитата
Lena пишет:У нас всегда виновата мать:что переехала,что родила столько детей,что не работает,что живет с таким уродом,и детей подвергает опасности.

Ну, а кто же еще в первую очередь виноват?
Если нет головы на плечах, то никто в этом не поможет!

0  кабынебылозимы 17 Сентября 2011 17:02
У меня вот так отец мать убил. И звонил я и писал не раз в милицию
0  зрительница 17 Сентября 2011 17:34
Канэш ща бабы сами и виноваты.Если раньше презервативы “днем с огнем..”,противозачаточных в аптеках токо по великому блату,спиралей и в природе не было   А ща залететь токо по дурости можно(зачесалось-захотелось) или из меркантильных интересов,шоб мужика “повязать”.Вот и плодят изначально несчастливых детей,безотцовщин,обрекают малышей на сиротство
0  SvetDobr 17 Сентября 2011 18:57
Обратите внимание, письмо в редакцию пришло от ребенка. Да, допустим, женщина трижды виновата, что родила столько детей от пьющего-бьющего. Но теперь вопрос стоит не в том, “кто виноват?”, а в том – “что делать?”. В семье пятеро детей, отец пьет, мать бесправна и не умеет защитить себя, а дети в чем виноваты? Кем они вырастут? Как социальные службы могут помочь этой и подобным семьям? Где выход из этой ситуации?     А вопрос – почему бездействует милиция полиция – совсем из другой оперы. Да и чем в по большому счету поможет полиция? Ну, приедет раз, приедет два, заберет на 15 суток. И что дальше. Ну, не будет мужик некоторое время пить, помня о “прелестях” кутузки.  Потом все равно сорвется, человека так просто не переделать.
0  Kaster Troy 17 Сентября 2011 19:34
Цитата
SvetDobr пишет: “что делать?”… а дети в чем виноваты? Кем они вырастут? …. Где выход из этой ситуации?

Безусловно, вы – СветДобр, как всегда правы (и не только)!”Что делать?” – в этом случае это трудный вопрос и найти ответ на него не так просто.

Никто же, кроме их самих, не вытащит их из этой трясины, в первую очередь полагаться нужно на себя, а не на дядю. И если это будет, то вопрос “кем они вырастут?” будет звучать не так страшно. Ну, а этот боец имеет силу только перед ними, канешна вмешательство, извне, не помешало бы!

0  Евгения 17 Сентября 2011 19:56
А по Тивикому полицейские отрапортовали, что успешно прошла операция “Быт”, где велись душещипательные беседы с алкоголиками, тунеядцами и «Кухонными боксерами»Данные с сайта Тивиком: “Баир Гомбожапов, участковый уполномоченный полиции: «Проверяем подучетных лиц, куда входят семейные скандалисты и алкоголики…”. и далее: “Андрей Лумбунов, инспектор отдела организации работы участковых уполномоченных: «В ходе первого этапа операции на профилактический учет было поставлено 392 гражданина, из них 108 совершающих правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений».”Может глава этой семьи станет 393 гражданином или не станет. Зависит от работы полиции. А что там Нургалиев говорил о людях, так это не важно. Полиция едет к этой семье уже видимо 2 дня. Великолепно!!!Женщина, если у Вас хоть немного мозгов есть – уходите от него, если он Вас убьет (не дай Бог, конечно), кому нужны будут Ваши дети? Подумайте о них.
0  z 17 Сентября 2011 21:28
Цитата
Kaster Troy пишет:Цитата
Lena пишет:У нас всегда виновата мать:что переехала,что родила столько детей,что не работает,что живет с таким уродом,и детей подвергает опасности.

Ну, а кто же еще в первую очередь виноват?
Если нет головы на плечах, то никто в этом не поможет!

ну ты мудааак…

0  Kaster Troy 17 Сентября 2011 21:32
Цитата
z пишет:ну ты- – – …

Было желание что-то сказать?

