Что делать, если препятствуют осуществлению моего права на проживание?

Совет от Протокола: Как вселиться в квартиру?

Что делать, если препятствуют осуществлению моего права на проживание?

В соответствии со статьей 47 Конституции Украины каждый имеет право на жилище. Государство создает условия, при которых каждый гражданин будет иметь возможность построить жилье, приобрести его в собственность или взять в аренду. К сожалению, стоит признать, что это одна из «мертвых» норм Основного закона.

Более того, иногда наличие жилья у членов семьи, «прописка» в жилье и даже право собственности, не гарантирует, что человек завтра не окажется «на улице», например, когда отношения с родственниками или другими жильцами жилого помещения (которые проживать в нем) испортятся.

Бытовые споры сначала усугубляются низкими методами изживания неугодного (ых) (смена замков, порча имущества), а затем превращаются в длительную судебную тяжбу.

Поэтому эта консультация юридического ресурса «Протокол» посвящена квартирному вопросу, а именно: как вселиться в жилое помещение и устранить препятствия в осуществлении права пользования и распоряжения имуществом.

Если Вы имеете право проживать в квартире, но мирным путем вселиться не получается, остается судебный «путь»

Напомним, основанием для проживания в жилом помещение является право собственности на квартиру или ее часть, право собственности члена семьи на часть квартиры и даже бывшего члена семьи (супруга). Более детально об этом Вы можете прочитать в консультации юридического ресурса «Протокол»: «Основания для вселения в жилое помещение»

Возобновление прав в судебном порядке возможно путем подачи в суд искового заявления о вселении и/или устранении препятствий в пользовании жилым помещением и/или определении порядка пользования общей квартирой.

В данной категории дел действует исключительная подсудность исковое заявление следует подавать не по месту регистрации ответчика, а по месту нахождения недвижимого имущества.

Помните, все факты, изложенные в иске, стоит подтверждать доказательствами. В первую очередь, необходимо подтвердить право проживания в этом помещение.

Например, если помещение принадлежит бывшему супругу (супруге) надо подтвердить факт перебивания в браке.

Напомним, согласно части четвертой статьи 156 Жилищного кодекса УРСР прекращения семейных отношений с собственником дома (квартиры) не лишает их права пользования занимаемым помещением.

Во вторую очередь надо подтвердить четные попытки самостоятельно вселиться в помещение. Такими доказательствами могут быть письмо в адрес ответчика или показания свидетелей. Помните, что много доказательств для суда не бывает.

В исковом заявление суд нужно просить устранить препятствие в пользовании жилым помещением и вселить в указанную жилплощадь. Заметим, что как показывает судебная практика это два взаимодополняющих требованья. Но не стоит забывать, устранение препятствие в пользовании жилым помещением также сопутствующие требованье при выселении.

Кроме этого, суд также может определить порядок пользования общей жилплощади, если есть соответствующее исковое требованье и необходимость.

Определение порядка пользования общей квартирой

Каждый из совладельцев имущества имеет право на получение в пользование и владение доли имущества в натуре, такая доля должна соответствовать его доле в праве общей долевой собственности. Если выделение в натуре невозможно, совладелец имеет право на получение материальной компенсации от других совладельцев или предложить установить порядок пользования общим имуществом.

Пунктом 14 постановления Пленума Верховного Суда Украины «О судебной практике по делам по искам о защите права частной собственности» №20 от 22.12.1995 года установлено, что квартира не подлежит разделу в натуре если невозможно выделить сторонам изолированные жилые и другие помещения с самостоятельными выходами, которые могут использоваться как отдельные квартиры.

https://www.youtube.com/watch?v=Zw8JvuM4A8I

Таким образом, в случае если невозможно выделить часть дома (квартиры) в натуре и есть определенные проблемы с сожителями (соседями) при его использовании, следует обращаться в суд с требованием об установлении порядка пользования общим имуществом.

Если решение суда не исполняется

В соответствии со статьей 5 Закона Украины «Об исполнительном производстве» принудительное исполнение решений про вселение возлагается исключительно на органы государственной исполнительной службы (государственных исполнителей), а не на частных исполнителей, как в некоторых случаях.

Статья 67 «Об исполнительном производстве» установила, что государственный исполнитель проверяет исполнение должником решения о вселении взыскателя. В случае неисполнения должником решения о вселении взыскателя самостоятельно государственный исполнитель выполняет его принудительно.

Принудительное вселение состоит в обеспечении государственным исполнителем беспрепятственного входа взыскателя в помещение, указанное в исполнительном документе, и его проживания (пребывания) в нем.

Государственный исполнитель обязан письменно уведомить должника и взыскателя о дне и времени принудительного вселения. Должник считается уведомленным о принудительном вселении взыскателя, если сообщение отправлено ему по адресу, по которому должно осуществляться вселение, или другому адресу, достоверно установленной государственным исполнителем.

Отсутствие должника, надлежащим образом извещенного о дне и времени принудительного вселения, при исполнении решения о вселении не является препятствием для вселения взыскателя.

В случае если должник препятствует исполнению решения о вселении взыскателя, государственный исполнитель налагает на него штраф и принимает меры принудительного исполнения решения.

Принудительное вселение взыскателя осуществляется в присутствии понятых с участием сотрудников полиции.

В случае дальнейшего препятствования должником проживанию (пребыванию) взыскателя в помещении, в которое его внушено, взыскатель вправе обратиться к государственному исполнителю с заявлением о возобновлении исполнительного производства. В таком случае государственный исполнитель имеет право повторно осуществить принудительное вселение взыскателя и наложить на должника штраф в двойном размере.

