Что делать с избивающим отца и угрожающим братом?

Ван Новиков

Что делать с избивающим отца и угрожающим братом?
(перевод Ованнеса Азнауряна)

Война питается войной.

Шиллер

Война родилась, пожалуй, когда… Каинубил своего брата Авеля. Потом сын убил отца, отец — сына, нация убила нацию, ивойна становилась больше, старше, однако не старела и не умирала.

Наивная частьчеловечества надеется, что кошмар, называемый войной, когда-нибудь исчезнет слица земли.

Подобно слезе, родившейся из боли, но в конце концов иссякнувшей;подобно ненависти, вспыхнувшей из праведных или ложных мгновений, но потухшейот дыхания времени… Увы…

Была война. Которая на Земле? Ктосчитал?..

Была война, и горестное молчаниеомрачало будни некогда жизнерадостного города. Осенние тополя проливали нагород златоперые слезы, сплетая похожие на молитвы песни о своих погибшихсыновьях. Подобно гонимым ветром листьям, люди шли, сами не зная в какомнаправлении. Даже дети, рано повзрослевшие сразу на десять и более лет,смотрели с серьезными лицами друг на друга и на мир. Была война…

Ее лицо маленький Самвел видел лишьна экране телевизора. Красное зарево, ужасное громыхание, кровь, брошенные наземлю посиневшие лики…

— Кто они, отец? — спросил он иполучил короткий, сдержанный ответ:

— Погибшие.

И сын представил, что смерть, должнобыть, похожа на некий сон.

— А почему лица посиневшие?

— Их избили и замучили до смерти.

— Зачем?

— На войне убивают.

Значит, избивающие их люди былизлыми. Злее, чем его отец теперь, который, выпивая почти каждый день, материтсяи беспощадно избивает его и младшего брата.

С того дня ночь стала для Самвеласамой нелюбимой частью суток, потому что ему снился один и тот же сон —посиневшие трупы…

Утром проснулся рано: должен былпойти за хлебом — в очередь. Когда впервые было сказано, что именно он долженотныне ходить за хлебом, мать запротестовала, но отец рявкнул на нее:

— Заткнись! Пускай научится выживатьв этом пустом мире.

Хлеб давали по талонам. Очередибывали до самой полуночи, но даже простояв столько, некоторые возвращалисьдомой ни с чем. Чтоб избежать этого, мальчик ночью почти не спал, ждал первыхпетухов, чтоб быстро одеться и выбежать из дома.

Знал: вернется ни с чем, отецизобьет… Наскоро умывшись, Самвел вошел в кухню в надежде найти что-нибудьпожевать, но ничего не было. Вечером не выдержал и съел свою порцию утреннегозавтрака… Взгляд упал на кофейные чашки, оставшиеся на столе. Быстро слизавсладковатую гущу, услышал за собой стон матери.

Значит, и ей не спалось…Поцеловав мать в щеку и оставив за собой ее второе стенание, выбежал на улицу,крепко держа в руке сумку, в которой был талон.

«Как хорошо!» — довольный сам собой,что рано проснулся, подумал он, еще издалека увидев, что перед магазином никогонет.

Пошел, встал прямо перед окном,откуда продавщица выдавала хлеб тем, кто протягивал талон. Однако вскорерадость померкла, когда из-за угла появилась группа знакомых парней во главе с Толстяком.Он и этот богач (богач во время войны?!) не любили друг друга.

Толстяк неупускал случая поиздеваться над ним. Самвел от чувства тревоги даже забыл, чтосекунду назад дрожал всем телом под ледяным ветром. В воздухе чувствовалосьдыхание раннего снега. О, как же ненавидит Самвел зиму!.. Он в старой легкойкурточке, летних туфлях без носков.

В спешке забыл о них.

Группа приблизилась, и послышалсяглумливый вопрос Толстяка:

— Ребята, кто из нас первым будет вочереди?..