0  gsd 18 Сентября 2011 19:53
Дети не виноваты,что у мамы их пятеро от разных отцов,что отец-отчим пьёт,бьёт её,мать есть мать,дети будут её защищать.А бывает и так,что муж не пьёт-не курит,хорошо зарабатывает,а жена пилит его каждый день
0  гость 19 Сентября 2011 10:31
Где уполномоченный по правам ребенка?! На экспертизу нужно мать и ребенка – зафиксировать побои и посадить этого гада. В это время развод и в другой город уехать. Пусть алименты платит на детей. Гад!!!  
0  tuyana 19 Сентября 2011 12:22
Бедные женщины…( бедные дети..( Мужика на кол!  
0  Гость 20 Сентября 2011 1:48
Такие матери пишут заявления, потом их же и забирают, что может полиция сделать, если законодательство такое дурацкое. Детям тогда надо писать заявления на побои, проходить СМЭ, а несколько заявлений – истязания, тут статья тяжелее по санкции. Надо бороться за себя. Ну и что, что единственный добытчик, мозг все-равно нужно вправлять.
0  Ирина Астраханцева 20 Сентября 2011 20:03
А у моей сестры тоже муженек кухонным бойцом БЫЛ. Слава Богу хватило ума выгнать этого раздолбая!!!! Она сейчас с 2 детьми на руках, а от него никакой помощи, наоборот только убытки… Зимой, когда морозы под 40 были он ей в квартире стекла разбил, куртку порвал, душил со страшной силой – побои сняты были и все это предоставлялось сотрудникам МВД, а что толку????????????? Дело якобы завели, но ни разу я не видела, чтоб его либо забрали, либо оштрафовали……..в полиции эту бумагу на тормозах спустили и все!!!!! И сколько у нас таких дел лежит на полочках – ПЫЛЯТСЯ БЕЗ ОСОБОГО ИНТЕРЕСА И РАССМОТРЕНИЯ!!!!!!!!!!А если женщина даст отпор, и не дай бог с летальным исходом – так ее же первую в каталажку закроют и увезут в места не столь отдаленные!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!           ????
0  Гость 20 Сентября 2011 23:22
Цитата
Евгения пишет:А по Тивикому полицейские отрапортовали, что успешно прошла операция “Быт”, где велись душещипательные беседы с алкоголиками, тунеядцами и «Кухонными боксерами»Данные с сайта Тивиком: “Баир Гомбожапов, участковый уполномоченный полиции: «Проверяем подучетных лиц, куда входят семейные скандалисты и алкоголики…”. и далее: “Андрей Лумбунов, инспектор отдела организации работы участковых уполномоченных: «В ходе первого этапа операции на профилактический учет было поставлено 392 гражданина, из них 108 совершающих правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений».”Может глава этой семьи станет 393 гражданином или не станет. Зависит от работы полиции. А что там Нургалиев говорил о людях, так это не важно. Полиция едет к этой семье уже видимо 2 дня. Великолепно!!!Женщина, если у Вас хоть немного мозгов есть – уходите от него, если он Вас убьет (не дай Бог, конечно), кому нужны будут Ваши дети? Подумайте о них.

На тивикоме показывают, только хорошую сторону, это не объективно, не смотрите тивиком  

0  Гость 21 Сентября 2011 10:58
Цитата
Ирина Астраханцева пишет:А у моей сестры тоже муженек кухонным бойцом БЫЛ. Слава Богу хватило ума выгнать этого раздолбая!!!! Она сейчас с 2 детьми на руках, а от него никакой помощи, наоборот только убытки… Зимой, когда морозы под 40 были он ей в квартире стекла разбил, куртку порвал, душил со страшной силой – побои сняты были и все это предоставлялось сотрудникам МВД, а что толку????????????? Дело якобы завели, но ни разу я не видела, чтоб его либо забрали, либо оштрафовали……..в полиции эту бумагу на тормозах спустили и все!!!!! И сколько у нас таких дел лежит на полочках – ПЫЛЯТСЯ БЕЗ ОСОБОГО ИНТЕРЕСА И РАССМОТРЕНИЯ!!!!!!!!!!А если женщина даст отпор, и не дай бог с летальным исходом – так ее же первую в каталажку закроют и увезут в места не столь отдаленные!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!                  ????

Вот ненадо, дорогуша !За побои привлекает суд, и только по заявлению потерпевшего. И “забрать” могут только как хулигана, и то – на 15 суток. А сажать за такие преступления закон дурацкий не позволяет, а не полиция по собственному желанию дело спускает. Попробуй нарушь права кухонного боксера, куча брызжащих слюнями правозащитников набежит, ачо !!! полиция превышает полномочия !!!!

Так что нехрен, такие дела не лежат на полочках. А еще жертвы кухонных боксеров любят написать заявления на мужей, вечером, а утром забрать, или не являться для разбирательств в суд или в полицию. И что теперь – бегать за ними, чтобы они потерпевшими были ??