Как видим вселение хоть и неприятная процедура, но вполне возможная со стороны права, с психологической стороны, уж лучше худой мир…, ведь с ответчиками по делу скорее всего придётся проживать совместно.

Пользуйтесь консультацией: Совет от Протокола: основания и порядок выселения с квартиры

Автор консультации: М. Дунай

Источник: юридичний ресурс Протокол

Источник: https://protocol.ua/ru/sovet_ot_protokola_kak_vselitsya_v_kvartiru/

Снова о делах жилищных

Что делать, если препятствуют осуществлению моего права на проживание?

С началом процесса приватизации жилья в 90-х годах прошлого века жилое помещение квартира в многоквартирных домах стала полноправным предметом сделок на как раз тогда начавшем формироваться рынке недвижимости.

В массовом порядке граждане обретали частную собственность на квартиры путем приватизации государственного и муниципального жилищного фонда и последующих сделок по отчуждению и приобретению жилых помещений в многоквартирных домах. Многие граждане страны в одночасье стали собственниками недвижимого имущества.

У совместно проживающих членов семьи после приватизации, позже из отношений наследства, из режима общего имущества супругов возникала общая собственность на квартиры. Жизнь продолжается, меняются отношения членов семьи, рушатся и образуются новые семьи, а с ними и новые правоотношения.

Кто-то из сособственников продолжает жить и пользоваться квартирой, кто-то нет. Возникла новая проблема.

Как многочисленным долевым собственникам общего имущества (квартиры) реально разделить его при недостижении согласия о распоряжении и пользовании общей собственностью? Нередко долевой собственник, проживающий в квартире, не имеет ни денег, ни желания выкупать доли других долевых собственников с их согласия, продать им свою долю, либо иным способом распорядиться своей долей в общих интересах всех сособственников. Недовольному подобной ситуацией другому (другим) собственнику довольно проблематично продать свою долю третьим лицам ввиду отсутствия спроса на столь специфичный предмет сделки как идеальная доля в праве собственности на квартиру. В отличие от индивидуального жилого дома, реальный раздел обычной стандартной квартиры в многоквартирном доме невозможен в принципе из-за специфики объекта, т.е. отсутствия технической возможности (невозможно сделать два отдельных входа, два санузла, две кухни и т.д.). В то же время, не в каждой квартире, особенно из старого советского жилого фонда, планировка позволяет проживать более чем одной семье, даже при наличии возможности определения судом порядка пользования. А, например, в случае наличия смежных комнат в 2-х комнатной квартире, суд может отказать и в определении порядка пользования, если в квартире проживают более одной семьи. Можно, конечно, сделать перепланировку (при наличии технической возможности) с целью изоляции смежных комнат, что позволит более комфортно проживать в квартире более чем одной семье, одновременно повысив ликвидность доли в праве собственности на квартиру как товара. Но разрешение на перепланировку квартиры компетентный орган может дать лишь при согласии всех сособственников. Вот и получается, что один из сособственников полноправно владеет квартирой, проживая в ней со своей семьёй, не желая предпринимать никаких шагов для изменения ситуации. А другой (другие) не может ни пользоваться квартирой, ни распорядится ей, безответно взывая к совести первого. Положительных примеров разрешения подобного проблемного узла в отношениях долевых собственников в судебной практике не так много. Один такой случай недавно имел место в моей практике. Учитывая актуальность подобной ситуации, считаю необходимым поделиться опытом. В марте 2008 года ко мне обратился гражданин С. (далее – истец). В результате изучения его проблемы, были установлены следующие обстоятельства:

В 2000 году истец, будучи в браке с ответчицей М. (далее ответчица), приобрёл двухкомнатную квартиру в городе Невинномысске по договору купли-продажи. В 2003 году его брак с ответчицей расторгнут. Решением мирового судьи в 2003 году установлена общая долевая собственность в размере 1\2 доли в праве собственности на спорную квартиру у истца и у ответчицы.

В связи с частыми конфликтами истец вынужден был выехать из квартиры. Однако он продолжал исполнять обязанности по содержанию жилого помещения. Ответчица обещала истцу либо сообща продать спорную квартиру полностью, либо выкупить его долю, оставшись единоличной собственницей. Однако, обещания свои она не выполняла, вступила в брак и стала проживать в квартире с новым мужем.

Тем временем, у истца также образовалась новая семья. Своего жилья, кроме спорного, у него и новой жены не было. Проживать приходилось у родственников жены на «птичьих правах». Истец пытался снова вселиться в спорную квартиру, но ответчица не пустила его.

Истцом было подано в Невинномысский городской суд исковое заявление о вселении, устранении препятствий в пользовании, определении порядка пользования. 19 апреля 2007 года Невинномысским городским судом вынесено решение, в соответствии с которым истец должен быть вселён в спорную квартиру, ответчица обязана не чинить ему препятствий в пользовании квартирой.

