Что делать, если мое дело не находят в суде?

Решение суда есть, а денег нет? Не беда! Вместо должника заплатит… государство

Что делать, если мое дело не находят в суде?

.

Здравствуйте коллеги! Давно читаю закон.ру и вот все-таки решился и сам начать вести юридический блог. В этом и последующих постах я попробую поднять несколько актуальных проблем, возникающих при исполнении судебных решений.

Итак, судебные баталии позади, противник повержен, но вкус победы почему-то не так сладок, как хотелось бы.

Почему? Решение суда же вступило в законную силу, вроде бы нужно только направить исполнительный лист приставам и вуаля, денежки уже у вас на счету.

Ну а если должник откажется платить, то могучая Служба Судебных Приставов обязательно заставит его заплатить (вон, как они в телепередачах лихо выламывают двери в квартирах у должников, накладывают арест даже на домашних животных ;).

 Но это в теории. Однако, на практике все выглядит не так радужно. «Приставы не работают, должник не исполняет решение суда, что делать с бездействием приставов?»,- вот такие вопросы и комментарии можно встретить в разделах практически любого юридического ресурса на просторах сети интернет.

Рассмотрим проблему подробнее.

Так в 2011 году арбитражными судами было выдано 903 899 исполнительных листов, а возвращено в связи с исполнением 197 626 документов (отчет о работе арбитражных судов в Российской Федерации в 2011 году // arbitr.

ru/_upimg/BF2D3B8F8961047431972C2285F4F18A_an_zap_2011.pdf). То есть, даже по самым скромным подсчетам получается, что не исполняется около 78% вынесенных судебных решений. Чудовищная цифра. И это только по арбитражным судам.

Конечно, есть масса объективных причин, по которым решение суда может быть не исполнено: небольшая зарплата, коррупция, высокая текучка сотрудников, вследствие этого низкая квалификация работающих специалистов, перегруженность судебных приставов-исполнителей.

Только за последние 7 лет количество исполнительных документов, находящихся на исполнении в Федеральной службе судебных приставов России, возросло более чем в три раза. (www.rapsinews.ru/legislation_publication/20120815/264271439.html)

В таких условиях работа юриста на стадии исполнения судебного решения приобретает особое значение, тут нет мелочей.

Рекомендую при направлении исполнительного листа в ССП обращать внимание на следующие моменты:

– заявление о возбуждении исполнительного производства должно содержать максимум известной вам информации (имущество, номера счетов, адреса должника);

– после направления исполнительного листа необходимо максимально быстро установить конкретного судебного пристава-исполнителя, который занимается вашим производством;

– нужно всячески содействовать работе пристава (предоставление транспорта, сопровождение при выходе по месту нахождения должника).

Иногда это помогает, но в большинстве случаев ситуация развивается по накатанной колее: приставы не отвечают на запросы, не производят исполнительные действия, зачастую даже не высылают копии постановлений о возбуждении исполнительного производства.

Жалобы вышестоящим должностным лицам, а также в прокуратуру помогают мало.  А уж если должник находится в другом регионе, то и вовсе можно не надеяться не то что на исполнение, а даже просто на получение информации о работе пристава.

Исполнительные производства, таким образом, тянутся годами, исполнительные листы теряются, должник успевает укрыть от взыскания все свое ликвидное имущество.

Одним из действенных средств в такой ситуации мне представляется обращение в арбитражный суд с заявлением о признании бездействия судебного пристава-исполнителя незаконным. Многие недооценивают этот инструмент, а зря. 

И АПК и ФЗ «Об исполнительном производстве» предоставляют заявителю право обжаловать действия (бездействие) не только самого судебного пристава-исполнителя, но и главного судебного пристава Российской Федерации, главного судебного пристава субъекта Российской Федерации, старшего судебного пристава, их заместителей. Ведь если пристав бездействует, нарушает сроки установленные законом для совершения исполнительных действий, то явно его начальники плохо исполняют свои обязанности, не осуществляют должный контроль за работой своих подчиненных, а значит тоже бездействуют.

Скажу вам исходя из своей практики, начальство службы приставов очень чувствительно относится к жалобам такого рода.

Даже если до подачи заявления в суд пристав не делал вообще ничего, скорее всего уже ко второму заседанию и у вас и у суда «волшебным образом» появится исчерпывающая информация об имущественном положении должника. Только ради этого стоит обращаться в суд.

Вне зависимости от исхода дела (признает суд бездействие пристава незаконным или нет) вы получите полную информацию по имуществу должника, да еще и побудите пристава добросовестно работать именно по вашему должнику.

При этом, даже если у должника уже нет имущества, не отчаивайтесь. Если имущество у должника было, но вследствие недобросовестной работы приставов было «уведено из-под удара» есть шанс возместить убытки.

По общим правилам, убытки причиненные действием (бездействием) государственных органов подлежат возмещению за счет бюджета (ст. 1069 ГК РФ).

Так что если должник успел вывести имущество вследствие недобросовестности приставов, то вполне можно возместить убытки за счет бюджета.

Скажете нереально? Вполне реально. Например, по делу А32-12398/2011 юрист компании сумел добиться взыскания убытков, причиненных бездействием приставов с государства (//kad.arbitr.ru/PdfDocument/82bf0a2e-9c76-4b65-901d-46673e1ad5f5/A32-12398-2011_20120124_Postanovlenie%20kassacii.pdf – постановление ФАС СКО от 24.01.2012 г. по этому делу).

Проведя анализ этого и нескольких похожих дел (как отрицательных так и положительных) мне удалось сделать несколько выводов.

