Что делать, если тетя живет в аварийном жилье?

Дом, которого нет: как кемеровчане выживают в аварийном жилье

Что делать, если тетя живет в аварийном жилье?

Восемь семей в Кемерове объединены одной проблемой — жильём. В Сети это здание назвали «домом, которого нет». Мол, его уже давно признали аварийным, по документам снесли, но люди продолжают здесь в прямом смысле слова выживать. На каком основании? Разбирался корреспондент A42.RU.

Максим Киселёв / A42.RU

Дом, которого нет, расположен по адресу: улица Совхозная, 153А. Здесь всего восемь квартир, большая часть жильцов — собственники. Только пара-тройка семей арендуют жильё, в том числе, пожилая женщина, о которой и рассказал интернет-пользователь в одной из социальных сетей.

Тогда были опубликованы фотографии дома с крышей, которая готова «ворваться» в квартиру, погнутыми и перекошенными стенами. По словам пенсионерки, дома просто не существует — его когда-то «снесли» по бумагам, он нигде не числится, никем не обслуживается.

И у окружающих возник вопрос — как это возможно?

— 17 лет я живу в этом доме, он раньше принадлежал «Кемеровской автоколонне 1237», но потом компания отказалась от него. По-моему, он нигде не числится. Никто не занимается им — крыша вся бежит, стены валятся, коридор стоит на стропилах. А сюда продолжают заселяться, — рассказывает бабушка Георгина.

  • Максим Киселёв / A42.RU

Целая семья въехала в барак четыре года назад. Степанида Баранова с мужем и тремя детьми живут на первом этаже. Они сами оборудовали туалет, хотя многие ходят на улицу, сами построили детскую площадку, сделали ремонт, но с трудом пережили 40-градусные морозы этой зимой.

— Мы купили квартиру в этом доме в ипотеку, под материнский капитал. Долго искали жильё. Муж у меня высокий, везде, куда мы заходили, либо голова в потолок упиралась, либо проёмы слишком низкие. Риелтор предложила нам посмотреть барак. Моя первая реакция была: «Нет, ни за что!».

Но комнаты мне понравились, хоть и были голые стены, цена устраивала — около 600  000 рублей. Сейчас за ипотеку мы платим 3 300 в месяц, плюс вода и свет. Но жить здесь порой страшно. Топим углём, хотя это не спасает. Сильно продувает зимой. Старшая дочка спит в комнате, где стена дугой пошла.

От неё такой холод идёт, мурашки по коже, — поясняет Степанида.

Максим Киселёв / A42.RU

Подобные проблемы возникают и у других жильцов. Семью Натальи Петрушиной заселили в дом в 1991 году, после того, как их собственный сгорел.

— Мы с мужем работали в автоколонне 1237. Нас и вселили сюда, должны были дать 3-комнатную квартиру. Но после перестройки всё пошло наперекосяк. Трое детей уже выросли, а мы всё ждём.

Сейчас тут с внуком живём, но это же не жизнь. Потолок треснул, дыры везде, стены гнутся, трещат от перепада температур, разъезжаются, вот видно на арке.

Наклеили обои, так они лопнули — и года не прошло, — говорит погорелица Наталья Петрушина.

Дом был построен в 1959 году, но уже много лет его обслуживанием никто не занимается.

  • Максим Киселёв / A42.RU

— В прошлом году мы на сутки остались без света. Полетела вся проводка. Вызвали аварийную службу, но они сказали, что ничего делать не будут, вызывайте РЭУ. А у нас нет управляющей компании, никто не хочет брать эти проблемы в свои руки.

Я побежала в администрацию Заводского района, но в ответ тишина. В итоге пришлось вызвать электрика за свои деньги. Мы с соседями сложились, купили весь материал.

Электрик сказал: «Ещё несколько минут, и барак бы полыхнул», — вспоминает жительница дома Виктория Старостина.

Женщина вздыхает, глядя на своё жильё. У неё, кстати, одна из самых приличных квартир — ради троих детей Виктория старается поддерживать чистоту и порядок. Вставила пластиковые окна, обустроила душевую, поклеила обои. Но каждый год они отваливаются.

— Штукатурка сыплется, здесь уже ничего не держится. На одной из стен вообще грибок размножается. А ведь хочется уюта, — грустно отмечает мама троих детей.

Максим Киселёв / A42.RU

На самом деле ситуация с домом, которого нет, абсурдна. Кто-то пустил слух о том, что его не существует, и понеслось. Откуда такая информация — остаётся только догадываться, ведь дом стоит, целый, хоть и сильно изношенный. В городской администрации пояснили, что здание было признано аварийным и подлежащим сносу только 26 февраля 2019 года. 

— По закону «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» финансирование мероприятий на переселение граждан из аварийных жилых домов будет проходить в период 2019–2025 годы. Но это распространяется только на дома, признанные аварийными до 1 января 2017 года.

Вопрос о сроках расселения и сноса домов, признанных аварийными после 1 января 2017 года, будет решаться по мере принятия на федеральном уровне порядка переселения граждан из таких домов и лимитов бюджетных обязательств на данные цели, — объяснили в пресс-службе мэрии Кемерова.