В то же время в удовлетворении исковых требований об определении порядка пользования квартирой истцу отказано по следующим основаниям: «жилые комнаты не изолированы, вопрос о перепланировке квартиры сторонами не разрешён в надлежащем порядке, также принимая во внимание, что брак между сторонами расторгнут и они не являются одной семьёй, между ними сложились неприязненные отношения, при этом порядок пользования квартирой у сторон не сложился, то выделение в пользование истца жилой комнаты, площадью 11,5 кв.м., вход в которую осуществляется через смежную комнату, которую по требованию истца следует выделить в пользование ответчицы, безусловно будут нарушены права последней, приведёт к ущемлению её прав пользования жилым помещением». Решение вступило в законную силу. Отсутствие изолированных комнат в спорной квартире не позволяло семьям истца и ответчицы одновременно проживать в спорной квартире. Попытка истца распорядиться своей долей не удалась, поскольку покупать «пол-квартиры» в виде идеальной доли при наличии смежных комнат никто не хотел. Тогда истец предложил ответчице произвести перепланировку в квартире с целью изоляции комнат друг от друга и определения порядка пользования после проведения перепланировки. Ответчица ответила ему отказом. После чего истец обратился в Управление ЖКХ, архитектуры, градостроительства…….по г. Невинномысску с заявлением о перепланировке спорной квартиры с целью благоустройства в виде изоляции жилых комнат. Ему был дан ответ, из которого следует, что проведение перепланировки спорной квартиры технически возможно, однако в соответствие со ст. 36 ЖК РФ, ввиду отсутствия согласия второго собственника разрешение на перепланировку не может быть дано. Таким образом, истец зашёл в тупик. Без перепланировки суд отказал в определении порядка пользования, а проведение перепланировки невозможно без благоволения второго собственника. Зачастую в подобной ситуации люди отчаиваются. Между тем, истец решил пойти до конца и обратиться за квалифицированной юридической помощью. Обратившись ко мне, он рассказал об изложенных выше обстоятельствах и предоставил соответствующие документы. Несмотря на то, что отказ органа архитектуры юридически не безупречен, т.к. ст. 36 ЖК РФ предусматривает получение согласия всех совершеннолетних членов семьи нанимателя, а не собственников (т.е. речь явно идёт о социальном фонде жилья, а не частном), обжалование данного решения было мной исключено как бесперспективное, поскольку оно не лишено логики, т.к. даже в случае положительного решения, при его реализации непременно возникнет препятствие в виде не согласия второго собственника. Было решено обратиться в суд в интересах истца для устранения данного препятствия. Согласно данных технического паспорта, экспликации к поэтажному плану – спорное жилое помещение является двухкомнатной квартирой, общей площадью 43,2 кв.м., жилой площадью 28,2 кв.м., состоит из 2 смежных комнат. Одна комната площадью 16,7 кв.м., другая 11,5 кв.м., доля каждого в жилой площади составляет 28,2 : 2 = 14,1 кв.м. Мною было предложено истцу на договорной основе получить проект перепланировки (т.к. из ответа «архитектуры» следовало наличие технической возможности) с учётом сохранения за ответчицей не менее 14,1 кв.м. Истцом на договорной основе была получена проектная документация на перепланировку квартиры. Проект предусматривал изоляцию жилых комнат друг от друга, что приводило, на мой взгляд, к повышению благоустройства квартиры и в то же время не нарушало права и интересы ответчицы, позволив сторонам проживать в отдельных комнатах и не мешать друг другу. Между тем, ответчица снова безмотивно отказала в даче согласия на перепланировку.

Учитывая изложенное, было решено обратиться с исковым заявлением мировому судье с требованием устранить препятствия в виде отказа ответчицы дать согласие на проведение перепланировки согласно проектной документации и определении порядка пользования спорным жилым помещением после окончания работ по перепланировке.

Истец предлагал выделить в пользование ответчицы согласно проекту перепланировки большую по площади комнату 16,4 кв.м., а себе комнату меньшей площади 13,3 кв.м., остальные помещения (нежилые) оставить в общем пользовании.

При таком варианте жилищные права ответчицы не ущемляются, а наличие изолированных комнат, по мнению истца – безусловное благоустройство квартиры, повышающее как его комфортабельность, так и рыночную стоимость и ликвидность.

А в ситуации наличия двух разнополых сособственников с равными правами, но не являющихся одной семьёй, при наличии между ними неприязненных отношений – это единственно возможный вариант использования общего имущества, основанный на принципах разумности и справедливости.

При этом истец был согласен на уменьшение своей доли в жилой площади квартиры, а доля жилой площади ответчицы увеличивается более чем на 2 кв.м. Ответчица в судебном заседании иск не признала и пояснила, что у неё нет средств на перепланировку, ей будет негде жить во время перепланировки, и что она не препятствует истцу в проживании.

29 мая 2008 года решением мирового судьи истцу отказано в удовлетворении его исковых требований к ответчице о понуждении её к устранению препятствий в проведении перепланировки жилого помещения, определении порядка пользования жилым помещением после перепланировки.

Не согласившись с указанным решением, посчитав его незаконным и необоснованным, в апелляционной жалобе истец просил отменить решение мирового судьи от 29 мая 2008 года полностью и принять новое решение об удовлетворении своих исковых требований в полном объёме по следующим основаниям:

В обжалуемом решении мирового судьи в качестве причины отказа в удовлетворении иска указано, что в случае проведения перепланировки и определения порядка пользования квартирой будет нарушено право ответчицы на пользование своей долей в праве собственности жилым помещением.
В то же время судом не конкретизировано, как именно указанные права ответчицы будут якобы нарушены и насколько существенно гипотетическое нарушение её прав по сравнению с реальным и безусловным нарушением прав истца существующим ныне положением, при котором истец (собственник 1\2 доли в праве собственности на квартиру) не имеет возможности на протяжении более чем 5 лет пользоваться принадлежащей ему долей.