«В его теплом пальто поместятся троетаких, как я», — несмотря на серьезность положения, подумал Самвел, а потом,вспомнив про вопрос и понимая, что на уме у Толстяка, твердо сквозь зубыбросил:

— Первый — я!

— О-о-о-о! Ты? — как будто удивилсяТолстяк. — С чего ты взял?

— Я раньше вас пришел.

— Но кто видел, что ты пришел первым,а не Понч? — уже получая удовольствие от происходящего, Толстяк показал накриво улыбающегося друга.

— Главное, что я знаю… — опятькоротко бросил Самвел.

— Твоего «знания» слишком мало,понятно?

Кольцо угрожающе сжималось вокругнего. Он уже чувствовал над своей головой дыхание распоясавшейся шпаны — старшеего на два-три года. Восьмилетний мальчик принял стойку боксера…

— Ну! Отойди от дверей… Слышишь?

— Не отойду.

Он не боялся побоев. Отец столько егоизбивал, что он научился не чувствовать боль. Стали сыпаться удары, но Самвелсопротивлялся, подобно смертнику. Казалось, на теле не осталось больше живогоместа.

Присел у окна, стараясь держать между коленями голову, пока не появятсялюди, пока не спасут… Когда кровь из носа и головы обагрила одежду мальчика,группа мало-помалу успокоилась.

Его ослабевшее тело оторвали от земли иповолокли подальше от магазина, потом сами вернулись и встали на местопобежденного. Сидевший на краю тротуара Самвел заплакал от обиды.

Потом,остановив кровотечение, незаметно подошел и встал в конце очереди, уже успевшейобразоваться и вытянуться за это время… Однако, когда до него дошла очередь,оказалось, что хлеб закончился. Сразу подумал об отце: убьет ведь… если небудет трезв… Увидев, как побелело его и без того бледное лицо, продавщицаучастливо покачала головой.

— Кто там? — спросил отец, угадав,что дверь отворилась, и по хриплому звучанию его голоса мальчик понял, что тотуспел выпить, «точно по графику». Понял и ужаснулся.

— Это я, отец, Самвел… — почтизаикаясь, полепетал мальчик и удивился, насколько быстро тот оказался передним…

— Где то, что ты принес? — зашикалон, разглядывая пустую сумку.

— Отец… Хлеб… Отец, я не виноват… Ярано ушел…

Он успел закончить мысль. От удара вухо упал на пол и, стараясь изо всех сил не потерять сознание, быстро-быстровстал на ноги:

— Клянусь тобой, отец, хлебзакончился, до меня очередь не дошла… Тобой клянусь!

— Закончился, купил бы из другогомагазина, дурень! — заорал неунимавшийся отец, ударив ногой по животу сына.

«Господи, Боже, — подумал Самвел, —ведь он до войны не был таким. Выпивал, конечно, но не бил. До контузии…Состояние такое тяжелое, что его и на службу не берут. Стал законченнымпьяницей. Ах, хоть бы мать рано вернулась домой, остановила бы избиение… Дляодного дня это слишком, сил не осталось, сейчас сознание потеряю…»

— Пойду, отец, сейчас же пойду вдругой магазин. Носки надену, пойду… ноги очень замерзли…

Мальчик убежал. Уже шел дождь соснегом, и с ним дул пронизывающий все кости ветер. От боли и холода все телоныло. Он шел, не зная куда и зачем. Казалось, не он шагал, а кто-то сзади егоподталкивал. Дальше и дальше. Спешили обремененные своими заботами люди, почтине обращая на него внимания. Побывал в двух-трех магазинах: опять не повезло.Уже был вечер.

Шел сквозь сумерки, как вдруг на асфальте заметил хлебныйогрызок. Силы покинули его, и он рухнул рядом с брошенным («Возможно, рукойтакого, как Толстяк», — подумал невольно) куском хлеба. Внутри Самвела началаськакая-то особая борьба. В нем боролись два несовместимых чувства — стыда иискушения… В конце концов решился («Черт с ним!»).