Судебная практика сейчас складывается таким образом, что чтобы возместить убытки причиненные бездействием приставов за счет бюджета требуется:

  1. Установить незаконность бездействия судебного пристава-исполнителя;
  2. Доказать причинно-следственную связь между незаконным бездействием пристава и наступившими неблагоприятными последствиями;
  3. Обосновать размер убытков.

Ну, с незаконностью бездействия вроде бы все просто: обращаемся в арбитражный суд с заявлением о признании бездействия СПИ незаконным, доказываем наличие бездействия и получаем судебный акт, который уже можно использовать в качестве преюдиции в процессе о взыскании убытков.

А вот дальше уже возникают первые сложности.

Суды считают, что для того чтобы взыскателю были причинены убытки, необходимо, чтобы у должника на момент возбуждения исполнительного производства было имущество (причем если пристав его не отыскал, то найти доказательства его существования вам предстоит самостоятельно) и на данное имущество не было обращено взыскание по вине пристава (//kad.arbitr.ru/PdfDocument/65368dcb-df42-4099-a041-34b9f4184a78/A56-19229-2008_20091103_Reshenija%20i%20postanovlenija.pdf).

Более того, некоторые суды идут дальше и утверждают, что если не утрачена теоретическая возможность взыскания суммы долга, то убытки причиненные бездействием судебного пристава-исполнителя не подлежат возмещению (//docs.

pravo.ru/document/view/2531111/?search_query=%D1%81%D1%82.

+1069+%D0%93%D0%9A+%D1%81%D0%BB%D1%83%D0%B6%D0%B1%D0%B0+%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D1%8B%D1%85+%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B2&from_search=1 ).

На практике это означает, что если должник не ликвидирован (или не умер), то взыскать убытки с ФССП практически нельзя. Ведь исполнительный лист можно направлять в ССП неограниченное число раз (в пределах трехгодичного срока конечно же) и теоретическая возможность исполнения решения суда остается.

Размер убытков, опять же исходя из сложившейся судебной практики, ограничивается не суммой долга по исполнительному листу, а стоимостью имущества, на которое пристав не смог обратить взыскание.

            Таким образом, даже если приставы незаконно бездействовали, при грамотном подходе к решению проблемы есть возможность исполнить решение суда и принести своей компании реальные деньги. 

Источник: //zakon.ru/Blogs/reshenie_suda_est_a_deneg_net_ne_beda_vmesto_dolzhnika_zaplatit__gosudarstvo/3892

Стадии рассмотрения уголовного дела

Что делать, если мое дело не находят в суде?

Если вы оказались жертвой преступления, сообщите об этом в полицию. Заявление следует сделать как можно быстрее, чтобы облегчить полиции расследование преступления.

Кроме того, получение компенсации за понесенный ущерб может предполагать подачу заявления о преступлении.

Такое заявление можно сделать непосредственно полицейскому патрулю, прибывшему на место преступления, или же в отделении полиции, и по некоторым малозначительным преступлениям в Интернете (www.poliisi.fi), а также по телефону.

Заявление о преступлении принимается в любом отделении полиции, и его может подать также другое лицо от имени жертвы преступления. При наличии свидетелей преступления рекомендуется записать их контактные данные.

Полиция записывает в заявлении о совершении преступления ход событий, а также личные данные сторон и свидетелей. Как жертва преступления вы имеете право получить документ, подтверждающий факт подачи заявления.

В случае появления травм в результате преступления, рекомендуется в кратчайшие сроки обратиться к врачу. Медицинская справка может потребоваться в ходе судебного разбирательства или при обращении за компенсацией ущерба в страховые компании или государственные органы. В случае сексуального насилия до врачебного осмотра не следует мыться и менять одежду.

В случае квартирной кражи с взломом не нужно выполнять уборку до прибытия полиции.

Преступления, дела по которым возбуждаются только по жалобе потерпевшего, представляют собой преступления, расследование которых полиция осуществляет лишь в том случае, если жертва требует наказания в отношении лица, совершившего преступление.

К таким преступлениям относятся, в том числе, мелкие кражи и причинение вреда.

Если жертва преступления, дело по которому может быть возбуждено только по жалобе потерпевшего, впоследствии меняет свое решение и не требует наказания для лица, совершившего преступление, полиция прекращает уже начатое расследование.

При расследовании преступления полиция всегда задает жертве преступления вопрос о том, требует ли она наказания лицу, совершившему преступление.

Если жертва на этом этапе заявляет, что не требует наказания, или же впоследствии отказывается от своего требования, то в дальнейшем она может утратить право на возбуждение обвинения.

Это важно знать на тот случай, если прокурор примет решение о невозбуждении обвинения.

Большинство преступлений относится к сфере системы государственного обвинения, которые полиция всегда расследует по получении о них информации.

К таким преступлениям относятся, например, нанесение телесных повреждений и изнасилования также и в том случае, если они происходят дома или совершаются членом семьи.

Даже легкое насилие в отношениях с близкими является преступлением, относящимся к сфере системы государственного обвинения. Заявление о совершении преступления предоставляет полиции возможность вмешаться в насилие.

Предварительное следствие

Полиция обязана провести предварительное следствие при наличии оснований для подозрений в совершении преступления. В ходе предварительного следствия полиция выясняет ход событий, стороны дела, а также причиненный преступлением ущерб. Если полиция не будет проводить предварительное следствие, это должно быть доведено до сведения жертвы.