Источник: https://arigus.tv/news/item/17530/

Что делать, если бьет муж: откровения жертв домашнего насилия

Что мне делать, если моего отца избили двое людей?

С 8 по 10 марта в городах России и Белоруссии пройдет благотворительная акция “Не виновата” в поддержку женщин, переживших домашнее насилие.

В рамках акции проведут различные концерты и творческие мероприятия, вся прибыль от которых будет направлена фондам поддержки женщин, столкнувшихся с такой ситуацией.

Две смелые героини поделились с порталом Москва 24 своими сокровенными историями и рассказали о страшных годах жизни с мужем-тираном.

Ангелина, терпела побои в течение 3,5 года

предоставлено героиней материала

С ним мы познакомились в интернете в 2012 году, но не на сайте знакомств, а в группе в соцсети, где обсуждали политику.

В одном из острых споров, который разразился онлайн, за меня вступился парень, потом мы перешли на общение в “личке”. Мне тогда было 23 года, а ему 31. Общались в основном на политические темы, но потом он пригласил меня встретиться.

Я приехала просто пообщаться с соратником по взглядам, а он подарил цветы и сказал, что я ему понравилась.

Через какое-то время мы стали встречаться, но так как жили в разных городах, виделись только один раз в месяц, остальное время – онлайн. Внешне он мне не очень нравился, но подкупало то, что он уважал меня, понимал и не требовал ничего в сексуальном плане, зная, что я следовала принципу не спать до свадьбы.

Тем не менее, тревожные “звоночки” были уже тогда. Сам по себе он человек агрессивный, грубый, мог наорать без повода. Например, если у него машина не заводилась, а я что-то говорила в этот момент, у него вспыхивала агрессия.

При этом он открыто рассказывал, как бил первую жену и потом другую девушку, с которой был в отношениях. Но так как он говорил, что обе были гулящие, у меня тревоги не возникало: думала – ну я же не такая!

Предложения руки и сердца как такового не было, мы просто отдыхали на море, и он сказал, что по возвращении домой мы подаем документы в ЗАГС.

Помимо того, что мне уже хотелось семью, детей и переехать в город покрупнее, где он как раз жил, давил еще один серьезный аспект: я была ему должна. Мы с мамой брали кредит в банке и не могли его погасить.

Нас сильно жали коллекторы, тогда он взял и оплатил долг.

Так, через год после знакомства мы поженились. Любви не было. Даже помню, что перед тем, как ехать выбирать свадебное платье, я сидела на вокзале и плакала. А под конец еще узнала, что он пьет, хотя и обещал, что в семейной жизни с этим завяжет.

Накал страстей начался уже с первого дня совместной жизни, были какие-то оскорбления, он постоянно требовал, чтобы я заступалась за него в конфликтах в интернете. Потом он выпивал и предъявлял претензии: “Ты мямля, лохушка, и слова за меня не можешь сказать”.

Постоянные побои начались уже через пять месяцев. Он мог избить за какие-то мелочи: чай долго несла или картошку порезала мельче, чем он любит. А если мне в соцсети кто-то написал “привет”, ему прямо крышу срывало, так сильно начинал ревновать.

Любой разговор, даже о музыке, мог вызвать агрессию, много скандалов также возникало на фоне пьянок.

Как-то на одном из праздников опять затронули национальную тему, и он вскипел. Взял торт со стола и бросил его на пол. Потом он набросился на меня, я стала убегать в другую комнату, а он догнал и ударил меня по лицу. Из губы потекла кровь.

Дальше такие ситуации стали повторяться все чаще, он уже не мог остановиться.

Я пыталась с ним разговаривать, выяснить, в чем проблема? Он ответил, что “пока побоев не было, то и не хотелось, а теперь сам понимаю, что когда срываюсь, то уже не могу остановиться, так и с прошлыми женщинами было”.

Он понимал, что это уже проблема, но на мои предложения пойти к психологу или наркологу отвечал отказом: “Не хватало еще, чтобы я до такого опустился”.

Он мог издеваться надо мной на протяжении нескольких часов подряд. Унижал, садился на меня, избивал, в основном по голове. Потом кровь из носа шла.

После очередного раза у меня было сотрясение мозга и ушиб тройничного нерва, синяки по всему телу. Я хотела уйти, но он слезно извинялся, говорил, что любит и не может без меня, называл себя мразью и сволочью. В итоге я его простила, не ушла тогда. В течение года были побои и примирения, а еще через год я забеременела, стала зависимой от него, а он стал вообще неуправляемый.