Украдкой посмотрев посторонам, мальчик протянул руку и, схватив кусок хлеба, быстро поднес ко рту.Может, подумал он, преодолевая отвращение, этот кусок, впитавший в себя чужуюслюну, придаст ему сил вернуться? Мать, наверное, уже дома и, не находя себеместа, ищет его… Пожалел ее и энергичнее зажевал «чужой» кусок.

Доев, Самвелпожалел, что нет еще одного — не так бы чувствовал обилие слюны во рту.Постанывая, посмотрел вокруг — ни людей, ни какого-либо движения. Просто однаиз улиц заснувшего города с единственным магазином и небольшим населением;думал, вдруг здесь найдет, что искал. Увы… Захотел встать — не смог. Деревонапротив затанцевало на месте… Снова попытался подняться, и опять неполучилось.

Только заметил, что дождь прекратился и идет настоящий снег —большими-большими хлопьями. Вскоре его завалило снегом. Первый снег был оченькрасив на асфальте. Он мягкой белизной покрыл ямы, образовавшиеся отартобстрелов. Вдруг асфальт показался мальчику подушкой. Вот сейчас… положитголову на нее и немного отдохнет. Соберется с силами и пойдет домой.

Мать,наверное, плачет… Сейчас… закроет глаза, еще чуток отдохнет. Крепче прижав к себебесчувственные от холода ноги, удобнее положив голову на «подушку», мальчикзашептал о том, как жалко мать, что она сейчас ищет его по всем улицам…

Это была последняя мысль, посетившаяего перед тем, как он замерз.

Война.

Недожитая восьмая зима.

“,”author”:”Автор: blokada.am”,”date_published”:”2020-02-01T14:12:00.000Z”,”lead_image_url”:null,”dek”:null,”next_page_url”:null,”url”:”//www.blokada.am/2017/03/blog-post_13.html”,”domain”:”www.blokada.am”,”excerpt”:”Восьмая зима (перевод Ованнеса Азнауряна) Война питается войной. Шиллер Война родилась, пожалуй, когда… Каин убил своего брат…”,”word_count”:1306,”direction”:”ltr”,”total_pages”:1,”rendered_pages”:1}

Источник: //www.blokada.am/2017/03/blog-post_13.html

Версия первая: отец Бобби Дейла – Боб Дин Джемисон

Что делать с избивающим отца и угрожающим братом?

Бобби Дейл Джемисон родился 4 августа 1965 года в семье Боба Дина Джемисона и Старлетт Джин Вэддер.

Летний Бобби с родителями

Отец Бобби, Боб Дин, 1942 года рождения ( //www.findagrave.com/cgi-bin/fg.cgi?page=gr&GRid=45320247 ) являлся в округе известной личностью.

Будучи одним из восьми детей, он начал свою карьеру еще подростком, трудясь подсобным рабочим на местных фермерских хозяйствах.

Но довольно скоро сумел продемонстрировать недюжинную хватку бизнесмена, и на момент описываемых событий владел уже несколькими заправками и СТО в округе Латимер.

Фото Боба Дина Джемисон

Копнув чуть глубже, детективам, расследующим дело пропавшей семьи, неожиданно удалось поднять на поверхность странную историю взаимоотношений отца и сына Джемисон.

Вероятно, родственники не очень ладили друг с другом, ибо, в соответствии с судебными записями, оказалось, что 1 ноября 2008 года, то есть менее, чем за год до своего исчезновения, Бобби обратился в полицию, утверждая, что отец хотел убить его и Шерилин.

Он заявлял, что его отец является страшным человеком, избивающим собственную жену и угрожающим сыну расправой. По заявлению Бобби, Боб Джемисон специально наехал на него и Шерилин своей машиной, чтобы нанести увечья.