При покупке жилья люди несут полную ответственность за свой выбор, но хороший  риелтор просто обязан предупреждать клиентов о тех рисках, которые могут возникнуть, особенно если речь идёт о заведомо ветхом жилье.

Мы обязательно говорим с клиентом, чтобы понять, каковы мотивы таких приобретений. Может быть, это желание получить квартиру после того, как их дом признают аварийным, хотя вряд ли кто-то в этом сознается.

В таком случае можно очень долго ждать того момента, когда ты въедешь в новую квартиру, и в итоге сильно потерять в деньгах, времени, комфорте и так далее. А если речь идёт о материнском капитале, то это будет просто отнимание денег у ребёнка.

 В таком случае мы, например, предлагаем рассмотреть другие объекты, рассчитать ипотеку по удобному платежу, в таком случае качество жизни будет выше и объект — рентабельнее.

Другая история, если у вас на руках всего-ничего денег. На них вы можете позволить себе либо комнату в общежитии в Кировском районе, либо такой барак. Что лучше будет для детей в таком случае? Выбирать, конечно, родителям.

 Но и здесь есть выход! По нашему мнению, лучше жить в арендуемой квартире или доме в нормальных условиях и улучшать свои финансовые возможности, чем покупать ветхий барак в ипотеку и «привязывать» к нему всю семью на неопределённое время.

При выборе не нового жилья надо обязательно проверять все документы, включая предыдущих собственников. Смотреть на износ здания, он должен быть не выше 60%. В противном случае вам банки вообще объект випотеку могут не одобрить и страховая не возьмёт на себя ответственность.

Я считаю, что в таком серьёзном вопросе, как покупка жилья, надо быть честными, независимо от того, риелтор ты, банковский работник или друг семьи. И не в коем случае не проводить работу только ради собственной выгоды. Если есть какие-то проблемы в данном объекте недвижимости, то о них необходимо предупредить. Так как семье потом в таких условиях жить. 

Максим Киселёв / A42.RU

Проблеме аварийного жилья в Кузбассе уделяют большое внимание. До 2021 года в Кемеровской области планируется расселить 98  000 квадратных метров аварийного жилья. На эти цели регион направит порядка 200 миллионов рублей.

В целом же по России в ближайшие три года согласно документам будет выделено 35 миллиардов Как именно распределят средства и сколько достанется Кузбассу — неизвестно.

А судя по тому, что переселение из аварийного жилья для людей, чьи дома признали таковыми после 2017 года, пока не предусмотрено, жильцам Совхозной, 153А остаётся только ждать.

Источник: https://gazeta.a42.ru/lenta/articles/49640_dom-kotorogo-net-kak-kemerovchane-vyzhivayut-v-avariinom-zhi

Родное пепелище: как живется там, где жить нельзя

Что делать, если тетя живет в аварийном жилье?

Дырявый пол, прибитый гвоздями потолок, подпертые тряпками стены, сосульки в подъезде — обычная картина для омских жилых домов, признанных аварийными.

Всего в городе их более 200, от обслуживания некоторых отказались управляющие компании, поэтому при ЧП жильцам обращаться не к кому.

Они направляют во все инстанции жалобы и просьбы о помощи, так как жить в таких условиях невозможно, но в ближайшее время власти планируют расселить всего шесть зданий. Почему омичам, опасающимся за свою жизнь, остается надеяться только на чудо — разбирались «Известия».

Не расселен и особо опасен

При взгляде на двухэтажный барак по улице Сурикова, 7, в Амурском поселке, не верится, что в этом доме могут жить люди. Местные говорят: так думают все, кто впервые приходит в гости. Даже «скорая», приезжая на вызов, разворачивается — врачам кажется, что они просто ошиблись адресом.

Часть первого этажа полностью выгорела, там никто не живет. Окна жители то и дело забивают досками или железными листами, чтобы бомжи не залезали греться и ненароком не спалили себя и всё вокруг. Но такие меры безопасности не помогают.

«Глянула однажды в окно и вижу, какой-то мужик наш дом на кирпичи разбирает. Кричу, мол, ты что делаешь? А тот испугался сначала, шарахнулся как от приведения, и кричит в ответ: извини, думал, дом брошен», — вспоминает одна из жительниц Ольга Герасимова.

Виктория Стрельникова

Входящих встречает красноречивая надпись, но следовать ей не стоит — опасно

Вход во второй подъезд можно назвать воистину сказочным, он похож на портал в царство снежной королевы: дверь и стены покрыты толстым слоем инея, пол в гигантских сосульках, которые жильцы старательно выдалбливают каждый вечер. Виной всему — лопнувшая труба отопления. Но дела до этого нет никому, кроме обитателей барака. Управляющая компания отказалась от него, как только его признали аварийным, поэтому в случае ЧП обращаться жильцам некуда.

«В начале декабря прорвало отопление в сгоревшей секции, — говорит Ольга Герасимова. — Кипяток бил фонтаном, никто не хотел ничего делать, потому что нет управляющей организации. В таких случаях у администрации заключен договор с нашей УК «Жилищник». Но кто пойдет вам бесплатно делать?»