Два раза после сильных побоев я ходила к врачу, но при этом никогда мужа не выдавала. Выдумывала истории: упала во дворе, неизвестные ограбили на улице. Ни в центры помощи, ни в полицию я не обращалась.

Как-то в очередной раз он меня побил, а на утро сказал: “Интересно, а как это, жить и знать, что тебя в будущем отп**дят?”. Тогда я поняла, что он не собирается меняться. Последней каплей стали разборки на очередном семейном празднике. Это было уже при его родителях.

Отец тогда с ним разговаривал, объяснял прописные истины, но все без толку.

В итоге целых 3,5 года я терпела побои. Друзья про это знали, советовали уходить и даже предлагали его наказать, но я была против. Через год после рождения дочери мы разошлись.

Хотя развод он до сих пор не дает, считает, что мы муж и жена. Иногда, когда захочет, может потащить меня куда-то. Пока был на заработках, присылал алименты, но сам говорит, что это не алименты, мы семья.

При этом дочку он не видит, не интересуется, как она – ему все равно.

У меня и так была низкая самооценка, а сейчас вообще ниже некуда. Психика не выдерживает, срываюсь на всех. На мне ведь все: съемная квартира, мама на пенсии, ребенок, животные.

Сейчас работаю завхозом, но параллельно учусь на педагога, когда закончу, собираюсь устроиться в отдел по делам несовершеннолетних.

Осталось продержаться три месяца, там и зарплата хорошая будет, и не придется унижаться за помощь, чтобы кормить семью.

Ольга, терпела побои 8 лет

(имя изменено по просьбе героини)

предоставлено героиней материала

Мы познакомились 10 лет назад через общих друзей, когда пришли к ним в гости. Сначала все было романтично, фактически любовь с первого взгляда, и в принципе никаких тревожных знаков я не замечала. Отношения закрутились так быстро, что мы стали встречаться, и через полтора месяца я уже забеременела.

Сначала он вроде был рад, но потом оказалось, что он не готов принимать проблемы, возникавшие в процессе беременности. У меня был токсикоз, не всегда хорошо себя чувствовала, в итоге появилась необходимость лечь в больницу на сохранение. Тогда он начал как-то странно себя проявлять и требовать, чтобы я была такой же, как и в момент знакомства.

Он стал сам решать, ложиться мне в больницу или нет, потом запретил общаться с друзьями, потому что ему не нравились их советы. Уже тогда он старался все контролировать, начал читать мои письма, слушать все телефонные разговоры, запрещал ставить пароли и требовал, чтобы я ему все рассказывала. Причем считал, что делает это из хороших побуждений и во благо семьи.

На тот момент я училась, а он, будучи на четыре года старше, уже работал. Во время беременности мне пришлось взять академический отпуск, но после рождения ребенка он обратно на учебу меня не пустил.

Он запер дверь и сказал: “Все, твой институт закончен, теперь работать тебе не надо, это буду делать я. А твое дело сидеть, борщи варить, за ребенком ухаживать и делать все, что я скажу”.

На работу тоже не давал устраиваться, однажды разбил мой телефон, чтобы я больше не смогла договариваться о собеседованиях. Потом разбил ноутбук, когда ему не понравилось одно письмо. Причем письмо было от подруги, где она просто вспоминала одного нашего общего знакомого. Он принял это как личное оскорбление, а с представителями мужского пола вообще запретил общаться.

Позже он стал звонить моим друзьям и подругам, что-то им говорил, после чего мое с ними общение прекращалось. Скорее всего, он серьезно запугивал людей, вплоть до угроз родственникам и убийства.

С родителями мы тоже не общаемся, потому что они изначально были против нашей женитьбы. Таким образом, года через два я уже не общалась ни с кем из “внешнего мира”.

Просто смирилась с этим в какой-то момент и поняла, что если не делать лишних звонков и слушать его, то все будет более-менее ничего.

Но потом он стал драться, бить меня. Сначала это было не сильно: где-то толкнул, еще что-то. Но потом он стал чаще пить и через 2,5 года после женитьбы, прямо на Новый год, он устроил драку. Причем с нами была его мама, которой тоже досталось. Его взбесило то, что мы с мамой спокойно попросили его больше не пить. Мы пытались его остановить, но это было бесполезно.

После второго случая побоев я обратилась в полицию, но они отказали в возбуждении уголовного дела, потому что было недостаточно доказательств, что это сделал муж. По идее там проходили статьи 116 и 119 (ст. 116 УК РФ “Побои”, ст. 119 УК РФ “Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью”.