Помимо этого, он называл Боба Дина криминальным авторитетом, участником преступной группировки, причастной к бизнесу проституции в округе, а также к производству и сбыту наркотиков.

Это ксерокопия обвинения, написанная Бобби Дейлом Джемисоном. В ней он рассказывает, что боится собственного отца, ибо тот является преступником. К слову сказать, обвинение это написано довольно безграмотно и очень коряво

Такое обвинение полиция не могла оставить без рассмотрения. По делу о нападении соберут улики и доказательства, и передадут дело в суд. Эти материалы и по сей день остаются закрытыми, поэтому мы можем лишь предполагать, что в них было. Однако, точно известно, что судебное разбирательство по обвинению Боба Дина было приостановлено по причине досудебного урегулирования.

Вероятно, его адвокаты уговорят Бобби взять от отца материальное возмещение в обмен на лояльность его и Шерилин. Сумма же, которую тогда получили супруги Джемисон, оказалась большой – 64000$, и Боб Дин ее выплатил наличностью. Именно часть этих денег и могла быть найдена в брошенном пикапе посреди леса.

Никто не знал происхождения этой наличности, но история с досудебным урегулированием могла объяснять, откуда у Джемисонов взялись 32000$ кэшем.

Нам же остается лишь гадать: действительно ли отец хотел убить своего сына и невестку, а в последующем просто попытался купить их молчание, чтобы не «выносить сор из избы»? Или же между отцом и сыном вспыхнула нешуточная ссора, случайно приведшая к членовредительству? Но как бы то ни было, вероятно, между ними существовали не просто внутрисемейные разногласия, а серьезные проблемы.

Следующим подтверждением этого станет второе полицейское и судебное разбирательство между Бобби и Бобом Джемисон, произошедшее 1 ноября 2008 года. Тогда Бобби вновь подаст на отца жалобу, утверждая, что он гнался с проклятиями и угрозами за его машиной, потребовав у суда вынести защитное предписание на приближение отца к нему и его семье. В суде Бобби проиграет, получив категорический отказ.

Но и этот факт станет не последним их препирательством. 11 мая 2009 года Бобби Джемисон вновь подал жалобу на собственного отца, обвинив его в очередном обмане. Он утверждал, что на протяжении многих лет, начиная с подросткового возраста, работал на заправке, принадлежащей отцу и расположенной в Оклахома-Сити.

В юности он трудился бесплатно, ибо у него с отцом существовала договоренность, что Бобби получит половину денег, вырученных от ее продажи, когда повзрослеет. Однако, Боб Дин поступил по-своему, продав в 2008 году станцию за 20000$ и не дав сыну ни копейки. Интересно, но и в этот раз Бобби потребует от суда защитное предписание на собственного отца, но опять получит отказ.

Спустя полторы недели Шерилин Джемисон также подаст заявление в полицию, в котором «вспомнит» об аварии годичной давности, где она также являлась жертвой покушения на убийство. Вероятно, женщина посчитала, что ее молчание стоит дороже, чем уже полученные 64000$, и подобным способом пыталась надавить на 67-летнего отца своего супруга.

Этот шаг был похож на способ вынудить Боба Дина отдать своему сыну обещанную половину денег, вырученных от продажи СТО. И вот, спустя несколько месяцев, вся семья Джемисон бесследно исчезает, и это дело «подвисает в воздухе».

В конце концов, оно так и останется незавершенным, ибо 10 декабря 2009 года, спустя 2 месяца после пропажи Бобби, Шерилин и Мэдисон, Боб Дин умрет в больнице от сердечного приступа. Детективы, занимающиеся расследованием пропажи семьи Джемисон, поначалу ухватятся за версию с Бобом Дином, но вскоре поймут, что занятие это бесперспективное.

На момент пропажи его родственников, с августа 2009 года, Боб Дин находился в больнице, у него наблюдались прогрессирующие симптомы болезни Альцгеймера и состояние его здоровья ухудшалось. Доказательств того, что он мог «заказать» убийство собственного сына, невестки и внучки, найти не представлялось возможным.