При необходимости полиция вызывает жертву для дачи показаний в качестве потерпевшей стороны. Если назначаемое время дачи показаний является неприемлемым, можно согласовать с полицейским, ведущим следствие, другое время. В простых и очевидных случаях полиция может получить показания также и по телефону.

В рамках дачи показаний о преступлении жертва обязана говорить только правду. Если после дачи показаний жертва вспомнит дополнительные факты по делу, рекомендуется сообщить их полиции.

После составления протокола предварительного следствия полиция передает его в прокуратуру. Жертва преступления в качестве потерпевшей стороны, равно как и лицо, подозреваемое в совершении преступления, имеет право на безвозмездное получение копии протокола. Если жертва не желает, чтобы ее контактные данные стали известны подозреваемому, она может запретить их внесение в протокол.

В случае легких преступлений, например, мелкой кражи и нанесения легких телесных повреждений, полиция с согласия потерпевшей стороны может назначить подозреваемому штраф.

В этом случае составление протокола предварительного следствия не является обязательным.

Если жертва дает согласие на процедуру наложения штрафа подозреваемому, дело не будет рассматриваться в суде и прокурору нельзя выдвинуть требование о компенсации причиненного ущерба от имени жертвы преступления.

Требования о компенсации ущерба

Лицо, совершившее преступление, обязано возместить причиненный им ущерб.

Полиции следует сообщить о причиненном ущербе, а также о том, требует ли жертва его компенсации лицом, совершившим преступление, в ходе предварительного следствия или не позднее чем в ходе судебного разбирательства.

Компенсацию можно потребовать, например, за испорченное или утраченное имущество, расходы на лекарства и медицинское обслуживание, а также за физическую боль и, в некоторых случаях, за моральные страдания, причиненные в результате насилия.

Размер ущерба может быть подтвержден квитанциями о тех расходах, которые возникли в результате преступления. Кроме того, следует сохранять документы, подтверждающие не покрываемые страхованием выплаты и расходы на поездки, которые могут возникнуть в связи с выяснением дела, поскольку по ним можно потребовать компенсации с лица, совершившего преступление.

Прокурор вправе предъявить в суде требование о компенсации от имени жертвы преступления, если оно является бесспорным и обоснованным.

Если жертва желает, чтобы ее требование о компенсации было выдвинуто прокурором, об этом рекомендуется сообщить полиции еще на этапе предварительного следствия. Если прокурор не предъявляет требование о компенсации, он должен сообщить об этом жертве в письменном виде.

В этом случае жертва может самостоятельно выдвинуть такое требование. Это может сделать также и юридически компетентный специалист от имени жертвы.

Возбуждение обвинения

После того, как прокурор получил из полиции протокол предварительного следствия, он принимает решение о возбуждении обвинения, то есть о передаче дела на рассмотрение суда.

Если, например, по преступлению отсутствуют доказательства, преступление является незначительным или по делу достигнуто примирение, прокурор может не возбуждать обвинение.

Жертва имеет право быть уведомленной о решении прокурора не возбуждать обвинение.

Если жертва еще на этапе предварительного следствия потребовала наказания, то она вправе самостоятельно возбудить обвинение, если этого не сделает прокурор.

Медиация

Медиация возможна по обоюдному согласию потерпевшего и подозреваемого. Кроме того предполагается, что подозреваемый в совершении преступления подтверждает основные обстоятельства хода событий, и что медиация соответствует интересам жертвы. Процедура является бесплатной и всегда добровольной, причем при желании ее можно прервать на любом этапе.

Специально подготовленные добровольные медиаторы помогают сторонам уголовного дела обсудить происшедшее и договориться о компенсации ущерба, возникшего в результате совершения преступления. Кроме того, медиаторы помогают им составить мировое соглашение.

Результатом медиации может быть, например, принесение извинений, соглашение о принципах поведения, денежная компенсация или компенсация в виде выполненной работы. Если стороны приходят к примирению, соглашение составляется в письменной форме, а бюро медиации контролирует его исполнение. Бюро медиации сообщает результат медиации полиции и органу юстиции.

Между тем, уголовное дело может быть рассмотрено в суде, даже если по нему достигнуто соглашение путем медиации.

Дополнительную информацию о процедуре медиации можно получить, например, в полиции, местных бюро медиации, в Национальном институте здравоохранения и социального благосостоян.(www.thl.fi/sovittelu)

Судебное разбирательство

Помимо жертвы, выступающей в качестве потерпевшей стороны, в ходе судебного разбирательства сторонами по делу являются прокурор и обвиняемый.

Суд первой инстанции обычно вызывает на судебное разбирательство все стороны по делу, а также свидетелей. В судебной повестке указывается наличие или отсутствие необходимости личного присутствия в суде.

При неявке кого-либо из вызванных в суд судебное разбирательство может быть перенесено.

Вопросы, связанные с графиком и другими практическими моментами судебного разбирательства, можно до его начала обсудить с представителями персонала суда первой инстанции, а также прокурором или его секретарем.

Судебные заседания открыты для публики, однако, например, в случае преступления сексуального характера суд может рассматривать дело частично или полностью в закрытом режиме, то есть «за закрытыми дверями».

С соответствующей просьбой можно обратиться к судье первой инстанции.

Если суд обязал жертву лично присутствовать на заседании, ей выплачиваются суточные и возмещаются расходы на проезд и потеря заработка. В случае неявки на заседание без уважительной причины суд может назначить штраф.

Уважительной причиной считается, например, болезнь, которая не позволяет явиться в суд и впоследствии должна быть подтверждена справкой от врача. О таких причинах необходимо сообщить суду по возможности заблаговременно.