– Прим. ред.). Когда пришел участковый, муж сказал, что ничего подобного в семье не происходит, что он “не бьет и нормально себя ведет, но может быть иногда наказывает”, – это так у него называется. А после разговора с участковым ситуация в семье еще сильнее ухудшилась, муж стал вообще неуправляемым.

Когда он разбил мне нос, я ходила в травмпункт, но испугалась сказать, что это побои, ведь если бы там завели уголовное дело, мне бы не поздоровилось. Я боялась, что если это всплывет, он может просто меня убить.

Он запирал меня дома, пока синяки от побоев не заживали. Главным было, чтобы соседи этого не увидели. И старался бить так, чтобы следов было не видно, в основном по голове. Самое страшное, что в доме был маленький ребенок, который все это видел.

Он тоже папу боялся, садился, закрывал уши, глаза, и пытался на все это не смотреть. Мне было очень тяжело, но огородить его от этого я никак не могла. Потом снова были обращения в полицию, но в какой-то момент я потеряла надежду, что они мне помогут.

Пыталась сама поговорить с ним по-хорошему, но он просто не слышал.

Его агрессия могла наступить в любой момент: мог побить за то, что я забыла поперчить мясо, или сломать ребенку планшет за то, что он не пошел чистить зубы по первому требованию. Вдобавок вспоминал мне какие-то старые обиды и бил еще и за это. Скандалы и драки происходили волнами: то возникали, то утихали. Но в последний год периодов затишья практически не было.

Я терпела все это в течение восьми лет, но в какой-то момент районный психолог, к которому я ходила, поняла, что ситуация не меняется, и посоветовала обратиться в Кризисный центр помощи женщинам и детям. Она сама позвонила и сообщила, что мы можем туда приезжать. Тогда мы с ребенком собрали вещи, подождали, пока он уйдет, и вышли.

Сейчас, находясь в центре, я чувствую психологическое облегчение, со мной разговаривают специалисты, с ребенком также ведется работа, индивидуально и в группе. Хотя муж знает, где мы.

Уже звонил и говорил, что мы его позорим, что у нас в семье все нормально, и мы должны вернуться обратно. Но понятно, что ничего не изменится. Перед тем, как уйти, я уже подала заявление на развод.

Сейчас идет бракоразводный процесс, а я определяюсь, где мы будем жить и куда устроиться работать.

Оглядываясь назад, я понимаю, что надо было уходить раньше, когда уже начался контроль, даже еще не побои. Женщинам, находящимся в подобных ситуациях, обязательно нужно обращаться в полицию, но безопаснее делать это уже из кризисного центра. Рисковать не следует, ведь такие люди могут действительно покалечить, если не убить.

Куда обращаться, если вы стали жертвой домашнего насилия

depositphotos/ djedzura

В Москве при Департаменте социальной защиты населения действует “Кризисный центр помощи женщинам”, это единственное государственное учреждение в столице, основным направлением деятельности которого является помощь в подобных ситуациях.

Стационарные отделения кризисного центра предоставляют 70 койко-мест на временное проживание женщинам (одной или с ребенком), пострадавшим от психофизического насилия в семье.

Помимо государственного центра, помощь женщинам оказывают и различные некоммерческие организации.

Если стационар города принимает только москвичей, то на “телефон доверия” (8-499-977-20-10 или 8-488-492-46-89) могут позвонить женщины из любой точки страны. Ежедневно на “телефон доверия” и “горячую линию” (стационар) поступает около 25 звонков. Всего с 2014 по 2018 гг.

за психологической помощью женщинам и детям в Центр поступило более 44 тысяч очных обращений и почти 24 тысячи обращений на “телефоны доверия”. Примерно 10–15% позвонивших женщин решаются обратиться в центр и пройти реабилитацию.

Жители других городов перенаправляются в профильные государственные или некоммерческие организации по месту проживания.

Как отмечают специалисты Кризисного центра, физическому насилию, как правило, предшествует длительное психологическое насилие в виде постоянных оскорблений, насмешек, критики любого мнения женщины и так далее. Поэтому в первую очередь женщине в такой ситуации необходимо обратиться за квалифицированной помощью к психологу.

Если вы подверглись физическому насилию в семье (это относится и к тем случаям, когда следов побоев на теле не видно), необходимо продумать план безопасности себя и детей, обратиться за квалифицированной помощью в Кризисный центр помощи женщинам и детям.