Вечером люди без нужды стараются не выходить на улицу, в подъезде и днем страшновато: обвалившаяся лестница, падающие со всех сторон куски штукатурки, цемента, кирпичей. В квартирах не лучше: у Ольги, к примеру, часть пола выгорела во время пожара. Сейчас огромная дыра забита фанерой, над ней стоит диван…

Дыры в доме и бюджете

В доме постройки 1961 года — квартиры гостиничного типа с общими коридором, санузлом и кухней, всего 38 комнат. Есть водопровод, но только с холодной водой. Постоянно здесь живут девять человек, остальные — квартиранты. Собственники есть и у сгоревших квартир, но найти их не может даже полиция.

Аварийным жилье признали еще в 2013 году со сроком расселения в 2015-м. Судя по данным, опубликованным на сайте городской администрации, состояние барака оценивается как «неудовлетворительное».

Никаких угроз для жизни и здоровья омичей чиновники, составляя акты, не увидели, хотя износ на тот момент составил 72%. Сейчас дом находится на 36-м месте на расселение.

Его обитатели недоумевают: неужели есть жилища еще хуже?

Виктория Стрельникова

В потолке после пожара образовалась огромная дыра, и в квартире соседей появился еще один выход

«Пять лет прошло с того момента, как дом признали аварийным, и явно его износ оценивается уже не в 25 баллов из 37.

Я предлагала властям расселить хотя бы наш подъезд, который сильно пострадал в пожаре, мою идею поддержали, только воз и ныне там, — с сожалением замечает Ольга. — Нам даже не предлагали временного жилья.

А если и переселять, мы согласны и на вторичные квартиры. Лишь бы они были безопасные».

В конце прошлого года ей пришел ответ из городского департамента жилищной политики, из которого понятно одно: дом когда-то расселят… Но это не точно.

Ранее расселению подлежали только дома, признанные аварийными до 1 января 2012 года. Сейчас в Омске более 200 многоквартирных домов, признанных аварийными после этой даты. В отношении 13 домов даже вынесены акты прокурорского реагирования с требованием о расселении.

Виктория Стрельникова

Льющаяся из труб вода зимой превращается в гигантские сосульки

«Финансовая потребность для решения задач по ликвидации аварийного жилищного фонда, признанного таковым после 01.01.2012, несоразмерна с возможностью бюджета города Омска», — значится в ответе департамента.

Впрочем, чиновники попытались обнадежить просительницу, добавив: «Очередность расселения аварийного жилого дома, в котором вы проживаете, будет известна после утверждения новой региональной адресной программы по переселению граждан из непригодного для проживания жилищного фонда». Пока же власти муниципалитета расселяют дома, занимающие строчки с первой по шестую.

Денег нет, но…

По сообщению пресс-службы областного правительства, региональную программу, которая будет действовать до 2024 года, в Омской области должны принять до 1 марта. За шесть лет в регионе планируется расселить почти 64 тыс. кв. м аварийного жилья. Новые квартиры получат 3,5 тыс. омичей. Хотя аварийных домов в Прииртышье почти в два раза больше.

Площадь аварийного жилого фонда превышает 100 тыс. кв. м, на которых проживает более 6200 человек. В прошлом году мэр Омска Оксана Фадина, отчитываясь перед депутатами городского совета, заявляла: на переселение горожан из таких домов необходимо 3 млрд рублей. Естественно, в бюджете мегаполиса этих денег нет.

В ранжированный список аварийных домов попало и многоэтажное общежитие по улице 20-го Партсъезда, 55. Кирпичная кладка здания на глазах его обитателей начала рушиться два года назад, а часть стены вспучило.

Тогда чиновники во всем обвинили самих жильцов: стену искорежило из-за переоборудования душевых, сделанного без соответствующего разрешения. Но деньги на экстренный ремонт многоэтажки нашли в резервном фонде.

Был подготовлен план реконструкции, выпирающую стену разобрали, сделав новую кирпичную кладку.

Ужасы нашего городка

Неизвестность — слово, которое часто звучит в другом аварийном доме, в городке Нефтяников по ул.

50 лет Профсоюзов, 85: покосившиеся окна и лестницы, рассыпающаяся кирпичная кладка, через дыры в которой можно видеть, как моется сосед, стены, подпертые подручными материалами — тряпками, одеялами, одеждой. В отдельных случаях в ход идет монтажная пена — ею вместо цемента укрепляют кирпичи.

В этой многоэтажке Леонид Адекаев провел всё детство, сейчас здесь живет его мама. Молодой человек вспоминает, как соседи всегда старались содержать жилье в порядке и чистоте, но теперь уже ни гвозди, ни клей, ни цемент, ни монтажная пена не помогают.

Виктория Стрельникова

Через дыры в стенах можно наблюдать, что происходит в общем санузле

Коммунальные беды на это здание, также оставшееся без управляющей компании, посыпались градом. Жильцы опасаются повторения магнитогорской трагедии, правда, здесь рванет не газ. Они боятся, что дом рухнет сам, от старости.

На днях уже обвалилась лестница в подъезде, спустя несколько дней в одной из душевых прорвало трубу.

Попасть домой можно было разве что на коньках или санках: поток воды через дыры в стенах вырвался наружу и залил всё вокруг, вода замерзла…

«Известиям» в департаменте жилищной политики пояснили: срок расселения дома, в котором насчитывается 145 жилых помещений и который признали аварийным в 2016 году, — 31 декабря 2019 года.