Кроме того, истец не ставил вопрос о проведении перепланировки исключительно за счёт ответчицы, а само проведение перепланировки (вопреки мнению ответчицы) не потребует ни длительного времени, ни переселения ответчицы на время ремонта. О том же, что ответчица препятствует истцу в проживании и пользовании квартирой – следует из решения Невинномысского городского суда от 19.04.2007 года о его вселении и устранении препятствий и актов судебного пристава о препятствиях со стороны ответчицы вселению истца при исполнении указанного решения суда, которые мировой судья не приняла во внимание. Совместное проживание истца и ответчика в спорном помещении без определения порядка пользования невозможно ещё и потому, что ответчица проживает в квартире со своим мужем, т.е. у неё новая семья. У истца также новая семья. Данные обстоятельства исключают возможность совместного проживания в спорной квартире без изменения условий проживания (изоляции жилых комнат). Жилищные права ответчицы при этом не ухудшаются, более того – в случае проведения перепланировки её фактическая доля в жилой площади увеличивается более чем на два метра. В соответствии со ст.17 Конституции РФ, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (ч.1 ст. 9 ГК РФ). В то же время, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах (ч.1 ст.10 ГК РФ). Согласно ст. 209 ГК РФ, собственнику принадлежат право владения, пользования и распоряжения своим имуществом. В соответствии со ст. 288 ГК РФ собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением. В соответствии со ст. 247 ГК РФ, владение и пользование имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляется по соглашению всех её участников, а при не достижении согласия – в порядке, устанавливаем судом. Участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части имущества, соразмерной его доле. Между тем, безмотивно отказав истцу в даче согласия на перепланировку, ответчица явно злоупотребила своим правом в ущерб праву истца пользоваться спорной квартирой, чем, безусловно, создала ему препятствия в осуществлении прав собственника. Ст. 12 ГК РФ предоставляет право защищать свои гражданские права путём пресечения действий, нарушающих право или создающее угрозу его нарушения. В соответствии со ст.301-305 ГК РФ, права собственника либо иного владельца имущества подлежат защите, собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, даже если эти нарушения не связаны с лишением владения.

По мнению истца, принятое мировым судьёй решение было основано на неправильном применении норм материального (гражданского) права, регулирующим отношения собственности.

8 августа 2008 года определением федерального судьи города Невинномысска апелляционная жалоба удовлетворена в полном объёме, решение мирового судьи от 29 мая 2008 года отменено и принято новое решение о полном удовлетворении исковых требований истца об устранении препятствий в проведении перепланировки спорной квартиры и определении порядка пользования после окончания работ по перепланировке.

Адвокат, заведующий АК № 1 СККА г. Невинномысска, член квалификационной комиссии АП СК Трубецкой Никита Александрович

Источник: http://www.palatask.ru/article-all/trubetskoy/housing.html

Судам придется определять порядок общения отцов с детьми

Что делать, если препятствуют осуществлению моего права на проживание?

Проект федерального закона № 604443-7 «О внесении изменений в статью 66 Семейного кодекса Российской Федерации» (далее – законопроект) вызывает у меня как у практикующего в семейном праве юриста двойственное отношение.

Перечислены формы возможного общения ребенка и отдельно проживающего от него родителя: посредством личных встреч, телефонных переговоров, текстовых, ых и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи, в том числе подвижной, радиотелефонной связи, а также посредством информационно-коммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет».

При этом продолжительность еженедельного общения ребенка и отдельно от него проживающего родителя, осуществляемого посредством личных встреч, на время разбирательства спора о порядке осуществления родительских прав не может быть менее трех часов.

С одной стороны, тема злоупотреблений правом со стороны родителя, остающегося проживать с ребенком, по отношению к родителю, платящему алименты на ребенка, давно уже стала «общим местом» в российской семейно-правоприменительной практике и даже, я бы сказал, частью российского постсоветского «культурного кода».

В моей практике и практике моих знакомых практикующих юристов предостаточно историй, когда бывшие жены после расторжения брака (очевидно, что в обсуждаемом законопроекте речь идет об отцах – в 90% случаев дети остаются жить с матерями) сводят счеты со своими бывшими мужьями посредством ограничения их общения с детьми и прямого настраивания детей против отцов, часто с помощью откровенной лжи, не разрешают отцу видеть детей под надуманными предлогами или вовсе без них. В ряде случаев они устраивают свою личную жизнь таким образом, что алименты, выплачиваемые на ребенка, тратятся на детей от других отцов, при этом ребенок, на которого эти алименты переводятся, обделен.

Опыт моей работы приводит к выводу о дискриминации отцов после расторжения брака.

Мне представляется, что предложенный законопроект не решит указанную проблему дискриминации, так как в нем не предусмотрены необходимые конкретные положения для воплощения поправок в правовой реальности, не содержатся процессуальные нормы для реализации новых материальных норм.

Впрочем, это неудивительно, так как в пояснительной записке к законопроекту прямо указано, что цель законопроекта состоит в закреплении минимума времени для общения с ребенком посредством личных встреч только на время судебного разбирательства о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, а также в уточнении перечня способов общения ребенка и проживающего отдельно от него родителя во избежание запретов на те или иные способы общения. То есть получается, что возможность принудительной реализации предлагаемых норм права авторами законопроекта и не предполагалась. Жаль, что в который раз приходится повторять азбучную истину в отношении наших законопроектов: любые обязанности мертвы без ответственности за их неисполнение.

В то же время появление законопроекта следует приветствовать как первую реальную попытку устранить сложившийся в правоприменительной практике резкий «перекос» в пользу матерей. Возможно, за этими откровенно «половинчатыми» поправками последуют более обдуманные изменения.