Часть уголовных дел может быть рассмотрена в суде первой инстанции исключительно в рамках письменной процедуры. В этом случае судья выносит решение по делу на основании письменных материалов. Устное разбирательство не проводится и стороны по делу не вызываются в суд.

В рамках письменной процедуры могут рассматриваться большинство легких и обычных преступлений. Условием ее применения является признание ответчиком своего деяния и его согласие на проведение письменной процедуры.

Кроме того, для ее применения необходимо получить согласие жертвы преступления. Жертва имеет право выдвинуть свои требования о компенсации также и в рамках письменной процедуры.

В этом случае она представляет их в письменной форме.

Информация о процедуре судебного разбирательства имеется, например, в Интернете по адресу www.oikeus.fi, а также в брошюре Министерства юстиции «Рассмотрение уголовного дела в суде первой инстанции» на сайте Минюста по адресу www.oikeus.fi, а также на сайте полиции www.poliisi.fi.

Судебное решение и его обжалование

Суд первой инстанции оглашает свое решение сразу после заседания или объявляет, когда решение будет вынесено. В случае применения письменной процедуры суд первой инстанции направляет сторонам по делу свое решение.

Решение суда первой инстанции можно обжаловать в суде второй инстанции. В основном необходимо получить разрешение на дальнейшее рассмотрение дела с тем, чтобы суд второй инстанции принял его на рассмотрение в полном объеме.

Если Вы не удовлетворены решением суда, об этом необходимо сообщить в суд первой инстанции в течение одной недели с даты вынесения решения. Жалобу в письменной форме следует подать в суд первой инстанции в течение 30 дней с даты вынесения решения. Инструкции по обжалованию прилагаются к решению суда первой инстанции.

Источник: //oikeus.fi/ru/index/esitteitaoikeudellisistaasioista/eslivyokazaliszhertvojprestuplenija/stadiirassmotrenijaugolovnogodela_0.html

Наталия Зотова, Амалия Затари Би-би-си

Правообладатель иллюстрации mskagency.ru Image caption Бывший заместитель начальника отдела УВД по ЗАО Игорь Ляховец – один из пятерых обвиняемых по делу

Басманный суд Москвы арестовал всех пятерых полицейских, обвиняемых в фальсификациях улик по делу журналиста Ивана Голунова и незаконном приобретении и хранении наркотиков, – Романа Феофанова, Дениса Коновалова, Игоря Ляховца, Максима Уметбаева и Акбара Сергалиева.

Бывший начальник отделения по контролю за оборотом героина и синтетических наркотиков УВД по Западному административному округу Москвы майор Ляховец – самый высокопоставленный из пяти обвиняемых. Именно его следствие считает организатором незаконного задержания специального корреспондента “Медузы”.

Следственный комитет России накануне сообщил о задержании пяти бывших сотрудников УВД. Им предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий с применением насилия, спецсредств и причинением тяжких последствий, а также в фальсификации доказательств и незаконном обороте наркотиков в крупном размере.

Четверо арестованных не признали своей вины, один признал частично – в части применения силы к Голунову.

По версии следствия, с “целью незаконного привлечения Голунова к уголовной ответственности” полицейские не позднее 6 июня 2019 года подложили наркотики в его рюкзак и квартиру. “При этом подложенные потерпевшему наркотические средства ранее были незаконно приобретены полицейскими и также незаконно хранились и перевозились”, – заявили накануне в СКР.

“Коммерсант” также сообщал о задержании экс-начальника отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД Андрея Щирова, но его СКР не упоминал в числе задержанных. Интерфакс со ссылкой на источник сообщал, что Щиров был допрошен, но остался в статусе свидетеля. Кого же в итоге арестовали?

Роман Феофанов, 27 лет. Бывший оперативник УВД по ЗАО

Правообладатель иллюстрации Dmitry Serebryakov/TASS Image caption Роман Феофанов (справа), как и другие бывшие полицейские, не признал свою вину

– Держись, бро! – кричит брат Романа Феофанова, когда того заводят под конвоем в зал суда.

– Все нормально, все нормально! – громко отвечает Феофанов.

Он идет по живому коридору из журналистов в наглухо застегнутой зеленой куртке с капюшоном и в балаклаве, закрывающей лицо до самых глаз. Бывший полицейский так и сидит в прозрачной клетке-“аквариуме” весь процесс, несмотря на жару в зале суда.

Феофанову 27 лет, он москвич, не закончил обучение в Московском университете имени С.Ю.Витте на юрфаке. Когда судья спрашивает, кем он работал на момент задержания, Феофанов говорит, что в УВД по ЗАО, хотя оттуда его уволили еще в июле – вместе с другими полицейскими, причастными к делу Голунова. Это увольнение они оспаривали в суде.

– Оставаясь на свободе, может скрыться от следствия, уничтожить улики, оказать давление на свидетелей, – произносит стандартную формулировку следователь.

– За восемь месяцев, которые велось расследование в отношении меня, я мог спокойно покинуть Москву, скрыться, – возражает Феофанов. – Я жил по месту жительства, никуда не переезжал, не уезжал.

– С ходатайством следователя не согласны? Почему? – помогает ему судья Наталья Дударь.

– Потому что я не виноват, – говорит Феофанов. – У меня все.

Адвокат Александр Шабуров говорит, что его подзащитный работал в УВД всего два месяца.

– Как опытный сотрудник Лиховец, которому вменяют организацию преступной группы, мог принять в группу неопытного человека и тем более договориться о совершении преступления в отношении Голунова? – спрашивает адвокат.