Гвозди и монтажная пена — спасение для жителей деревянных бараков в старом Кировске по улицам Мельничной и Можайского. Один из жильцов согласился провести экскурсию по своей квартире, правда, наотрез отказавшись представится.

В семье двое детей, поэтому их родители «живут и боятся». В домах 1950-х годов постройки печное отопление, топят углем или дровами, воду носят из колонки. Но люди на жизнь не жалуются.

В ожидании расселения оптимистично добавляют: жить можно и в таких условиях, были бы газ и отопление…

Источник: https://iz.ru/835158/viktoriia-strelnikova/rodnoe-pepelishche-kak-zhivetsia-tam-gde-zhit-nelzia

Михаил Гилёв: Признание дома аварийным автоматически исключает его из программы капремонта. Жить там будет невыносимо

Что делать, если тетя живет в аварийном жилье?

Ольга Арсланова: Ну а сейчас переходим к теме нашего дня – будем говорить о ветхом и аварийном жилье в нашей стране. Информация, которая привлекла, конечно же, наше внимание: Минстрой планирует разделить в законодательстве два понятия – ветхое и аварийное жилье. Вот с такими подзаголовками вышли сразу несколько газет на этой неделе.

О грядущих изменениях в законодательстве рассказал замминистра строительства Максим Егоров и пояснил, что эти понятия будут определяться по некоторой степени опасности для жизни этого дома.

То есть аварийное – которое опасно для жизни, и людей оттуда следует срочно выселить; ветхое – у которого конструкция просто имеет некие технологические нарушения, и жить в нем не опасно.

Ну и, соответственно, переселение будет тоже происходить по разным правилам. Вот с этим будем сегодня разбираться.

Виталий Млечин: Да, попробуем выяснить все нюансы. Но для начала – немного статистики.

По программе переселения граждан из аварийного жилья за предыдущие 11 лет новые квартиры получили более миллиона человек, снесено почти 16 миллионов квадратных метров аварийных строений.

В предстоящие шесть лет темп предстоит ускорить. Поставлена задача – ликвидировать почти 12 миллионов квадратных метров жилья, признанного аварийным до 2017 года.

Жилье должны получить свыше 100 тысяч семей.

Ольга Арсланова: Для этого планируется направить из федерального бюджета более 430 миллиардов рублей. Раньше федеральный бюджет выделял на решение проблемы с аварийным жильем 50% нужных средств, а оставшуюся половину находили, соответственно, регионы и муниципалитеты. Теперь же доля федеральной помощи вырастает до 70%, а то и 80%.

Виталий Млечин: Ну, тут надо добавить, что некоторые российские регионы, к сожалению, программу по переселению из аварийного жилья не выполнили – это Забайкалье, Приморье, Тыва, Московская и Иркутская области.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим на пятерку лидеров по доле ветхих и аварийных домов – это Ингушетия, Тыва, Якутия, Дагестан и Магаданская область. Об этом говорит исследование сети «Финэкспертиза». Наиболее благополучная ситуация в Курской области, Адыгее, ну и в Москве, Петербурге и Севастополе. Вот сейчас эти данные на ваших экранах.

Мы ждем ваших историй, конечно же, как всегда, в прямом эфире. Если вас удачно выселили, переселили – позвоните в прямой эфир и расскажите, довольны ли вы. Если есть какие-то проблемы, то тоже, конечно, всегда наш эфир для вас открыт. Звоните и пишите SMS.

И сегодня, в том числе и на ваши вопросы, отвечает наш гость – директор Департамента жилищно-коммунального хозяйства Минстроя России Михаил Гилев. Михаил Сергеевич, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Михаил Гилев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Давайте разбираться сразу с этой историей, с заявлением вашего коллеги из Минстроя. Многие испугались, что придется за свой счет куда-то переезжать. Расскажите, что произошло.

Михаил Гилев: Смотрите. Мы рассматриваем сейчас две программы. В нашем ведомстве реализуется как программа переселения из ветхого и аварийного жилья, так и программа капитального ремонта.

Ольга Арсланова: Всех домов?

Михаил Гилев: Да, всех домов. При этом, еще раз повторюсь, мы переселяем из аварийного жилья.

Понятие «ветхое жилье» – оно у нас есть с вами в обиходе, но, к сожалению, оно не было четко отфиксировано в нормативке, для того чтобы мы точно понимали, где дом нормального состояния, где дом ветхий, но еще не аварийный, а где дом аварийный. Значит, это разделение будет касаться программы капитального ремонта. То есть все дома, которые признаны аварийными на данный момент…

Люди очень много задавали как раз этих вопросов. То есть разговор идет или речь идет не о пересмотре программы переселения из аварийного жилья, а как раз о программе капитального ремонта.

Так вот, в программе капитального ремонта мы планируем выделение вот этой подгруппы, для того чтобы на эти дома сконцентрировать особое внимание.

Ну, условно говоря, если у нас с вами течет крыша в доме, например, то бессмысленно делать электропроводку, ну, потому что она тут же будет залита водой и, соответственно, опять сгорит. Таким образом, получается, что в этих домах опережающим темпом надо делать тот конструктивный элемент, который болит здесь и сейчас.