После их принятия неизбежно начнет формироваться новая судебная практика, появятся обобщения Верховного Суда РФ, недостатки новелл начнут обсуждаться на разных конгрессах и конференциях, на основе старых проблем, «освеженных» принятием поправок, будут защищены диссертации.

И, наконец, вероятно, законодатель решит расставить все точки над «i» и придаст предлагаемым сейчас поправкам законченность.

К сожалению, в который раз приходится констатировать, что наша законодательная техника оставляет желать лучшего, но это реальность, в которой всем нам – и юристам, и судам приходится постоянно действовать, мы привыкли.

Тем не менее необходимо отметить, что в случае принятия комментируемого законопроекта совершенно определенно некоторые позитивные сдвиги в судебной практике должны произойти.

Не могу не привести недавний яркий пример из собственной практики: исковое заявление о порядке осуществления родительских прав отцом, в котором в качестве искомого способа предлагалось личное и телефонное общение без ограничения по продолжительности с предупреждением матери о нем за 1 час, было оставлено судом без движения со строгой формулировкой: «истец не указал дни и время требуемых встреч». При этом отец заранее знает, что если он попросит выделить ему конкретные дни и время встреч, то в эти дни и время детей он видеть не будет, так как именно в эти дни и время дети будут где-нибудь на улице, на спортивных секциях, на днях рождения одноклассников и т.д.

Добиться исполнения решения суда о встречах в конкретные дни и время на практике невозможно – пристав этим заниматься не будет. Да и подтвердить, что дома никого не было, когда отец пришел в установленные день и время, нереально.

Получается, что отец не сможет доказать неисполнение решения суда бывшей женой и потребовать пересмотра предусмотренного порядка общения с детьми, как издевательски предлагает ему норма п. 3 ст. 66 СК РФ. И детей не увидит, пока его бывшая жена не соблаговолит ему это разрешить.

А вот если бы у отца было право общения с детьми в любом месте, где удобно в этот момент детям, в любой день недели, когда это было бы удобно отцу и детям, – лишить его возможности общаться с детьми, откровенно не нарушая закон, матери было бы гораздо труднее.

Не получилось в понедельник (дети на дне рождения), не вышло во вторник (на улице), но не может же всю неделю не получаться? Злоупотребления со стороны бывшей жены были бы очевидны суду в таком случае. Отец при его желании смог бы добиться предусмотренного судом количества часов общения в неделю.

Но если судом установлено, что время общения – только понедельник в 20:00, вторник в 18:00 и среда в 19:00, то получается, что в четверг, пятницу, субботу и воскресенье отец не вправе приближаться к своим детям, даже если в предусмотренное для общения время дети якобы по объективным причинам общаться с ним не могли. И закрепить возможность телефонных разговоров или общения по интернету с детьми суд в своей зашоренности не позволяет – только конкретные дни и время встреч!

В случае принятия предлагаемых поправок приведенное определение суда станет незаконным. Суду придется научиться принимать решения об определении порядка общения отцов с детьми, в которых предусматривать не только время и дни встреч с детьми, но и возможность телефонных переговоров, текстовых, ых и иных сообщений, в том числе через интернет, определять объем такого общения.

https://www.youtube.com/watch?v=y_3NYKgsueM

Сейчас же судебная практика по делам об определении порядка общения с детьми, как правило, предсказуема и для отцов выглядит удручающим образом. Еще в обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей (утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г.

), было отмечено, что является правильной и заслуживающей внимания судов тех регионов, где она отсутствует, практика указания в решениях суда на право телефонного общения или общения по интернету отдельно проживающего родителя, на обязанности родителей корректно относиться друг к другу, с тем чтобы не подрывать авторитет друг друга в глазах ребенка (суды Ростовской области); на обязанность не препятствовать общению отца с сыном по его желанию посредством переписки, по телефону и через интернет (со стороны матери); не формировать у ребенка негативного мнения друг о друге (суды Республики Татарстан).

Однако на практике, если суд даже приходит к выводу, что объективных обстоятельств, препятствующих общению отца с ребенком, нет, учитывая наличие у матери «возможности влиять на формирование негативного отношения» ребенка к отцу, суд принимает решение – ограничить время общения отца с ребенком (см.: Апелляционное определение Московского городского суда от 24 января 2018 г. по делу № 33-2596/2018). Не нонсенс ли?

Логика суда прозрачна, но от этого не менее возмутительна для любого здравомыслящего человека: ребенок проживает с матерью, мать настраивает его против отца, поэтому надо ограничить общение ребенка с отцом, чтобы он меньше находился в психотравмирующей ситуации: и когда видится с отцом, и когда после этого выслушивает от своей матери, что он «предатель» за то, что встретился с отцом. Где же объективность? Пусть отец платит алименты и смирится с тем, что он всегда будет для своего ребенка «плохишом»? Какие бы конфликтные отношения между отцом и матерью ни сложились, суд с готовностью отказывает отцу в общении с ребенком на территории отца, определяя порядок общения только в присутствии матери (см., например, Апелляционное определение Воронежского областного суда от 7 декабря 2017 г. по делу № 33-9211/2017; Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 14 сентября 2017 г. по делу № 33-8269/2017). Что это за общение и в каком свете в нем предстает отец, думаю, легко представить.

В чем правовой смысл такого унижения отца, чаще всего необъяснимо.