А если Феофанов все-таки был в преступной группе, то был там самым младшим по званию, то есть не мог принимать самостоятельных решений, настаивает Шабуров.

– Все нормально, я не виноват, – говорит Феофанов родным перед оглашением решения суда.

Судья принимает решение арестовать его на два месяца.

– Все нормально, – повторяет он. – Это все вранье.

– Почему же вас тогда задержали? – кричат журналисты, но приставы не разрешают задавать обвиняемому вопросы и выводят всех из зала.

Денис Коновалов, 31 год. Бывший оперативник УВД по ЗАО

Правообладатель иллюстрации mskagency.ru Image caption Следствие считает, что не позднее 6 июня сотрудники УВД по ЗАО Феофанов, Коновалов (на фото), Уметбаев и Сергалиев под руководством майора Ляховца приобрели и подложили журналисту “Медузы” наркотики

Другой обвиняемый по делу Денис Коновалов настаивает на том, что у него было время скрыться, если бы он этого хотел.

Коновалов 1998 года рождения. У него безработная жена и двое детей. Младший – с ограниченными возможностями, он проходит реабилитацию, а из-за ареста отца лишился единственного кормильца.

Адвокат Коновалова Юрий Чередник просит суд назначить его подзащитному меру пресечения, не связанную с арестом. Для ареста нужны “исключительные” обстоятельства, при которых более мягкую меру применить невозможно, говорит он.

Коновалову вменяют преступление, совершенное организованной группой, но “организованная группа – это сотрудники, которые работали в этом подразделении, и тут вопрос насколько она организованная”, рассуждает адвокат (цитата по “Медиазоне”).

Судья решает, что более мягкую меру пресечения, не связанную с заключением под стражу, Коновалову избрать невозможно. Бывший полицейский арестован до 29 марта.

Коновалов слушает решение суда молча. Родственники бывшего полицейского поддержать его в суд не пришли.

Игорь Ляховец, 37 лет. Бывший заместитель начальника отдела УВД по ЗАО

Правообладатель иллюстрации mskagency.ru

Майор Ляховец, которого следствие считает организатором преступной группы, гораздо многословнее. Он считает, что арест – способ давления на него.

– В предоставленных материалов нет ни малейших данных, что я причастен к преступлению, кроме показаний Голунова. Считаю это моральным и физическим давлением.

Мне уже сказали, что мне будут созданы особые условия содержания, чтобы память лучше “восстанавливалась”, – выступает в суде Ляховец. – Поступали предложения дать “нужные” показания, чтобы пойти под домашний арест.

Реально по факту ни малейших доказательств преступления нет! Под данную ситуацию, как расписано в обвинении, можно поставить любую опергруппу!

Он называет уголовное преследование “актом возмездия”.

– Все знают, что ситуация политическая, – продолжает он. – И что отпустили Голунова – это не заслуга Голунова или адвоката, который пиарятся на всех заседаниях. Было произнесено, что пять сотрудников должны быть наказаны – это акт возмездия. Если будет выбрана мера пресечения в качестве ареста – это просто с целью оказания давления.

Затем Ляховец привозит еще один аргумент в пользу своей невиновности:

– На момент инкриминируемых преступлений я вообще находился в отпуске, поэтому фактически не мог отдавать команд. Да, мне сотрудники звонили, я им давал советы, потому что у них маленький опыт. Но фактически я находился в отпуске.

Майора в суде защищает адвокат Алексей Коврижкин.

– Сначала в угоду общественному мнению отпускают человека, не разобравшись, виновен он или нет, – описывает он дело Голунова, которое летом вызвало небывалый резонанс.

– Потом в угоду политическим соображением формируют нелепое уголовное дело без доказательств. Мной представлены доказательства, что за годы службы Ляховец ни разу не опорочил свою честь.

Служил своей стране, боролся с этим злом.

В правоохранительных органах 37-летний Ляховец работает с 1999 года. Он женат, у супругов 14-летний сын. Жена Ляховца сидит максимально близко к клетке.

Бывший полицейский рассказывает суду, что у него заболевание головного мозга, малолетний ребенок на иждивении и престарелые родители. Следователь парирует: данных о тяжелых заболеваниях нет, ничто не мешает содержать его под стражей.

Суд находит ходатайство следствия подлежащим удовлетворению и решает заключить Ляховцы под стражу до 29 марта.

Максим Уметбаев, 26 лет. Бывший оперативник УВД по ЗАО

Правообладатель иллюстрации mskagency.ru

Следующим суд избирает меру пресечения Максиму Уметбаеву 1993 года рождения, бывшему оперуполномоченным отдела УВД по ЗАО. Именно Уметбаев, как рассказывал Голунов, после задержания ударил его в висок в отделении.

На заседании суда Уметбаев заявляет, что частично признает вину – “в части побоев Голунова”. И просит не отправлять его в СИЗО.

– Я сотрудничаю со следствием. Я все открыто и честно рассказал следователю, частично признал вину в причинении физической силы, – говорит он (до этого было известно, что задержанные по делу полицейские показаний не дают).

Адвокат Уметбаева Сергей Королев просит не заключать его подзащитного под стражу, поскольку тот признал на допросе, что ударил Голунова, превысив тем самым полномочия. Его подзащитный “в задержании и досмотре потерпевшего, когда и были найдены наркотические вещества, участия не принимал”, настаивает адвокат.

– Его задача была одна – осмотреть квартиру, вернуться обратно. В квартиру он уехал с понятыми, в квартире он все время находился рядом с потерпевшим. То есть возможности что-то добавить у него не было, – объясняет суду адвокат Королев.