Опять же – классика жанра. У нас два пожилых человека, обоим по 85 лет, но у одного болит голова, у другого болит сердце. Так вот, ремонтировать надо в первую очередь ровно то, что болит больше всего.

Понятно, что остальные конструктивные элементы тоже надо поддерживать в должном состоянии, но прежде всего надо решить проблему, а что же, собственно говоря, у этого дома наиболее проблематично, и этому конструктивному элементу уделить особое внимание.

В чем как бы мы видим сейчас проблему за прошедшие годы? Анализ показал, что если мы реализовываем программу по капитальному ремонту классическим образом, она построена на выполнении ремонта каждого конструктивного элемента, исходя из его межремонтного интервала.

То есть мы практически не обследуем каждый конструктивный элемент на выявление проблем его, а просто у нас пришел нормативный срок – и мы пошли этот конструктивный элемент менять. Вот ситуация как бы с крышей и проводкой – это ровно из этой области.

То есть менять надо крышу, надо срочно на нее выделять денежные средства, но при этом по времени у нас подошла замена проводки.

Еще хуже ситуация, когда надо что-то делать с фундаментом, а мы продолжаем делать надстроечные конструкции.

Понятно, что у фундамента срок межремонтный – это больше 50 лет или 50 лет; у кровли плоской, например, 10–12 лет; у сетей – 20 лет.

Да? Понятно, что у всего остального дома износ конструктивных элементов происходит быстрее, и мы им должны по срокам уделять больше внимания. Хотя при этом как бы проблема у нас – фундамент.

Вот чтобы это недоразумение, что ли, в нормативке устранить, мы предлагаем внутри программы капитального ремонта выделить вот эту группу ветхих домов и к ним отнестись по-другому, то есть прежде всего уделить внимание их обследованию. Мы планируем, что до конца 2019 года мы разработаем четкие критерии определения как раз ветхих домов и аварийных.

По этим критериям… Во-первых, они упростят оценку для того, чтобы сделать ее однозначной. Потому что на самом деле мы опять же при реализации обеих программ столкнулись с передергиванием, внутри разных территорий разные как бы ситуации складывались.

Например, не редкостью была ситуация, когда власти планировали выделить в центре города участок под жилищную застройку, и дома еще далеко не аварийные признавались таковыми для того, чтобы под коммерческую застройку этот земельный участок передать застройщику.

Было большое количество судебных разбирательств, люди отсуживали свои права и отстаивали свои права. Вот в этой новой программе мы планируем такого рода нарушения пресечь и не допускать.

Виталий Млечин: Тут очень хочется понять, как будут выглядеть критерии. Когда читаешь, скажем, новости какие-то, сталкиваешься часто: скажем, дом изношен на 70%.

Ольга Арсланова: Но он не аварийный.

Виталий Млечин: Вот эти проценты…

Михаил Гилев: Очень хороший вопрос, да. Смотрите, какая ситуация. Вот сейчас, на данный момент есть общее просто правило, что такое ветхий дом. Ветхий дом – это дом, если это капитальное строение, то с износом более 70%; если это, условно, деревянный дом, то это износ более 65%.

Но считается он механистическим способом, то есть: есть определенный срок службы конструкций, делится на жизненный цикл дома – соответственно, получается у него какой-то износ. То есть если в среднем человек живет, условно, 100 лет или дом живет 100 лет, прожил 50 лет – соответственно, 50% износа.

То есть механистический подход без анализа конструктивных элементов.

Что закладывается в логику состояния аварийного и в логику состояния ветхого? В ветхом состоянии какие-то конструктивные элементы, часть конструктивных элементов или один конструктивный элемент отклонились от своего работоспособного состояния. И в этом случае надо точно этому конструктивному элементу уделить особое внимание.

Ну, допустим, если у меня, например, провисание несущей конструкции, мне надо либо выправить провисание, либо заменить несущую конструкцию, например, или часть несущей конструкции для того, чтобы дом восстановился. Такая ситуация с кровлей.

То есть понятно, что если у меня и дет провисание двускатной кровли, то, соответственно, надо просто поменять лаги – и, в принципе, дом будет жить дальше совершенно спокойно.

Аварийное состояние – это когда конструктивные элементы изношены уже настолько, что они составляют угрозу жизни и здоровью. Поэтому введение таких более четких критериев как раз ровно позволит правильно и однозначно определять, этот дом аварийный или нет.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим все-таки о ветхом жилье как о части домов, которые входят в программу капитального ремонта. Правильно ли мы понимаем, что собственники, очевидно, сами должны будут за этот капитальный ремонт и заплатить, потому что это частная собственность, и в любом случае кто еще должен?

Михаил Гилев: Внутри программы капитального ремонта, как она сейчас и построена, мы с вами как жители этого дома вносим определенные взносы в Фонд капитального ремонта либо в свой фонд, в фонд своего дома и аккумулируем средства для того, чтобы делать восстановление, собственно говоря, тех повреждений, которые неизбежно происходят.

Ольга Арсланова: Но подавляющее большинство все-таки в единый котел пока что вносят деньги.

Михаил Гилев: Да, подавляющее большинство – в единый котел.

Ольга Арсланова: Поэтому им важно понимать, куда сейчас эти деньги пойдут, и будут их дома отремонтированы.