При получении телесных повреждений (рассечение кожных покровов, переломы, гематомы и других) в результате физического насилия в семье, необходимо обратиться в полицию, документально зафиксировать побои и повреждения, а также найти убежище, чтобы изолировать себя от обидчика.

Если женщина получает убежище в стационаре, то ей незамедлительно оказывают психологическую, медицинскую, социальную помощь. Если решает укрыться у родственников, то она также может обратиться за помощью в Кризисный центр.

Это относится ко всем пострадавшим, включая свидетелей насилия, чаще всего это дети.

Источник: https://www.m24.ru/articles/obshchestvo/07032019/154896

В Елабуге (Татарстан) Луиза Абдурашитова обратилась в полицию с заявлением, в котором указала, что ее девятилетнего сына ударил отец одноклассника. У мальчика диагностировали ушиб передней брюшной стенки.

В тот же день, по словам матери, мужчина пришел к ней домой, предложил пойти на мировую и обвинил ее сына в том, что он все выдумал.

Накануне участковый продемонстрировал Абдурашитовой записи с камер видеонаблюдения, однако момент предполагаемого удара на них не зафиксирован.

Днем девятого февраля между учениками третьего класса 10-й школы в Елабуге произошел конфликт. Ученик 3 “Д” класса, девятилетний Артур, попытался разнять драку и дал одному из мальчиков подзатыльник.

Тот сразу убежал домой. Через несколько минут он вышел на улицу вместе со своим отцом — мужчиной лет 40.

Тот якобы ударил Артура кулаком в живот, начал его оскорблять и натравливать на него своего сына, предложив ему дать подзатыльник в ответ.

— Ребенка трясло минут десять. Он не мог ничего мне сказать, разрыдался и тихонько-тихонько начал мне говорить, что произошло. Этот мужчина говорил моему сыну, что он дрищ, подчеркивал его телосложение. Тот мальчик крупнее моего сына, так зачем он тогда привлекает своего отца? — недоумевает мать Артура, Луиза Абдурашитова.

Она отвезла ребенка в больницу, там ему сделали УЗИ. Вчера стало известно, что у Артура диагностировали ушиб передней брюшной стенки. Мальчику рекомендовали покой и наблюдение у педиатра по месту жительства.

https://www.youtube.com/watch?v=p4wb70w6OBU

Луиза Абдурашитова позвонила в полицию — участковый сообщил, что его смена закончилась и предложил приехать к дежурному. Женщина самостоятельно приехала в отдел — дежурный сотрудник предложил не поднимать шум из-за случившегося — дескать “мальчишки подрались”.

— Я сказала, что не мальчишки — моего сына ударил взрослый мужчина! Сотрудник сказал, что если бы был на моем месте, то нашел бы его и разобрался бы с ним по-мужски! Я сказала, что не мужчина и подала заявление, в котором потребовала во всем разобраться, — рассказывает Абдурашитова.

Уже вечером, перед сном, в квартиру Абдурашитовой пришел мужчина, представившийся Вадимом, со своей женой и ребенком. Они предлагали нам пойти на мировую, после чего Вадим стал обвинять моего сына в фантазерстве и заявил, что Артур все придумал.

Он предложил жить дружно, поскольку мы являемся соседями. Ребенок ответил: “Он меня побил, вы же меня били”. Они, видимо, уже знали, что в полиции лежит мое заявление, поэтому и пришли.

Но я не на какую мировую не пойду! — подчеркивает Луиза Абдурашитова.

По ее словам, свидетелями конфликта были двое одноклассников Артура — они вместе возвращались домой из школы. Узнав о произошедшем, Абдурашитова позвонила их родителям — мама одного из них сказала, что ее сын, действительно, видел, как мужчина ударил Артура. Другой же ученик отметил, что слышал, как прохожий просил мужчину не вмешиваться в детские разборки.

— Вечером того же дня — уже после того, как Вадим с семьей ушли — я вновь позвонила родителям тех мальчиков. На этот раз они сказали, что их дети ничего не видели, что якобы никакой драки не было. Насколько мне известно, этот Вадим хорошо общается с этими родителями. Может, поэтому они изменили свои показания, — предполагает Абдурашитова.

Она отмечает, что после общения с врачами стало понятно: если бы удар был сильнее, то могло начаться внутреннее кровотечение. “Взрослый человек мог не рассчитать удар”, — говорит Абдурашитова. Теперь ее сын ходит в школу в сопровождении деда — ребенок напуган. “Дедушка встречает и провожает его до школьного турникета”, — говорит мать Артура.