Сам Уметбаев рассказывает, что приехал в УВД по вызову своего начальника Ляховца. При этом сам Ляховец ранее на заседании заявил, что был в отпуске и консультировал подчиненных по телефону.

По версии майора, он “приказов отдавать не мог”, поскольку был в отпуске, и хотя говорил что-то подчиненным по телефону, это были не приказы, а просто ему звонили за советом, а он отвечал. Однако из сказанного Уметбаева следовало, что Ляховец все-таки приказывал ему.

Как и трех других бывших полицейских, суд заключил Уметбаева под стражу на два месяца.

Акбар Сергалиев, 29 лет. Бывший оперативник УВД по ЗАО

Правообладатель иллюстрации Maxim Litavrin/Mediazona

Ближе к девяти вечера Басманный суд арестовал последнего из пяти бывших полицейских, задержанных по делу о подбрасывании Голунову наркотиков.

Акбару Сергалиеву 29 лет, в 2018 году у него родился сын. Он нуждается в лечении и уходе из-за заболевания сердечно-сосудистой системы, говорит адвокат.

После того, как в июле его уволили из полиции, он устроился на работу в службу безопасности сети магазинов “Красное и белое”.

Адвокат Денис Ковалев, как и защитники других полицейских, обращает внимание суда на то, что Сергалиев знал, что идет следствие, но не попытался ему воспрепятствовать, поэтому его не надо заключать под стражу. Адвокат настаивает, что в деле нет материалов, подтверждающих вину именно Сергалиева.

– Получается, что любой человек, который до этого работал в органах полиции, априори ставится в ущемленное положение относительно других граждан! – возмущается адвокат.

Сам Сергалиев говорит, что он не задерживал Голунова сам и не имел никакого “тактильного контакта” с ним “до момента его личного досмотра”.

– Я воспитан в суворовском училище, а до этого с девяти лет жил в детском доме, – говорит он суду.

Как и всех остальных, судья арестовала Сергалиева на два месяца.

Дело Ивана Голунова

Специального корреспондента “Медузы” Ивана Голунова задержали в Москве 6 июня 2019 года, в его рюкзаке нашли пакет с наркотиками. Ему предъявили обвинение в покушении на незаконный сбыт наркотиков в крупном размере. Сам он сразу заявил, что наркотики ему подбросили, и связывал это со своими журналистскими расследованиями.

Через несколько дней следователи сняли с журналиста все обвинения, а глава МВД Владимир Колокольцев объявил о прекращении уголовного преследования Голунова.

13 июня президент Владимир Путин уволил начальника управления по контролю за оборотом наркотиков московского управления МВД Юрия Девяткина и начальника УВД по Западному административному округу Москвы Андрея Пучкова.

Еще четверо сотрудников УВД, имевших отношение к аресту журналиста, были уволены после проверки, позже был уволен начальник отдела по контролю за оборотом наркотиков управления Щиров. Полицейские пытались оспорить увольнение в суде, но безуспешно.

Голунов пытался в судебном порядке добиться ответа на вопрос, кто должен отвечать за то, что ему подбросили наркотики, но 2 декабря Басманный суд Москвы оставил без удовлетворения его жалобу на бездействие Следственного комитета России в расследовании дела о наркотиках, по которому ранее он проходил как обвиняемый.

11 декабря Голунов подал заявление в ФСБ с просьбой о регистрации сообщения о преступлении, касающегося применении к нему насилия и подкидывания наркотических средств сотрудниками отдела полиции по Западному административному округу Москвы. Кроме того, в заявлении Голунов указал, что его били сотрудники полиции.

19 декабря президент России Владимир Путин на большой ежегодной пресс-конференции отвечал на вопрос о ситуации с Голуновым. Он сообщил, что в рамках расследования в отношении пяти сотрудников правоохранительных органов заведены уголовные дела.

Адвокат журналиста Сергей Бадамшин говорил, что узнал об этих делах из новостей о заявлении Путина. Сами дела против полицейских были возбуждены за день до путинской пресс-конференции.

В четверг Бадамшин рассказал, что следствие считает мотивом преступления в отношении Голунова “личную заинтересованность в продвижении по службе, получение наград и поощрений по службе, искусственное повышение показателей выявленных и раскрытых преступлений”. Адвокат сослался на материалы дела.

Источник: //www.bbc.com/russian/news-51297439

Верховный суд разъяснил, как соседям решать дела о земельных спорах

Что делать, если мое дело не находят в суде?

Верховный суд определил подход к одному из самых изматывающих и скандальных судебных споров – искам соседей друг к другу, когда люди не могут договориться о границе своих участков земли. Если верить статистике, подобные дела – наиболее часто встречаются в судебной практике, когда речь идет о разрешении споров соседей.

Вряд ли можно найти на просторах страны районный суд, который бы не рассматривал иски соседей, не поделивших сотки. Кто-то недоволен тем, что сосед захватил буквально сантиметры чужого участка, а кому-то приходится возмущаться перенесенным на метры вглубь собственной территории забором соседа.

В любом случае миром договориться почти ни у кого из сторон такого спора не получается и граждане идут в суды. Но и там не всегда находят правильные статьи для решения земельных конфликтов.

Поэтому определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ, пересмотревшей такой спор, может оказаться очень полезным гражданам, попавшим в похожую ситуацию.

Процедура “дачной амнистии” усложнится с 1 января 2017 года

Итак, один гражданин обратился в суд с иском к своему соседу по дачному участку. Его возмутило, что “захватчик” перенес свой забор в глубь его участка, отхватив 4,8 метра его территории. Еще истец попросил суд обязать соседа разобрать свой забор и перенести назад.