Михаил Гилев: Ровно так все и будет продолжаться. То есть на самом деле здесь глобально ничего не меняется. Опять же логика капитального ремонта тоже, в принципе, нам всем, в общем-то, понятна.

Человек, к сожалению, не молодеет, и в какой-то момент времени… Так же, как и машина, да? Мы покупаем автомобиль, он абсолютно новый, мы проводим только техническое обслуживание – ну, масло поменяли, ремни проверили.

В том случае если машину эксплуатируем дальше, неизбежно возникают с этой машиной проблемы. И уже возникает вопрос капитального ремонта – уже клапаны, кольца и все остальное прочее. То есть надо уже ремонтировать двигатель.

И в случае когда машина приходит в негодное состояние – это, собственно говоря, вопрос аварийного ремонта. Уже все, как бы выкидываете автомобиль, покупаете новый.

Ровно все то же самое с нашими домами. Поэтому когда мы объясняли в свое время, почему нужна программа капремонта: да, мы накапливаем износ, да, мы не молодеем, да, в какой-то период времени нам требуется больше внимания. То есть уже не хватает просто текущего обслуживания, уже надо что-то более серьезное.

Такая же ровно ситуация по этой группе – по более изношенным домам, то есть по ветхому жилью. Там реально требуется больше внимания к конкретным конструктивным элементам. Поэтому мы предполагаем, что в 2019 году мы запустим, по сути, программу обследования домов.

В результате обследования… А это не быстро и не мгновенно, это реально программа на несколько лет вперед.

В результате мы сможем получить по объективным критериям, собственно говоря, оценку работоспособности домов или их конструктивных элементов, сможем достаточно четко определить, какой из этих домов в какой группе относится, для того чтобы вот этих инсинуаций с переброской домов или недовключения в программу по переселению аварийки, или исключения из этой программы, чтобы вот этих лазеек и инсинуаций было меньше.

Виталий Млечин: А эту работу федеральное министерство будет проводить или регионы сами?

Михаил Гилев: Мы планируем к концу 2019 года провести работу как раз по определению вот этих однозначных критериев. Работа уже заказана, это большое научное исследование. Мы планируем, что до конца 2019 года мы эту методику откатаем уже на конкретных домах, на конкретных регионах.

Собрав всю необходимую информацию и сделав корректировку, мы эту методику планируем в конце 2019-го – начале 2020 года уже выдать в регионы для того, чтобы мы уже все однозначно понимали, а что же, собственно говоря, из себя представляет дом, то есть что это: ветхий, аварийный либо нормальное состояние.

Ольга Арсланова: Давайте сейчас к звонкам и SMS наших зрителей перейдем.

Михаил Гилев: Конечно, конечно.

Ольга Арсланова: У нас на связи Омск, приветствуем Елену. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Елена. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. У нас такая вот проблема. У меня муж инвалид первой группы, ветеран боевых действий. Мы проживаем в двухэтажном деревянном доме. У нас стены и потолки все сыплются. А стоим мы уже с 2015 года, аварийное жилье. И вообще никаких действий я не вижу, вообще никаких.

Ольга Арсланова: Елена, то есть ваш дом официально признан аварийным, так?

Зритель: Да-да-да.

Виталий Млечин: А срок какой-то есть, в которой вас должны переселить? Вам кто-то что-то говорит по этому поводу?

Зритель: Я ходила как-то еще по осени, в 2018 году. Мне сказали: «До 2023-го еще расселяют только те, которые поставили в 2012-м. До 2023 года ждите».

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: А ждать… Мне мужа ни помыть, ничего. Я вот не знаю. Я кое-как здесь перебиваюсь. У нас еще маленький ребенок, первоклассник.

Виталий Млечин: Понятно.

Ольга Арсланова: Спасибо. Вопрос очереди.

Михаил Гилев:

Источник: https://otr-online.ru/programmy/segodnya-v-rossii/mihail-gilyov-priznanie-doma-avariynym-avtomaticheski-isklyuchaet-ego-iz-programmy-kapremonta-zhit-tam-budet-nevynosimy-35933.html

Чего стоит ожидать владельцам аварийного жилья

Что делать, если тетя живет в аварийном жилье?

Чего стоит ожидать владельцам аварийного жилья

“Моя мама живёт в аварийном доме. Квартира приватизирована, и она единственный собственник. Бабушка хочет переоформить жильё на несовершеннолетнего внука. Может ли она это сделать, ведь дом подлежит сносу?

Арсений”.

Действующее законодательство не устанавливает никаких ограничений для собственников квартир в доме, признанном аварийным. Само по себе признание помещения ветхим не означает, что квартира будет немедленно расселена.

В законе предусмотрено несколько вариантов сноса аварийного строения. Это могут сделать сами собственники, чтобы на земельном участке впоследствии построить новый дом, либо, если жители по такому пути идти не собираются, переселением занимается муниципалитет.

Есть ещё один путь — собственники могут найти застройщика, которому интересно было бы освоить участок, занятый аварийным домом. Соответственно, расселением в таком случае займётся бизнес.

Такое возможно в том случае, если все квартиры в собственности граждан либо по земельному участку, на котором расположены аварийные дома, принято решение о реализации проекта развития застроенной территории.