Есть примеры, когда суды неожиданно принимали справедливые решения и предоставляли отцам право на общение с детьми на территории отца, но Верховный Суд РФ отменял вынесенные судебные акты на том, например, основании, что при графике общения, который попросил отец, и с учетом графика общения с бабушкой и дедушкой (хотя это время устанавливается судом отдельно и вообще не относится к родительскому и учитываться при споре о родительских правах не должно!) мальчик по 14 дней в месяц (это даже менее ½ месяца) будет проводить в семье, которая крайне конфликтно относится к его матери, с которой он живет1. То, что мать крайне конфликтно относится к отцу ребенка, – не учитывается и ни на что не влияет. Что тут скажешь, «равноправие» родителей в праве на общение с ребенком во всей красе.

Конечно, предлагаемые поправки в СК РФ необходимо дополнить, на мой взгляд, уточнениями и конкретизацией.

Например, следует нормативно закрепить не только минимальное количество часов в неделю для общения с отдельно проживающим родителем на период до разрешения спора, но и при разрешении спора: у отца должно быть право лично общаться с ребенком минимум 48 часов в неделю (сейчас зачастую суды, прикрываясь интересами ребенка, предоставляют отцам лишь 2-4 часа в месяц!).

Нужно закрепить соотношение общения с ребенком по телефону и интернету с непосредственным общением – очевидно, что такие виды общения не могут быть равноценными, и если отец живет далеко и не может встречаться лично, то ему должно быть предоставлено кратно превосходящее время для общения с ребенком по телефону или интернету.

Во избежание злоупотреблений правом со стороны матери считаю необходимым перераспределить бремя доказывания в споре о неисполнении решений суда о порядке общения с ребенком: надо возложить на мать бремя доказывания того, что она давала отцу видеться с ребенком и/или общаться по телефону и интернету.

И если при жалобе бывшего мужа она не сможет доказать исполнение со своей стороны решения суда, то, во-первых, она обязана предоставить отцу дополнительно все незаконно «отнятое» время общения, во-вторых, должна возвратить бывшему мужу ½ выплаченных им алиментов за то время, когда она не давала отцу видеться с ребенком.

Только когда права и обязанности отца станут неразрывными, «материнский перекос» в спорах о детях сможет быть преодолен.

1 см.: Н. Козлова. Сын по графику// Российская газета – Федеральный выпуск №6410 (138)// URL: https://rg.ru/2014/06/24/razvod.html

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/sudam-pridetsya-opredelyat-poryadok-obshcheniya-ottsov-s-detmi/

усыновите.ру

Что делать, если препятствуют осуществлению моего права на проживание?

Родители ребенка или лица, их заменяющие, утрачивают свои права и обязанности по представительству и защите прав и законных интересов ребенка с момента возникновения прав и обязанностей опекуна или попечителя.

Права и обязанности опекунов и попечителей определяются гражданским законодательством.

Права и обязанности опекунов и попечителей относительно обучения и воспитания несовершеннолетних подопечных определяются семейным законодательством.

Опекуны являются законными представителями своих подопечных и вправе выступать в защиту прав и законных интересов своих подопечных в любых отношениях без специального полномочия.

Попечитель может выступать в качестве законного представителя своего подопечного.

Попечители несовершеннолетних граждан оказывают подопечным содействие в осуществлении ими своих прав и исполнении своих обязанностей, а также охраняют их от злоупотреблений со стороны третьих лиц.

При временном отсутствии подопечного в месте жительства, в частности в связи с учебой или пребыванием в медицинской организации, пребыванием в местах отбывания наказания, не прекращается осуществление прав и исполнение обязанностей опекуна или попечителя в отношении подопечного.

Как опекуны, так и попечители обязаны:

  • Заботится о содержании подопечных (т.е. предоставлять им питание, одежду и т.п.).
  • Обеспечивать подопечного уходом и лечением.
  • Заботиться о воспитании ребенка (о его психическом, духовном и нравственном развитии) (опекун или попечитель вправе самостоятельно определять способы воспитания ребенка, находящегося под опекой или попечительством, с учетом мнения ребенка и рекомендаций органа опеки и попечительства).
  • Обеспечить получение ребенком основного общего образования; опекун или попечитель имеет право выбора образовательного учреждения и формы обучения ребенка с учетом мнения ребенка до получения им общего образования. Заботиться о здоровье ребенка и о его физическом развитии.
  • Заботиться об общении ребенка с его родственниками и регулировать порядок общения.
  • Представлять и защищать права и интересы ребенка.

Это фактические действия, которые в соответствии со статьей 36 Гражданского Кодекса Российской Федерации обязаны совершать опекуны и попечители несовершеннолетних. Юридические действия опекунов (попечителей) направлены на защиту прав и охраняемых законом интересов подопечных.

Опекуны и попечители обязаны защищать интересы подопечных, а, следовательно, имеют право и обязаны:

  • Подавать заявления о выплате причитающихся подопечному пособий, пенсий;
  • Подавать исковые заявления в суд о взыскании алиментов с лиц, обязанных по закону содержать подопечного;
  • Принимать меры по защите прав собственности подопечного (подавать иски об истребовании его имущества из чужого незаконного владения, о признании права собственности и прочие);
  • Опекун и попечитель обязаны заботиться о переданном им имуществе подопечных как о своем собственном, не допускать уменьшения стоимости имущества подопечного и способствовать извлечению из него доходов.
  • Предъявлять требования о возмещении вреда, причиненного здоровью подопечного или его имуществу, о компенсации морального вреда, причиненного подопечному;
  • Обращаться в лечебные, учебные и иные учреждения с целью получения подопечным медицинских, образовательных и прочих услуг как на безвозмездной, так и на возмездной основе;
  • Защищать жилищные права подопечного путем подачи исков о его вселении, о выселении лиц, не имеющих права проживать в жилом помещении подопечного, подачи заявления о предоставлении подопечному жилого помещения и пр.;
  • Обращаться с заявлением ко всем другим гражданам, организациям, органам государственной власти и местного самоуправления, должностным лицам в случаях нарушения прав подопечного или при угрозе такого нарушения.