//www.youtube.com/watch?v=Pyxbs4HGQrA

Районный суд, рассматривая этот спор, исходил из того, что истец и ответчик – собственники соседних участков земли, а граница между их участками определена заключением кадастрового инженера.

Так что никаких нарушений нет.

А еще суд отказался обязывать соседа разобрать и перенести забор, потому как стоит этот забор правильно – на границе, указанной кадастровым инженером. Апелляция с решением коллег из райсуда полностью согласилась.

Так дело дошло до Верховного суда. Там вердикт местных судов изучили и сказали, что решение неверное – нарушены нормы законодательства.

Вот какие нормы закона по разъяснению Верховного суда надо применять в таких спорах.

По кадастровому закону заинтересованное лицо не имеет права высказывать возражения по поводу границ участка соседа, если это не общие границы

Есть Федеральный закон “О государственном кадастре недвижимости” (N 221 от 24 июля 2007 года).

В этом законе сказано, что “местоположение” границ земельных участков надо обязательно согласовывать с так называемыми заинтересованными лицами.

Это делается в тех случаях, когда “в результате кадастровых работ уточняется местоположение границ земельного участка или уточняются границы смежных участков, сведения о которых внесены в государственный кадастр недвижимости”.

Верховный суд подчеркивает – предметом согласования по закону о кадастре является определение границ одного участка, которые одновременно являются границами соседних соток и принадлежат тому, кого закон называет заинтересованным лицом. При этом, напоминает Верховный суд, по тому же кадастровому закону это заинтересованное лицо не имеет права высказывать свои возражения по поводу границ участка соседа, если это не их общие границы.

Статья 39 Закона о кадастре гласит, что согласование границ проводится с гражданами, обладающими смежными участками на праве собственности.

Из этого правила есть исключения – не требуют согласования границы смежных участков, если сотки находятся в государственной или муниципальной собственности и предоставлены гражданам в пожизненное, наследуемое владение или постоянное (бессрочное) пользование.

Не согласовывают с соседями и земли, предоставленные юридическим лицам, которые не являются ни государственными, ни муниципальными организациями. Также не требуется согласования, если государственная или муниципальная земля предоставлена в бессрочное пользование казенному предприятию.

Судьбу заброшенных домов и участков решат местные власти

В нашем случае райсуд установил факт, что спор идет о смежных участках собственников. Закон “О государственном кадастре” говорит, что согласование границ по выбору кадастрового инженера можно проводить, пригласив на собрание заинтересованных граждан или согласовывать границы с каждым по отдельности.

Верховный суд напомнил – обычно согласовывают места, по которым пройдут границы, на собрании заинтересованных граждан, если речь идет о территории населенного пункта и его границах. Но в этом случае внутри самой деревни или поселка границы не рисуются.

В нашей же ситуации межевание проводил кадастровый инженер, а заказчиком работ был один из соседей. Они оба прекрасно знали о том, что есть еще один – смежный собственник. Но с ним границу не согласовывали.

И еще один важный момент – кадастровый инженер установил границу заказчика по фактической границе, то есть нарисовал землю там, где уже стоял забор соседа.

Верховный суд подчеркнул – кадастровый инженер, проведя границу между участками по забору, то есть по фактическому землепользованию, не мог не знать, что эта граница не совпадает с границей в документах.

Из этого Верховный суд делает вывод – отсутствие согласования границ участка может свидетельствовать о недействительности межевания. И добавляет, что в подобных спорах об установлении границ местный суд вправе сам дать оценку действиям кадастрового инженера даже без просьбы одной из сторон. Заявленные соседом требования к захватчику подпадают под статью 60 Земельного кодекса.

В этой статье Земельного кодекса говорится о таком способе защиты своих интересов, как восстановление положения, которое было до того, как были нарушены права гражданина на земельный участок.

В итоге Верховный суд отменил все решения и велел пересмотреть дело, но с учетом своих разъяснений.

Кстати

Суд из-за земли может кончиться большими проблемами. Так, в Липецке спор соседей из-за захваченных соток завершился уголовным делом на сына истца, так как стороной в этом споре оказался заместитель председателя областного суда. Дело получилось крайне скандальное. После возмущения президента страны с ним сейчас разбираются в Генеральной прокуратуре.

Источник: //rg.ru/2017/01/16/verhovnyj-sud-raziasnil-kak-sosediam-reshat-dela-o-zemelnyh-sporah.html

«Инспекторам ГИБДД важно составить протокол и отправить дело в суд» :

Что делать, если мое дело не находят в суде?

В неприятную ситуацию этим летом попал столичный автомобилист Геннадий Николаев (имя изменено по его просьбе), которого инспекторы ГИБДД остановили рано утром для проверки в подмосковной Балашихе. Молодой человек ехал на своем Mitsubishi на работу и был, как он утверждает, трезв.

Тем не менее, его поведение показалось полицейским подозрительным, и они сразу предложили ему поехать на медосвидетельствование — Николаев согласился. В итоге, согласно акту медицинского освидетельствования (имеется в распоряжении Autonews.

ru), первая проба показала, что концентрация паров алкоголя в выдыхаемом воздухе водителя составляет 0,175 мг/л при допустимой погрешности 0,16 мг/л. Однако вторая проба, взятая через 15 минут, показала уже 0,105 мг/л.

При этом никаких следов наркотических средств в крови водителя врачи не нашли.