Мобильное приложение Idel.Реалии

СКАЧАЙТЕ!

По ее словам, в раннем детстве ее сын общался с мальчиком, который подключил к конфликту своего отца. “В один день, по словам сына, тот мальчик подошел к нему и предложил подраться — Артур отказался”, — говорит она.

Накануне Абдурашитова позвонила участковому и поинтересовалась о том, какие действия предпринимает полиция.

В отделе ей сообщили, что на данный момент допрошен лишь один свидетель; камеры видеонаблюдения, установленные на территории школы, полицейские на тот момент еще не изучили.

По словам Абдурашитовой, в полиции даже не знали, что мужчина приходил к ним домой и предлагал “замять” конфликт.

Руководство школы №10 в курсе конфликта, однако никаких действий предпринимать не намерено, поскольку, по их данным, все произошло за пределами образовательного учреждения. Об этом “Idel.Реалии” рассказал один из завучей. Директора школы накануне на месте не оказалось.

Луиза Абдурашитова уточняет: на следующий день после конфликта она сходила с сыном к школе и просила его показать, где все произошло. Артур указал на территорию начальной школы. По словам его матери, речь идет о заднем дворе учебного учреждения, куда приезжают машины с продуктами для столовой. “Там есть камера, которая как раз смотрит на задний двор”, — говорит Абдурашитова.

Накануне днем ей позвонил социальный педагог (после инцидента женщина с ним уже связывалась) и пригласил в школу. По словам Абдурашитовой, замдиректора Елена Павлова держала ее в коридоре и некоторое время не приглашала войти в кабинет:

— Соцпедагог все это время молчал. Я обратилась к замдиректора с вопросом: “Почему вы назначили время и не даете зайти”? “Что вы такая агрессивная”, — сказала она мне.

Я ответила: “Зачем вы такую фразу употребляете?” В итоге она сказала, что полиция просмотрела видеозаписи и пришла к выводу, что Артура никто не бил. Я ответила, что хочу самостоятельно просмотреть видео.

“Вам нельзя, потому что этим занимается полиция”, — заявила замдиректора. По ее словам, свидетели случившегося констатировали, что никто моего сына не трогал.

Пришедший из школы Артур рассказал матери, что его однокласснику показали записи. После этого, по словам мальчика, он подошел к нему и заявил: “Артур, тебя, действительно били”.

Ближе к шести часам вечера Абдурашитовой позвонил участковый и предложил все-таки ознакомиться с видеозаписями. Женщина с сотрудником полиции пошли в здание детского творчества, прилегающего к школе, и сели за монитор.

— На записях с дома творчества видно, что мужчина с мальчиком быстрым шагом идут за моим сыном и двумя его одноклассниками, — рассказывает Луиза Абдурашитова. — Мальчик, который шел с мужчиной, дважды дает пинок Артуру. После этого мужчина притягивает к себе моего сына.

Они заходят за угол — после этого ничего не видно. Потом мы пошли на вахту к начальным классам. На записях только видно, как мой сын идет достаточно медленно, двое его одноклассников — чуть быстрее. За ними через какое-то время идет мужчина со своим сыном.

Несмотря на заверения руководства школы, все происходило на территории образовательного учреждения.

По словам Абдурашитовой, участковый констатировал, что никаких ударов на записях не зафиксировано. Сотрудник полиции, уточняет мать Артура, сомневается в показаниях ребенка и считает, что он мог все выдумать. “Я в это не верю. Не должен взрослый мужчина избивать чужого ребенка”, — резюмирует Абдурашитова.

Связаться с предполагаемым нападавшим “Idel.Реалии” не удалось. В полиции Елабуги инцидент не комментируют.

Подписывайтесь на наш канал вTelegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Источник: https://www.idelreal.org/a/29764089.html

Мама избитого шестиклассника: «Они тоже написали заявление в полицию»

Что мне делать, если моего отца избили двое людей?

Сначала избитому взрослыми ученику 6А класса Константину Ястребчикову диагностировали перелом челюсти. Диагноз оказался ошибочным, но ребенок до сих пор находится в больнице. Его мама Наталья Ястребчикова изложила Properm.ru свою версию событий, поделилась мнением о том, кто виноват и рассказала, что они планируют предпринять.

— Наталья, расскажите, что произошло.