Опекуны и попечители не вправе:

  • Опекун, попечитель, их супруги и близкие родственники не вправе совершать сделки с подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование;
  • Предоставлять подопечного при заключении сделок или ведении судебных дел между подопечным и супругом опекуна или попечителя и их близкими родственниками.
  • Опекун или попечитель не вправе препятствовать общению ребенка с его родителями и другими родственниками, за исключением случаев, если такое общение не отвечает интересам ребенка.
  • Подопечные не имеют права собственности на имущество опекунов или попечителей, а опекуны или попечители не имеют права собственности на имущество подопечных, в том числе на суммы алиментов, пенсий, пособий и иных предоставляемых на содержание подопечных социальных выплат.
  • Опекун не вправе заключать кредитный договор и договор займа от имени подопечного, выступающего заемщиком, а попечитель не вправе давать согласие на заключение таких договоров, за исключением случаев, если получение займа требуется в целях содержания подопечного или обеспечения его жилым помещением. Кредитный договор, договор займа от имени подопечного в указанных случаях заключаются с предварительного разрешения органа опеки и попечительства.
  • Опекун не вправе заключать договор о передаче имущества подопечного в пользование, а попечитель не вправе давать согласие на заключение такого договора, если срок пользования имуществом превышает пять лет. В исключительных случаях заключение договора о передаче имущества подопечного в пользование на срок более чем пять лет допускается с предварительного разрешения органа опеки и попечительства при наличии обстоятельств, свидетельствующих об особой выгоде такого договора, если федеральным законом не установлен иной предельный срок.
  • Опекун без предварительного разрешения органа опеки и попечительства не вправе совершать, а попечитель не вправе давать согласие на совершение сделок по сдаче имущества подопечного внаем, в аренду, в безвозмездное пользование или в залог, по отчуждению имущества подопечного (в том числе по обмену или дарению), совершение сделок, влекущих за собой отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, и на совершение любых других сделок, влекущих за собой уменьшение стоимости имущества подопечного.

Предварительное разрешение органа опеки и попечительства требуется также во всех иных случаях, если действия опекуна или попечителя могут повлечь за собой уменьшение стоимости имущества подопечного.

Опекуны и попечители вправе:

  • Опекун или попечитель вправе требовать на основании решения суда возврата ребенка, находящегося под опекой или попечительством, от любых лиц, удерживающих у себя ребенка без законных оснований, в том числе от родителей или других родственников либо усыновителей ребенка.
  • Опекун вправе вносить денежные средства подопечного, а попечитель вправе давать согласие на внесение денежных средств подопечного только в кредитные организации, не менее половины акций (долей) которых принадлежат Российской Федерации.

В интересах подопечного орган опеки и попечительства в акте о назначении опекуна или попечителя либо в договоре об осуществлении опеки или попечительства может указать отдельные действия, которые опекун или попечитель совершать не вправе, в том числе может запретить опекуну или попечителю изменять место жительства подопечного, а также в целях учета индивидуальных особенностей личности подопечного установить обязательные требования к осуществлению прав и исполнению обязанностей опекуна или попечителя, в том числе такие требования, которые определяют конкретные условия воспитания несовершеннолетнего подопечного.

Любые действия (бездействие) по осуществлению опеки или попечительства опекуном или попечителем ребенка могут быть обжалованы родителями или другими родственниками либо усыновителями ребенка в орган опеки и попечительства.

В случае если опекун или попечитель не подчиняется решению органа опеки и попечительства, родители или другие родственники либо усыновители ребенка вправе обратиться в суд с требованием о защите прав и законных интересов ребенка и (или) своих прав и законных интересов.

Неисполнение решения суда является основанием для отстранения опекуна или попечителя от исполнения возложенных на них обязанностей.

Ответственность опекунов и попечителей:

  • Опекуны несут ответственность по сделкам, совершенным от имени подопечных.
  • Опекуны и попечители отвечают за вред, причиненный по их вине личности или имуществу подопечного.

При обнаружении ненадлежащего исполнения опекуном или попечителем обязанностей по охране имущества подопечного и управлению имуществом подопечного (порча, ненадлежащее хранение имущества, расходование имущества не по назначению, совершение действий, повлекших за собой уменьшение стоимости имущества подопечного, и другое) орган опеки и попечительства обязан составить об этом акт и предъявить требование к опекуну или попечителю о возмещении убытков, причиненных подопечному.

Опекуны и попечители несут уголовную ответственность, административную ответственность за свои действия или бездействие в порядке, установленном соответственно законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации.

Источник: http://www.usynovite.ru/adoption_/guardianship_/Prava_i_obyazannosty_opekunov/

Верховный суд разъяснил, когда совладельца жилья в него не пустят

Что делать, если препятствуют осуществлению моего права на проживание?

Квартирные иски о вселении в жилое помещение одни из наиболее сложных и болезненных. Особенно если речь идет о сособственниках – гражданах, владеющих долями в одной квартире. Точной цифры, сколько в стране квартир в долевой собственности, нет. Но даже если судить по количеству судебных исков, поданных собственниками долей, то цифра получается очень серьезная.