Отдельно стоит рассмотреть вариант, когда жильё расселяет и сносит муниципалитет. В настоящее время в Красноярске это происходит через региональную адресную программу. В этом случае запускается механизм изъятия помещения в связи с изъятием земельного участка, на котором оно находится, для муниципальных нужд.

Каждому собственнику направляется проект соглашения, в котором прописаны все нюансы расселения. Пока администрация и владелец не договорятся об условиях изъятия и не подпишут соглашение, квартира продолжает оставаться собственностью. Соответственно, владелец квадратных метров вправе распоряжаться ею без каких-либо ограничений.

А вот если соглашение уже подписано, переоформить жильё нельзя.

И, гласит пункт 5 статьи 32 Жилищного кодекса РФ, распоряжаться своим имуществом (продавать, дарить, менять) владелец помещения в аварийном доме вправе до заключения соглашения об изъятии недвижимости для государственных или муниципальных нужд либо вступления в законную силу решения суда о принудительном изъятии такого земельного участка и (или) расположенных на нём объектов недвижимого имущества (служители Фемиды подключаются в том случае, если договорить о нюансах расселения органы власти и собственник не смогли). При этом в действующем законодательстве отмечается, что “собственник несёт риск отнесения на него при определении размера возмещения за жилое помещение затрат и убытков, связанных с произведёнными в указанный период вложениями, значительно увеличивающими стоимость изымаемого жилого помещения”.

При этом, говорит постановление пленума Верховного суда РФ от 02.07.

2009 № 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ”, “исходя из положений части 4 статьи 32 ЖК РФ, юридически значимым обстоятельством является не только факт направления указанного уведомления собственнику жилого помещения компетентным органом, но и факт получения собственником такого уведомления”. Соответственно, сообщение в средствах массовой информации (например, по радио, телевидению, в печатных изданиях, интернете) об изъятии жилого помещения у конкретного собственника не может быть признано надлежащим извещением собственника о предстоящем изъятии.

Не менее чем за 60 дней до принятия решения об изъятии проводится работа по выявлению собственников, публикации извещения о предстоящем изъятии (на официальном сайте, в интернете и других источниках информации), размещению сообщения на информационных щитах в границах земельного участка, подлежащего изъятию. Сейчас специалисты администрации города работают с собственниками помещений, расположенных в домах, подлежащих сносу по региональной адресной программе (РАП). В частности, с жителями зданий № 72/3 по улице Калинина, № 78/1 по Красномосковской, № 29 по Софьи Ковалевской, № 3, корпус 2 по улице Дальневосточной и № 2а по Чехова. Также началась работа по 44 домам, включённым во второй этап РАП. В первую очередь жителям аварийных домов важно привести в порядок все правоустанавливающие документы на квартиры.

Консультацией горожан, чьи дома признаны аварийными и включены в программу, занимаются сотрудники МКУ города Красноярска “Управление капитального строительства (660049, г. Красноярск, ул. Карла Маркса, 95, каб. 418, 421, в приёмные дни: с понедельника по пятницу с 9.00 до 17.00, обед с 13.00 до 14.00. Телефоны для справок: 8-391-222-34-63, 222-34-64, 222-34-67, 222-34-73).

ПОДРОБНО

Источник: https://gornovosti.ru/249505/

Как доказать, что жилье аварийное, и переехать в новый дом

Что делать, если тетя живет в аварийном жилье?

Yuriy Vahlenko/Fotolia

Пять лет назад была запущена федеральная программа по расселению аварийного жилья. Значительная часть домов в России построена в начале или середине прошлого века, их износ достигает 65–70%, то есть они непригодны и небезопасны для проживания. Но страна огромна, объектов много, и пока расселяют одних, на очередь встают другие.

Квартиры-студии в старом фонде: главные риски

Дворцовые интерьеры в коммуналках Петербурга

В ноябре 2017 года, по данным Минстроя, в России было более 11 млн кв. метров аварийного жилья. Фактически за последние пять лет цифры не изменились: именно в 2012 году началась масштабная федеральная программа по реформированию жилищного фонда. Не стоит думать, что за это время ничего не происходило — была расселена огромная очередь, но ей взамен выстроилась новая.

Такой вот замкнутый круг. Очевидно, что программа работает не так хорошо и эффективно, как надеялись чиновники. Данные Минстроя о количестве аварийного жилья подтверждают в Фонде содействия реформированию ЖКХ. С 2012 по 2017 год в список на расселение в связи с непригодными условиями жизни попали дома общей площадью 10,91 млн кв. метров.

Лишь за 2017 года фонд пополнился более чем на 1 млн кв. метров, но самыми критичными стали 2014-2015 годы, когда аварийными признали дома в целом более чем 5 млн кв. метров. Сейчас по крайней мере 11 регионов отстают от плана по темпам расселения аварийного жилья.

Среди них Тува, Забайкальский, Пермский, Приморский края, Амурская, Иркутская, Ивановская, Тверская, Саратовская, Сахалинская области, а также Еврейская автономная область.

Очевидно, что чиновники не заинтересованы в том, чтобы признавать непригодными для жизни все новые и новые объектов, так как это увеличит разрыв между плановыми и фактическими показателями. Что же делать людям, которые живут в аварийных домах?

Аварийное или ветхое?

Для начала давайте разберемся с терминологией. Очень часто говорят об аварийном и ветхом жилье, и многие считают, что это одно и то же. Но ошибаются.