К тому же Мэдисон дед любил, сделав ее перед смертью главной наследницей всего состояния, которое «на секундочку» оценивалось примерно в полмиллиона долларов. Впрочем, на мой взгляд, история взаимоотношений отца и сына Джемисон пестрит слишком большим количеством белых пятен.

Полиция отказывается комментировать, кем же на самом деле был Боб Дин – действительно криминальным авторитетом и агрессивным человеком, в свое время не притянутым полицией к ответственности. Или же его сын просто оклеветал отца, в попытке очернить и «вытянуть» из него деньги. Увы, понять это мне не удалось. И эта ситуация в равной степени может плохо характеризовать обе стороны.

Не зная, каковым человеком был Боб Дин, можно предположить, что местная полиция не хотела с ним связываться, ибо тот являлся не последним в округе человеком, умеющим обстряпывать свои криминальные делишки слишком хорошо. В пользу этой версии говорит и тот факт, что 1 ноября 2008 года предписание на судебный запрет о приближении требовала и мать Бобби, Старлетт.

Она также жаловалась на Боба Дина, утверждая, что регулярно слышит от него угрозы о физической расправе. И это при том, что уже с 24 сентября 2008 года у них длился бракоразводный процесс. В марте 2009 года Старлетт переедет к Бобби и Шерилин, и пробудет с ними до апреля. Это именно благодаря ей во дворе дома сына и невестки появится камера наружного наблюдения.

Впрочем, может статься, что все обстоит с точностью до наоборот, а пропавший Бобби Дейл Джемисон и его мать являлись людьми, падкими на деньги, сутягами, желающими отсудить у Боба Дина часть его имущества. Именно такой версии и придерживался шериф округа Латимер, Израэль Бичемп.

Он считал, что, по сути Шерилин и Бобби Джемисон являлись финансовыми аферистами, готовыми по любому поводу обращаться в суд, дабы вытянуть из истца деньги. И если взглянуть бесстрастно на историю судебных разбирательств, в которых участвовало это семейство, можно смело сказать, что к услугам Фемиды они обращались чаще и охотней, нежели любой обычный американский гражданин.

В свою очередь родной брат Боба Дина, Джек Джемисон, заявил, что не верит в причастность Боба к исчезновению семьи. “Он находился в больнице. И я уверен, что он на такое не был способен». К тому же, за несколько месяцев до этого именно Мэдисон Боб Дин сделал наследницей всего своего имущества.

В отличие от собственных сыновей, он искренне любил единственную внучку, и вряд ли бы стал нанимать киллера для ее убийства. Любопытно, что и Старлетт Джемисон, сейчас, давая многочисленные интервью, уже не называет покойного мужа тираном и монстром, а лишь утверждает, что он был слишком вспыльчивым и жадным. В одном из интервью на вопрос, ей ли досталось все наследство умершего мужа, Старлетт ответила утвердительно. Тогда, быть может, она забыла перенесенный страх и побои благодаря полученному состоянию? Но, почему же тогда она ни разу за все время расследования не предложила деньги за информацию о пропавших родных людях? Ведь, по сути, в ее владении должны были оказаться многочисленные дома, машины, катера и заправки. Впрочем, существует информация, что на самом деле все наследство Бобби Дина досталось его брату – Джеку. И если это так, то и он никогда не попытался деньгами помочь расследованию. А может статься, что никакого третирования от мужа она и не испытывала, ведь за всю свою жизнь женщина ни разу официально не снимала следы побоев в медицинском учреждении.

На сегодняшний день точно известно лишь одно: на момент расследования дела семьи Джемисон полиция оставила версию причастности Бобби Дина к пропаже трех человек, ибо не смогла ее ни доказать, ни опровергнуть.

Источник: //cyberpedia.su/10xe95a.html

Криминальный мир
Добавить комментарий