 — Со слов ребенка я знаю, что дети после уроков вышли поиграть в снежки. Через некоторое время из школы вышли и третьеклассники. Они тоже стали играть и провоцировать шестиклассников, чтобы те в них покидали, сопровождая это нецензурными выражениями.

Один из снежков попал в лицо третьеклассника. После этого он позвонил родителям, сказал, будто его избили, и позвал на помощь. Через некоторое время на джипе приехали три человека — двое крупных мужчин и женщина.

— Они сразу стали избивать ребенка?

 — Мой ребенок помнит только сильный удар в голову сзади, потом посыпались удары. После этого его схватили за курточку и потащили к машине. А по дороге продолжали избивать (чтобы добраться от школьного двора до дороги нужно спуститься по лесенкам и потом пройти еще метров сто — Properm.ru). Сыну удалось вырваться, и он убежал в школу.

Школьный охранник все видел через камеру наблюдения, а выйдя, ничего не стал делать — лестница не его территория.

— А как же школьная охрана? Они не видели происходящего?

— Дети сразу побежали к охраннику, сказали, что во дворе избивают ребенка. Он вышел на крыльцо как раз в тот момент, когда ребенка потащили вниз по лесенке. Охранник сказал, что это не его территория. Его территория закончилась за дверями школы.

— То есть помощь не пришла?

 — Нет, ребенок сам прибежал в школу. После охранника дети побежали к учителям.

— В лицее установлены камеры видеонаблюдения?

 — Да, на записях с камер видеонаблюдения частично видно произошедшее. Видно, как дети играют. Но потом, в самый важный момент камера зависла. Это, скорее всего, технические неполадки.

Камера зафиксировала, как эти люди выходят из машины, как тащат ребенка по лесенкам.

На записях узнали одного из родителей — Михаила Микаеляна, но на контакт он не пошел, и учителя вызвали полицию.

Школьный двор из места игры в снежки превратился в место избиения шестиклассника.

— В интернете появилось множество сообщений о том, что вся школа боится Микаеляна. Так ли это?

 — Да, боится. Вчера он был в школе — запугивал, как дети говорят. Это не скрывается никак.

— Запугивал кого? Детей, учителей, руководство школы?

 — Мне кажется, всех. Учителя говорят одно, а на самом деле все по-другому. Дочь этого человека учится в параллельном классе с моим ребенком. Она ходит и говорит всем, что если кто-то будет общаться со мной, журналистами или давать какие-то показания, то папа придет и с ним разберется.

— Это первый такой случай в лицее?

 — Чтобы такое — да. Но сейчас общаемся в интернете с другими родителями, они рассказывают о том, что от этого мужчины неоднократно поступали угрозы. Если его ребенку поставили «четверку», то он приходит и разбирается с учителями.

— Какую позицию занимает руководство лицея?

 — Ничего плохого не могу сказать. Нам очень помогает классный руководитель, администрация школы. Но они не хотят большой огласки, боясь, что это может негативно сказаться на имидже заведения.

После происшествия Наталья Ястребчикова узнала, что Микаелян тоже обратился в полицию. В заявлении он написал, что его ребенка избил шестиклассник. По информации Натальи, он даже зафиксировал побои. Хотя до этого его сын здоровый пришел в школу.

— Что говорят в полиции? Уголовное дело завели?

 — Нет, пока идет проверка. Я сразу же написала заявление в полицию. Сейчас планирую обратиться и в прокуратуру. А вчера, 20 марта, в школу пришел папа этого мальчика и показывал фотографии, что его сын избит.

На фото видно чьи-то избитые пол-лица, но кто именно на снимках непонятно. Они подали встречное заявление. Говорят, что мой сын избил их ребенка, и даже якобы провели судмедэкспертизу, зафиксировали побои.

Я только из-за этого согласилась общаться с журналистами.

Как рассказала Наталья, еще во вторник, 19 марта (на следующий день после происшествия — Properm.ru), сын Микаеляна был в школе целым и невредимым.

В доказательство женщина показала докладную от одного из учителей: «третьеклассник был на уроках и на состояние здоровья не жаловался, а на лице у него было только небольшое покраснение».

На следующий день ребенок в школу уже не пришел: он был на больничном.

Репортаж из лицея №9, о том, как ведут себя и что говорят учителя, дирекция школы и Михаил Микаелян, читайте сегодня в 14:01 на Properm.ru.

Скриншоты с записи камер видеонаблюдения и другие фотографии смотрите в фоторепортаже под текстом:

Источник: https://properm.ru/news/society/56505/

Криминальный мир
Добавить комментарий