Когда речь идет о ветхом здании, то подразумевается определенная степень износа дома (более 70% — повод говорить об обветшании). При этом основные несущие конструкции сохранны, и нет угрозы для жизни людей, проживающих в здании. Другими словами, нет опасности, что дом рухнет.

Принципиальное отличие аварийного жилья от ветхого – потенциальная угроза, которая исходит от такого здания. Проживание в доме признается опасным, поскольку несущие конструкции деформированы или сильно повреждены, и он может обрушиться в любой момент.

Aleksei Lazukov/Fotolia

Итак, если здание перестает отвечать заданным эксплуатационным требованиям и признается ветхим, то это еще не достаточное основание для того, чтобы признать его аварийным, то есть непригодным для проживания.

Еще один интересный момент: термин «ветхое» не зафиксирован в Жилищном кодексе РФ, однако часто фигурирует и в адресных региональных программах, и в судебных исках.

Как купить квартиру в доме под снос?

Какие вторичные квартиры не стоит покупать? Качественные характеристики

Какие документы нужно собрать

Претендовать на переселение в новую квартиру или дом вы сможете, если добьетесь, чтобы текущее место жительства признали аварийным. Для этого нужно обратиться либо за экспертизой в органы жилищного надзора, либо напрямую в муниципальную межведомственную комиссию. Второй вариант лучше, так как органы жилищного надзора после экспертизы все равно отправят вас в муниципальные структуры.

Понадобится собрать пакет документов, включая заключение экспертной комиссии, и подать в МФЦ или в муниципалитет.

Список документов может варьироваться от региона к региону, но обычно выглядит примерно так:

  • паспорт заявителя и копии паспортов всех постоянно зарегистрированных по данному адресу жильцов;
  • заявление с просьбой признать квартиру непригодной для проживания;
  • документы, подтверждающие право владения жильем;
  • экспертное заключение о признании дома аварийным;
  • дополнительно можно предоставить коллективные обращения жильцов с просьбой о расселении, заключение управляющей компании с описанием проблем с ЖКХ и так далее.

Заявление рассматривают 30 дней и после проверки всех данных выносят решение: пригодно помещение для проживания или подлежит сносу как аварийное строение. Бывают и промежуточные варианты, например комиссия может рекомендовать провести капитальный ремонт или реконструкцию здания.

Henry Czauderna/Fotolia

Разница между социальным жильем и собственностью

Суровая действительность такова, что, даже если ваш дом признали непригодным для проживания, то это, к сожалению, не означает, что вы переедете в другую квартиру через день или даже через месяц. Формально люди, живущие в аварийных домах, получают приоритетное право на расселение. Но «квартир не хватает, и образуются очереди даже из внеочередников.

Придется неоднократно напоминать о себе, обивая пороги государственных структур, и чем настойчивее вы будете, тем больше шансов на скорейшее завершение процесса.

Как лучше распорядиться ¼ долей квартиры в ветхом доме?

Что такое социальное жилье и для кого оно?

Есть два варианта развития ситуации, и они зависят от того, на каких правах вы владеете жильем.

Первый сценарий таков. Вы проживаете в муниципальной квартире. Дом, в котором вы живете, признан непригодным для проживания.

После ожидания вы наконец заключаете новый договор социального найма и переезжаете.

В данном сценарии наниматель гарантированно получает одну жилплощадь взамен другой, причем новая квартира должна быть благоустроенной и по площади не менее той, где вы и ваша семья жили раньше.

Второй сценарий связан с недвижимостью, которая находится в собственности, и тут все сложнее.

Если переселение из ветхого здания происходит по стандартной схеме, а не по адресной программе, то вам будет положена не жилплощадь, а денежная компенсация.

Размер выкупной цены — это предмет споров между собственником и государством.

Компенсацию рассчитывает государство, учитывая рыночную цену жилого помещения, упущенную выгоду, компенсацию за несделанный капитальный ремонт, компенсацию убытков, причиненных собственнику в связи с изъятием у него недвижимости.

Разумеется, самую существенную долю компенсации составит рыночная стоимость жилья, и она будет крайне мала (квартиры в аварийном доме, как вы понимаете, стоят мало, компенсация часто не позволяет купить аналогичную квартиру в этом же районе, а часто – вообще в городе или ближайшем пригороде).

Противостоять оценщикам из муниципалитетов можно, и не стоит бояться обращений в суд, ведь в конечном счете вы боретесь за адекватные условия для жизни. Проконсультируйтесь с юристами относительно вашего случая, и оцените шансы на положительное решение.

Если вы отстоите свои права в судебном порядке, то все затраты по делу возьмет на себя проигравшая сторона.

Не пропустите:

Могу ли я подать в суд на город по результатам переселения?

Полученная по переселению квартира – совместное имущество?

Каков налог при продаже квартиры, полученной после сноса?

К чему готовиться, если дом рядом с вашим собираются сносить?

Статьи не являются юридической консультацией. Любые рекомендации являются частным мнением авторов и приглашенных экспертов.

Источник: https://www.domofond.ru/statya/kak_dokazat_chto_zhile_avariynoe_i_pereehat_v_novyy_dom/6915

Криминальный мир
Добавить комментарий