Согласно документам, Николаев был трезв, но вскоре он узнал, что инспекторы ГИБДД все равно составили на него протокол за нетрезвое вождение и отправили материалы дела в суд. Согласно ч.1 ст. 12.8 ч.1 КоАП России, ответственность за такое нарушение предполагает штраф 30 тыс. рублей и лишение прав на срок от полутора до двух лет.

Суды замечают ошибки

Адвокат автомобилиста Александр Липатников заявил корреспонденту Autonews.ru, что в такой ситуации инспекторы ГИБДД должны были составить протокол о прекращении дела в отношении водителя. Но, возможно, понадеялись, что суд не обратит внимания на грубые несостыковки в материалах дела.

«Часто инспекторам ГИБДД важно просто составить протокол и отправить дело в суд, ведь попавшие в такую ситуацию водители просто не знают, как действовать, не пишут жалобы, не оспаривают протокол до его отправки в суд, — объяснил Липатников.

По его словам, в подавляющем большинстве случаев рассмотрение дел по этой статье идет по накатанной: водителям назначают штраф и лишают прав. При этом часто дела рассматриваются в их отсутствие.

«Голословно доказать в суде, что инспектор был неправ, не получится — хорошо работает правило, что оснований не доверять инспектором ГИБДД нет.

Мы же сразу написали жалобу и обратили внимание суда на грубое нарушение: такую ошибку никак не устранить и не переделать.

И реакция мирового суда была на удивление нестандартной: он напрямую дал понять, что принимать дело не будет», — добавил адвокат.

В своем решении (есть в распоряжении Autonews.ru) мировой судья указал, что поскольку «результат повторного исследования выдыхаемого воздуха на состояние опьянения являлся отрицательным, наркотические и психотропные вещества в пробе биологического объекта обнаружены не были, это свидетельствует об отсутствии объективной стороны состава вменяемого водителю административного правонарушения».

После чего судья направил протокол обратно в ГИБДД Московской области «для решения вопроса о прекращении производства по делу об административном правонарушении до его передачи на рассмотрение суда». В итоге дело в отношении водителя все-таки прекратили.

Опьянение есть, понятных нет

В еще более запутанную историю в Москве попал другой автомобилист — Иван Ершов. Еще в мае 2017 г. инспекторы ГИБДД остановили его на юго-востоке столицы и составили протокол за отказ от прохождения медосвидетельствования. Как утверждает сам Ершов, он был готов отправиться в медчуреждение, но инспекторы его отпустили. И лишь через месяц, когда дело пришло в суд, водитель узнал об обвинении.

Тем не менее, оказалось, что инспекторы по какой-то причине забыли попросить двоих понятых, которые должны присутствовать при фиксации отказа от медосвидетельствования, расписаться в протоколе. Адвокат автомобилиста сразу же составил жалобы, которые отправил как в сам батальон, так и в прокуратуру. Ошибку заметил и мировой судья, который вернул материалы дела инспекторам ГИБДД.

Казалось бы, такой недочет можно легко устранить — все понятые обязательно должны указывать в протоколах свои данные и контактные номера телефонов. Их можно было отыскать и попросить подписать собственные показания, если они верны.

Однако по какой-то причине инспекторы до более года игнорировали требование суда. В итоге лишь в июне 2018 г.

прокуратура юго-восточного округа не только прекратила дело в отношении водителя, но и вынесла представление в отношении руководства составившего такой протокол инспектора ГИБДД (есть в распоряжении Autonews.ru).

Что делать, если не согласен с протоколом

Водителям, которые считают, что инспекторы ГИБДД составляют в их отношении некорректный протокол, адвокат Липатников советует сразу начать фиксировать происходящее на видеокамеру.

«Проговорите, что не согласны с инспекторами, поясните свою позицию, постарайтесь найти своих свидетелей и взять их контакты, — говорит адвокат. — В судах обычно принимают протоколы любого качества, поэтому нужно добиваться, чтобы они просто туда не дошли.

Сразу пишите жалобу — начинайте не с прокуратуры или Следственного комитета, где просто нет этих материалов, а непосредственно с руководства инспектора, чьи действия вызывают у вас подозрения. Напишите жалобу руководителю батальона, пусть разбирается в материалах, поговорит со своим подчиненным, вызовет на беседу вас.

Если в протоколе действительно обнаружат ошибки, есть шанс, что дело просто прекратят».

По мнению главы Московского профсоюза полиции Михаила Пашкина, составлять протоколы за нетрезвое вождение нужно в обязательном порядке под видеозапись.

«На всех инспекторах ГИБДД должны висеть видеогеристраторы, в противном случае такие протоколы вообще не должны принимать в судах, — заявил Пашкин Autonews.ru. — Если инспекторы за год не нашли понятых, значит протокол был липовый. В целом схема с такими протоколами за «пьянку» очень простая».

По его словам, в одном случае такие протоколы могут составлять на людей, которых останавливали для проверки очень давно, например, на каких-нибудь иностранцев из ближнего зарубежья. Такие материалы уходят в суд, выносится решения, а найти и оштрафовать нарушителей невозможно — по месту регистрации их не находят.

«Зато статистика пополняется количеством задержанных водителей. Второй вариант — протокол за нетрезвое вождение составляется только на бумаге, а через планшет данные в систему не вносят.

Потом сотрудники ГИБДД ждут, а не обратится ли к ним кто-нибудь их выкупить. Если проходит день-два и ничего не происходит, тогда данные забивают в базу.

А если поступает соответствующая просьба, то за определенные услуги протокол рвется», — предположил Пашкин.

Источник: //www.autonews.ru/news/5b7d060b9a79476f6e3a6693

Криминальный мир
Добавить комментарий