В этой связи очень важное разъяснение одной сложной ситуации, в которую попадают сособственники меленького жилья, сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. Ее разъяснения могут оказаться крайне полезными не только для судей, но и для граждан, оказавшихся в подобной “тупиковой” ситуации.

Все началось с иска о вселении, который принес в районный суд города Сочи гражданин. В суде этот человек заявил, что ему принадлежит 1/4 доли в однокомнатной квартире. Но большей частью – 3/4 доли – владеет некая гражданка, с которой он договориться не может.

Истец просит суд вселить его в квартиру.
Центральный районный суд Сочи иск рассмотрел и во вселении гражданину отказал. А вот Краснодарский краевой суд этот отказ отменил и вынес новое решение – вселить собственника “четвертинки” в однокомнатную квартиру.

Когда работодатель не отвечает за несчастный случай с подчиненным

Ответчица с таким подселением не согласилась и дошла до Верховного суда РФ. Там дело затребовали, изучили и заявили, что не согласны с решением апелляции. И объяснили, почему.

Предметом спора стала однокомнатная квартира в 30 квадратных метров общей и 14 жилой площади. По завещанию квартира досталась двум гражданам.

Наша ответчица получила 3/4 доли и 1/4 другой гражданин, который под видом подарка продал свою часть нашему истцу. Тот в квартире никогда не жил.

И как сказано в материалах суда, “соглашение между сособственниками спорной квартиры о порядке пользования общей и жилой площадью не достигнуто”.

Районный суд, когда отказывал в иске, увидел, что квартира не предназначена для совместного проживания. Нет никакой технической возможности определить порядок пользования. А отношения у сособственников конфликтные.

По мнению районного суда, истец “не обладает безусловным правом на вселение”, следовательно и проживания в крохотной квартире. Реализация собственником своих прав на владение и пользование жилым помещением, сказал районный суд, зависит от размера его доли.

По мнению райсуда, вселение сособственника в такое жилье возможно лишь при определении судом порядка пользования квартирой и предоставлении каждому из сособственников жилого помещения, соразмерного его праву собственности”. А в однокомнатной квартире нет комнаты “соразмерной доле истца”.

По мнению райсуда, вселение гражданина приведет к “существенному ущемлению прав и законных интересов” ответчицы. Совместное проживание же этих собственников в квартире невозможно, и они не являются членами одной семьи.

При этом райсуд подчеркнул: квартира никогда не была местом жительства истца. Ему “подарили” долю семь лет назад, и за все эти годы истец никому никаких претензий не высказывал и не требовал вселения и “определения порядка пользования”.

Краевой суд с таким решением коллег не согласился. Апелляция заявила, что истец “лишен возможности проживать в спорной квартире, сособственником которой он является”.

А то, что у него маленькая доля, проблемой не является, так как, на взгляд краевого суда, это обстоятельство “не ограничивает право собственника на реализацию правомочий по фактическому владению и пользованию принадлежащей ему на праве собственности” квартиры.

Верховный суд с выводами Краснодарского краевого суда категорически не согласился.

Верховный суд рассуждал так. По Гражданскому кодексу (статья 247) владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по согласованию сторон.

Если договориться не получается, то в порядке, который установит суд. Сособственник доли имеет право требовать “предоставление во владение общего имущества, согласно его доли”.

Если это невозможно, то он вправе требовать от других сособственников компенсацию.

Согласно Жилищному кодексу (статья 30), если у одного жилого помещения несколько собственников, то надо применить статью 247 Гражданского кодекса, в которой сказано про владельцев имущества, находящегося в долевой собственности.

мысль Жилищного кодекса (статья 1) такова: права и обязанности собственников жилья не должны нарушать права, свободы и интересы других граждан.

Верховный суд подчеркнул: исходя из всех приведенных норм получается, что участник долевой собственности имеет право на предоставление для проживания части жилого помещения, соразмерной его доле.

А при невозможности это сделать – доля мала, планировка квартиры не позволяет, нарушаются права других граждан на проживание в этом помещении, право собственника может быть реализовано “иным способом”.

В частности, этот человек может попросить соответствующую компенсацию.

При этом Верховный суд подчеркнул: статья 247 Гражданского кодекса говорит, что в удовлетворении требований об определении порядка пользования жильем, если хозяева договориться не смогли, “не может быть отказано”.

Председатель ВС РФ поддержал правила борьбы с семейным насилием

Еще Верховный суд привел статью 10 Гражданского кодекса, в которой говорится вот что: не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также “иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав – злоупотребление правом”.

Если суд придет к выводу, что права одних сособственников жилья нуждаются в приоритетной защите по сравнению с правами других сособственников, то должен быть установлен такой порядок пользования, который не приведет к “недобросовестному осуществлению гражданских прав”.

Поэтому, по мнению высокого суда, суд, устанавливая порядок пользования жильем, вправе отказать во вселении конкретному человеку, назначив в качестве компенсации ему ежемесячную выплату его доли за фактическое пользование другими жильцами его собственности. Этого апелляция почему-то не учла.

По мнению Судебной коллегии по гражданским делам ВС, когда краевой суд вселил истца, он не только не применил 247-ю статью Гражданского кодекса, но и нарушил смысл статьи 2 того же кодекса, поскольку не разрешил спор, возникший между сособственниками.

По решению Верховного суда краевому суду предстоит пересмотреть свое решение.

Источник: https://rg.ru/2018/12/05/verhovnyj-sud-raziasnil-kogda-sovladelca-zhilia-v-nego-ne-pustiat.html

Криминальный мир
Добавить комментарий